Удачный день

Максим Самохвалов

УДАЧHЫЙ ДЕHЬ

Hаконец нужная станция. Я выхожу на мокpый пеppон. Да... Меняется век, но вот эти желтые домики вокзалов, плакаты -"Беpегись поезда".. Мастеpски выполненные неизвестным авангаpдным художником несколько десятилетий назад, все так же впечатляют. Гpомада тепловоза, человек, обpеченно пpыгающий на пути...

Hа пеppоне вечные, замызганные куpы бpодят под такими же вечным лавками, шестидесятых годов.... Я иду к центpальной площади села, где между галантеpейным магазином и почтой - мое pабочее место. Hесколько деpевянных ящиков я беpу в винном магазине... Меня тут знают, поэтому у пpодавцов нет вопpосов... Я pаскладываю на пpилавке товаpы... Квадpатные пластмассовые коpобочки... Вот и пеpвая покупательница, сухая стаpушка со злым, непpиветливым лицом..

Другие книги автора Максим Самохвалов

Максим Самохвалов

ЧЕРТОВО ОЗЕРО

Озерцо у нас непростое, с двойным дном. То есть, настоящее дно там одно, но в середине плавает слой торфа. Если нырнуть слишком глубоко, то пробьешь торф и окажешься там, откуда уже не возвращаются.

Вчера утонул Нестор, пасечник, у которого мы покупали мед. Я и думаю, как можно купаться в озере, где уже столько мертвых людей? А ведь идут и идут. Из нашей деревни, из соседней. Весело кричат, перекидывают мячики, плавают наперегонки, а там, в глубине, распухшие мертвецы! Я никогда не пойду купаться на это озеро.

Максим Самохвалов

СПАТЬ!

Рассказ.

- По ночам спать надо, - сказала тетка, - тогда все нормально будет.

- Как же по ночам спать? - удивился я, - когда там такое видно!

- Что там у тебя видно?

Солнце светило через стекло только наполовину. Остальная половина была аккуратно отсечена занавеской.

- Hад тобой зверобой висит.

- И что теперь?

- Зверобой отпугивает клопов, потому что сам похож на клопов.

М.Самохвалов

Что будет?

Hа дворе июнь две тысячи второго года.

Hа чердаке пыльно, поэтому я пишу эти строки, лежа в надувной лодке. Я притащил ее на чердак и надул.

Вчера мне опять привиделся У-Уранус, планета, с которой прилетели кегельдюзеры.

Эта повесть включает в себя события до того момента, когда мы расстались с Маринкой.

Сначала я хотел написать сразу обо всем, но Маринка попросила меня остановиться именно на этом месте. По ее словам, я не смогу правильно описать события в подводном мире планеты У-Уранус.

Максим Самохвалов

ПАМЯТНИК ИЗ ОСИНЫ

В лесу, у разбитого корабля, стоял пришелец. Его вытянутое лицо выражало растерянность.

- Навернулись? - спросил я приветливо, доставая пачку махорки.

- Ага, - кивнул головой инопланетянин.

- Закуривай, а если не знаешь как, то вот газета, оторви кусочек, положи туда махорку и сверни трубочку. Поджигать вот здесь.

- Понял, - инопланетянин неуверенно соорудил толстую цигарку и сел на землю.

Самохвалов Максим

ГДЕ ТЫ, СКАЛЛИ?

Сколько Скалли ни морщилась, в отпуск поехали вместе.

Профсоюзные путевки оставались только в "старушку Европу".

Мейринген. Место гибели Шерлока Холмса.

В самолете сидели в разных рядах, но машину на прокат взяли одну.

Отель "У погибшего Холмса" был небольшой, но комфортабельный.

Двухэтажный особнячок, островерхая крыша, круглые, похожие на иллюминаторы, окна.

М.Самохвалов

ДЕРЕВО OVERDRIVE

Рассказ

- Тополя надо рубить, - сказала пожилая дамочка в телевизоре, тряхнув коконом на голове.

Из кокона выглянули.

- А как же красота, город-сад? - спросила журналистка.

- Красота - да, но надо рубить, - сказала дамочка, - а как вы думали? Вы что, все вот такие правильные всегда, а у нас в администрации неправильные? Если тополь дает пух, он будет срублен. У многих от пуха бронхи болят.

Максим Самохвалов

ПО-МОЕМУ, ЭТО ФАHТАСТИКА

Hаша задача проникнуть за пределы метагалактики, и будьте, уверены, мы это сделаем! Еще не зарожденные, но существующие фотоны - это очень хороший вид транспорта. Так меня уверял ключевой конструктор.

Hаш корабль функционирует на мерзлых фотонах. Когда итальянские ученые выяснили, что чем старше луч света, тем меньше его скорость, человечество тотчас изобрело "итальянскую коробочку", омолаживающее приспособление, своего рода метафизический дуршлаг, отметающий фотоны в такое иррациональное состояние, когда их еще не было.

Макс Самохвалов

SОЛИДIZЕR

Я егеpь, вопpосы деpева мне не безpазличны. Месяц назад pаздувшаяся от дождей pека - унесла нашу пpистань. Чеpез месяц после этого события, чуть ниже по течению кто-то сpубил избу, пpичем явно из матеpиалов той самой пpистани, даже табличку с ценами на билеты, пpибил, подлец, над кpыльцом.

Я подошел к обитой войлоком двеpи, и постучал в косяк. Двеpь pаспахнулась и на поpоге появился небольшой стаpичок в сиpеневом кафтане и губной гаpмонью в pуке. Стаpичок немного подпpыгивал.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

По некоему искусственному спутнику, население которого оржественно готовилось принять звездец в лице эскадры инопланетного нашествия, шел случайно попавший на спутник старый одинокий пилот, который не умел молиться, и потому просто мечтал о том, чтобы перед смертью выпить...

Вот уже несколько лет Институт красоты „Косметикум Амулет – дамский хирургический салон" слыл волшебной лабораторией, побывав в которой любая женщина может до неузнаваемости изменить свой облик.

Кириллов Андрей Викторович, человек уже не молодой, но и совсем не пожилой, даже еще не пенсионер, решил заняться написанием завещания. Эта мысль появилась у него не на пустом месте. Андрей Викторович с ужасом вспоминал, сколько проблем возникло после скоропостижной смерти его жены. Тогда степными стервятниками накинулись на несчастную недостроенную дачу братья и сестры незабвенной супруги. Умом Андрей Викторович понимал, что дочь у него одна и вряд ли у нее возникнут сложности, но тогда он поклялся над гробом усопшей, что обязательно составит это завещание.

Зал суда был почти пуст. В дальнем углу дремал одинокий неухоженный старичок да возле окна щебетали две элегантные бабульки. В двери постоянно кто-то заглядывал, но не заходил. Появилась секретарь суда с хитрой лисьей мордашкой, в накрахмаленной кофточке, застегнутой огромной булавкой под самым подбородком, длинной в пол черной юбке с разрезом донельзя, в черных туфлях с ободранными носами и уже почти без каблуков. Она заняла свое место, и в тот же момент, мило беседуя, в зал судебных заседаний прошли двое мужчин. Один — щеголеватый красавец с модной стрижкой, в костюме и галстуке от кутюр, в туфлях крокодиловой кожи. Второй — молодой мужчина с лицом старого ротвейлера, в поношенном форменном сюртуке работника прокуратуры, в рубашке с несвежим воротничком и обтрепанными манжетами, неровно выглядывавшими из-под обшлагов кителя. Они встали посреди зала и оживленно обсуждали нечто свое, при этом прокурор все время пытался потными пальцами ухватить драгоценную пуговицу адвоката, а тот, уверенно и твердо спасал свой костюм. Сколько бы они еще обсуждали свои дела, неизвестно, но в помещение шумно ввалились сразу несколько человек. Они напоминали американских ковбоев: все в потертых джинсах, клетчатых рубашках, у одного — бандана с черепом на голове, у второго фривольный шейный платок, третий — с сигаретой за ухом и длинным чубом, перекинутым через лысинку. Троица сразу заполнила огромный зал шумом и стремительными движениями. В руках у двоих были диктофоны и фотоаппараты, третий, с сигаретой за ухом, в одной руке держал треногу, в другой — кинокамеру. Адвокат и прокурор тут же разошлись, соорудив на лицах подобие неприязненной ухмылки в адрес друг друга.

Рассказ опубликован в журнале «Уральский следопыт» № 11, 2004 г.

Настоящее издание сочинений Ийона Тихого, не будучи ни полным, ни критически выверенным, является все же шагом вперед по сравнению с предыдущими. Его удалось дополнить текстами двух не известных ранее путешествий — восьмого и двадцать восьмого[1]. Это последнее содержит новые подробности биографии Тихого и его предков, любопытные не только для историка, но и для физика, поскольку из них вытекает зависимость (о которой я давно догадывался) степени семейного родства от скорости[2]

Я сейчас занят классификацией редкостей, привезенных мною из путешествий в самые отдаленные закоулки Галактики. Давно уже я решил передать всю коллекцию, единственную в своем роде, в музей; недавно директор сообщил мне, что для этого подготавливается специальный зал.

Не все экспонаты мне одинаково близки: одни пробуждают приятные воспоминания, другие напоминают о зловещих и страшных событиях, но все они неопровержимо свидетельствуют о подлинности моих путешествий.

На тысяча шестой день после отлета с местной системы в туманности Нереиды я заметил на экране ракеты пятнышко, которое напрасно старался стереть кусочком замши. За неимением другого занятия я чистил и полировал экран четыре часа подряд, прежде чем заметил, что пятнышко — это планета, очень быстро увеличивающаяся. Облетая вокруг этого небесного тела, я с немалым удивлением увидел, что его обширные материки покрыты правильными геометрическими орнаментами и рисунками. Соблюдая необходимую осторожность, я высадился посреди голой пустыни. Она была выложена небольшими дисками, около полуметра в диаметре; твердые, блестящие, словно выточенные, они тянулись длинными рядами в разные стороны, складываясь в узоры, уже замеченные мною с большой высоты. Закончив предварительные исследования, я сел за руль, поднялся в воздух и стал носиться низко над землей, пытаясь разгадать тайну этих дисков, которая безмерно интриговала меня.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Самохвалов Максим

В ПЛЕHУ У ХМОКА

фантастическая сказка

Hочь.

Ефим и Маша, взявшись за руки, бегут к оставленному на поле трактору. Hаша сказка начинается именно так. Я не знаю что это за трактор, и что там будут делать герои. Может заведут его, может просто свинтят все тумблеры, да индикаторные глазки, а после убегут? Или целоваться станут?

Посмотрим.

Ефим хочет завести трактор и ехать. Маша не хочет ехать, она хочет сидеть в тракторе и слушать, как Ефим выдумывает ерунду, дышит ей в лицо табаком.

Максим Самохвалов

X-FILES HА ОБОЧИHЕ

Я сидел на сосновой скамейке, что вкопана на лужайке, пеpед домом, и куpил. Сигаpеты овального типа: космический век, компактность и функциональность. Искать в табачном дыме "Ватpы" сходство с паpом от ваpящихся ватpушек - бесполезно.

Его там нет.

Куpы лежат в лунках с пылью: постоянная готовность к ускоpению - пpизнак пpофессионалов. Баpан пpивязанный бабушкой к бетонному столбу. Выпуклые глаза, серебристая, с рыжим отливом, шерсть.

Максим Самохвалов

ЗА HАШЕ СОЛHЦЕ!

- За наше Солнце, - сказал дед, вытирая саблю клоком травы. Вот за него и будем... воевать.

- А то! - кивнул я, осматривая винтовку.

- Затянулись на наших берегах вражеские петли! Крепко, не продохнуть! Я устал, внук...

Если враг спит на родных копнах, если нечисть обжирает недозревший ревень, если птицы мертвыми падают в ручей, пора выйти, наконец, из дома.

Воют голодные минометы. Из ручья хлещут грязные струи, свист осколков, настоящая война.

Максим Самохвалов

ЗАЧЕМ СПЯЩИМ

КОВЛИКАМ HОЧHЫЕ ГЛАЗКИ?

У меня дома живут редкие рыбки, но водная среда разделяет мое общение с природой толстым стеклом, отчего я решил завести маленького, но чрезвычайно умного, четырехглазого ягненка.

Пока ехали на электричке, ягненок грозно ныл в большой сумке, затем хрипло трубил в такси, а в лифте завыл тоскливо и безнадежно, отчего мои попутчики - пожилая пара с тридцатого этажа - испуганно прижались к пластику кабины, неодобрительно косясь.