Удивительная этимология

В книге раскрывается происхождение и значение собственных имен – личных имен, отчеств и фамилий, имен мифологических персонажей, наименований географических объектов на территории нашей страны и на всей планете (названий земель, городов, морей, гор, озер, рек); даются сведения из истории названий многих мест в Москве.

Для школьников, студентов и педагогов, а также для всех, кого влекут тайны рождения слов.

Отрывок из произведения:

Всему в окружающем нас мире дано название. Словами обозначены растения, насекомые, птицы и звери, горы и реки, океаны и моря, планеты, звёзды, галактики. Мы называем не только реальные объекты, но и придуманные, вымышленные, существующие не в действительности, а лишь в нашем воображении. Одни имена являются нарицательными (служат обобщёнными названиями предметов), другие – собственными (это индивидуальные наименования предметов). Очень часто нарицательные слова становятся именами собственными, но случается, что и собственные имена переходят в разряд имён нарицательных.

Другие книги автора Анатолий Пасхалов

Пособие позволяет в доступной форме рассказать о трудностях русского языка. В нем представлены 32 занятия кружка «Занимательная грамматика», содержащие текст сообщения (беседы) по теме, различные упражнения и игры. Материал может быть использован также на уроках.

Для учителей общеобразовательных школ.

Популярные книги в жанре Языкознание

 

Слава Бродский

 

 

Релятивистская

концепция

языка

 

Научно-литературная композиция

 

Manhattan Academia

 

Слава Бродский

Релятивистская концепция языка

Manhattan Academia, 2007 – 120 c.

Ĉi tiu elektronika Proverbaro Esperanta estas kopiita ĉefe de la unua plena eldono aperinta en 1910.

Mi aldonas la Antaŭparolon de Zamenhof patro el la unua kajero (1905) de planita seria eldono, kiu devis aperi paralele kun la kvarlingva versio. Tiun tutan entreprenon, al kiu la aŭtoro volis ankoraŭ aldoni latinan kaj hebrean partojn, haltigis lia morto. Lia Antaŭparolo emfazis la multlingvan aspekton de lia projekto, kiu tamen pluvivas preskaŭ nur en sia Esperanta versio, kaj ĝi cetere menciis rusajn «kapvortojn,» kiuj ne plu vidiĝis en la eldono de 1910, kvankam al ili ankoraŭ ŝuldiĝas la vicordo de la proverbgrupoj.

La nur esperantlingva Proverbaro de 1910 aperis kun «alfabeta registro» aŭ indekso de temoj, kiel klarigite en la Antaŭparolo de Zamenhof filo.

Miaopinie, la aldono de temvortoj en la ĉefparto faras ĝin iom pli legalloga, do mi aldonis tiajn vortojn, prenante ilin el la indekso. Mi aldonis laŭnumeran registron post la alfabeta. Notu, ke kvankam la plej multaj proverbgrupoj havas po unu temvorto, kelkaj tute ne havas (la indekso preterlasis ilin), kelkaj havas po du, kaj unu havas tri. Menciinde, la temoj grandparte ne tradukas la kapvortojn de Zamenhof patro.

Krom la aldono de temvortoj kaj korekto de evidentaj preseraroj, mi ŝanĝis la aranĝon de la proverboj per tio, ke mi donis al ĉiu apartan decimalan numeron interne de ties grupo. En la eldono de 1910, ĉiu grupo staras simple kiel numerita alineo.

Havi la Proverbaron en elektronika formo prezentas diversajn avantaĝojn por esplorado, sed kompreneble la uzanto transskribu ĝin al papero laŭplaĉe kaj laŭ ebleco.

Ĉiu bonvolu uzi kaj kopii ĉi tiun Proverbaron laŭdezire, ŝanĝante formaton kaj/aŭ aranĝon kiel oportune.

Karl Pov

Postnoto: Dank’ al atenta provlegado de Harri Laine, kiu mem elektronikigis la Proverbaron laŭ iom alia aranĝo, aperas korektoj en ĉi tiu eldono ĉe proverboj 15.05, 154.05, 173.01, 316.01, 354.01, 456.01, 457.01, 504.01, 505.03, 529.01, 922.01, 961.03, 1067.01 kaj 1215.01.

Изучение лексики по отдельным тематическим группам представляет собой один из возможных и оправдавших себя путей этимологического исследования тюркских заимствований в русском языке. Это связано с особенностями каждой лексической группы, которые соответственно требуют применения также разных методических приемов. Так, тюркские по происхождению названия растений в русском языке характеризуются рядом специфических особенностей, которые необходимо учитывать при их этимологизации.

Славянские названия птички Passer, развивающие основу *vorb‑/*verb‑[1], единодушно трактуются составителями этимологических словарей, начиная с Фр. Миклошича, как явления ономатопеической в своих истоках природы[2]. При этом Ст. Младенов, а вслед за ним авторы «Болгарского этимологического словаря» прямо указывают на звукоподражательный индоевропейский корень *u̯er‑ ‛говорить, издавать звуки и т. п.’, давший впоследствии (вместе со своими апофоническими вариантами и детерминативными продолжениями) весьма многочисленные лексические образования в языках практически всех индоевропейских языковых групп.

Слав. *skotъ (ст.-слав. скотъ κτῆνος, ζῷον, болг. скот ‛скот’, с.-хорв. ско̏т, словен. skòt ‛детеныш животного, приплод’; др.-чеш. skót, чеш. skot ‛крупный рогатый скот’, польск. skot, кашуб. skœt, в.-луж., н.-луж. skót, полаб. sküöt; др.-рус. скотъ ‛скот’, ‛имущество’, ‛деньги, подать’, ср. скотьница

Слово суве́ли мн. ч. ‛сугробы’ было записано во время одной из экспедиций Московского Диалектологического Атласа в 1955 г. в деревне Великое Село Шольского района Вологодской области[1].

Лексема суве́ли еще не привлекала внимания этимологов, она не зафиксирована в диалектных словарях русского языка и не имеет соответствий в других славянских языках.

Слово суве́ли пополнило собой группу терминов с приставкой *sǫ‑

Анализ семантики славянской метеорологической терминологии показывает, в частности, что сфера понятий, относящихся к пасмурной, дождливой погоде, облакам, тесно соприкасается со сферой понятий, связанных с процессами скисания молока, брожения пива, кваса, теста и т. д.

На это указывают, например, значения продолжений праслав. *kys‑, kvas‑: смол. ква́ситься ‛становиться пасмурным, покрываться облаками (о небе, погоде)’ (Филин 13, 159), псков. квас

В результате изучения лингвистического ландшафта русского языка, представшего на картах диалектологического атласа русского языка (ДАРЯ), было обнаружено новое важное противопоставление говоров — центральных и периферийных. Впервые эти термины появились в разделе «Диалектное членение русского языка» (авторы К. Ф. Захарова и В. Г. Орлова) в книге «Русская диалектология» (М., 1964 под ред. Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой)[1]. С тех пор важность этого противопоставлений для исторической диалектологии русского языка вырисовывается все явственнее, перерастая в своем значении рамки одного русского языка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Cатирические портреты известных политиков, общественных деятелей, художников и артистов в интервью с журналистом и писателем Александром Никоновым.

Граждане!

Должен признаться, что за свою не слишком долгую, но весьма насыщенную писательскую жизнь я встречался со многими известными людьми. Причем, от некоторых знаменитостей получил несказанное удовольствие. Иные – прямо Райкин и Жванецкий в одном флаконе! Мог ли я не поделиться своими впечатлениями с тобой, читатель? Глупый вопрос. Да я был бы последней свиньей, если бы этого не сделал!

Я не свинья.

Александр Никонов

Ты же талантливая, Света, вырви у жизни свой шанс! Легко сказать, вырви шанс. Как? И много ли шансов на счастливую жизнь у проводницы поезда? Внешность – далеко не модельная, возраст – совсем не юный. Уже за сорок. Причем серьезно за сорок. Иллюзий никаких, а вот мечты еще остались. Обычные женские мечты – обрести любовь и счастье. О! Это не так мало. Любовь... Счастье... Глупо сорокалетней дамочке мечтать о принце, о харизматичном красавце, который бросит к ногам весь мир. Да и вокруг по большей части невыразительные лица, мелкие личности... А может, ну их, этих красавцев? Подальше от стандартов! Дай себе больше свободы, и в один прекрасный день ты увидишь алые паруса!

Выходите, девки, замуж! И тогда вас будет кому защищать... Долго не могла понять эту простую вещь пожилая девушка Фая и оборонялась в одиночку от алчных родственников, вздумавших захватить ее старый дом. Билась за свою жизнь и место под солнцем, порой напоминая русского терминатора. И не верила в любовь. Счастье привалило ей в лице бравого деда Сережи. А что? Так он, мир, устроен: раз родился человек – ему счастье положено. Вот так.

Городок Соборск, где главная героиня – девушка 69 лет – прожила всю свою скромную жизнь, – узнаваемая российская провинция и одновременно сказочная страна. В сказке, как известно, происходят необычные вещи. С героиней, существовавшей тихо и незаметно, вдруг начинают происходить важные события.

Светлану Борминскую не с кем сравнить, в современной российской прозе нет аналогов этому новому писателю. Книга пронизана авторской любовью к милому Соборску и его обитателям. Именно эта любовь становится в романе источником волшебства.

Счастье, счастье, счастье... Вечные вопросы – где его искать, стоит ли искать и возможно ли его обрести? У каждого на этот вопрос свой ответ. Для одних счастье – жить полной жизнью, для других – возможность прорвать круг одиночества... Сколько людей, столько и представлений о счастье. А что думают о счастье людей ангелы? Реальные ангелы, которые всегда рядом, стоит только поднять голову к небу. Вы их никогда не видели? Вы уверены? А может, вы просто давно не смотрели на небо? Проза Светланы Борминской вернет вам желание отрывать глаза от земли и смотреть на облака...