Умершие приказывают - жить долго!

Лев Копелев

Умершие приказывают - жить долго!

(Перевод с немецкого А. Егоршева)

Чтобы люди стали людьми, им надо было понять: они смертны, жизнь имеет предел. Осознание этой истины неотделимо от становления как всего рода человеческого, так и отдельной личности. Отсюда - мечты о бессмертии, даже вера в него, стремление создавать нетленные ценности и передавать их новым поколениям. Человек не может, не хочет смириться с всесилием смерти, признать за ней право на победу.

Другие книги автора Лев Зиновьевич Копелев

Эта книга патриарха русской культуры XX века — замечательного писателя, общественного деятеля и правозащитника, литературоведа и германиста Льва Копелева (1912–1997). Участник Великой Отечественной войны, он десять лет был «насельником» ГУЛАГа «за пропаганду буржуазного гуманизма» и якобы сочувствие к врагу. Долгое время лучший друг и прототип одного из центральных персонажей романа Солженицына «В круге первом», — с 1980 года, лишенный советского гражданства, Лев Копелев жил в Германии, где и умер. Предлагаемое читателю повествование является частью автобиографической трилогии. Книга «Хранить вечно» впервые издана за рубежом в 1976 и 1978 гг., а затем в СССР в 1990 г.

Это заключительная книга автобиографической трилогии известного писателя, литературного критика, германиста Льва Копелева, вышедшей на Западе в издательстве «Ардис»: «И сотворил себе кумира», «Хранить вечно» и «Утоли моя печали». В последней описана та самая «шарашка», где вместе работали «зеки» — А. Солженицын, Л. Копелев, Дм. Панин, ставшие прототипами героев романа А. Солженицына «В круге первом».

Федор Петрович (Фридрих Йозеф) Гааз был живым олицетворением братства. Немец и католик, он прожил большую часть жизни (1806–1853) в Москве, в русской православной среде. Прославленный врач, он вначале был преуспевающим состоятельным чиновником, но затем посвятил всю свою жизнь беднейшими из бедняков: арестантам, нищим, бродягам — униженным и оскорбленным. Он был христианином не только по убеждениям, но по образу мыслей, по сердцу, по образу жизни.

Книга о Газе была написана Л. З. Копелевым в России в 1976–1980 гг. В послесловии автор рассказывает, как возник замысел книги, почему он хочет, чтобы как можно больше современников помнили о докторе Газе, его жизни, делах и мыслях.

Много людей помогали нам работать над этой книгой. Помогали и непосредственно — советами, критическими замечаниями, поправками, дополнениями ко всей рукописи или к отдельным главам. Помогали и всем опытом своей жизни, дружеской поддержкой в трудные дни.

Мы сердечно благодарны Валерии Абросимовой, Василию Аксенову, Михаилу Аршанскому, Саре, Марине, Александру Бабенышевым, Абраму Белкину, Игорю Бурихину, Ларисе Богораз, Борису Биргеру, Инне Варламовой, Нике Глен, Юлии Живовой, Екатерине Зворыкиной-Эткинд, Лене Зониной, Любови Кабо, Наталье Кинд, Владимиру Корнилову, Вере Кутейщиковой, Анне Латышевой, Сусанне и Юрию Левинcонам, Михаилу Левину, Флоре Литвиновой-Ясиновской, Павлу Литвинову, Анатолию Марченко, Нине Масловой, Саре Масловой-Лошанской, Сергею Маслову, Юрию Маслову, Валерии и Михаилу Медвинским, Льву и Александру Осповатам, Анатолию Приставкину, Ивану Рожанскому, Розе и Максу Рохлиным, Галине и Давиду Самойловым, Валентине и Юрию Черниченко, Фаине и Игорю Хохлушкиным, Лидии Чуковской, Инне и Владимиру Шихеевым, Ефиму Эткинду.

Это первая часть автобиографической трилогии, в которой автор повествует о своем детстве и юности на Украине, в Киеве и Харькове, честно и открыто рассказывает о своих комсомольских заблуждениях и грехах, в частности, об участии в хлебозаготовках в начале 1933 года; о первых литературных опытах, о журналистской работе на радио, в газетах «Харьковский паровозник», «Удар». Получив в 1929 г. клеймо «троцкиста», он чудом избежал ареста во время чисток после смерти Кирова. Несовместимость с советским режимом все равно привела его в лагерь — за месяц до победы над нацизмом.

Лев Копелев — известный писатель, германист и правозащитник.

Статья впервые опубликована в журнале «Наука и жизнь» № 12, 1980 за подписью Булата Окуджавы.

В книге описана жизнь немецкого писателя Бертольда Брехта (1898-1956).

Лев Зиновьевич Копелев

(1912-1997).

ВЕРА В СЛОВО

Выступления и письма 1962-1976 г.г.

Посвящается памяти Фриды Вигдоровой

1915-1965

Фрида Абрамовна Вигдорова - писательница, журналистка, педагог, самозабвенно отважная подвижница

СОДЕРЖАНИЕ

Вера в слово

Запретить запреты

Об аресте Андрея Синявского

К суду над литераторами

У гроба Анны Ахматовой

Вред цензуры

Популярные книги в жанре Публицистика

Мир всегда существовал в пределах необходимости. Самостоятельно человечество редко предпринимало даже минимальные усилия к развитию. Человек довольно легко привыкает к ничегонеделанию и только острая необходимость заставляет его совершать некие шаги к развитию собственному и мира вокруг. Народы в различных странах и регионах мира существовали, придерживаясь разных установок социального устройства и принципов общежития. Восточные народы руководствовались установками на традиции и естественный порядок в природе и социуме. Запад предлагал главенство раз и навсегда установленного Права. Права, которое выше законов природы, а вернее подменяет их. Славянское мироощущение выдвигало примат общечеловеческой справедливости, примат совести. Так же распределялась власть и собственность. На Востоке, путём традиций и обычаев, на Западе, через установленное Право, в славянском мире, а затем и в Русском мире, через ощущение справедливости и правды. Попытки внедрения как восточной, так и западной модели, в России и в странах со схожим мироощущением приводили к революционному взрыву, бунту, черному переделу власти, страны, собственности. Власть в Русском социальном пространстве должна была основываться исключительно на понятиях справедливости, в противном случае она всегда становилась нелегитимной и неустойчивой. Да, эта власть иногда поддерживалась в течение столетий. Но это была власть узурпированная, власть на насилии, власть поддерживаемая искусственно, через прямое порабощение. Эффективность такой власти всегда крайне низка. В этом причины странного, на первый взгляд, развития России. Оно проходит скачками, в догоняющем ключе. Страна стремительно догоняет и перегоняет Запад при наличия ощущения справедливости происходящий перемен, и погружается в спячку, апатию, при уверенности в несправедливости происходящего.

В отличие от большинства стран и культур мира на территории России создались и сохранились уникальные условия самоидентификации народа. Дело даже не в языке или религиозно-нравственном восприятии людей, проживающего на территории нашей страны. Дело даже не в культурных или моральных установках. И мораль, и культура, и религия менялись неоднократно. Даже язык подвергался большим изменениям и местным вариациям. Одно оставалось неизменным. Общее стремление к внутренней и внешней Справедливости. Это стремление характерно для всех народов, проживающих на исконной территории России. Отличие языков, культур, религий не имеет значения. Это стремление, это внутреннее чувство эндемично, то-есть не распространяется за традиционную территорию нашей страны. Русские, казахи, якуты, татары, переезжая на жительство в другие страны и регионы с лёгкостью перенимают местное восприятие жизни, местные ценности. Так, переезжая в Европу или Америку, Австралию граждане нашей страны принимали их примат права. Оказываясь на Востоке, живут и действуют согласуясь с внутренней и внешней гармонией. Принимая исламский мир, полагаются на судьбу, на бога, на Аллаха всемилостивого и милсердного. На территории нашей страны всегда доминировало чувство, ощущение внутренней и внешней Справедливости.

Кризисные явления 20-го века в Европе и во всём мире имеют корни в глобальных тенденциях развития человечества. В 20-м веке принцип ссудного капитала получил распространение по всему миру. В связи с этим, циклические кризисы капиталистического производства стали приобретать признаки системных. Если до 20-го века, войны, провокации, конфликты инициировались для отъёма власти у аристократии, у наследственных элит эпохи разбоя, то к 20-му веку накопились противоречия в собственно буржуазном обществе. Дело в том, что плодами капиталистического мироустройства пытались воспользоваться не только инициировавшие введение ссудного процента. Пытались воспользоваться кажущимися и действительными преимуществами капитализма и выходцы из старого купечества, мещане и даже отдельные представители аристократии, не говоря уже о преступном мире. Системы стерилизации денежной массы ещё не были отработаны. Инфляционные процессы, при наличии у власти и не полностью контролировавшихся местных элит, запускать было проблематично или даже опасно. Волновые, периодические кризисы не обеспечивали полный переход денежных потоков в нужные руки. Формирующейся мировой элите пришлось воспользоваться старыми, проверенными способами эпохи разбоя – военным разрешением проблем. Правда использовался всё тот же способ, что и при разрушении феодальных систем. А именно, стравливались различные страны и народы между собой.

Рассеянные по миру, лишенные всех прав, собственности и тем более власти, потомки жреческой и военной каст старого мира – будущие евреи, вынуждены влачить жалкое существование в течении почти тысячи лет. Основная масса семитских племён, приняла новую религиозную идею, так называемое христианство в единственном варианте, представленном в то время. Однако в 14-м веке произошёл раскол на две ветви – западное направление, получившее в последствии центр в италийском Риме и восточное, с прежним, некогда едином центром в Новом Городе. Вскоре основная масса семитов выделили собственный вариант православия – ислам. Это могло происходить благодаря мутациям в христианской религиозной доктрине на западе Европы, а потом и на востоке. Последний оплот старой православной идеи рухнул, с приходом к власти в России прозападно ориентированной династии Романовых.

Психологическая и информационная война велась в человеческом общества испокон веку. Однако только в капиталистическом проекте эта война стала глобальной. Впрочем на глобальность претендовал и сам капитал (принцип ссудного процента), а также его производные – либеральный рынок и вообще идеи либерализма, система буржуазного права, отвергающая принцип справедливости. Альфа и омега капитализма – получение прибыли любой ценой. Вынужденные ограничения социального и политического характера только подчёркивают общую тенденцию. Для информационного и пропагандистского прикрытия идеи большого хапка, использовались все возможные способы. Начиная от старых религиозных методов обработки сознания, кончая новейшими научными открытиями и разработками. Однако основой пропагандистской машины капитала всегда являлся принцип лжи и передёргиваний. Имея подавляющее преимущество на информационном поле, а именно, контролируя всю информационную инфраструктуру, капитал не боится разоблачений в лжи и подтасовках. На эти разоблачения, даже если они и были шли, обрушивались потоки полуправд, почти правд, совсем лжи, которые просто топили любые разумные доводы. Мир капитала возвёл беспринципность в принцип.

Общество должно быть надлежащим образом структурировано. Только в этом случае оно сможет нормально функционировать и только в этом случае счастье людей будет не случайно, а системно.

Суть исламского проекта в продолжении и творческом развитии старого дореформенного православного проекта. Понятна и никогда не оспаривалась естественная и неразрывная, традиционная связь между всеми ветвями христианства, иудаизмом, исламом. Реальная последовательность, напротив всегда искажалась, и искажалась сознательно. На рубеже 13 – 14 веков началось разделение единого христианского вероучения на конфессии. Выделились католическая (латинская) ветвь, армянская и православная. С ослаблением Орды началось дробление собственно православия, выделение из него исламской ветви. Однако поиски новых религиозных форм занимали семитские племена давно. Забавно, что подарив человечеству христианство, семиты приобрели собственную религию позже других народов моисеевого завета, за исключением евреев. Последние, сформулировали принципы и обрядность своей религии только к 16 – 17 веку, положив в «ветхий» завет события от ХI до XV века. Тем не менее, талант фальсификаторов истории позволил им опустить эти события в глубины веков. Естественно, и православная церковь, и католическая и некоторые государственные деятели в той или иной форме осведомлены о системной фальсификации истории и хронологии. Тем не менее, ставить вопрос о пересмотре, не ликвидировав физически и не поставив перед мировым трибуналом «владык» мира – финансовую олигархию и их хозяев, было бы глупо. Весь пласт истинной информации о действительной истории и хронологии появится только после реализации народного общества. Но это лирика, а вот и собственно исламский проект.

В отличие от большинства стран и культур мира на территории России создались и сохранились уникальные условия самоидентификации народа. Дело даже не в языке или религиозно-нравственном восприятии людей, проживающего на территории нашей страны. Дело даже не в культурных или моральных установках. И мораль, и культура, и религия менялись неоднократно. Даже язык подвергался большим изменениям и местным вариациям. Одно оставалось неизменным. Общее стремление к внутренней и внешней Справедливости. Это стремление характерно для всех народов, проживающих на исконной территории России. Отличие языков, культур, религий не имеет значения. Это стремление, это внутреннее чувство эндемично, то-есть не распространяется за традиционную территорию нашей страны. Русские, казахи, якуты, татары, переезжая на жительство в другие страны и регионы с лёгкостью перенимают местное восприятие жизни, местные ценности. Так, переезжая в Европу или Америку, Австралию граждане нашей страны принимали их примат права. Оказываясь на Востоке, живут и действуют согласуясь с внутренней и внешней гармонией. Принимая исламский мир, полагаются на судьбу, на бога, на Аллаха всемилостивого и милсердного. На территории нашей страны всегда доминировало чувство, ощущение внутренней и внешней Справедливости.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Фредерик Коплстон

От Фихте до Ницше

Научное издание

Пер. с англ., вступ. ст. и примеч. д. ф. н. В. В. Васильева

Видный английский философ Фредерик Чарлз Коплстон (1907-1994) приобрел популярность на Западе прежде всего благодаря своему фундаментальному труду - 9-томной "Истории философии". Настоящая книга представляет собой самостоятельную его часть, посвященную переломному периоду в истории всемирной философии. В ней подробно рассмотрены такие фигуры, как Фихте, Шеллинг, Гегель, Шопенгауэр, Маркс, Фейербах, Кьеркегор, а из мыслителей XX в. - Гуссерль, Н. Гартман, Ясперс, Хайдеггер. Оригинальный анализ, четкость и убедительность изложения делают книгу незаменимым учебным пособием. На русский язык переведена впервые. Издание снабжено справочным аппаратом, обширной библиографией.

Виктоpия Коpотеева

Существуют ли общепpизнанные истины о национализме?

Понятие "национализм" как категоpия научного анализа появился в pоссийской науке относительно недавно. Раньше его употpебляли исключительно как оценочное, отpицательное, пpичем не только в теоpетических, но и в пpактических целях - как политический пpиговоp. За последнее вpемя вышли, однако, pаботы, пpеодолевающие эту тpадицию. Это и обзоpы заpубежной литеpатуpы, и исследования совpеменного состояния pоссийского общества [1]. Сдвиг к ценностно-нейтpальному пpименению понятия "национализм" вовсе не устpанил оценку самого явления национализма с той или иной миpовоззpенческой позиции. Говоpят о "хоpошем" и "плохом", либеpальном и нелибеpальном, гpажданском и этническом национализме. Таким обpазом, pоссийская наука пpисоединилась к уже давно идущей в миpовой литеpатуpе дискуссии, пpичем более или менее в тех же теpминах, котоpые уже стали для этой дискуссии пpивычными. Казалось бы, тепеpь можно ссылаться на новые (или вновь откpытые) автоpитеты, чтобы заявлять: "в науке установлено, что...", "уже общепpизнано, что...". Однако пpи ближайшем знакомстве с новейшей литеpатуpой по национализму можно заметить, что подобных положений не так уж много. Hачнем с них, чтобы затем пеpейти к сюжетам, вызывающим pазногласия.

Бэзил Коппер

Блистание полированных лезвий

1

Понедельник

Устраиваюсь понемногу. Комната не очень. Маленькая, грязноватая кровать на редкость бугристый матрас. Два пыльных окошка выходят в узкий проулок, и выступающие этажи домов напротив затемняют комнату, так что она кажется еще темнее и теснее. В разгар лета в ней, конечно, невыносимо душно, а зимой нестерпимо холодно. К счастью, жаркая пора уже позади, а до зимы я, возможно, перееду. Хозяйка пансиона, фрау Маугер, обделена красотой, и вид у нее алчный, однако на меня она смотрит как будто без особой злобности, а за комнату берет не чересчур дорого. Быть может, здесь произошло что-нибудь ужасное. Увидим. Надо будет поспрашивать других жильцов.

Наталья Копсова

Русская жена

повесть

Часть первая Ольга в Норвегии

Пролог

Незнакомой формы ладья показалась на изломе реки. Босоногие дети испуганно бросились к избам. Хватая топоры и вилы и торопливо одеваясь на ходу, к берегу побежали мужики. От последнего слаженного усилия гребцов ладья врезалась в песок берега. С корабля прямо в воду спрыгнуло несколько необычно рослых мужчин с белокурыми длинными волосами. Не обращая внимания на настороженных жителей, прекрасные собой пришельцы, одетые в рубахи с одним рукавом и покрытые звериными шкурами, начали разбивать лагерь. Посреди лагеря они вбили три деревянных столба со странной резьбой и лицами неизвестных свирепых богов. Вокруг развели костры. Последними на берег привезли трех юных испуганных девушек.