Учитель вранья

Герои сказочной повести «Учитель вранья», пятилетняя Таська и её брат, второклассник Тим, увидели однажды объявление, что на 2-й Первоапрельской улице, в доме за синим забором, дают уроки вранья. И хотя Таська уверяла брата, что врать-то она умеет, они всё-таки решили отправиться по указанному адресу… А что из этого вышло, вы узнаете, прочитав эту необычную книжку, полную чудес и приключений.

Отрывок из произведения:

Я опоздал на электричку. Она стояла у платформы, пока я бежал к ней, а когда мне оставалось всего каких-нибудь шагов двадцать, или даже восемнадцать, вдруг свистнула: «Счастливо оставаться!» – тронулась и, набирая скорость, ушла. Следующей надо было ждать час.

Я сел на скамейку отдышаться. Рубашка была мокрая, словно я пробежал под дождём. Настроение сердитое. Да ещё духота. Пить хотелось. И комары налетели кусаться.

Я хлопнул на себе одного, другого. И так размахнулся, что нечаянно толкнул сидевшего рядом.

Рекомендуем почитать

В необычайно интересной сказке знаменитой детской писательницы Ирины Токмаковой рассказывается о приключениях шестилетней девочки Вари в сказочной стране. Книга заставляет ребят задуматься о том, что такое страх и как с ним бороться, учит оптимистически смотреть в будущее и преодолевать трудности.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Януш Корчак (1878–1942) – выдающийся польский врач, педагог и писатель. Корчак был человеком необыкновенным, всю свою жизнь посвятивший чужим детям, к которым относился с огромной любовью и заботой. Он открыл в Варшаве Дом сирот, в котором жили, учились и воспитывались дети, потерявшие родителей. Прожив достойную уважения жизнь, Януш Корчак умер как герой. Когда во время Второй мировой войны фашисты заняли Варшаву, население города подверглось гонениям. Не миновала эта участь и Дом сирот. В один из дней всех его воспитанников арестовали. Корчаку же предложили свободу. Но разве мог он оставить своих детей?! Вместе с ними Януш Корчак вошёл в ворота лагеря и погиб в огне крематория.

Одно из самых известных произведений писателя – повесть-сказка «Король Матиуш Первый». Это история юного Матиуша, который, рано потеряв родителей, вынужден был занять трон короля. Чувствуя ответственность перед своим народом, Матиуш, добрый и отзывчивый мальчик, всем сердцем хотел сделать жизнь людей в своём королевстве лучше. И прежде всего он думал о детях. Но сколько трудностей и разочарований ждало его на этом нелёгком, но благородном пути!

«Леди Дейзи» — это трогательная история о дружбе мальчика Неда с… куклой, но куклой не простой, а говорящей. С чего началась такая необычная дружба, какие испытания выпали на долю друзей и чему они их научили, вы узнаете, прочитав эту увлекательную повесть.

В книгу замечательной современной писательницы, автора знаменитых «Приключений жёлтого чемоданчика», вошли остросюжетные повести-сказки: «Клад под старым дубом», «Тайна забытого чердака» и «Приключения плюшевого тигра», адресованные детям младшего школьного возраста.

Кто в детстве не мечтал стать волшебником! Вот и Кайтусь, обыкновенный польский мальчишка, тоже хотел иметь шапку-невидимку, семимильные сапоги, ковёр-самолёт и много чего ещё чудесного. Но стать волшебником не так-то просто, оказывается, для этого надо долго и упорно тренироваться. А что удивительного? Волшебство – вещь трудная, особенно когда только начинаешь. И вот наконец у Кайтуся получилось первое волшебство… Но принесёт ли ему эта чудесная способность радость и счастье, если колдовать только для себя?

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Сказочная повесть о том, как свежеиспеченная кошка Лиза легкомысленно покидает дом своего «родителя» — кондитера Крема и отправляется на охоту за мышами. В пути ее ждут многочисленные приключения и испытания, но знакомство с беглым домашним котом Валерьяном спасает ее от беды, и блудная кошка вместе со своим новым другом благополучно возвращается в отчий дом.

Сказочная повесть итальянской писательницы Бьянки Питцорно — это забавная история о двух подружках — Аглае и Бьянке, — создавших для себя дом на дереве, в котором есть всё необходимое: спальные места, гостиная, кухня и даже ванная. Здесь они принимают гостей и играют, выращивают экзотические растения и содержат кошку с собакой. Их жизнь ни на минуту не становится скучной и тоскливой, потому что по воле случая эти озорные девчонки постоянно находят для себя невероятно увлекательные занятия. Чего только стоит воспитание четырёх младенцев!

Эта повесть – продолжение книги «Король Матиуш Первый», истории юного Матиуша, который, рано потеряв своих царственных родителей, был вынужден занять трон короля. Матиуш начал правление с реформ, направленных на улучшение жизни людей королевства, и в первую очередь – детей. Но, не имея опыта в управлении государством, Матиуш довольно скоро сталкивается с проблемами, решить которые он не в силах. В стране случается переворот, и юного короля лишают власти, более того – его предают суду и ссылают на необитаемый остров.

Как сложится дальнейшая жизнь Матиуша – доброго, честного, благородного мальчика, сколько ещё тягот, лишений и бед предстоит вынести ему, кем вернётся он в свою страну – победителем или побеждённым, читайте в книге «Король Матиуш на необитаемом острове».

Другие книги автора Марк Сергеевич Харитонов

Марк Харитонов

Игра с собой

Рассказ

Об авторе

Марк Сергеевич Харитонов родился в 1937 году в Житомире. Закончил Московский государственный педагогический институт им. Ленина, работал в школе, газете, издательстве. С 1969 года - профессиональный литератор. Переводил на русский язык немецких писателей (Герман Гессе, Франц Кафка, Стефан Цвейг, Элиас Канетти и др.). Автор многих прозаических и эссеистических книг, переведенных на английский, французский, голландский, чешский, японский и др. языки. Лауреат первой в России Букеровской премии (1992). Проза и эссеистика неоднократно печатались в "Знамени"; на страницах нашего журнала в 2003 г. впервые вышел к читателю со стихами. Живет в Москве.

«В художественной системе Харитонова быт занимает важное место. Выписан он чрезвычайно тщательно и исторически достоверен, хотя является для автора все-таки только фоном для постановки глубоких экзистенциальных вопросов… Единицей текста становится абзац, передающий мысль, действие, мотив и сохраняющий внутри себя логическую связь, но между абзацами — пустота, как и между событиями, и в этой структуре — авторская философия: правда принадлежит не логике, часто вводящей в заблуждение, а целостности бытия, из которой, собственно, и вырастает дух жизни. Каждый абзац как бы рождается из мглы и требует отгадки, соотнесения не только с сюжетом, но с чем-то большим — надвременным и надличностным»

Е. Шкловский

Трилогия Марка Харитонова (р. 1937) «Провинциальная философия» впервые издается на русском языке одной книгой. В нее входят романы «Прохор Меньшутин» (1971, опубликован в 1988), «Провинциальная философия» (1977, опубликован в 1993), «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича» (1980—1985, премия «Русский Букер», 1992). Все три книги связаны общими персонажами, общим местом действия, провин– циальными городками Нечайск и Столбенец, общим продолжающимся сюжетом, «тихим, но могучим дыханием неутолимой страсти» (Андрей Немзер). В полном виде трилогия публиковалась только по-французски по инициативе выдающегося слависта профессора Жоржа Нива, отме– чавшего «неподражаемый колорит, который ощущается во всех работах большого писателя». Отдельные части трилогии публиковались также на английском, чешском и китайском языках.

«Эта книга в основном… родилась из заметок, которые я веду много лет, чаще всего на мелких листках, напоминающих фантики, конфетные обертки, на чистой стороне которых любил записывать мелькнувшую мысль или впечатление герой моего романа „Линии судьбы, или Сундучек Милашевича“» — так пишет об этой книге лауреат Букеровской премии (1991) Марк Харитонов. На ее страницах он размышляет о своем времени и о человеческой жизни, об искусстве и литературе, вспоминает об ушедших друзьях — поэте и правозащитнике Илье Габае, скульпторе Вадиме Сидуре, поэте Давиде Самойлове и других. Изданная в переводе на французский язык книга удостоена во Франции премии за лучшую иностранную эссеистическую книгу 1997 года.

Новый роман Марка Харитонова читается как увлекательный интеллектуальный детектив, чем-то близкий его букеровскому роману «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича». Герой-писатель пытается проникнуть в судьбу отца, от которого не осталось почти ничего, а то, что осталось, требует перепроверки. Надежда порой не столько на свидетельства, на документы, сколько на работу творящего воображения, которое может быть достоверней видимостей. «Увидеть больше, чем показывают» — способность, которая дается немногим, она требует напряжения, душевной работы. И достоверность возникающего понимания одновременно определяет реальный ход жизни. Воображение открывает подлинную реальность — если оно доброкачественно, произвольная фантазия может обернуться подменой, поражением, бедой. Так новая мифология, историческая, национальная, порождает кровавые столкновения. Герои повести «Узел жизни», как и герои романа, переживают события, которые оказываются для них поворотными, ключевыми. «Узел жизни, в котором мы узнаны и развязаны для бытия»), — Осип Мандельштам сказал как будто о них.

В декабре 1992 года впервые в истории авторитетнейшая в мире Букеровская премия по литературе присуждена русскому роману. И первым букеровским лауреатом в России стал Марк Харитонов, автор романа «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича». Своеобразная форма трехслойного романа дает читателю возможность увидеть историю России XX века с разных ракурсов, проследить начало захватывающих событий, уже зная их неотвратимые последствия.

Марк Харитонов родился в 1937 году. В 70-е годы переводил немецкую прозу — Г. Гессе, Ф. Кафку, Э. Канетти. Тогда же писалась проза, дождавшаяся публикации только через двадцать лет. Читавшие роман Харитонова «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича», удостоенный в 1992 году первой русской Букеровской премии, узнают многих персонажей этой книги в романах «Прохор Меньшутин» и «Провинциальная философия». Здесь впервые появляется провинциальный писатель и философ Симеон Милашевич, для которого провинция была «не географическое понятие, а категория духовная, способ существования и отношения к жизни».

Действие последнего романа «Возвращение ниоткуда» разворачивается также в небольшом провинциальном городке. Но это уже другая провинция, и времена другие…

«Я бы хотел, чтобы чтение помогло человеку осознать себя полноценно живущим», — сказал однажды автор этих рассказов Марк Харитонов, первый лауреат Букеровской премии. Герои его рассказов обладают способностью воспринимать как чудо обычную жизнь, во всей ее противоречивой сложности и драматизме.

Популярные книги в жанре Сказка

Издавая сказки Кота-Мурлыки, необходимо сказать хоть несколько слов об их авторе.

Это был старый и весьма почтенный Кот, но, к сожалению, полный всяких противоречий. Он был стар и постоянно напевал одну и ту же песню:

— Nicht Alles was Alles ist gut!..

Таким образом, он никак не мог сделаться ни антикварием, ни архивариусом, хотя бы в каком-нибудь комиссариатском архиве и существовали самые жирные крысы.

Он был, бесспорно, почтенный Кот, но всегда вооружался против всякого почтенья, называя его китайской церемонией.

Пусть мир всем кажется в радужном свете. И напасти уходили, как веселый анекдот и юмор. И все колкости превращались в смех. Плохие моменты жизни чудились маленьким ежиком, обескураженной лисицей, загадочным Шириком-пыриком и уходили стороной походкой Кота-колоброда, что всегда тихо гуляет в парке. Он уходит из темных забытых углов своего дома, чтоб отыскать яркое светило.

Пусть некоторые странности превращаются в сказочных существ, а обыденность и заштампованность – в легкую болезненность. Все кажется проще, когда есть среди нас очарование и неординарность: то взлетает Человек-птица, то выкатывается Ширик-пырик, то ставит загвоздки Зайчик-золотайчик.

И накаляется планета в Полдень, выходит на встречу всем Человек-Полудень. И все смеется и оживает, даже неодушевленное, и разговаривает, как и живой мир. И бежит за всеми вслед Ники-паровозик, чтобы тоже не пропустить уроки природы.

Всему есть место на Божьей земле. И даже Часы Волка останавливаются, чтобы дать Божьей коровке взлететь. И летит Воздушный колокол, возвещая всем об этом.

Жили-были старик со старухой, и не было у них детей. Сидят они как-то за столом и горюют:

— Послал бы нам бог ребеночка, хоть ростом с ежика!

Только они это вымолвили, вылезает из-за печки маленький ежик и говорит:

— Я — ваш сынок!

Взяли старики ежика в сыновья и вырастили.

Когда ежик подрос, мать и говорит:

— Будь у меня сынок побольше, пас бы он свиней. А такого маленького свиньи и затоптать могут, вот беда-то.

На самом севере Японии, на острове Хоккайдо, в деревне Инаги, жил крестьянин Гомбэй. Не было у него ни отца, ни матери, ни жены, ни детей. И земли у него не было. Жил он один на самом краю деревни, в маленькой избушке, а промышлял охотой на диких уток.

Каждый день Гомбэй поднимался до зари, шёл к большому озеру неподалёку от деревни, расставлял ивовые силки и долго-долго стоял у воды, подстерегая уток. За день ему удавалось поймать когда трёх, а когда двух уток. А бывало, что в силки к нему попадала всего одна утка, а то и вовсе ни одной.

Жили себе дед и баба. Бедно жили. Известное дело — старики: ни работать, ни заработать не могут, только и было у них то, что соберут подаянием.

Дождались они весны. Начали люди сеять.

Вот баба и говорит деду:

— Ты бы, дед, хоть немного проса посеял. Я припрятала на посев с гарнец. Тогда мы каши бы наварили, а то сухари больно для наших зубов твёрдые.

— Хорошо, — говорит дед, — посею.

Вскопал он возле кустов клочок земли и посеял просо.

Близ некоего монастыря был колодец, — на всю округу славился он своей чистой, прозрачной водой. И кто ни пройдет, обязательно с пути свернет, чтобы водицы из колодца испить да посидеть под старой тенистой ольхой, что с незапамятных времен росла на том месте. А как выпьет в жару холодной воды, добрым словом помянет монахов за то, что колодец тут вырыли и много других благих дел сотворили.

Монахов в монастыре было немного, только сорок человек, вели они жизнь святую, соблазнов не ведали и богу всем сердцем служили.

Пять сказок для детей.

Летучее Семечко не умеет летать само по себе, но благодаря ветру отправляется в долгое путешествие. Оно встречает на своём пути Храброго Воина, Мохнатую Гору, Длинношейку и Журавушку, и знакомится с Хвастливой Тыквой, прежде чем находит место для новой жизни. Сказка для детей 5–7 лет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Донбасский дневник.

(Фейсбук времен АТО)

Людина нібито не літає…

А крила має. А крила має!

Вони, ті крила, не з пуху-пір’я,

А з правди, чесноти і довір’я.

Ліна Костенко

Ця книга склалася із записів у Фейсбуці: у червні 2014 на голос Олени Степової – голос похмурого луганського прикордоння – кинулися сотні, потім тисячі людей. Зараз у її МЕРЕЖАХ їх без малого 20 тисяч. Читають не тільки «статуси», а й коментарі, радіючи відгукам з усієї України, підбадьорюючись: «Донбас люблять! За Донбас моляться! Нас не залишать». Не покиньте Донбас, просить Олена. Заради тих, хто живе там і не може виїхати, кинути батьків, хворого друга, собаку. Легко виїжджали, кидаючи своїх тварин, а часом і людей, ті, хто заварив цю кашу. Але ті, хто не зрадив Батьківщину, чи можуть зрадити живі істоти? І навіть цей будинок, цей сад, степ, вітер в степу – на кого покинути?

Не покиньте Донбас, закликає Олена, заради самої України: «Подивіться на Україну: вона, як метелик, що розправив крила. Схід і Захід – це два крила. Не обривайте їх, не ламайте!».

Что думает о любви и жизни главный режиссер страны? Как относится мэтр кинематографа к власти и демократии? Обижается ли, когда его называют барином? И почему всемирная слава всегда приводит к глобальному одиночеству?..

Все, что делает Никита Михалков, вызывает самый пристальный интерес публики. О его творчестве спорят, им восхищаются, ему подражают… Однако, как почти каждого большого художника, его не всегда понимают и принимают современники.

Не случайно свою книгу Никита Сергеевич назвал «Публичное одиночество» и поделился в ней своими размышлениями о самых разных творческих, культурных и жизненных вопросах: о вере, власти, женщинах, ксенофобии, монархии, великих актерах и многом-многом другом…

«Это не воспоминания, написанные годы спустя, которых так много сегодня и в которых любые прошлые события и лица могут быть освещены и представлены в «нужном свете». Это документированная хроника того, что было мною сказано ранее, и того, что я говорю сейчас.

Это жестокий эксперимент, но я иду на него сознательно. Что сказано – сказано, что сделано – сделано».

По «гамбургскому счету» подошел к своей книге автор. Ну а что из этого получилось – судить вам, дорогие читатели!

Имя Любови Никитичны Столицы (1884–1934), поэтессы незаурядного дарования, выпало из отечественного литературного процесса после ее отъезда в эмиграцию. Лишь теперь собрание всех известных художественных произведений Столицы приходит к читателю.

Во второй том вошли сказки в стихах, поэмы и драматические произведения.

Имя Любови Никитичны Столицы (1884–1934), поэтессы незаурядного дарования, выпало из отечественного литературного процесса после ее отъезда в эмиграцию. Лишь теперь собрание всех известных художественных произведений Столицы приходит к читателю.

В первом томе представлены авторские книги стихотворений, в том числе неизданная книга «Лазоревый остров», стихотворения разных лет, не включенные в авторские книги, и неоднократно выходивший отдельным изданием роман в стихах «Елена Деева».