Улыбающиеся паразиты

Это не конец света, это всего-навсего подарок генетика любимой женушке к годовщине свадьбы.

Отрывок из произведения:

Если бы мы с Гасом в любовном порыве не умыкнули друг друга, не уведомив об этом всех заинтересованных лиц, поедание сэндвичей с тунцом не стало бы противозаконным деянием, у Департамента защиты окружающей среды наверняка нашлись бы лучшие занятия, чем спускать дурно пахнущие бомбочки в унитазы мирных граждан, не говоря уже о том, что злосчастная Япония не лишилась бы одного из своих островов. Но что было, то было, мы обманули всех и поженились втихомолку, вследствие чего целая толпа народу, как позже выяснилось, была ужасно огорчена. И тогда родичи и друзья, соученики и коллеги по работе коварно организовали за нашими спинами тайный заговор с целью реванша. Мы с Гасом, вполне понятно, ничего такого даже не подозревали, счастливо блаженствуя в компании наших пяти объединившихся котов, малость раздражительного питона по имени Гигглз (длиною в двенадцать футов) и всех прочих, ныне совместных, домашних любимцев.

Другие книги автора Дэвид Бартелл

Не счесть алмазов в каменных пещерах… Да и не стоят они того.

Его звали Джимми, а её Тина. У него была пара лишних рук, а у неё — гигантская бородавка на шее. Они оба работали в корпорации «Счастливый случай», где изучали трансгенные организмы, созданные случайным образом.

fantlab.ru © Ank

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей СТУЛЬНИК

ЧТО ТАМ, ЗА РЕКОЙ?..

...день, который Димка ждал с радостным нетерпением, и к которому тщательно готовилась вся семья, наконец наступил. Сегодня Димка проснулся уже совсем взрослым, пятилетним мальчиком. И сегодня его ожидали подарки, поздравления и восторги гостей. Димка предвкушал все это, и ему было очень весело. Мама с бабушкой постарались - праздничный стол выглядел великолепно! Особенно - пирог в центре, с пятью свечечками по окружности. Папа тоже веселился вовсю, помогая маме и бабушке, и все время смешно подмигивал Димке. Еще бы ему было не веселиться, не он бегал по магазинам и рынкам, раздобывая всякие вкусности, украсившие именинный стол...

Владимир Сухих

Последнее средство

Шаман был стар, очень стар. На глаз ему можно было дать лет девяносто. А может быть и все сто. Мелко тряся белой, как лунь головой, он тщательно осматривал больного. Перед тем, как начать простукивать грудную клетку, он даже заставил того раздеться.

- Сразу видно, старой школы мастер, - прошептал заворожено тощий длинный мужик в грязном балахоне, осторожно подвинувшись к очагу, где над огнем висел большой котел с кипящим варевом. Тени, подчиняясь движению пламени, причудливо метались по облезлым кирпичным стенам комнаты. На полках и полочках ближе к мутному оконцу стояли большие банки с заспиртованными змеями и лягушками, в банках поменьше плавали пиявки. Под потолком висели березовые веники, пучки сушеного зверобоя, подорожник. В темных углах возле коробок с какими-то кореньями бегали и пищали мыши. Целитель, чтобы лучше рассмотреть больного, дрожащими руками зажег возле него большую сальную свечу.

Владимир Сухих

Самый достойный среди...

...Война компроматов во время последних выборов еще раз показала, что во власть у нас стремятся пролезть люди, совершенно для этого не достойные...- бойко трещала по радио девчушка-корреспондент. Человек в белом халате выключил приемник и еще раз внимательно всмотрелся в экран компьютера, на котором высвечивались разноцветные кривые, разнообразные столбики, кружочки и таблицы, заполненные рядами чисел. Нервно засунув окурок в уже доверху наполненную пепельницу, он нерешительно взял телефонную трубку.

Ю.Сунцов

Фантастика? Это очень просто

Редактор почти незаметно посмотрел на часы.

- У вас все?

Иван поспешно полез в дипломат.

- Вот еще два рассказа, надеюсь, они вам понравятся.

- Нет, нет, что вы, - несколько торопливее, чем требовали приличия, вскрикнул редактор. - Вы только посмотрите, - он широким жестом обвел заваленные рукописями столы. - Столько работы. Я, безусловно, ценю ваш труд и хочу отметить высокий, почти профессиональный уровень, который присущ всем вашим произведениям. Но, увы... Увы, я лишен возможности говорить о публикации ваших рассказов. Кроме того...

ЕЖИ СУРДЫКОВСКИЙ

КОСМОДРОМ

Обширную, исчерченную ступеньками обрывистых террас долину, на дне которой раскинулся космодром, со всех сторон окружают горы. Их широкие куполы и скаты опалены солнцем, лишены деревьев. Кое-где склоны круто обрываются над пропастью каньона, обнажая потрескавшиеся слои старых известняков и песчаников. Дорога извивается по дну долины, взбираясь все выше и выше, сначала асфальтированная, гладкая, потом каменистая, с трудом ползущая по сыпучим склонам. По ней можно доехать до лба ледника, откуда берут начало горные реки, посмотреть вблизи на скалистые вершины, подышать чистым морозным воздухом.

А. Свистунов

Чудо по-русски

В славном городе Санкт-Петербурге вечерело. Белая ночь входила в город долгими, как последние проводы, хмурыми сумерками. На Невском, в семи комнатной квартире с евроремонтом, тихо зрел заговор.

После того как был сделан заказ, скучно стало слушать господина Мусинского. Заговорщики предвкушали выпивку и закуску. Григорий Алексеевич почувствовал нервозность ожидания и объявил перекур. Он улегся на любимый диван, выпятил живот и пускал вверх затейливые колечки табачного дыма. Вера, очаровательная зеленоглазая ведьма, в мечтах уже перенеслась на шабаш ведьм в Палермо, на Сицилию, куда была приглашена через три дня и где собиралась отрываться целую неделю. Она с удовольствием делилась своими творческими замыслами со Шмелевым, долговязым учеником чародея. А тот, активно болея за свою любимицу, смаковал подробности черного пиара русской королевы красоты. Петрович, солидный и уверенный в себе заслуженный маг, баловался затейливым пасьянсом с шестью живыми блуждающими джокерами.

Выиграно главное сражение с черным лесом, но окончена ли война? В многомерной вселенной Большого Леса прошлое и будущее настолько связаны, что не поняв первое, невозможно надеяться на второе. Майору Максиму Реброву и его товарищам снова предстоит сделать выбор: рискуя жизнью, искать каналы связи с Землей в надежде на возвращение или наконец начать обустраиваться в новом мире. Но все ли тайны Большого Леса уже раскрыты? Все ли «слои» реальности исследованы? И не придется ли «попаданцам» решать новые задачи, когда Лес раздвинет горизонты и доверит людям самое ценное?

Новый проект от Кристофера Паолини – автора легендарного цикла «Эрагон».

Кира Наварес всегда мечтала сделать какое-нибудь потрясающее открытие в новых мирах. Однажды во время обычной исследовательской миссии она находит инопланетную реликвию, однако ее восторг оборачивается настоящим ужасом.

В то время как Кира борется со своими собственными кошмарами, Земля и ее колонии оказываются на грани уничтожения. Теперь Кира может стать величайшей и последней надеждой человечества…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что остается, когда вы уже спасли Землю? Об этом размышляет автор рассказа, стилизованного под киносценарий.

Не сотвори себе кумира: из бронзы ли, плоти, полимера или какой другой материи… Получив премию «Хьюго» за действия неунывающей парочки друзей, писатель втравил их в новую историю.

Дом нотариуса выходил фасадом на площадь. Прелестный, красиво разбитый сад тянулся позади дома до самого проезда Пик, всегда безлюдного, от которого он отделялся стеной.

Здесь-то, в самом конце сада, жена нотариуса Моро и назначила первое свидание капитану Соммериву, который давно за ней ухаживал.

Муж уехал на неделю в Париж, и она располагала несколькими днями свободы. Капитан упрашивал ее так долго, молил так нежно, она была убеждена, что он любит ее так страстно, и чувствовала себя столь одинокой, столь непонятой, столь заброшенной среди бесконечных контрактов, которыми только и занимался нотариус, что позволила завладеть своим сердцем, не спрашивая себя, остановится ли она только на этом.

Дядя Шико, эпревильский трактирщик, остановил свою двуколку перед фермой тетушки Маглуар. То был рослый сорокалетний здоровяк, краснолицый, с брюшком, и слыл он за хитреца.

Он привязал лошадь к столбу забора и вошел во двор. Его владение граничило с усадьбой старухи, и он уже давно зарился на ее землю. Раз двадцать пытался он купить участок, но тетушка Маглуар отказывалась наотрез.

— Тут родилась, тут и помру, — говорила она. Он застал ее у двери за чисткой картофеля. В семьдесят два года, сухая, морщинистая, сгорбленная, старуха была неутомима, как молодая девушка. Шико дружески похлопал ее по спине и уселся рядом на табуретку.