«Улисс» в русском зеркале

Сергей Сергеевич Хоружий, российский физик, философ, переводчик, совершил своего рода литературный подвиг, не только завершив перевод одного из самых сложных и ярких романов ХХ века, «Улисса» Джеймса Джойса («божественного творения искусства», по словам Набокова), но и написав к нему обширный комментарий, равного которому трудно сыскать даже на родном языке автора. Сергей Хоружий перевел также всю раннюю, не изданную при жизни, прозу Джойса, сборник рассказов «Дублинцы» и роман «Портрет художника в юности», создавая к каждому произведению подробные комментарии и вступительные статьи.

«„Улисс“ в русском зеркале» – очень своеобычное сочинение, которое органически дополняет многолетнюю работу автора по переводу и комментированию прозы Джойса. Текст – отражение романа «Улисс», его «русское зеркало», строящееся, подобно ему, из 18 эпизодов и трех частей. Первая часть описывает жизненный и творческий путь Джойса, вторая изучает особенности уникальной поэтики «Улисса», третья же говорит о связях творчества классика с Россией. Финальный 18-й эпизод, воспринимая особое «сплошное» письмо и беспардонный слог финала романа, рассказывает непростую историю русского перевода «Улисса». Как эта история, как жизнь, непрост и сам эпизод, состоящий из ряда альтернативных версий, написанных в разные годы и уводящих в бесконечность.

В полном объеме книга публикуется впервые.

Отрывок из произведения:

And even the weariest river winds somewhere safe to sea.

И самой уставшей речке когда-то к морю прийти.

Так говорит Элджи. Так считает и Джим, влача в океан прекрасную Анну Ливию. Стало быть, у них так. В Азии или Африке, в пустынях, это не так, реки там уходят в песок. В России возможно все.

И все-таки «Улисс» в Россию пришел. Мне выпало устраивать это пришествие, и не было никаких сомнений, что уникальному пришельцу подобает особое сопровождение. Так родился «„Улисс“ в русском зеркале». Он воздает честь роману века, следуя его форме – строясь как одиссея в 18 эпизодах и трех частях, согласуя развитие смысла с ходом романа и кое-где дерзая даже писать тем же письмом. Вместе с тем его задача скромна – я просто хочу рассказать про «Улисса» и его автора, донеся то, что мне кажется самым важным в том и другом, и не притязая входить в глубины современной джойсонауки. Здесь будет заведомо не все, что связано с явленьем «Улисса», – хотя бы уж оттого, что так или иначе с ним связана вся жизнь европейской прозы нашего века. Но все же главного я постараюсь не обойти. А главных тем тоже очень немало – ведь обязательно рассказать

Рекомендуем почитать

Александр Павлович Чудаков (1938–2005) – доктор филологических наук, исследователь русской литературы XIX–XX веков, писатель, критик. Широкому кругу читателей он известен как автор романа «Ложится мгла на старые ступени…» (премия «Русский Букер» 2011 г. за лучший роман десятилетия), а в филологической среде – как крупнейший специалист по творчеству Чехова. В дневниках А. П. Чудакова есть запись: «А еще говорят – нет знаков, предопределения. Я приехал в Москву 15 июля 1954 г. Вся она была уклеена газетами с портретами Чехова – был его 50-летний юбилей. И я ходил, смотрел, читал. И подумал: „Буду его изучать“. Так и вышло». Монография «Поэтика Чехова», увидевшая свет в 1971 году, когда ее автору было немного за тридцать, получила международное признание и вызвала ожесточенное сопротивление консерваторов от науки. Сделанные в ней и в следующей книге – «Мир Чехова: Возникновение и утверждение» (1986) – открытия во многом определили дальнейшие пути развития чеховедения. А. П. Чудаков одним из первых предложил точные методы описания повествовательной системы писателя, ввел понятие «вещного мира» произведения, а его главный тезис – о «случайностной» организации чеховской поэтики – неизменно вызывает заинтересованные споры исследователей. В формате pdf А4 сохранен издательский макет, включая именной указатель и указатель произведений.

Игорь Николаевич Сухих (р. 1952) – доктор филологических наук, профессор Санкт-Петербургского университета, писатель, критик. Автор более 500 научных работ по истории русской литературы XIX–XX веков, в том числе монографий «Проблемы поэтики Чехова» (1987, 2007), «Сергей Довлатов: Время, место, судьба» (1996, 2006, 2010), «Книги ХХ века. Русский канон» (2001), «Проза советского века: три судьбы. Бабель. Булгаков. Зощенко» (2012), «Русский канон. Книги ХХ века» (2012), «От… и до…: Этюды о русской словесности» (2015) и др., а также полюбившихся школьникам и учителям учебников по литературе. Книга «Структура и смысл: Теория литературы для всех» стала результатом исследовательского и преподавательского опыта И. Н. Сухих. Ее можно поставить в один ряд с учебными пособиями по введению в литературоведение, но она имеет по крайней мере три существенных отличия. Во-первых, эту книгу интересно читать, а не только учиться по ней; во-вторых, в ней успешно сочетаются теория и практика: в разделе «Иллюстрации» помещены статьи, посвященные частным вопросам литературоведения; а в-третьих, при всей академичности изложения книга адресована самому широкому кругу читателей. В формате pdf А4 сохранен издательский макет, включая именной указатель и предметно-именной указатель.

Михаил Наумович Эпштейн – российский философ, культуролог, литературовед, лингвист, эссеист, лауреат премий Андрея Белого (1991), Лондонского Института социальных изобретений (1995), Международного конкурса эссеистики (Берлин – Веймар, 1999), Liberty (Нью-Йорк, 2000). Он автор тридцати книг и более семисот статей и эссе, переведенных на два десятка иностранных языков. Его новая книга посвящена поэзии как особой форме речи, в которой ритмический повтор слов усиливает их смысловую перекличку. Здесь говорится о многообразии поэтических миров в литературе, о классиках и современниках, о тех направлениях, которые сформировались в последние десятилетия XX века. Но поэзия – это не только стихи, она живет в природе и в обществе, в бытии и в мышлении. Именно поэтому в книге возникает тема сверхпоэзии – то есть поэтического начала за пределами стихотворчества, способа образного мышления, определяющего пути цивилизации. В формате pdf А4 сохранен издательский макет, включая именной указатель и предметно-именной указатель.

Лидия Яковлевна Гинзбург (1902–1990) – крупнейший российский литературовед. Две книги Л. Я. Гинзбург, объединенные под одной обложкой, касаются способов построения образа литературного героя как определенной системы взаимосвязанных элементов («О литературном герое», 1979) и истории медленного становления приемов передачи мыслей и чувств человека в художественной литературе, которое завершилось психологическими открытиями великих реалистов XIX века («О психологической прозе», 1971). Читатель узнает не только, «как сделан» тот или иной литературный образ, но и как менялось представление о человеке на протяжении всей истории литературы Нового времени. Живой стиль изложения, множество ярких примеров, феноменальная эрудиция автора – все это делает книги Лидии Гинзбург интересными для самой широкой читательской аудитории.

Другие книги автора Сергей Сергеевич Хоружий

Доклад и дискуссия в рамках конференции «Антропологические матрицы ХХ века. Л.С. Выготский – П.А. Флоренский: Несостоявшийся диалог», Москва, ноябрь 2002 г. 

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" (http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H

Этот текст следует понимать по-марксистски – от конкретного к абстрактному. Непосредственная тема его вполне конкретна: перцептивные феномены в мистическом опыте и, ближайшим образом, феномен трансформации самих средств, модальностей восприятия, отмечаемый почти всеми мистическими традициями и по-русски издревле именуемый отверзанием чувств.

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" (http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/lib

Портрет художника лекция, прочитанная на Джойсовском семинаре “Ulysses: step by step”

в Челябинском педагогическом университете 28.03.97

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Доклад на заседании Ученого совета ИФ РАН. Москва, 14 июня 2007

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Человек: сущее, трояко размыкающее себя, 2003

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Глеб Владимирович Липецкий

Свет в окнах

Очерки

Моему молодому другу

Когда спускаются сумерки, ты протягиваешь руку к выключателю, и комната мгновенно озаряется светом. Вряд ли ты думаешь тогда о том, что свет этот дают тебе люди. Одни стоят у пультов машин, у котлов высотою с пятнадцатиэтажный дом. Другие взбираются на металлические мачты и там, на многометровой высоте, подвешивают гирлянды изоляторов, соединяют крученые в руку толщиной провода.

Семен Израилевич Липкин

СТРАНИЧКИ АВТОБИОГРАФИИ

Мне было восемь лет, когда я поступил в пятую одесскую гимназию, в старший приготовительный класс. В нашем околотке я был единственным неправославным мальчиком, ставшим учеником казенной гимназии. Шел 1919 год, городом овладела добровольческая армия Деникина. Экзамены были трудными, так как, чтобы быть принятым, мне надо было сдать все предметы только на пятерки. Особенно запомнился тот экзамен, который принимали сразу три преподавателя - русского языка, истории и Закона Божьего. Я должен был прочесть стихотворение "с выражением", объяснить его грамматический строй, назвать коренные слова (то есть с буквой "ять"), ответить на вопросы, связанные с историей,стихотворения подбирались экзаменаторами соответствующим образом. На мою долю выпала пушкинская "Песнь о вещем Олеге". Дело пошло хорошо, я даже ответил на вопрос историка, как называлась столица хазарского царства,- Итиль: этого в учебнике не было, историк ко мне придирался, но я знал об этом городе, потому что любил читать книги по истории средних веков. Книгами меня снабжали соседи по двору - старшеклассники. Но историк вдруг спросил: "На каком языке говорили хазары?" Я был достаточно смышлен, чтобы понимать, что ответить: "на хазарском" - было бы ошибкой, здесь - явная ловушка, и, отчаявшись, сказал: "Не знаю". Тем самым отрезал себе дорогу в гимназию. За меня заступился батюшка: "Нельзя так",- сказал он историку. Мне вывели пятерку.

Лямин Михаил Андреевич

Четыре года в шинелях

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор настоящей повести - бывший воин, народный писатель Удмуртской республики Михаил Андреевич Лямин. В минувшей Отечественной войне от начала и до конца ее он служил в 357 ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии, сформированной осенью 1941 года на удмуртской земле. За боевые заслуги Михаил Лямин награжден орденами Отечественной войны 2 степени, Красной Звезды и медалями, за трудовые заслуги - орденом "Знак Почета". Будучи участником великих сражений, в короткие минуты затишья между боями он писал о мужестве своих земляков. Написанные по горячим следам событий его очерки печатались в газетах, а в дальнейшем вышли в сборниках, которые и легли в основу данного повествования. Не претендуя на широкие обобщения, писатель нарисовал правдивую картину ратного подвига советского народа, в который внесли свою лепту и сыны Удмуртии. Перед глазами читателя проходят десятки героев. Они совершали подлинные легендарные подвиги. Тысячи из них - свидетелей и участников подвигов - и ныне здравствуют. Авторизованный перевод повести с удмуртского сделал ветеран 357 ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии писатель Алексей Иванович Никитин. В книгу входят фронтовые зарисовки художников бывших воинов дивизии Сергея Павловича Викторова и Леонида Петровича Мяготина. Учитывая многочисленные просьбы организаций и читателей, издательство "Удмуртия" выпускает книгу вторым изданием.

Вера Лукницкая

Перед тобой земля

Вера Константиновна Лукницкая - автор книг "Исполнение мечты", "Пусть будет Земля", "Цвет Земли", "Из двух тысяч встреч", сценариев документальных и художественных фильмов "Истории неумолимый ход", "Наш земляк Лукницкий", "Юности первое утро", автор многочисленных очерков, рассказов. В последние годы много работает над материалами из истории русской литературы.

Данную книгу писательница и журналистка создала на биографии мужа Павла Николаевича Лукницкого-поэта, воина, путешественника. Тысячи километров преодолел этот неутомимый исследователь Памира. В годы Великой Отечественной войны он был корреспондентом ТАСС по Ленинградскому и Волховскому фронтам, а затем 2-го и 3-го Украинских фронтов. Архив П.Н. Лукницкого также содержит уникальный материал о многолетней дружбе с А. А. Ахматовой; о встречах с нею и с ее окружением; о жизни и творчестве Н. С. Гумилева.

Данная публикация (по журналу "Советская педагогика" 1991,6,7) представляет собой лишь часть изданной марбуржкой (Германия) лаболаторией МАКАРЕНКО-РЕФЕРАТ (руководитель Готц Хиллиг) книги воспоминаний и интервью Виталия Семеновича Макаренко о своем брате Антоне Семеновиче Макаренко.

Виталий Семенович Макаренко (1895-1983).

МОЙ БРАТ АНТОН СЕМЕНОВИЧ.

[ВОСПОМИНАНИЯ]

От редактора.

Настоящая книга содержит воспоминания брата А. С. Макаренко - Виталия Семеновича о проведенных им совместно со старшим братом детских и юношеских годах.

Олег Максимов

Стpаницы жизни

Стою на улице около метро. Солнце жарит во всю, но мне все равно. Мое внимание привлекает девушка стоящая возле газетного киоска. Ммм... Hа вид лет 25 не больше. Hожки заглядение, грудь просто прелесть. Одета по последнему слову моды. Черт! Как с такой не познакомится? Она покупает какой-то журнал и идет к подземному переходу. Конечно! Какая машина при нынешних пробках? Сейчас гораздо легче добраться на работу и домой воспользовавшись метро, чем париться в машине на пыльных улицах. Иду за ней. Сталкиваюсь с кем-то. Слышны проклятия в мою сторону. Извиняюсь и иду дальше. Девушка идет по переходу останавливаясь то у одной, то у другой палатки. Рассматривает различные женские принадлежности лифчики, трусики и еще что-то непонятное. Значит одежду она покупает в таких местах. Hе очень экономично и абсолютно не понятно. Hа ее месте я бы пошел либо на рынок где все гораздо дешевле либо в фирменный магазин где все точно не поддельное. Останавливаюсь возле киосков, но другой тематики. Книги, парфюмерия - все то возле чего мужчина запросто может постоять не привлекая к себе чье-либо внимание. Что же она так долго? Hеужели есть разница какие у тебя трусики? Конечно есть. Мне например куда приятнее видеть женщину на которой как можно меньше одето, и которая выглядит подобно этой. Она в это время что-то покупает. И притом платит за это "что-то" довольно крупную сумму. Откуда у нее такие деньги? Где она может работать если позволяет себе такие покупки. Смотрю на безымянные пальцы обеих рук. Кольца нет. Хотя это еще ничего не значит. Многие сейчас вообще не носят колец. Да и любовники сейчас тоже богатые. Hо все же странно, что такая чудесная девушка еще не замужем. Она движется по переходу ко входу в метро. Проходит через турникет возле будки котролера. Чтото показывает ему. Интересно где же она работает? Прохожу следом за ней демонстрируя свое поддельное удостоверение работника милиции. Старушка в будке - ноль внимания. Конечно, кто бы придрался к моему удостоверению. Когда там подделку можно различить разве, что под микроскопом. Да и то различит только профессионал. А зачем какой-то бабушке пялится на мои "корочки". Ей бы отсидеть свою смену и домойкашку кушать. Девушка спускается на эскалаторе вниз. Как же все-таки с ней познакомится? Спускаюсь пешком по эскалатору и как бы нечаянно толкаю ее. Журнал, который она уже читает, падает. Извиняясь, наклоняюсь поднимаю это чтиво и возвращаю законной хозяйке. Сам в это время смотрю ей прямо в глаза. Она также смотрит на меня не отводя взгляда, но ее щечки немного зарумянились. Что же-отличный знак. Я ей понравился. Извиняюсь еще раз и иду по эскалатору дальше. Я конечно мог бы завязать знакомство прямо сейчас, но пока еще рано. Схожу с эскалатора и прохожу несколько метров вперед. Как бы нечаянно наступаю правым ботинком на левый и провожу по нему подошвой. Подошва ребристая и поэтому шнурок на левом ботинке оказывается развязанным. Прекрасно! Hичего, что теперь моя обувь немного грязная. Hичего, что я ненавижу грязную обувь. Главное, что ботинок развязан и у меня есть предлог в несколько секунд на то чтобы пропустить прекрасную незнакомку вперед. Hагибаюсь и начинаю медленно завязывать шнурок. Глаза в это время наблюдают за ногами проходящих мимо. Вот, вот они - эти чудесные ножки. Заканчиваю с завязыванием и следую за незнакомкой. Сворачивает налево - я за ней. Проходит до середины платформы и останавливается. Опять раскрывает свой журнал. Встаю рядом. Так чтобы она могла заметить меня краем глаза. И она заметила меня. Вижу как глазки ее скользнули в мою сторону. Щечки опять зарумянились. Да, я действительно неплохо выгляжу. Подходит поезд и она заходит в вагон. Захожу следом. Люди толкаются, но я упорно пробиваюсь вслед за девушкой. Свободных мест конечно же нет и она встает у противоположных дверей. Черт. Это хуже - придется импровизировать. Также встаю рядом с дверьми и смотрю на нее. Она опять читает свой журнал. Поправляю очки и продолжаю наблюдать за девушкой. Она явно реагирует на это - то краснеет, то наоборот бледнеет. Как она мила. Однако нужно знакомится с ней ближе. Вот и подходящий случай. Толпа людей ввалившаяся на следующей станции напирает на меня и я не сопротивляясь вплотную прижимаюсь к девушке. Одна из моих рук которой я до этого упирался в стену скользит вниз и обхватывает ее за талию. Вторая скользит по ее бедру. Девушка вздрагивает и смотрит на меня. Улыбаюсь ей. Она в сметении опускает глаза. Сейчас она борется сама с собой. Одно ее "я" твердит сбросить мои руки, а в случае сопротивления призвать внимание окружающих, а второму ее "я" происходящее интересно и ей это очень даже нравится. Она снова поднимает глаза и нервно оглядется. Hо нет никто не видит. Все проиходит внизу и скрыто от взглядов посторонних. Поглаживаю ее спинку одной рукой, а вторая в это время спускается гораздо ниже. По округлости скрытой юбкой. Следующая остановка. Людей в вагоне становится больше и мы с ней оказываемся вплотную прижатыми друг к другу. Голос из динамиков вещает, что на следующей остановке двери откроются справа. Что же значит нужно спешить. Девушка кажется сама прижимается ко мне. Моя рука совсем уже нагло приподнимает ей юбочку и движется уже вверх под ней. Вторая рука поглаживает руку девушки. Ладонь наталкивается на ремешок сумочки. Он мешает мне. Аккуратно снимаю сумочку с ее плеча. Она не протестует. Моя ладонь возвращается на ее руку, а другая продолжает поглаживание под юбочкой. Остановка. Люди проталкиваются мимо нас. Мы в обнимку с девушкой замираем. Через несколько секунд толкотни в вагон начинают забиваться входящие. Голос из динамика вещает, что-то про следующую станцию и сообщает, что двери закрываются. Я резко выпрыгиваю из вагона. Двери за мной захлопываются. Еще ничего не понимающая девушка смотрит на меня из вагона. Потом замечает свою сумочку на моем плече. Hа ее лице отчаяние. Она бьет ладошками по стеклу. Поезд уносится в туннель. Теперь у меня есть где-то две минуты, чтобы выбраться на улицу и сменить свою внешность. Быстрым шагом иду к эскалатору и максимально быстро пешком поднимаюсь вверх. Выхожу на улицу и ныряю в первую попавшуюся арку. Достаю из кармана полиэтиленовый пакет. Открываю сумочку девушки и достаю из нее кошелек. Его содержимое переходит в карман моих брюк. Очень даже приличную сумму она с собой носит. Кладу кошелек в сумочку, а ее в свою очередь отправляю на дно пакета. Потом разбирусь с остальным содержимым. Следом летят очки. Достаю спичечный коробок прячу в него голубые контактные линзы и тоже кидаю в пакет. Снимаю джинсовку и вывернув ее наизнанку одеваю опять. Подкладка кожаная, я ее сам пришивал. Получается что я теперь в кожанке. Стягиваю с рук перчатки. Конечно все это глупо так как я прекрасно знаю, что с тех пор, когда девушка по внутренней связи сообщит машинисту о происшедшем, а тот в свою очередь свяжется с милицией метрополитена пройдет пара минут. После этого милиционеры не станут кидаться на мои поиски, а просто объявят розыск. Hо все равно - береженного бог бережет. Эту истину я усвоил с самого детства. Выхожу из арки и бреду опять к метро. Уж там то меня никто не станет искать. Hа этот раз при входе демонстрирую старичку в фуражке удостоверение работника метрополитена. Еду вниз по эскалатору. С удивлением успеваю увидеть, как из комнаты милиции выбегает пара здоровенных парней и бежит к выходу. Выходит все- таки зря я так про нашу милицию. Еду вниз, а мысли о происшедшем. До чего я дошел - обворовываю девушек. Притом таким мерзким способом. Гораздо проще проникнуть в чью-нибудь квартиру. Hу да ладно. Просто сегодня мне срочно нужны были деньги. Просто из-за этих денег многое зависит. Сумочку с содержимым, деньги и письменное извинение я пришлю девушке по почте. Как я узнаю ее адрес? Такие девушки обычно носят в своей сумочке паспорт. А как же в нашей теперешней жизни без паспорта? Подойдет к такой девушке на улице или в метро милиционер и потребует документы. А если их нет, то придется ей бедняге идти с ним в участок. Что может случится по пути или в самом участке? Многое! И иногда совершенно отвратительное. В одном случае девушку после заполнения кучи бумаг и звонков отпустят. В другом- этот гад может ее изнасиловать. В третьем- ее изнасилует не он один. А в четвертомпосле всего этого ее убьют. Такое было есть и к сожалению неизвестно сколько еще будет в нашем обществе. Одного такого подонка я встретил, как то в пустынном переулке. Hа следующий день в газетах появилось сообщение, что пьяного милиционера загрызли собаки. А девушка все-таки очень красивая. И пожалуй после того как закончу задание обязательно с ней познакомлюсь.

Владимир Емельянович Максимов

ПУТЬ ВВЕРХ

Максимов о Липкине

Семёна Липкина мне пришлось открывать для себя трижды. В первый раз, как человека. До знакомства с ним он оставался в моем представлении не более чем плодовитым переводчиком с языков народов СССР, хотя и с безупречной репутацией. В отличие от своих многочисленных коллег, в том числе и меня грешного, Семён Липкин относился к переводческой работе с поистине самозабвенной отдачей: приступая к работе, изучал литературную, языковую и культурную природу подлинника, вживался в национальный быт автора, старался находить адекватные формы его передачи на русский язык. Переводчики же вроде меня подходили к этому почти цинически: зарифмовал более менее сносно и с плеч долой. Правда, и подстрочники нам доставались соответствующие. Помню, как в Киргизии мне довелось переводить поэму одного Народного поэта республики на пять тысяч строк о пользе суперфосфатных удобрений. Ну да не об этом речь.

Олег Малевич

Две жизни Авигдора Дагана

Современный израильский писатель Авигдор Даган прожил как бы две жизни. До сентября 1949 года он был гражданином Чехословакии и чешским поэтом Виктором Фишлем. С ноября 1949 года он стал гражданином только что возникшего еврейского государства, а в 1955 году принял и новое имя.

В Иерусалиме он живет и сейчас. Но и стихи, и прозу продолжает писать по-чешски. Демократическая Чехия не только вернула ему гражданство, но и удостоила высшей правительственной награды - ордена Т. Г. Масарика.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга «Кровавый век» посвящена ключевым событиям XX столетия, начиная с Первой мировой войны и заканчивая концом так называемой «холодной войны». Автор, более известный своими публикациями по логике и методологии науки, теории и истории культуры, стремился использовать результаты исследовательской работы историков и культурологов для того, чтобы понять смысл исторических событий, трагизм судеб мировой цивилизации, взглянуть на ход истории и ее интерпретации с философской позиции. Оценка смысла или понимание истории, по глубокому убеждению автора, может быть не только вкусовой, субъективной и потому неубедительной, но также обоснованной и доказательной, как и в естествознании. Обращение к беспристрастному рациональному исследованию не обязательно означает релятивизм, потерю гуманистических исходных позиций и понимание человеческой жизнедеятельности как «вещи среди вещей». Более того, последовательно объективный подход к историческому процессу позволяет увидеть трагизм эпохи и оценить героизм человека, способного защитить высокие ценности.

Два тома «Очерков по истории английской поэзии» охватывают без малого пять веков, предлагая читателю целую галерею английских поэтов и их творческих судеб. Первый том почти полностью посвящен поэтам Возрождения, притом не только таким важнейшим фигурам, как Филип Сидни, Шекспир и Донн, но и, например, Джон Скельтон, Джордж Гаскойн, Томас Кэмпион, и другим, о которых у нас знают чрезвычайно мало. В книге много оригинальных интерпретаций и находок. Научная точность оценок и фактов сочетается с увлекательностью изложения. Перед читателем встает удивительная эпоха короля Генриха VIII и великой Елизаветы – время, которое называют «золотым веком» английской литературы. Автор прослеживает становление английского Возрождения от его истоков до вершинных достижений шекспировского периода. Отдельный раздел, посвященный Шекспиру, основан на опыте переводческой работы автора над поэмой «Венера и Адонис», пьесами «Король Лир» и «Буря». Сходным образом и другие очерки, входящие в книгу, например статьи о Джоне Донне, произросли из переводческой практики автора. Рассказы о поэтах иллюстрируются переводами самых характерных их стихотворений и отрывков из поэм.

Второй том «Очерков по истории английской поэзии» посвящен, главным образом, английским поэтам романтической и викторианской эпох, то есть XIX века. Знаменитые имена соседствуют со сравнительно малоизвестными. Так рядом со статьями о Вордсворте и Китсе помещена обширная статья о Джоне Клэре, одаренном поэте-крестьянине, закончившем свою трагическую жизнь в приюте для умалишенных. Рядом со статьями о Теннисоне, Браунинге и Хопкинсе – очерк о Клубе рифмачей, декадентском кружке лондонских поэтов 1890-х годов, объединявшем У.Б. Йейтса, Артура Симонса, Эрнста Даусона, Лайонела Джонсона и др. Отдельная часть книги рассказывает о классиках нонсенса – Эдварде Лире, Льюисе Кэрролле и Герберте Честертоне. Другие очерки рассказывают о поэзии прерафаэлитов, об Э. Хаусмане и Р. Киплинге, а также о поэтах XX века: Роберте Грейвзе, певце Белой Богини, и Уинстене Хью Одене. Сквозной темой книги можно считать романтическую линию английской поэзии – от Уильяма Блейка до «последнего романтика» Йейтса и дальше. Как и в первом томе, очерки иллюстрируются переводами стихов, выполненными автором.

В этой эпической саге о Древнем Риме рассказывается об истории города и его жителей на протяжении целого тысячелетия – от основания города до тех времен, когда он стал столицей самой могущественной империи в мире. Рим знал величайших героев и правителей, но также и величайших предателей и злодеев. И свидетелями его бурной, изменчивой истории, порой играющими ключевую роль в событиях, стали представители двух первых римских семейств. Один из них был наперсником самого Ромула, другой родился рабом и соблазнил весталку, третий стал убийцей, а четвертый – наследником Гая Юлия Цезаря. И все они были связаны таинственным амулетом, таким же древним, как сам город…