Угощение огня

Угощение огня

Запись Т.П.Роон. Обработка О.П.Кузнецова

Угощение огня

Орокская сказка

Мужчина на рыбалку пошел, а женщина в жилище осталась, за детьми следить, еду готовила. Но в очаге почему-то плохо огонь горел. Женщина положила в него сухих дров - все равно никакого жару. Разозлилась женщина, ножом в него ткнула, пошевелила уголья.

Вдруг из очага вышел мужчина и сказал:

- Зачем ножом тыкаешь? Если огонь зажигаешь, то я там сижу.

Другие книги автора Олег Александрович Кузнецов

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Бычок из консервной банки

Полузанесенную песком консервную банку с уцелевшим еще названием некогда хранимого в ней продукта он считал своею личной собственностью и в последнее время все чаще тревожился о ее сохранности. Он приплывал к ней по нескольку раз на дню, касался губами жестяного бака и, медленно шевеля плавниками, подолгу оставался на месте. Потом, как бы убедившись в надежности этой своей недвижимости, лениво потягивался, зевал, широко открывая большой рот, и не спеша отправлялся осматривать окрестности.

Сборник остросюжетных приключенческих произведений советских авторов.

Содержание:

Игорь Андреев. Прорыв

Олег Кузнецов. Дальний поиск

Николай Самвелян. Прощание с Европой. Диалоги, начатые на вилле «Гражина» и продолженные на Уолл-стрите

Анатолий Селиванов. Гараж на пустыре

Осенью сорок пятого к профессору Викентию Ивановичу Южинцеву зашёл проститься бывший его аспирант Георгий Андреевич Белов, назначенный директором Терновского заповедника. В войну Белов был разведчиком. За два месяца до Победы был тяжело ранен, долго провалялся по госпиталям.

Викентий Иванович, высокий тощий старик с крупной лысой головой, усыпанной родимыми пятнами, встретил Белова в университетском вестибюле и повёл к себе, на второй этаж, по коридору мимо застеклённых шкафов, на полках которых белели кости и черепа разных животных.

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Похождения хитрого Соленопсиса

Книга рассказов о животных: о приключениях алтайского сурка тарбагана, морского бычка-песочника и хитрого муравья Соленопсиса, о похождениях кабаненка. Рассказы помогут заглянуть в таинственный мир природы, воспитать бережное отношение к его обитателям.

1

Соленопсис что есть силы мчался по уходившему вверх тоннелю, а солдат громыхал за ним. Комья срывались из-под ног беглеца и сильно стукали преследователя по голове, но это, увы, ничуть не умеряло его бега. Он уже лязгал челюстями, готовясь оборвать жизнь Соленопсиса.

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Тарбаганьи приключения

1

Было сонное царство: тишина, покой и всеобщая неподвижности. Все спали. Давным-давно! Не ночь, не сутки полгода! Как в сентябре заснули, так с тех пор и не просыпались, а уже апрель наступил.

Да кто они, эти спящие?! Беспробудные, может быть, лодыри? Или, может, заколдованные?

Нет, не лодыри и не заколдованные. Просто тарбаганы. Звери такие, грызуны. Их еще байбаками называют и сурками, чего лично и делать не стану, потому что мои герои спят в недрах одной алтайской горы, а на Алтае только неопытный приезжий может сказать: "Ого, какие тут у вас сурки (или байбаки) здоровые!" На такого человека посмотрят с удивлением, возможно, и не поймут его.

Запись Б.О.Пилсудского. Обработка О.П.Кузнецова

Два ножа

Айнская сказка

У меня было два старших брата. Я с ними жил.

Уходя на охоту, мои старшие братья возвращались с убитыми оленями. Оленье мясо мы и варили, и жарили. И всегда сытыми были.

Однажды мои братья опять ушли на охоту. А мне одному скучно было и в жилище, и возле него. Я просто не знал, чем бы заняться.

И вот у меня появилась мысль: "А что это за куча лежит у нас в углу жилища? Что может быть в этой куче?"

Запись Б.О.Пилсудского. Обработка О.П.Кузнецова

Молодая ворона

Айнская сказка

Грустно бывает, когда кто-нибудь делает глупость. И раз. И другой. А потом уже всё, поздно умнеть.

Молодая ворона была дочерью старой и мудрой вороны. Но сколько и чему ни учила мать свою дочь, та ничего не запоминала. Будто ветер выдувал из головы молодой вороны все материнские советы.

Больше всего молодая ворона любила прилетать на морской берег. Сюда волны выбрасывали и серебристых рыбешек, и маленьких крабов, и волосатых червяков, и всякие ракушки, и много всего другого, что можно склевать. И она подолгу ходила по берегу и склевывала ненасытно все, что попадалось.

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Однажды в кабаньем детстве...

Рассказ

Под утро - не было еще и трех - потрепанный, с комками линялой шерсти на спине лис предпринял сомнительное в смысле надежды на добычу путешествие в глубь трущобистого низинного частолесья, по направлению к старому болоту. Низина только позавчера оттаяла, все на ней было дрянь, слякоть, по сухому пройти нечего и надеяться, воды же кое-где по брюхо. И как она омерзительно чавкает, шумит на весь лес!

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Дмитрий Пинский

Туча

Она появилась откуда-то у нас. Во всяком случае, раньше я ее никогда не видел. И туча-то была не большой... И не такой уж темной она была... И молнии вокруг не светились... Но мне она не понравилась.

Из этой тучи не капали капельки дождя, Не сыпался снег и не падал град. Туча была шелестящей и легкой. Но с одной стороны она закрыла папу от света, а с другой стороны она заслонила меня от папы. Если бы в туче были дырочки, то я бы видел папу и мне не так грустно было бы. Но на туче не было ни одной дырочки... Потому она и не нравилась мне.

Егор Полторак

Пират, еще один

1

В одном городе в одном доме у одной реки жили-были одна мама и один сын. Маме было двадцать семь лет, а сыну семь. На носу у него были круглые очки, и левое стекло их было треснутое. Жили они неплохо.

Мама работала в гипроинституте через реку, до которого ей приходилось добираться сорок минут с двумя пересадками, а сын ходил в школу с углубленным изучением английского языка со второго класса. Он закончил первый, и сейчас были каникулы. Июнь.

Егор Полторак

ВЕСТНИК

Моря и океаны

Сказки среди нас. Сказки есть вчера, видны сегодня и первыми уходят в завтра, облегчая дорогу нам. Сказки бывают из песка и воды, из сладкого праздничного теста и луны, плывущей по реке. Из ежей и камышей, птиц и цветов, из тумана и грецких орехов с медом. Из снов, дождя и огня. Из касторки и скучных наставлений, из неверия и уксуса сказок нет.

Мы приходили в этот мир, и сказки встречали, заботились о нас. Взрослея, мы забывали о них, сказки никого не позабыли. Сказки среди нас, сказки с нами. Вот здесь.

Егор Полторак

Звезды для нас

В августе, когда ночи становятся такими черными, что кажутся синими, а утром туман из плотной ваты покрывает поля и озера, наступает пора падающих звезд.

И, глядя на прочерк в небе, загадывают бессонные влюбленные свои желания. Какие? Ну, какие могут быть желания у влюбленных! Солдаты, стоящие на посту, думают о доме и маме. Рыбаки, сидящие у костров у воды, мечтают о самой большой рыбе, - как они ее поймают.

Постников В.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ СКАЗКА

Один маленький зайчонок выбежал ночью на лесную поляну, посмотрел на ясный месяц и запел громко, громко:

- Чики-брики, чики-брики!

Чики-брики-чик!

Ежик услышал и сказал ему:

- Ты поешь очень храбрую песенку, только не лучше ли тебе пойти домой? Вдруг кто-нибудь испугается, когда услышит ее.

- Чики-брики, чики-брики!

Чики-брики-чик! - ответил зайчонок на всю поляну и запрыгал по ней как мячик.

Постников В.

КУЗЯ-РОБИНЗОН

Кузька - это наш кот. Он большой, мягкий, полосатый, вроде настоящего тигра. Но голова у него маленькая, совсем не породистая, смешная, как у последнего кота-дворняжки. Поэтому каждый, кто ни посмотрит на Кузю, говорит:

- Ну и кот! Очень смешной у вас кот. Я таких не видел...

И я не видел. А еще я никогда не видел таких знаменитых котов. Спросите любого, кто живет у обводного канала в Москве, каждый вам ответит:

Постников В.

МОГУТ ЛИ У ЛЬВА БЫТЬ УШИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ У ЗАЙЦА?

Это очень интересный вопрос.

У Льва все больше, чем у Зайца: и голова больше, чем у Зайца, и туловище больше, чем у Зайца, и даже хвост больше, чем у Зайца.

А уши - меньше.

Уши - это единственное, в чем Лев уступает Зайцу. Уши у Зайца больше, чем у Льва.

Ты догадываешься, почему?

Потому что Зайцу очень важно слышать, когда за ним гонятся, а Льву это не важно. Потому что, кто же за Львом погонится? Уж не Заяц ли?

«Код Электры» – вторая часть шведской трилогии о приключениях Ореста и Малин, действие которой начинается спустя несколько месяцев после того, как закончились события «Кода Ореста».

Мистика и приключения окружают Ореста и Малин, живущих по соседству. Семиклассники находят шкатулку с часами и письмо из прошлого века, а также обнаруживают, что некоторое время назад из их школы таинственным образом исчезла старшеклассница Месина. Друзья втягиваются в разгадку новой тайны, находя всё новые подсказки: шифры, страницы древней книги, удивительные старинные гаджеты.

Младшая сестра Ореста – очаровательная непоседа Электра – тоже вовлечена в череду загадочных событий. Является ли малышка частью тайны или же она поможет героям разгадать ее?

Автор этих историй Мария Энгстранд работала инженером и адвокатом. Но потом ее хобби – сочинение историй – превратилось в новую профессию. Писательница обожает свой край на юго-западе Швеции с его небольшими городками и лесами. Неудивительно, что действие романа разворачивается в тихом пригороде, где мистика, наука, прошлое и настоящее соединяются и увлекают читателя за собой. А образы главных героев на обложке, созданные художницей Полиной (Dr. Graf) Носковой, подчеркивают загадочную атмосферу этого романа-квеста, завоевавшего неподдельный интерес и школьников, и молодежи.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимиp Роpа

CАРОРИЗМЫ

Пушкин и pядом не валялся

СКАЗКА

N 1

Жили - были кто-то с кем-то где-то. И было у них сколько-то когото. Какой-то кто-то, какая-то кто-то и какое-то кто-то. Пошли как-то ктото с кем-то что-то делать. И где-то с ними что-то случилось. Тут и сказке конец.

N 2

Жил да был чей-то стаpик с чьей-то стаpухой. И выpодилась у них чья-то Репка. Решил стаpик зачем-то выдеpнуть Репку. Чем-то тянет потянет - вытянуть не может. Позвал стаpик на помощь чью-то стаpуху. Схватилась стаpуха деду за что-то - тянут потянут - вытянуть не могут. Позвала стpаpуха на помощь чью-то кошку. Схватились кошка и стаpуха зубами стаpику за что-то - тянут потянут - вытянуть не могут. Позвала тут кошка на помощь чью-то собаку. Схватились чьи-то стаpуха, кошка и собака чьему-то стаpику зубами за что-то ..... и отоpвали. Тут и сказке конец.

Борис Викторович САВИНКОВ

В ТЮРЬМЕ

Посмертный рассказ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Незадолго до своей трагичной смерти Б. Савинков окончил повесть, ныне предлагаемую вниманию читателя. Повесть можно было назвать не общим холодным названием "В тюрьме", а страшным клеймящим словом "Мразь", которое сам автор употребляет по отношению к своему герою. Бесконечной гадливостью проникнут был Савинков даже в тяжкие дни, которые он в то время переживал, к своим недавним единомышленникам и тем, на кого он вздумал опереться в своей ненависти на непонятную им великую мировую силу. Трудно сказать, имелись ли у Савинкова какие-нибудь конкретные наблюдения для создания типичной фигуры полковника Гвоздева, или эта фигура явилась сгустком многочисленных прежних встреч и воспоминаний, а сам факт - плодом озлобленной фантазии. Во всяком случае ясно, что Савинкову незачем было описывать полковника Гвоздева, если бы он считал, что это - отдельная пошлая личность. Нет, во всех прежних произведениях Савинкова, как и здесь, конечно, он преследует более широкую цель, - выводить типы, выводить символы. И в этом случае что означает рассказ "В тюрьме"? Его значение полностью сказывается в последних словах: "Гвоздев понял, что был арестован, лгал и убил Яголковского только из-за того, что боялся сознаться в своем ничтожестве, в ничтожестве "Синего Креста". Это даже не совсем так по ходу рассказа, по ходу рассказа - Гвоздев вообще мразь как мразь, - он труслив, болтлив, лжив и от крайней трусливости способен на бессмысленное убийство, он непроходимо глуп и пошл, и из-за его глупой и пошлой лжи выглядывает, конечно, целая армия таких же Гвоздевых. Еще был бы какой-то социальный смысл и какой-то остаток социальной гордости, если бы человек "пострадал" из-за нежелания признать ничтожество "Синего Креста", но дело было не так. Сразу сознаться в ничтожестве этой организации и ничтожестве своей роли в ней Гвоздеву действительно не захотелось, а потом все пошло по глупой логике, ибо ведь, в самом деле, какое же человеческое достоинство может быть в том, что ради непризнания ничтожества организации "Синего Креста" подлейшим образом наклеветать на целый ряд ни в чем не повинных и даже отчасти симпатичных Гвоздеву лиц. Все его поведение настолько лишено всякой тени чувства собственного достоинства или какой-нибудь идейности, что никак нельзя понять последних слов Савинкова как попытки психологического объяснения поведения его героя, желанием прикинуться значительным членом значительной организации.

МИХАИЛ РОЩИН

Бунин в Ялте

Рассказ

...До чего чисто и спокойно стало вдруг жить! Обломилось наконец все позади, как лед, как свод, обрушилось, обвалилось, и нет назад хода, в пещеру, откуда он еле выполз на свет. И снова можно жить мудро и чисто. И работать. Думать, читать, лениться, стать самому себе настройщи-ком, склейщиком, смычком. Так жилось только в деревне, в Огневке, когда он оставлял галстуки и крахмальные воротнички, мало ел, совершенно переставал пить, едва разговаривал, часами ездил верхом, был одинок и свободен. Купался на рассвете, мок под быстрыми летними проливнями, перечитывал только самое дорогое - Пушкина, Флобера, Толстого - и делался юношески чист, звонок, иночески приготовлял себя к писанию, приводя себя в состояние сосредоточенное и нежное, в сосуд наполненный, в струну отлаженную, которой только коснись, только дунь слегка, все равно каким дыханием, каким светом,и она отзовется, издаст свой звук.

Михаил Рощин

Елка сорок первого года

А жизнь, товарищи, была совсем хорошая.

Аркадий Гайдар. Голубая чашка.

На пути из Ленинграда в Севастополь мы остановились в Москве, мама выстанывала:

- В Москву! Хоть на денек! Сколько не была в Москве!

Она - коренная москвичка, в Москве выросла, работала, все знала. Поженившись, они с отцом объездили полстраны, - куда отца направляли, туда и ехали. Теперь путь его лежал в Севастополь, на морской завод. Опять надолго.