Университетские будни

Университетские будни

У литературы есть один закон:

Надо увлечься самому и тогда ты увлечешь других. Если что-то очень хочется написать – надо взять и написать, и тогда и сам успокоишься, и материал будет хороший.

Я до конца сам не понимаю, откуда взялись «Университетские будни». Когда-то я работал в университете на кафедре истории русской литературы лаборантом и писал краткие истории, частью злые, частью маразматические, частью абсурдные в духе Хармса.

Со временем переработал их и возникли «Университетские истории» – первая часть «Университетских будней».

Потом на ЛитРес вышли «Университетские истории» и надо бы остановиться, но материал горячий, интересный и истории все пишутся и пишутся. И еще я заметил, что сейчас в литературе самое важное ритм. Человек вечно читает на бегу и думает на бегу. И поэтому здорово, что истории тоже пишутся на бегу и возникают яркими вспышками.

Отрывок из произведения:

В университете появилась новая студентка.

– Художница? – спросил Щукин, присмотревшись к ней. – Талантливая художница, правильно?

– Откуда вы знаете? Я же никому не говорила! – испугалась студентка.

– Художница – это обычно красивая женщина с внутренней пластичностью бегемота. У большинства художниц скверный и тяжелый характер. Они все время докапываются, все время говорят: «А вот давайте все выясним до конца!» Быстро вспыхивают, долго нудят, но, если не обращать внимания, скоро остывают. Творчество – это такая разрушительная сила, она внутри кипит, требует: «работай, работай», а тут жизнь снаружи идет, всякие мысли, всякие занятия. Побочный эффект творчества – скверный характер. Если хочешь, чтобы художницы к тебе нормально относились, надо соблюдать два момента. Первый – никогда не говорить «рисуй!», потому что художницы ненавидят, когда им указывают, а это слово и так в них играет. И второе – не обращать никакого внимания на настроения.

Другие книги автора Дмитрий Александрович Емец

Митины папа и мама и представить не могли, какие необычные друзья скоро появятся у их сына! По правде, Митя и сам не ожидал, что, переехав в новую квартиру, подружится… с домовятами!

Проказливыми, изобретательными и очень, очень непоседливыми!

Какую только шалость не придумают Хлопотун, Пузатик и Вреднючка: дуэль на подушках, суп из мочалки, укрощение собаки воздушными шариками! Но самое интересное друзей ждет впереди – знакомство с настоящими Дедом Морозом и Снегурочкой!

Черная волшебница Чума-дель-Торт, имя которой страшатся даже произносить вслух, стремясь к власти, уничтожает одного за другим светлых волшебников. Среди ее жертв – замечательный белый маг Леопольд Гроттер. Его дочери Тане неведомым образом удается избежать гибели, но на кончике носа у нее на всю жизнь остается загадочная родинка... Чума-дель-Торт таинственно исчезает, а Таня Гроттер оказывается подброшенной в семью предпринимателя Дурнева, своего дальнего родственника... В этом крайне неприятном семействе она живет до десяти лет, а затем попадает в единственную в мире школу магии Тибидохс...

В Книге Судеб записано, что Мефодий Буслаев пройдет лабиринт Храма Вечного Ристалища в день своего тринадцатилетия. Мальчишка, родившийся в минуту полного солнечного затмения, впитал тайный страх миллионов смертных. Именно тогда в нем пробудился дар. Благодаря своему дару, не осознавая того, он аккумулирует в себе самые разные энергии окружающих: любви, боли, страха, восторга, злости – и трансформирует их в абсолютную магию. Его дар и то, что он вынесет из Храма Вечного Ристалища, нужны стражам Тьмы, нужны и стражам Света… Как, сделав выбор между Светом и Тьмой, остаться собой? На этот вопрос Мефодию придется искать ответ самому…

Тане Гроттер не повезло. На то время, пока Сарданапал, Медузия Горгонова и другие преподаватели вновь отстраивают разрушенную школу магии Тибидохс, учеников отправляют по домам. Вот и Таня вынуждена вернуться в Москву в семью Дурневых. Да еще захватить с собой в нагрузку целый чемодан склочных привидений. Ну да ничего! За время обучения в Тибидохсе Таня кое-что успела усвоить, так что дяде Герману и тете Нинели придется несладко… И вот наконец наступает пора вернуться в Тибидохс. Он отстроен заново и даже лучше прежнего, но Исчезающий Этаж… С ним творится что-то невероятное. Никто из тех, кто отважился проникнуть туда, не вернулся назад. Или все же вернулся?..

Гром сотрясает магическую школу Тибидохс. Молнии бьют в одну точку – в каменную кладку у крыши Большой Башни. А в заброшенной сторожке у болота Таня Гроттер обнаруживает забытое пророчество Древнира. Если будет выпушен древний дух, Золотая Пиявка заползет в магический огонь и лопнет веревка в грифе контрабаса, время повернет вспять, ожившие языческие истуканы пойдут войной на Черепаху Вечности и рухнут Жуткие Ворота! Предсказанные события начинают сбываться одно за другим... И все это во время чемпионата мира по драконболу, в котором сборной Тибидохса предстоит сразиться с командой невидимок, где блистает неподражаемый Гурий Пуппер!

Крылатый ежик с планеты Синего Кефира способен выполнить любое желание своего хозяина! К счастью, Андрею, его другу – роботу Баюну и девочке Лависсе удалось опередить космического пирата Крокса, забрать ежика к себе и бежать от пирата с помощью пространственного перемещателя. Но не так просто вырваться с Неизвестной планеты, на которую попадают верные друзья. На пути у них стоит множество опасных препятствий: подземные человечки копачи, скользкие черви храпуны и отвратительная прожорливая протоплазма…

Знакомьтесь! Петя, Вика, Катя, Алена, Саша, Костя, Рита и, конечно, мама и папа! А еще три собаки, одна кошка, ручные крысы, красноухая черепаха, голуби… Вся эта большая семья живет в небольшом приморском городке, и жизнь ее напоминает веселую чехарду из приключений. Например, к Алене каждую ночь прилетает дракон, Саша все время что-то изобретает, старший Петя проспорил уже целых два миллиарда рублей двухлетней Рите, Вика обожает лошадей и поэтому научилась скакать галопом, как лошадь, Костя чемпион по боданию, Катя знает все на свете и всегда готова дать совет, а все вместе они пытаются вырыть тоннель до центра Земли!

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Если вопреки запрету родителей ты самовольно решил присоединиться к космической экспедиции, то уж будь уверен: тебя ждут серьезные неприятности! Так и случилось с Андреем и его другом роботом Баюном. Уже в космосе они обнаруживают, что попали совсем на другой корабль, который к тому же запрограммирован на самоуничтожение. Горе-путешественникам удается избежать страшной гибели, но они попадают в лапы к жестокому космическому пирату, получеловеку-полукиборгу Кроксу…

Популярные книги в жанре Языкознание

Доклад С.Логинова был прочитан на заседании Семинара 13 декабря 1999 года, посвященном теме «Институт редакторов в современном литературном процессе»).

От автора: статья написана на основе фактов, все приведённые имена и фамилии подлинные. Случайных оскорблений здесь нет.

Сборник посвящен поэме Вен. Ерофеева «Москва–Петушки» как образцу прозы второй половины XX века. В статьях предлагаются разные подходы, позволяющие, по мнению авторов, относительно объективно понять и истолковать подобные произведения.

В заключение публикуется записная книжка Вен. Ерофеева 1974 года.

Учебно-методическое пособие позволяет самостоятельно подготовиться к экзамену по русскому языку, проводимому в форме ЕГЭ, диктанта или тестирования при поступлении в вуз. Предлагаемое пособие является частью серии изданий «Стань грамотным!» и содержит задания на правила орфографии, тесты, ключи ко всем видам заданий, позволяющие контролировать уровень знаний без участия преподавателя, а также Словарь лингвистических терминов, в который входят дефиниции и иллюстративный материал.

Пособие предназначено для школьников старших классов, слушателей подготовительных курсов, абитуриентов и всех лиц, желающих улучшить свою грамотность.

Учебно-методическое пособие позволяет самостоятельно подготовиться к экзамену по русскому языку, проводимому в форме ЕГЭ, диктанта или тестирования при поступлении в вуз. Предлагаемое пособие является частью серии изданий «Стань грамотным!» и содержит задания на правила пунктуации, обобщающие упражнения по орфографии и пунктуации, тесты, позволяющие контролировать уровень знаний без участия преподавателя, ключи ко всем видам заданий, а также Словарь основных понятий грамматики, в который входят дефиниции и иллюстративный материал.

Пособие предназначено для школьников старших классов, слушателей подготовительных курсов, абитуриентов лингвистических терминов и всех лиц, желающих улучшить свою грамотность.

В украинской публицистике в течение нескольких последних десятилетий сложился своеобразный пропагандистско-культурологический (с негативистским оттенком) штамп. Это представление о т. н. «суржике» — «неприятном грамматическом сочетании 2-х близкородственных языков (или таковых же диалектов)». Cложилось представление о том, что «суржик» — это что-то некультурное и даже непристойное. Язык простонародья, которого нужно стыдиться.

В филологии данное явление давно известно. В науке «суржик» именуется «койне». Например, нынешние греческий, немецкий и английский языки — потомки «суржиков»-«койне». Особенность «суржика» в том, что он позволяет довольно точно проследить лигвогенез языка.

Анализ «суржика», подкрепленный анализом берестяных грамот, и других дневнеславянских текстов, показывает, что современный великорусский язык имеет большее сходство с языком киевлян кон. 12 — сер. 13 вв. нежели нынешний украинский. Современный украинский язык — диалект древнего общеславянского языка, причем, более далекий от исходного, чем современный великорусский язык.

В статье раскрываются причины этого явления и приводится блок-схема лингвистического разветвления восточных славян.

М. Л. Гаспаров в «Записях и выписках» отмечает, что есть два типа переводов: один для наивного читателя, другой — для продвинутого; первый приближает оригинал к читателю, второй приближает читателя к оригиналу». Гаспаров считает, что читатель продвигается именно по направлению к тексту — но ведь бывают читатели, которые от текста как раз очень далеки. Может ли их понимание быть плодотворным?

Я преподаю теорию литературы и поэтику, в частности, поэтику русской литературы, студентам-израильтянам (точнее, уроженцам страны); иногда преподаю израильскую литературу по-русски. И в том и в другом случае я заново открываю для себя тексты, которые знаю наизусть: ведь что прочтут в них мои студенты — заранее никогда не известно.

Делить можно не только собственность, делить можно и слова — например, на составляющие их части, то есть на морфемы. Способов деления может быть по крайней мере два: один — научный, другой — шариковский, о чем и пойдёт речь.

«Литературная газета» (№ 47–48; 6148) целую полосу отдала диалогу двух писателей, Сергея Алексеева и Михаила Задорнова, названному так: «Будущее начнётся с родного языка…». Среди прочего писатели взялись беседовать о русском языке, о внутреннем смысле, или, как предпочитают говорить лингвисты, о внутренней форме слов. Казалось бы, что тут плохого: слово — материал словесности, и художник должен знать свой материал. Однако послушаем их рассуждения.

Диахронической фонологии славянских языков известны примеры так называемого переходного смягчения согласных. Это, прежде всего, три славянские палатализации — 1‑я («шипящая»), 2‑я и 3‑я («свистящие»). Известны схемы этих «переходов», отражающие последовательные хронологические этапы фонетических изменений, приведших к качественно новому перераспределению фонологических единиц в системе[1].

Случаи переходного смягчения согласных зафиксированы и в процессе самостоятельного развития отдельных славянских языков. Примером может служить ассибиляция польских смычных ‹tʼ›, ‹dʼ› (XII—XIII вв.), в результате которой функцию коррелята по признаку твердости—мягкости по отношению к согласным ‹t›, ‹d› стали выполнять среднеязычные аффрикаты ć

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Во все времена художники занимали особое место в культурной жизни общества, даже когда сами не знали об этом. Из этой книги вы узнаете, какими извилистыми путями художники прошлого приходили к успеху, как любили и творили, плели интриги и проявляли благородство, как их наследие забывалось и восставало из небытия человеческой памяти. Мария Санти прослеживает удивительные повороты судеб художников и их произведений от древнейших времен до наших дней и приоткрывает завесу тайны над божественной и профанной сутью искусства.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Война построила Кисианскую империю. Война ее и разрушит.

Спустя 17 лет после восстания Кисианскую империю объединяет лишь твердая рука Бога-Императора. Но измена разрывает шаткий союз с Чилтеем, и все, что было выиграно, рушится.

Принцесса Мико мечтает заявить права на трон, но путь к власти может навсегда разделить ее семью.

В Чилтее Кассандру Мариус преследуют голоса мертвых. Отчаяние толкает ее на сделку, что обещает лекарство.

На границе между народами капитан Рах э’Торин и его воины-изгнанники вынуждены сражаться в чужой войне.

Когда империя умирает, восстают три воина. Им придется оседлать бурю или утонуть в пролитой крови.

Воспоминания немецкого журналиста и историка Себастьяна Хафнера (1907–1999), написанные в эмиграции в 1939 году, охватывают период с 1914 по 1933 год. Автор пытается ответить на вопрос, как события этого десятилетия подготовили немцев к принятию власти нацистов, как создавалась и удобрялась многослойная социально-политическая почва, на которой был возведен третий рейх.

Во второй половине ХХ века закончились три последние диктатуры Западной Европы – режимы Франко в Испании, Салазара в Португалии и «черных полковников» в Греции. Их граждане в конечном счете предпочли демократический строй авторитарному. В своей книге политический исследователь и журналист Александр Баунов рассказывает о том, как пытались продлить свое существование и завершились диктатуры этих трех стран, об отличиях и сходствах этого перехода в результате мирной трансформации в Испании, революционных событий в Португалии и военной авантюры в Греции и о людях, благодаря или вопреки которым этот переход состоялся.

Противники автократий часто дают свой ответ на вопрос, почему авторитарным режимам удается просуществовать долго: потому что они держатся на страхе и силе. Сторонники авторитаризма как формы правления отвечают по-своему: длительные режимы личной власти держатся силой народной любви.

Время не только проясняет, но и затемняет ход событий. Следует отличать событие от мифа о нем.

Эту книгу можно читать как документальный роман о том, как две самые долгие диктатуры Европы, каждая из которых продолжалась по 40 лет, не устояли. Чтобы дополнить картину, я пишу об их позднем и менее долговечном подражателе – православной диктатуре «черных полковников» в Греции.

Для кого

Для тех, кто интересуется актуальной политической повесткой и событиями недавнего прошлого.