Уик-энд Остермана

Ведущему теленовостей Джону Таннеру сообщают из ЦРУ, что люди, с которыми он собирается провести дни отдыха, — тайные советские агенты. С этого дня Таннер и его близкие попадают в кошмарный круговорот насилия и кровавой резни, не в силах уяснить себе, кто их истинные друзья, а кто — смертельные враги.

Отрывок из произведения:

Сэддл-Вэлли — городок в штате Нью-Джерси. Во всяком случае, когда в конце тридцатых, едва почуяв первые признаки упадка зажиточного Манхэттена, в этот лесной край устремились охотники за недвижимостью, они обнаружили здесь небольшой городок.

Белый щит — указатель на Вэлли-роуд — гласил:

Сэддл-Вэлли Инкорпорейтед[1]

1862

Добро пожаловать!

Слова приветствия были написаны мелкими буквами: в Сэддл-Вэлли не любят посторонних, будь то туристы или праздные зеваки, глазеющие из окон проезжающих мимо автомобилей на то, как проводят свой досуг местные жители. Поэтому по выходным улицы здесь патрулируют две полицейские машины.

Другие книги автора Роберт Ладлэм

Человека, выброшенного морской волной на берег близ маленькой французской деревушки, удалось спасти. Но ни своего имени, ни рода занятий, ни биографии он не помнит… Что он знает о себе? Ничего — и слишком много. Он даже не знает, какой язык для него родной — поскольку бредит на четырех. Но тело подсказывает: ты оборотень с тысячью лиц, твои руки привычны к оружию, ты убивал и можешь убить снова…

Герой книги Питер Ченселор, молодой ученый и писатель, публикует один за другим романы - бестселлеры, разоблачающие политическую подоплеку крупнейших событий двадцатого века. Питер полон новых замыслов и собирается начать работу над новым произведением, но в это время на него совершают покушение, во время которого гибнет его невеста. Питер решает найти преступников, не подозревая, к цепи каких невероятных по напряженности, сложных и смертельно опасных для него событий приведет начатое им расследование, врезультате которого он выйдет на след могущественной тайной организации, занимающейся шантажом и политическими убийствами.

Рукопись Ченселора - первый роман из дилогии об организации Инвер-Брасс.

Сын преуспевающего американского финансиста Бен Хартман, приехавший на каникулы в Швейцарию, подвергается покушению со стороны случайно встреченного собственного школьного приятеля. Пытаясь разобраться в этом странном происшествии, Бен проникает в наиболее тщательно охраняемые тайны международной политики, что оказывается весьма небезопасно для его жизни...

Всемогущие тайные корпорации и нацистские врачи-убийцы, `черные` операции спецслужб и коррупция в мировой политике, друзья-предатели и враги-спасители, Цюрих и Буэнос-Айрес, австрийские Альпы и джунгли Парагвая — в захватывающем триллере знаменитого Роберта Ладлэма.

Лучший оперативник самой засекреченной американской спецслужбы Николае Брайсон внезапно узнает: долгих пятнадцать лет он рисковал жизнью, убивая бесчисленных врагов в самых горячих точках мира, работая... против своей родины. В лабиринте двойных и тройных предательств он ищет путь к правде, потому что только она даст ему силы жить дальше.

В неравном противостоянии с могущественной организацией «Прометей», протянувшей свои щупальца в правительства ведущих держав, он ни на миг не забывает слова наставника: «Добыча выживет, лишь став хищником!»

Психиатрическая клиника на острове Пэрриш-Айленд была закрытым медицинским учреждением. И очень хорошо охраняемым — убежать отсюда не удавалось никому. За исключением пациента № 5312, также известного как Хэл Эмблер, в прошлом — американский разведчик. Долгие годы он защищал интересы США, выполняя секретные задания по всему миру — от африканских пустынь до чеченских гор. Теперь ему предстояло на родной земле вступить в схватку с бывшими коллегами...

От него зависит судьба мира. На встречу с ним, тайным агентом, отправляется сам президент США. Но Пол Джэнсон, чудом уцелевший в жестокой охоте, объявленной на него правительством, не испытывает теперь особого желания это правительство спасать. Его считают машиной для убийства, но мучительные воспоминания, сквозь годы преследующие его от самых джунглей Вьетнама, опалили его душу. Он больше не хочет убивать, но у него нет выбора. И тогда он заставляет тех, в чьих руках находятся нити, управляющие миром, выполнить его директиву. Директиву Джэнсона.

Первый роман трилогии известного мастера психологического триллера Роберта Ладлэма «Тайна личности Борна» начинается с газетных сообщений о разыскиваемом полицией и разведкой международном террористе и махинаторе.

Тяжело раненного Джейсона Борна подобрали в море у берегов Франции без сознания, с утраченной памятью. Врач с удивлением замечает следы перенесенной травмы мозга и пластической операции…

Кто же такой Борн? Преподаватель колледжа, интеллигент, порядочный, спокойный человек? Если так, почему в нем просыпаются смутные воспоминания о загадочных и жутких вещах? Почему во время приступов горячечного бреда он шепчет странные слова, — слова, которые служат ключом к…

Ключ этот открывает Борну доступ к банковскому сейфу с миллионами долларов. Но похоже, Борн оказался лишь пешкой, свидетелем в многолетней международной афере, где сплелись вместе политика, война и большой бизнес… И женщина, которая полюбила Борна, не верит в его страшное прошлое.

И все-таки — кем был Борн? Кто он сейчас? Сколько личин у этого человека?

Во второй книге трилогии Роберта Ладлэма «Превосходство Борна» — кровавый след изощренного убийцы с расщепленным сознанием и двойной жизнью протягивается через Гонконг и Китай, Европу и Америку…

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Раздавшаяся со стороны проспекта Монивонг длинная автоматная очередь разорвала тишину. Велорикша не обратил на это никакого внимания и продолжал лениво катиться под кронами деревьев бульвара Даун Пень. Малко инстинктивно напрягся и приготовился выскочить из коляски. Уже несколько недель, как красные кхмеры взяли дурную привычку обстреливать ракетами Пномпень или засылать в город диверсионные группы, которые, дав наугад несколько автоматных очередей, скрывались затем в топких берегах Меконга.

Сидя в своем кабинете на пятом этаже темно-серого здания, занимаемого в Монреале службами Министерства гражданства и иммиграции, Джеймс У. Синклер занимался своей обычной работой.

Используя все возможности самой современной техники, Джеймс Синклер следил за передвижением иностранцев по территории доминиона. Он без конца сверял даты отъезда, заявленные в отрывных листках паспортов путешественников, которые доставляла полиция портов, аэропортов и пограничных постов, с датами истечения срока визы.

Все события и имена вымышлены, совпадения случайны.

Толик Баландин ничего не имел против убийств, но он не доверял новшествам. В сущности, он был консерватором. С волнистыми седеющими волосами, тяжеловатой фигурой и заплывшим лицом с римским профилем он украсил бы афишу любой правой политической партии.

Он дал задний ход "Тойоте", оставив позади себя магазины.

Автомобильное движение на шоссе рассеялось. Толик развернулся и направился на окраину Баку – на ''восьмой километр''.

Орудовали, несомненно, кислотой, — а итоги подобной работы никогда не ласкают взора, даже если натыкаешься на них, заранее готовясь обнаружить большую или меньшую пакость. Один из агентов не вышел на связь ни в урочное время, ни позже, и вашего покорного слугу, выполнявшего некое задание совсем поблизости — в жалких пяти сотнях миль, в Блэк-Хиллз, штат Южная Дакота, — всполошили, сорвали с места, велели мчаться во весь дух и выяснить причину столь вопиющей небрежности. Канадскую границу я пересек уже затемно, обнаружил указанный мотель, “Плэйнсмэн”, в указанном городе Регина, в указанной провинции Саскатчеван, и предуказанным образом постучался в указанную дверь, и не получил ответа.

Стальная дверь, выводившая в приемный зал тюрьмы, была не слишком высока: ровно столько, сколько требовалось, чтобы человек обычного роста прошел, не стукаясь головою о притолоку. Дверь открылась, пропуская освобожденную узницу, потом затворилась опять.

Довольно простолицая, весьма невзрачная женщина, которой не так давно минуло сорок... Я невольно подобрался. При последней - и первой - нашей встрече госпожа Эллершоу отнюдь не казалась невзрачной. Да и простолицей не выглядела. И лет миновало не слишком-то много... Не было ей ни малейшего резона представать мне в подобном душераздирающем виде.

Мы обретались в номере гостиницы, в городе Эль-Пасо, штат Новая Мексика.

Пока надо мною трудился гример, в комнату вошел Мак. Иногда, как вы помните, он устраивает вылазки во чисто поле, но это неизменно является для окружающих и подчиненных полнейшей неожиданностью. Мак нес в руках белый, аккуратно повешенный на "плечики", летний костюм, большую стэтсоновскую шляпу, или очень удачную подделку под настоящий стэтсон, и пару белых же ковбойских ботинок. Помимо костюма, вернее, под ним, на "плечиках" висели белая рубаха, снабженная вместо пуговиц кнопками, и широкий галстук-"боло", Украшенный огромным фальшивым изумрудом.

Приведешка опять увязалась за мной, когда я ехал на стрельбище. Фактически это был настоящий стрелковый клуб, где была и возможность тренироваться в стрельбе из пистолета, но тогда меня интересовало только длинноствольное оружие и только двадцать второго калибра. Это все равно, что родиться заново.

Как у большинства детей, которые родились на ферме, первое подаренное мне ружье было одностволкой двадцать второго калибра, такой же, как Аншютц который покоился сейчас за сиденьем в роскошном мягком футляре. Ну, может быть, не совсем такой же. В те времена маленькое старенькое ружьецо фирмы Айвер Джонсон, подаренное мне в день рождения, обошлось моему отцу в семнадцать баксов на распродаже подержанных вещей.

Это книга, прямое продолжение книги «Онекотан». По сюжету, главный герой (российский журналист), оказывается втянут в большую игру двух разведок (российской и американской), которые пытаются найти золото, спрятанное Японией на Курильских островах во время Второй мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Золото рейха, с риском для жизни переправленное тремя нацистами в швейцарский банк, несколько десятилетий ждало своего часа. Оно предназначено всем уцелевшим в фашистской мясорубке. Сын немецкого генерала — одного из тех троих, кто в 1945 году жаждал искупления, — должен выполнить завет отца и избежать при этом смертельных ловушек.

Хозяева транснациональной корпорации «Данстон», сосредоточив в своих руках гигантские финансовые ресурсы, собираются сделать необычное капиталовложение. Они решают приобрести целую страну — Ямайку, и это только начало. Их цель — неограниченное мировое господство. И только МИ-5, британская разведывательная служба, способна противостоять всемогущим злоумышленникам.

Олег Ладыженский

Стихи, большинство которых входит в различные романы и повести

Стихи (большинство которых входит в различные романы и повести), как отдельная самостоятельная подборка, выкладывается в сеть по многочисленным просьбам Читателей. Олег Ладыженский

ВПОЛГОЛОСА

(стихи разных лет)

КАСЫДА О НОЧНОЙ ГРОЗЕ

О гроза, гроза ночная, ты душе - блаженство рая,

Дашь ли вспыхнуть, умирая, догорающей свечой,

Ж.-Ф.Лагарп

[Пророчество Казота]

Перевод с французского А. Л. Андрес

Мне кажется, это было вчера, а между тем случилось это еще в начале 1788 года. Мы сидели за столом у одного вельможи, нашего товарища по Академии, весьма умного человека, у которого собралось в тот день многочисленное общество. Среди нас были люди разных чинов и званий придворные, судейские, литераторы, академики и т. п. Мы превосходно пообедали; мальвазия и капские вина постепенно развязали все языки, и к дессерту наша веселая застольная беседа приняла такой вольный характер, что временами начинала переходить границы благовоспитанности. В ту пору в свете ради острого словца уже позволяли себе говорить решительно все. Шамфор {1} прочитал нам свои нечестивые, малопристойные анекдоты, и дамы слушали их безо всякого смущения, даже не считая нужным закрыться веером. Затем посыпались насмешки над религией. Один привел строфу из Вольтеровой "Девственницы", другой - философские стихи Дидро: