Умирать легко

Бирюков Иван

УМИРАТЬ ЛЕГКО

психологический триллер

Фильм снят режиссером Александром Хваном на студии НТВ-ПРОФИТ. Там

же см. материалы о съемках фильма, актерах, режиссере, премьере в

Доме Кино, при участии Людмилы Улицкой Григория Ряжского

Синопсис: Кому понравится, когда за тобой следят через окно дома напротив, да еще, похоже, фотографируют! Это может взбесить кого угодно, даже такую миролюбивую девушку, как Лиза. И нет ничего удивительного в том, что она появилась в мансарде наглого наблюдателя с оружием в руках. Оружие в ход пустить не удалось: пришлось обитателя этой мансарды вытаскивать из петли, да еще и утешать, и сказать, что он ей нравится. А самое удивительное, что притворяться при этом не понадобилось. В тот момент они еще не знали, что смертоносное оружие все же начало действовать. Оно очень похоже на ту кийогу, с которой вбежала в мансарду Лиза - также пружинит, мгновенно распрямляясь, и убивает неотвратимо, особенно если попадет в сильные руки. Этим оружием стала их любовь. Его звали Илья, он был человеком, которому некого было любить. Прожив больше тридцати лет, он так и не встретил женщину, которая бы захотела его понять и пожалеть. Когда-то в юности с ним произошел некий случай, который он постарался забыть, но бесследно такие случаи не проходят. Он жил совсем один в своей мансарде, чинил оружие, о предназначении которого не задумывался, а единственным предметом его страсти был узкопленочный призрак, изображение безвестной женщины из старомодного кинопроектора, который он включал каждый день. Но однажды он полюбил. Незнакомую девушку из дома напротив. Хрупкую, задумчивую и до боли желанную. Не в силах вынести эту боль и свою непричастность к судьбе любимой, он решил покончить с собой. Но судьба распорядилась так, что именно эта девушка спасла его. Она полюбила его, заразившись его чувством. В своем высоком безумии он логичен и последователен, но по законам другой, не подходящей к обыденной жизни логике. Хотя, на его взгляд, логика эта проста: "Никто не смеет обижать Лизу". А тот, кто смеет, должен умереть. Он решил сделать то, чего никто не мог бы для нее совершить, - избавить мир, в котором она живет, от людей, причиняющих ей зло. Он их убил.

Другие книги автора Иван Бирюков

Бирюков Иван, Высоцкий Аркадий

В ПЕТЛЕ ВРЕМЕНИ

киносценарий

Был дождливый холодный день на исходе лета. Аня шла по улице дачного поселка, держа над собой цветной японский зонтик. В руке у нее была тяжелая сумка с продуктами. Сеял унылый дождик, и было скользко. На веранде дачи номер 36, в глубоко продавленном кресле, сидел Иван Иванович Ботинкин. Он был худой, высокий мужчина лет тридцати пяти. Упершись очками в стекло, он наблюдал за Аней, когда она вдруг поскользнулась и упала. Ботинкин рванулся к крыльцу, но тут же остановился, и сняв очки, стал протирать их подолом свитера, бормоча сердито себе под нос: - Ну когда же они положат асфальт?!. Аня попыталась встать и вскрикнула от боли в лодыжке. Ботинкин захрустел пальцами и, рванувшись с места, выскочил под дождь. Он подбежал к забору и, вытянув тонкую шею из старого свитера, оглядел пустынную улицу. - Да что же это... - сказал он. - Неужели некому помочь несчастной женщине?.. Услышав его бормотание за спиной, Аня обернулась. - Добрый вечер! - сказала Аня. - А я ногу подвернула. - Добрый вечер...- вежливо и нервно ответил Ботинкин.- Я сейчас...спохватился он и быстро пошел к калитке. Аня терпеливо ждала. Выйдя на улицу, он пошел быстрее. Шлепанцы заскользили, и он упал рядом с Аней. Его очки отлетели в сторону. - Извините... Я сейчас найду очки... - Вот они. - Спасибо. Ботинкин стал протирать очки перепачканными пальцами. - Не спешите так, - сказала Аня. Ботинкин одел очки, встал и протянул к ней руки, но тут же смутился и отдернул их. Он переступил с ноги на ногу, не зная, за какое место прилично поднимать женщину. - Просто дайте руку, - помогла ему Аня. Он помог ей встать и бросился поднимать сумку и поломаный зонтик. Аня охнула и снова упала. - Вы знаете, - сказала она, морщась от боли. - Кажется, я не смогу идти. Попробуйте меня поднять. Ботинкин неловко и торопливо подхватил ее на руки и понес к калитке.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

В каком-то научном журнале о жизни фауны я вычитал, что с точки зрения кошаков Господь создал людей с одной целью – кормить этих самых кошаков. Вероятно, с точки зрения моего собрата по ремеслу Жоры, я существую на белом свете исключительно, чтоб добросовестно и самоотверженно вкалывать вместо него. Возможно, я немного заблуждаюсь, но ничего другого в голову не приходит, когда в очередной раз Жорин кислый лик возникает в дверном проёме моего кабинета. Именно с таким выражением физиономии он обычно просит поможения в оперативно-розыскной деятельности, коей мы вынуждены заниматься по долгу службы. «Если ты откажешь, я покончу с собой из табельного оружия», – сообщают мне бездонные Жорины очи, поэтому я стараюсь не отказывать. В настоящую секунду взгляд коллеги полон такой безысходности, что застрелиться хочется самому.

Увлекательный детектив «Трое за те же деньги» У. Т. Балларда повествует о таинственной смерти известного игрока.

Привлекательная женщина лет тридцати с волосами пепельно-серого цвета медленно направилась к моему столику. Она была невысокой, чуть выше полутора метров, но одежда на ней была лучше, чем та, в которую обычно одеваются жительницы маленьких городков. Сразу было видно, что у нее есть вкус. Возможно, она приехала в это захолустье из какого-нибудь большого города, а может, это умение одеваться было врожденным.

— Можно присесть? — спросила она, остановившись около меня. — Если не возражаете, я хотела бы поговорить с вами.

Нора Меррик отмерила из бутылки три чайные ложки коричневой жидкости в стакан с водой и размешала. Оценив на глаз результат, добавила столовую ложку концентрата лимонного сока и понесла стакан в спальню.

Муж полулежал на кровати, подложив под спину две большие подушки, и листал журнал.

— Твое лекарство, Гарольд.

Он отложил в сторону журнал.

— Доктор не прописывал мне никаких лекарств. Отдых и спокойствие пару дней — все, что мне сейчас нужно.

Роль и место магии в современном нам мире, интерес нынешнего общества к оккультизму, астрологии, проблемы пиар-технологий, взаимоотношений человека и власти любимые темы автора. Любимым жанром является юмористическая фантастика, которая как считает Шведов, помогает людям адаптироваться в меняющемся мире.

Помимо фантастики, работает в детективном жанре. Цикл рассказов «Фотограф» опубликован в газетах «Собеседник. Детектив» и «Вечерний Новосибирск».

– Ла-ла-ла-а-а, – с самозабвением и необычайной одухотворенностью распевала на весь дом Яна Милославская, старательно наглаживая новенькие шелковые занавески и после каждого движения шипящего утюга любуясь ими.

Сегодня она пребывала в наилучшем расположении духа, которое объяснить не могла, да и не пыталась. Просто солнце светило со всей своей щедростью, просто не отягощали никакие проблемы, просто она совершила целую кучу покупок, просто ей было очень хорошо и весело…

«Герои Лены Элтанг всегда немного бездомные. Место обитания, ощущение домашности им заменяет мировая культура. Можно сказать, что они с парадоксальной буквальностью воплощают мандельштамовскую формулу о том, что эллинизм – это печной горшок». Так отозвался критик Игорь Гулин об одном из текстов автора.

Новая книга Элтанг продолжает традицию: это не только классический роман о русском писателе, попавшем в опасную историю на чужой земле, и не только детективная драма, в которой есть преступление и наказание. Прежде всего это путевые записки эскаписта, потерянного европейца, человека здравомыслящего, но полного безрассудства, это дневник романтика, погружающий нас в пространство сознания героя, живущего одновременно в двух измерениях: в субъективно воспринятой социальной реальности и в пространстве персонального мифа.

Дебютная повесть сценариста и режиссера Ислама Ханипаева написана от лица восьмилетнего мальчика, живущего в Махачкале. Потеряв мать и подвергаясь нападкам в школе, герой находит поддержку у воображаемого друга – Крутого Али. Он готовится стать «великим воином» и отправляется на поиски своего отца.

Это не только история о травме и ее преодолении, это книга о взрослении и принятии непростой правды героем, которому безоговорочно веришь и сопереживаешь.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Бирюков

Биография Л.Н. Толстого, том 4.

Часть I

1900 - 1902

Отлучение. Крымская болезнь

ГЛАВА 1

1900 г. Трансваальская война. Духоборы

1-го января Л. Н-ч делает в дневнике такую запись:

"Сижу у себя в комнате, и у меня все, встречая Новый год. Все это время ничего не писал, нездоровится. Много надо записать".

Л. Н-ч жил в это время в Москве с семьей. По записям его дневника заметна некоторая физическая слабость, навевающая на него грустные думы. Он даже начинает каяться в грехах своей юности. Вспомнил свое отрочество, главное юность и молодость: "Мне не было внушено никаких нравственных начал, никаких, а кругом меня большие с уверенностью курили, пили, распутничали (в особенности распутничали), били людей и требовали от них труда. И многое дурное я делал, не желая делать, только из подражания большим".

Бирюзов Сергей Семенович

Когда гремели пушки

Аннотация издательства: Автор книги начал Великую Отечественную войну в должности командира 132-й стрелковой дивизии, героически сражавшейся в составе 13-й армии с танковыми полчищами Гудериана. Затем ему довелось служить начальником штаба 48-й и 2-й гвардейской армий. Последней в то время командовал Р. Я. Малиновский, и на ее долю выпала тяжелая миссия - отразить натиск группы Манштейна, рвавшейся на выручку гитлеровским войскам, окруженным под Сталинградом. Далее следуют бои за освобождение Донбасса и Крыма. С. С. Бирюзов - уже начальник штаба фронта. По долгу службы он встречается со многими видными советскими полководцами - представителями Ставки, с командирами прославленных дивизий и полков, партизанами, колхозниками и рабочими. Обо всем этом и рассказывается и книге "Когда гремели пушки". Ее с большим интересом прочтет каждый советский человек независимо от возраста и профессии.

Плотина высотой свыше двухсот пятидесяти метров в глубоком ущелье Сьерра была самой высокой в США и самой высокой насыпной плотиной в мире. Через пять лет после завершения строительства она перенесла ряд небольших землетрясений. Стрелки сейсмографов в северной Калифорнии задрожали в восемь двадцать утра, тогда был зарегистрирован первый из двадцати девяти небольших толчков. А через пять часов основной толчок силой в 5,5 балла по шкале Рихтера заставил звенеть посуду в районе площадью 518 гектаров. Колебания почвы, продолжавшиеся семь секунд, обеспокоили главным образом находившихся в тот момент в помещении, а большинство оказавшихся на улице приписали их проходившим поездам или грузовикам. Рыбаки и любители водных лыж на озере Граф Уоррен, как называли водохранилище позади плотины, вообще ничего не заметили.

В гараже шла сварка стальной цистерны, и во все стороны каскадом сыпались искры. Под грузовиком возился механик. Сквозь открытый проем лился яркий солнечный свет. “Раздумывать некогда, – сказал себе Гил Эллис, – нужно действовать, пока меня не хватились. Единственный шанс спастись – бежать на лимузине старика Дрэглера под видом его шофера”. Такого безумного шага от него никто не ждал, и план мог сработать.

Прежде чем завести мотор, он крепче сжал руль и несколько раз глубоко вздохнул. Шоферская куртка жала в плечах, фуражка нелепо торчала на самой макушке. Рядом с ним на сиденье лежал пистолет. Если Трейнер и Дрэглер думают, что он будет спокойно сидеть у себя в кабинете, пока они решают его судьбу, то их ждет сюрприз. Они всегда недооценивали его, относились к нему покровительственно, но теперь с этим покончено.