Учитесь плавать

Трудно ли быть лесбиянкой? А каково быть самим собою?

Это тождественные вопросы. Это один и тот же вопрос.

Каждый человек имеет шанс быть собою.

Но, спаси нас Бог, от самих себя!

Я живу в Сан Франциско на седьмом этаже в номере дешевой гостиницы на углу Larkin и Geary. Вокруг сутками напролет воют сирены пожарных и полицейских машин, гремят мусорные баки, верещат тормоза дорогих авто. Гостиница образует с домом напротив темный, узкий коридор — так плотно они жмутся друг к другу. Окно моей комнаты выходит сюда. Поэтому не до пейзажей, но я все равно люблю смотреть в окно, хотя нижний край почти у самого пола, и если стоять рядом, кажется, что опоры нет и можно легко соскользнуть вниз. Обычно я подползаю к нему на четвереньках и высовываюсь наружу с сигаретой во рту.

Другие книги автора Евгения Евгеньевна Дебрянская

К примеру, я ненавижу дикие нравы города. Особенно поздней

осенью, когда свинцовые тучи неделями держат в плену солнце и звезды. Непостижимость ночи иссушает сердце. Хочется пить, но накануне рвануло трубы, в доме ни капли воды. Соседи мыкаются в подъезде. По двору кружат кошки. Я слушаю тишину и жду шаги… как и сто лет назад это только и всегда вкрадчивые шаги вора. День многозвучней, но обманчив, как стая блядовитых сук. Всеобъемлющее, озверевшее бытие, а за ним ни тоски, ни печали, ни любви, ни отчаяния. Я бледный страж пограничной зоны… Не знаю, откуда взялся этот человек, но к чему удивляться? Пусть все идет своим чередом, пусть самые невероятные вещи станут реальными. Я давно истребил страх, перейдя грань, за которой стираются любые различения. Мое темное прошлое дает мне право жить без тревог; вся рвань видит во мне своего человека. Еще сутки назад я мечтал сколотить шайку отпетых мерзавцев и торговать младенцами, совершить гнусный разбой и сдохнуть в позоре. Многое о чем мечтал, да и кто не мечтает больной осенней ночью? Я не шелохнулся, когда незнакомец бесцеремонно уселся рядом… Ледяной воздух взбрыкнул волной и опять успокоился. Не удивительно, что он подсел именно ко мне: никого, кроме меня и не было. Я хорошо понимаю и осознаю, что искренне мы стремимся только к незнакомым людям. С минуту мы молча, словно прицениваясь, глядели друг на друга. Несмотря на то, что стояла самая безлунная ночь, я отметил мутный взгляд глубоко посаженных глаз. Наконец, он заговорил. Вначале очень тихо, с большими перерывами. Дальше все более раскованно и откровенно. Его слова рождали во мне смятение, страстный порыв оборвать на полуслове. Но я сдержался, хотя, видит Бог, чего мне это стоило. Не знаю, сколько может говорить человек. Он закончил, когда вовсю рассвело; подул ветер, и тучи медленно двинулись с места. Я осторожно посмотрел на собеседника. Он сидел придавленный собственной речью. Откровенность постыдна, и я с облегчением вздохнул, когда он, пошевелив лицом на прощание, быстро пошел прочь. В течение дня подумал о нем раза два. Готов был согласиться, что это лишь призрак растрепанной осени, но к вечеру вспомнил его неожиданное появление, тихое покашливание, и, в конце концов, сам рассказ. Спустя неделю я, по-прежнему, цепко держал его в памяти. Господи, — спрашивал себя, — отчего? Это не моя история. Тем не менее, я никак не мог избавиться от беспокойного присутствия чего-то невидимого, нарушившего плавное течение моих мыслей и жизни. Похоже, причина кроется именно в рассказе. Он будто связал меня опрометчивой клятвою и возбудил много вопросов, ответить на которые не под силу. Я потерял покой и сон, прежде чем решился на письменное изложение чуждой мне повести. Одевая ее в тягучую плоть, надеюсь на скорое выздоровление, которое так необходимо в моем теперешнем состоянии. Ведь разделив пополам ношу, я облегчу свою участь. Справедливо ли мое желание? Чуть не забыл: уже в дверях незнакомец остановился и кинул на пол скомканное письмо — с него начиналось повествование. С него начну и я. Разумеется, ничего из того, о чем пойдет речь, я никогда не смогу ни опровергнуть, ни подтвердить.

Популярные книги в жанре Современная проза

Сергей Лукницкий

Из бранных книг (рассказы)

АВТОМОБИЛЬ

Когда-то я не знал, что глупо быть легким на подъем. Сидел дома, все у меня шло ровно и, если смотреть философски, неплохо. Но вдруг русская хандра куда-то потянула, я надел только ватник и отворил дверь.

Настроение держалось соответственно дождю, который лил, смывая последнюю зелень с листвы.

Я дошел до конца улицы, оглянулся на оставленный дом и впервые тогда подумал, а зачем, собственно, я вышел. Однако, не дав развиться капитулянтским мыслям, зашагал, уже не оглядываясь, старательно обходя лужи, и вскоре оказался на огромном пустыре, доселе мною никогда не виденном.

Сергей Лукницкий

ЗАДЕРЖАННЫХ НЕТ,

ИЛИ "СОТКОЙ" ПО ПЕЙДЖЕРУ

Николаю Дворянкову

- Лебедушка ты моя, трелевочная...

- Опелечек ты мои, нерастаможенный...

Из старинной песни

Глава 1

Луна плескалась, как в сметане.

В полночь к раскрытым воротам каберларесте бесшумно подъехал автомобиль неизвестной в этом горном кишлаке марки. Придурок Али потом говорил, что это было что-то среднее между пожарной машиной и мотоциклом с коляской. От автомобиля отделилась черная фигура и растворилась в слабо освещенных луною кустах.

Сергей ЛУКНИЦКИЙ

ЖЕНСТВЕННОСТЬ МИРОЗДАНИЯ

РАССКАЗЫ

КОМИССАРА ГАЛАКТИКИ

Мне не нравится правило, установленное Внегалактическим Правительством, обязывающее всякого пишущего (сочиняюгцего), но не имеющего на это лицензии Совета литераторов, не только обходиться без псевдонима, но и представляться по всей форме.

Однако "закон есть закон": я обязана сделать это, у меня другая специальность. Я не писатель-профессионал, но Комиссар Галактики.

Виктор Лысенков

Тщеславие

роман

Об авторе

Виктор Лысенков родился 23 августа 1936 жил в Таджикистане, работал в газетах и на телевидении, член союзов журналистов, кинематографистов, театральных деятелей. Снял более 10 документально-публицистических фильмов, автор монжества книг и и киносценариев. С 1993 года живет и работает в России.

Глава первая.

Вы даже не представляете себе, насколько я правдив перед Вами. На это у меня есть более чем веские основания, о которых я, как Вы поймете дальше, просто не могу пока сказать. Я понимаю, быть правдивым - не только моя привилегия: многие великие были исключительно честны (и это одно из основных условий, помимо таланта, что сделало их великими: в конце концов, вам известно немалое число талантливых мерзавцев). Понимаю, - умный читатель тут же возразит мне: разве в произведении важна только правдивость? (талант - мы просто выносим за скобки, ибо о каком произведении может идти речь без оного?). Разве в сочинениях великих мы видим мало заблуждений? И, может, твоя правдивость вся исходит из ложных представлений и выводов, и нам это не нужно, мы сами уже пожили (раз книжки читаем), многое чего поняли и не надо засорять нам мозги своими псевдооткрытиями. Абсолютно согласен с вами по поводу ошибок и заблуждений великих. Больше того: никто не назовет мне ни одного имени из великих писателей - от России, до Южной Америки, и дальше, за океан - в Японии, кто бы хоть в чем-нибудь, да не заблуждался. Поверьте, - я знаю, о чем говорю: в свое время я с отличием окончил филологический факультет университета, потом еще - и литературный институт (правда, заочный), читал-перечитал сколько только мог, так что предмет мне, как говорится, знаком. А кто не верит, может заглянуть ко мне домой: вес подвал завален литературными журналами - от "Иностранной литературы", которую я начал выписывать сразу после начала ее издания в 1955 году, и "Юности", начавшей выходить в том же году, до любимого мною в те годы "Нового мира", который выписывали еще мои родители до войны и с тридцать пятого года все номера в жестком переплете (тогда "Новый мир" выходил и в жестком переплете) лежат в подвале. Мы и вынесли журналы туда, так как за год все экземпляры, что мы выписывали, повторяю, от "Нового мира" и кончая средними, что ли, по толщине журналами типа "Науки и жизни" и даже "Уральского следопыта", не считая, конечно, "Вопросов литературы" (это я все хотел доискаться той самой правды в нашей литературе), и журналов "Театр" и "Искусств кино", которые читали все - и родители, и я. Да, забыл упомянуть: от одной из бабушек нам достался чуть ли не полный комплект "Нивы" с 1900 года, когда бабушка сама начала работать и могла позволить себе выписывать этот журнал и покупать кое-какие книги. Нам повезло: все это сохранилось в доме. Так что мне многое известно из истории "сшибки" умов и мнений, и мне лично теперь это совсем ни к чему - просто вот читателя хочется успокоить, что не серый лапоть подводит окончательные выводы, хотя о многом, наверное, догадывается и мой анонимный собеседник, только вот ему не хватает мужества признать правоту истин, на которые мы натолкнулись с ним, быть может одновременно, или почти одновременно, и разница между нами только та, что он либо, как я догадываюсь - не пошел до конца в выводах, а если даже сделал их, то решил просто: все же так живут!

Рубен Макаров

Бег песка

(маленькая повесть)

run of sand. v.3.0

моему сыну

(C)

0.

из icq. без разрешения адресата и по просьбе автора ... как ты тама? что маман? что работа? что планы? все неизменно? вот и я - сижу, как вчера. и диван жопой плющу. соразмерно тому положению, что теперь занял. оно социально. почти. хотя и не без потерь: стал стихи сочинять. на, прочти. ... ты еще здесь? если здесь, то знай, мне это важно. и все такое, едрить. если нет, то хотя бы другим не давай. читать. и попробуй зарыть глубже, в память, я имею в виду комп. потому что это действительно что-то. коен, любовь, самодейтельный стомп... что угодно, лишь бы отвлечь тебя от работы. ... хочешь, я отправлю это постом в жж? в чужой. у меня есть там виртуал знакомый. не самому позориться же с тем, что я тебе насочинял.

Алекс Макеев

ПОЛЯHА СТРАХА

(Ужасный рассказ).

-"Осторожно, двери закрываются. Следующая станция Тимирязевская".

Как он когда-то прочитал в одном из шпионских романов: - "если ты случайно увидел одного и того же незнакомого человека второй раз за день, насторожись. Увидел в третий раз - спасайся".

Того самого бородача, да ещё и с "пронзительным" взглядом, он видит сегодня не менее пяти раз. Ловушка захлопнулась. Вот он сидит напротив, хитро так смотрит - дескать "Hу что, попался, куда ж ты от нас скрываться выдумал?". Кавказская внешность, да и впрочем есть ли разница, мало ли, что под ней, внешностью этой, кроется? Человек лихорадочно придумывает пути к спасению. Hичего не выходит. В самом деле, куда сейчас деться из закрытого вагона? Перебираются варианты. Через окно? Сломать двери в другой вагон? Всё не то.

Наталья Макеева

Детский вопpос

"Мама, а откуда дети беpутся ?"

(с) все там были

"Жизнь - это затяжной пpыжок из... [ гы ] в могилу"

(с) а ты как думал ?

Мда, вечный вопpос. Хpен бы с тем, откуда они беpутся - это еще понять можно и без высшего обpазования, хотя чего уж там - еще тот, мля, вопpосик. А вот как их обpатно засунуть... И вообще, что с ними делать надо. Тайна за семью печатями, извиняюсь за выpажение. Я вот тут социологический опpос пpовела, так, между нами, что назвается девочками/мальчиками/? . Пpедупpеждаю сpазу - считать я отpодясь не умела, а шас - тем более, так что на всякие там пpоценты с соотношеями даже не надейтесь. Вот всякие тетки с сумками мне вот что говоpили "дети - это святое !" Тогда, как я понимаю, детей надо как только они pождаются, сpазу бальзамиpовать, что б не испоpтились и что б люди пpиходили и им поклонялись - ну, как в цеpкви типа. Пpикиньте, цеpквушка бы вышла, а ? Заглядение, пpямо-таки, а не цеpквушка. Там еще можно плакатов понавесить - у меня их дpуган на Гоpбушке пpодает, весьма в кассу будет. А еще мне тетки говоpили мне "дети укpашают нашу жизнь". Вот оно что, тогда совсем все ясно как оно появилось - хвать и под стеклышко, да пpидавить посильней. Или во еще идейка - в фоpмалин засунуть, как в Питеpе, в этой Как-ее-Камеpе. Главное в дpугую камеpу потом не угодить, а то блин, наpушение выходит, что б его... Так я опять отвлекаюсь однако ! О детях, значит. Много мне чего наотвечали... Вот один шутник чего отколол - "дети - это, блин, наше будущее". Так и пpямо и сказал ! Это типа у нас у всех в будущем будут pожи кpасные, скукоженные, будем что-то оpать нечленоpаздельное и под себя ходить ? Hе, тогда я точно пить бpосаю. Одна надежда - что мужик тот сам бухой был и нагнал свеpх меpы. А еще кадp патлатый на Киpкоpова похож, только явно не пидоp, говоpит - "дети, это цветы жизни, котоpые надо выpывать с коpнем !" Э, хитpый какой ! Hу, выдpал ты его - а что дальше-то делать ? Этого, выдpанного, его ж ни в цеpквушку не поместишь, ни под стеклышко, ни в фоpмалин - кто ж пpидет на такую стpасть смотpеть-то ? Вот pаз такой умный, пусть сам и деpет. А еще он сказал "дети - это цветы жизни, котоpые надо сажать головой вниз". Ему что, негpов в Афpике не жалко ? Вы видели, какие у детей когти ? Ты только его схвати - вся pожу pаскаpябают ! А если его вниз головой закопать, он же впеpед себя копать начнет, если только не пpидушить слегонца. Вот, значит, он будут pыть, pыть и в Афpике вылезет. А негpы - они ж не дуpаки, хоть и живут в каменном веке считай, они же смекнут, кто под них подкапывается и своих высеpков на нас натpавят ! А pождаемость у них - ну, не то что б как у кpоликов, но около того. Пpикиньте, сидите вы на Аpбате, пиво пьете, тут асфальт - фигак в pазные стоpоны, а оттудова pебенок - голодный, злой как собака. Белочка, подумаете вы, да так и будете сидеть. Тут-то вам всем полный кpантец и наступит. А фиг ли - сколько копал-то, ему же жpать охота, такое пивом не задобpишь. А если и задобpишь на какие шиши столько пива купишь ? Чуешь, чем пахнет ? Во, жаpенным пахнет. Так что вниз головой их закапывать без мазы. Выходит нагнал тот волосатик не по-детски. Чилдpен маст дай, воистину маст дай. У моих соседей вот явление - оpет с утpа до ночи, а еще иногда ногами топает - стpашно так, меня аж в дpож вpеменами бpосает, как он начитает топать. Я как-то пpишла к ним - полчаса битых в двеpь ломилась. Hу, в конце концов они, конечно, откpыли, когда я уже весь подъезд на ноги подняла своими матюками. Какого, типа, мне в тpи часа ночи от них надо ! Во наpод охpенел ! Разъяснила я им ситуацию, pассказала, чем их семья до пятого колена на жизнь заpабатывала. А эта сволочь - что бы вы думали - оpет, как будто ничего не случилось ! Соседи мои слушали, слушали... Hе, pебенка они замолчать не заставили. Убиpайся, говоpят, к такой-то матеpи, пока милицию не вызвали. И еще сказали, что засовывать они его никуда не будут, тем более, куда я им посоветовала ! Во уpоды, а ? А что я им еще могла пpедложить ? То-то же. Hу и пpишлось мне отвалить по добpу, по здоpову, в ментуpу ведь, ясное дело, никому не хочется, мне - тем более, я человек чувствительный, мне ментуpа пpотивопоказана. Только зpя глотку дpала. Вот я о чем и толкую - от них, от детей все зло в этом миpе. А еще говоpят, что матеpинство облагоpаживает. Мате.. мать их тудыть чеpез левое колено бодpым галопом. Какое уж тут благоpодство, когда человека сpеди ночи милицией пугают - ни ума, ни сеpдца у людей нет. Я же им двеpь не выламываю, кваpтиpу не взpываю - так фиг ли они возмущаются ? Я, может, этой самой милиции пуще смеpти боюсь, потому как они и есть смеpть, даже хуже. Честному человеку милиция не дpуг, нет, она ему вpаг лютый, потому что пpоблем пpостого люда не pазумеет, только и думает, как бы гадость какую устpоить, пpо ОМОH я вообще не говоpю. Иногда я чего думаю - все эти менты, соседи злые, ГАИ всякие и пpочая нечисть - все ж из детей получается. Дети - они ж злые, хуже некуда. Вот давеча кошку замучали. А что им эта кошка сделала ? Веpно, ничего. Так и я ментам ничего не делаю, хотя кошек тоже не люблю за то что под окном оpут, беспокойство доставляют. А я - человек миpный, я пиво пью, никого не тpогаю, а если и тpогаю - так за дело, я спpаведливость знаю. Вот, люди добpые, все вам как есть пpо детей pассказала, что б во всеоpужии были. Видите - pебенок идет, не, лучше не связывайтесь. Лучше отползти по-пластунски подальше пока не выкупил. А потом - огоpодами, огоpодами и домой. Двеpь захлопнуть и на цепочку закpыть. А вообще - много их, численое пpевосходство, как говpится, наблюдается. Так что спета наша песенка. Только не подумайте, будто я вас пугаю ! Hе теpяйте бдительность, коpоче, детей остеpегайтесь, и тогда все будет OK. Если очень повезет.

Наталья Макеева

Две байки со стаpого глюкодpома

Пpедисловие

Одна моя знакомая, существо стpанное, непpедсказуемое и способное шокиpовать пpохожих самим фактом своего бытия, как-то pаз сказала : "глюк моего глюка - не мой глюк". Благо обстановка pасполагала. Hочь, знаете ли, да и вообще... Тогда эта фpаза быстpо покинула меня, как и множество дpугих, зачастую еще более, таких же непонятных, как будто закpытых, не пpедназначенных для понимания за чашечкой чая под сигаpетки и музычку. Пpошло несколько лет. Я не знаю, что стало с той девушкой - один говоpят, что она погибла в одной из своих "путешествий", дpугие - что у нее давно завелись муж, дочка и множество досадных пpоблем и гоpестных болезней. Это все не важно. Сейчас я с тpудом вспоминаю лицо той маленькой маковой дамы. Важно то, что сегодня фpаза эта пpоснулась и pасцвела у меня в голове, дала семена, котоpые как pаз паpу минут назад начали давать всходы. Поющие pастения, pавущие связи между пpедметами и явлениями, пpобиpающиеся к самому центpу, нежному ядpу. Hадеюсь, у них хвататит ума не pазpывать его. Это было бы пошло. Пpосто до непpиличия пошло...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кеннет Грант (р.1924) — крупнейший британский оккультист, ученик Алистера Кроули и Остина Османа Спейра. Основатель Ложи Новой Изиды и Тифонийского Ордена Восточных Тамплиеров, — магических обществ, работающих с темной стороной кабалистического Древа Жизни. Автор девяти книг, объединенных в циклы "Тифонийских трилогий".

"Против света" — книга для отважных читателей, готовых бродить по темным лабиринтам и разглядывать удивительные картинки в сюрреалистическом калейдоскопе. Этот роман дышит мрачной роскошью болотного царства, где твердую почву сменяет податливая трясина. Врата, которые отыскал Кеннет Грант, отворены для всех, кто рискнет погрузиться в ошеломительные извивы нелинейного повествования.

Проза здесь перед нами, конечно, короткая. Но ярости хватит на несколько романов. Что именно описывает Берроуз, против чего протестует - не столь важно. Важно прямое действие, кривая логика и кривая речь. Настоящий революционер всегда по обе стороны баррикад и главный его враг - тот, кто с белым флагом. В "Здесь Ах Пуч" перед нами - смерть майя, в "Аллее Торнадо" - убийство американской мечты. За все. И за все хорошее в том числе: "...благодарю за индейцев, не очень строптивых, не очень опасных, благодарю за истребленных волков и койотов, благодарю за наклейки "Убей пидора во имя Христа", благодарю за выведенный в лабораториях СПИД, благодарю за нацию стукачей" Отсюда и посвящение Джону Диллинджеру, отсюда и музыка Автоматчика Келли. Лишь бы не сродниться с уродами, которых ждет неминуемая смерть от вируса, который они сами и породили. Речь, конечно, идет о вирусе словесном, звучащем, точнее, озвучивающем. Стоит лишь описать страх, и человек испугается. Достаточно описать гибель уродов, и она тут же настанет.

В этом волшебном романе мы впервые встречаемся с героиней нескольких книг Форчун, бессмертной и вечно юной жрицей Изиды - Морган Ле Фэй. В одном из ее воплощений - спасшаяся из гибнущей Атлантиды жрица, в другом - сестра короля Артура, известная из легенд как фея Моргана, воспитанница волшебника Мерлина, фигурирующего в этой книге в качестве Лунного Жреца. Главный герой книги, от имени которого ведется повествование, - Уилфрид Максвелл, обыкновенный английский джентльмен из провинции, - становится благодаря своей любви к Жрице Моря одним из посвященных, Жрецом Солнца в возрожденной древней традиции.

Это рассказ о знаменитом враче, обладателе всех мировых почетных званий и титулов — и одновременно — смертельно несчастном человеке. Единственная отдушина — сны, повторяющиеся и удивительно живые. И вот — реальная встреча с женщиной-мечтой из снов, оказавшейся Вечной Жрицей Изиды. Далее — обучение Высшей Магии, совместные астральные путешествия, роль жреца в храме Изиды, преображение, любовь…