Уехал славный рыцарь мой…

Среди всех несомненных достоинств прекрасной дамы важнейшим для рыцаря является верность…

Странно что-то в этом королевстве. И рыцарь — не совсем рыцарь, и замок — не совсем замок. Только Дама по-прежнему прекрасна.

© Мартин (FantLab)

Отрывок из произведения:

И через неделю с небольшим у нас полетела связь. Возможно все дело было в передающей станции на башне, и толковый инженер разобрался бы с этим за две минуты. Но только не я.

Я честно поднималась на башню и копалась в проводах и платах, но так ничего и не поняла. Сдавшись, стояла на круглом балкончике и разглядывала землю до горизонта. У подножия холма толпилась маленькая оливковая роща. Далеко на юге чернели развалины имения, сожженного в прошлом году моховыми звездами. По дороге гнали на ярмарку скот. А вокруг — каменистая пустыня, красная растрескавшаяся земля, Аманесер уехал, я жду его и буду ждать, сколько понадобится. Жаль, что связи больше нет. Есть только мутное зеркальце, расколотое пополам — половинка у меня, половинка, соответственно, у него.

Другие книги автора Марина и Сергей Дяченко

Она — прекрасная принцесса, но безобразна. Он — свирепый дракон, но человечен. Оба они выламываются из клетки ритуалов, жестоких либо лицемерных, оба проигрывают войну против мира, где искренность смешна, а любовь невозможна…

Но проигрывают ли?

М. и С. Дяченко считают «Ритуал» самым романтичным своим произведением.

Жизнь Саши Самохиной превращается в кошмар. Ей сделали предложение, от которого невозможно отказаться; окончив школу, Саша против своей воли поступает в странный институт Специальных Технологий, где студенты похожи на чудовищ, а преподаватели — на падших ангелов. Здесь ее учат… Чему? И что случится с ней по окончании учебы?

В этом мире сочетаются обыденность и миф. Здесь ведьмы танцуют в балете, а по улицам города бродят нави — злобные и несчастные, преследуемые жестокой спецслужбой «Чугайстер». Когда крах неизбежен, когда неминуема катастрофа, кто поверит в новую любовь, такую невозможную по обывательским меркам?

«Ведьмин зов» Марины и Сергея Дяченко – долгожданное и прямое продолжение их знаменитого романа «Ведьмин век», который публикуется в этой книге в новой авторской редакции.

Действие романа «Ведьмин зов» происходит через тридцать лет после событий, описанных в первой части дилогии, в современном городе, живущем одновременно по законам индустриального общества и по законам мифа. Ведьмы – могущественные существа, бывшие некогда обычными женщинами. Инквизиция – служба, призванная с ними бороться, в рядах которой состоят как идейные борцы, так и садисты, упивающиеся властью. Ведьмин век, означавший торжество ведьм и конец привычного мира, остался в прошлом. Но для кого прозвучит Ведьмин зов?

«Пещера» принадлежит к сильнейшим произведениям известных киевских писателей-фантастов Марины и Сергея Дяченко. По жанровым признакам это городская фэнтези, по сути – умная и тревожная притча о человеческой природе, перед которой равно беспомощны и высокое искусство, и просвещенная власть.

Ты можешь летать на птице или нырять на оседланном змее, дружить с магами и бороться с чудовищами, но, какие бы чудеса ни творились вокруг, тебе обязательно захочется узнать больше. Заглянуть за край привычного. И тогда придется, бросив дом, бродить из края в край необъятной Империи, искать единственного человека — того, кто разжигает огонь в очаге, кто знает, куда уходят люди после смерти…

В романе «Варан» Марина и Сергей Дяченко вернулись к любимому жанру фэнтези — яркому, захватывающему, романтичному.

Почти сутки он не сводил глаз с монитора — и вот наконец-то в игре наступил перелом. Последним ходом удалось разменять трехкомнатную в блочном доме на две хорошие двухкомнатные — сработал полезнейший артефакт под названием «доплата». В одной из «двушек» не было телефона, зато другую можно было сразу апгрейдить до евроремонта. Его маклеры набрали нужную форму. Сарацин нашел на заброшенной стройке артефакт «антиочередь к начальнику ЖЭКа» и теперь посещал жилищно-эксплуатационные конторы одну за другой, отчего флажки над их крышами меняли цвет с синего на зеленый. Второй маклер, Сандро, с боем вышиб противника из ИТК (инженерно-технической конторы) и поставил у входа бойцовых пенсионерок, пять отрядов по двадцать монстров в каждом: ну-ка, вражий риэлтер, поробуй-ка заверить хоть один технический план! Итого — шестнадцать квартир, налажены связи с нотариальной конторой и газетой «Авизо». В десяти квартирах — постояльцы, две — под офис, в четырех ремонт. Наконец-то накопились ресурсы для покупки того особняка с химерами… А вот когда он купит особняк и сдаст под офис шестикомнатную в центре… Он не сразу заметил, что его теребят за плечо.

Мир на пороховой бочке, и несколько раз за век эта бочка взрывается Апокалипсисом. Из моря выходят чудовища, звезда Полынь опрокидывается в реки, превращая воду в кровь, ангел трубит в трубу над пепелищами. Лишь загадочные Врата сумеют спасти живых, чтобы люди могли после катастрофы отстроить жизнь заново – если, конечно, успеют войти в эти Врата. Мир привык, потому что привыкают ко всему. Лгут депутаты, мудрствуют спецслужбы, защищаются диссертации, рождаются дети. И конечно же, выдаются спецпропуска во Врата.

Все как всегда, все как везде; регулярный, обыденный, ужасный Армагеддон, ставший для его обитателей Армагед-домом. Жизнь главной героини – тому порука.

И тем не менее…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Внимание. На неблагодарную и совершенно неоплачиваемую работу требуется 11 бета-тестероф, поскоку двенадцатый, он жа первый - уже согласился. П.С. 12 - потомушто святому по рангу положено.

– Твой "Человек-невидимка" имел грандиозный успех, - сказал мистер Кросс. - Сколько прибыли он принес "Звезде", ты и представить себе не можешь. Уоллес чуть с ума не сошел от радости.

Я кивнул. Еще бы, не каждому удается нарисовать то, чего нет.

Меня зовут Дэрриен Лэйвери. Я художник, рисую комиксы. Кто-то скажет, что это детские забавы, но толпы поклонников картинок доказывают обратное. Среди них не только дети. Большую часть составляют именно взрослые мужчины, и, как ни странно, даже женщины.

Выбор прост, и ты всегда делаешь его сам. У Повелителей тоже есть право выбора собственного пути. А что, если дорога Повелителя, да и сам он окажутся немного неординарными?

Джедра живет на улица, а Кайана в замке. Когда злая судьба сводит их вместе, они обнаруживают, что их совместная псионическая сила больше, чем почти у любого на Атхасе, у них хватает силы разрушать целые города. Когда оказывается, что они сами не в состоянии управлять такой мощью, они ищут наставника, который помог бы им управлять их огромным талантом и использовать его для блага этого несчастного мира.

На каждом шагу их ожидают тяжелые испытания, но они храбро встречают все трудности. Сможет ли их любовь пережить суровую реальность общества Атхаса, дикость гладиаторской арены и пройти испытание временем?

Он давно перестал ощущать разницу между сном и не сном. Всё слилось для него в единую Вечность. Он не знал, сколько времени уже лежит здесь, беспомощный и мягкий, как выкинутый на камень земляной червь. Ночи и дни сменялись, но изменения не касались его. Лучи солнца лишь сильнее заставляли гореть его опьянённый болью мозг, ветер словно проходил сквозь его, а приносимые им песчинки оседали на страшных, рваных краях его ран, капли холодного дождя не дарили ему прохлады, напротив, причиняли лишь большие страдания. Жажда перестала мучить его тогда, когда он перестал ощущать собственное тело. Он лежал, раскинув руки, закинув голову назад, так что кости ключиц выдавались, как странные отростки на теле. Его обожжённые, расплавленные солнцем, частично ржавеющие доспехи тяжёстью давили на грудь. Вывернутые в суставах пальцы лишь иногда ощущали прикосновение чего-то тёплого и мохнатого, но ни одна птица, ни один зверь не решался тронуть Воина Тени. Боль для него уже давно стала частью Вечности, здесь, у подножия гор Стегоса, он молил Ночь о смерти, потом проклинал её, но потом смирился, и больше не пытался бороться с бесконечными страданиями. Память уже стала частью сна, она приходила и уходила, не задевая его окаменевшего с годами служения Ночи сердца. Воспоминания не тревожили его, лишь иногда его иссушённому Вечностью сознанию слышался елейный голос Хозяина или испуганный крик сестры. Вокруг него плескалось мёртвое море, созданное его изуродованным мучениями воображением. Вечная агония, вечная боль, с которыми невозможно было сражаться, как с его прежними врагами, смутили его и заставили тонуть в этом мёртвом море, в котором не было берегов. Он даже не ощущал под собой твёрдой каменистой земли, несмотря на то, что острые края камней врезались ему под рёбра даже сквозь доспехи. Темнота скрывала от него всё, что было вокруг него, и лишь изредка что-то тревожило его больной разум, он хрипел, изо рта шла розоватая пена, свинцовые веки дрожали от усилий поднять их, но всё было тщетно. Боль, не засыпавшая ни на секунду, заставляла его вновь провалиться в тяжёлый бред.

В своём новом произведении Александр Клыгин переносит действие на арабский восток – в край магии, тайн, султанов, сокровищ. Здесь и альтернативный взгляд на историю крестовых походов, и путешествия во времени в лучших традициях западной фантастики. А ещё прилагается учение дзен, описание жизни после смерти и встреча с героями саги о Джоне Дебри.

Хоть автор и заявляет, что «Великие подвиги Аладдина» – это сказка, хочется вспомнить, что сказка – ложь, да в ней намёк…

Принцессам полагается быть прекрасными и невинными. А героям – не менее прекрасными и бесстрашными. И каждый приличный квест заканчивается союзом двух сердец плюс узами Гименея… Размечтались! Во-первых, среди принцесс попадаются те еще штучки. Во-вторых, окажись вы на месте героя, все ваше бесстрашие наверняка предпочло бы забиться в дальний угол и там переждать до лучших времен. А в-третьих, в Империях Неудачников с приличными квестами напряженка, слишком много в них безумных колдунов, отвратительных монстров и дворцовых интриг – тут уж не до личной жизни, только успевай уворачиваться от новых «подарков судьбы»!

Чарльз Дж. Финней. Автор, фактически создавший жанр «темной фэнтези» во всей его многогранности и сложности. Первый, в чьих произведениях возникла каноническая ныне формулировка «в маленький городок пришло Зло». Только Зло у Финнея всегда носит в себе прочную и четкую мифологическую основу – и связано с глубоким знанием экзотической мистики…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поздравляем вас, вы – Гений! И все люди – гении! В каждом из нас теплится искра Творца, и Лисси Мусса в новой книге докажет вам, что вы гениальны, и даже выпишет соответствующий документ.

Но это не все: если у вас в руках эта книга, значит, вам досталось VIP-приглашение на курсы «Сотворения собственной судьбы»! Эта книга расскажет все секреты и таинства Волшебной Канцелярии, покажет и научит, как составить и по какому адресу отправить ваш заказ на исполнение сокровенного желания, как составить и заверить сертификат о собственной гениальности, утвердить заявку на элитный отдых, как получить разрешение на успешную сдачу сложных экзаменов и как решить еще массу важных для вашей судьбы задачек.

С этой минуты в вашей жизни вам доступно и подвластно абсолютно всё! Смейтесь, играйте, отдыхайте, потому что впереди у вас – сплошные приятности, веселости и никаких проблем!

Когда нам всем идет Удача – Наш мир становится богаче!

Три недели кряду телевизор напоминал раскаленную печь, из которой вырывалось синее ядовитое пламя. Выжигало глаза, обугливало губы, а потом опять скрывалось в недрах экрана. Будто сернистое топливо остужали лоханью воды. Телеведущие походили на доведенных до бешенства драконов, которых, тем не менее, не спускали с поводка, как это было в 91-м, когда сатанинские вихри развеяли в прах могущество армии, партии, КГБ, или в 93-м, когда ужаленный телевидением народ остекленело смотрел, как танки гвоздят по Парламенту, а палачи в белых шлемах убивают русских людей. На этот раз две телевизионных истерики — по поводу генерала Макашова и по поводу убийства Старовойтовой — накладываясь одна на другую, были неполны. В них был сбой. В Доренко наблюдалась странная недокормленность падалью. В мохнатом брюшке Сванидзе, казалось, еще не дозрел шестиногий зародыш ненависти, и с ним случился непредвиденный выкидыш. Киселев, обычно педантичный и точный, как провизор, развешивающий пайки стрихнина, то и дело просыпал на пол свою телевизионную наркоту и тут же сам ее слизывал.

Бог придумал для человека множество страданий и болей. И одна, невыносимая, — чувствовать себя сыном гибнущего народа. Страдает всё: душа, разум, совесть. Каждая клеточка страшится, кровоточит, обливается слезами. Каждая горькая весть о сиротах, погорельцах, брошенных стариках, спившихся крестьянах убивает тебя самого. Тюрьмы, абортарии, катастрофы поездов и электростанций превратили Россию в зону смерти, в территорию нескончаемых убийств, уменьшающих народ на миллион в год. Великий народ, создавший божественную культуру, непомерное государство, сходит на нет, оставляет пространства, исчезает, как пар.

Переписка и содержание писем крайне редко становятся достоянием читателей. Лишь иногда просачиваются в литературу и печать письма великих людей. Я не имею писем великих. Тем не менее хочу предложить читателю фрагмент своей переписки (мой поэтический псевдоним Яр Геначов) с одним из авторов сервера СТИХИ.РУ – Татьяной Хожан. Текс письма совсем немного литературно подправлен, но думается, по своему содержанию он заслуживает внимания читателя. И так, письмо: