Учитель вранья

Герои сказочной повести «Учитель вранья», пятилетняя Таська и её брат, второклассник Тим, увидели однажды объявление, что на 2-й Первоапрельской улице, в доме за синим забором, дают уроки вранья. И хотя Таська уверяла брата, что врать-то она умеет, они всё-таки решили отправиться по указанному адресу… А что из этого вышло, вы узнаете, прочитав эту необычную книжку, полную чудес и приключений.

Отрывок из произведения:

Я опоздал на электричку. Она стояла у платформы, пока я бежал к ней, а когда мне оставалось всего каких-нибудь шагов двадцать, или даже восемнадцать, вдруг свистнула: «Счастливо оставаться!» – тронулась и, набирая скорость, ушла. Следующей надо было ждать час.

Я сел на скамейку отдышаться. Рубашка была мокрая, словно я пробежал под дождём. Настроение сердитое. Да ещё духота. Пить хотелось. И комары налетели кусаться.

Я хлопнул на себе одного, другого. И так размахнулся, что нечаянно толкнул сидевшего рядом.

Рекомендуем почитать

В необычайно интересной сказке знаменитой детской писательницы Ирины Токмаковой рассказывается о приключениях шестилетней девочки Вари в сказочной стране. Книга заставляет ребят задуматься о том, что такое страх и как с ним бороться, учит оптимистически смотреть в будущее и преодолевать трудности.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Януш Корчак (1878–1942) – выдающийся польский врач, педагог и писатель. Корчак был человеком необыкновенным, всю свою жизнь посвятивший чужим детям, к которым относился с огромной любовью и заботой. Он открыл в Варшаве Дом сирот, в котором жили, учились и воспитывались дети, потерявшие родителей. Прожив достойную уважения жизнь, Януш Корчак умер как герой. Когда во время Второй мировой войны фашисты заняли Варшаву, население города подверглось гонениям. Не миновала эта участь и Дом сирот. В один из дней всех его воспитанников арестовали. Корчаку же предложили свободу. Но разве мог он оставить своих детей?! Вместе с ними Януш Корчак вошёл в ворота лагеря и погиб в огне крематория.

Одно из самых известных произведений писателя – повесть-сказка «Король Матиуш Первый». Это история юного Матиуша, который, рано потеряв родителей, вынужден был занять трон короля. Чувствуя ответственность перед своим народом, Матиуш, добрый и отзывчивый мальчик, всем сердцем хотел сделать жизнь людей в своём королевстве лучше. И прежде всего он думал о детях. Но сколько трудностей и разочарований ждало его на этом нелёгком, но благородном пути!

«Леди Дейзи» — это трогательная история о дружбе мальчика Неда с… куклой, но куклой не простой, а говорящей. С чего началась такая необычная дружба, какие испытания выпали на долю друзей и чему они их научили, вы узнаете, прочитав эту увлекательную повесть.

В книгу замечательной современной писательницы, автора знаменитых «Приключений жёлтого чемоданчика», вошли остросюжетные повести-сказки: «Клад под старым дубом», «Тайна забытого чердака» и «Приключения плюшевого тигра», адресованные детям младшего школьного возраста.

Кто в детстве не мечтал стать волшебником! Вот и Кайтусь, обыкновенный польский мальчишка, тоже хотел иметь шапку-невидимку, семимильные сапоги, ковёр-самолёт и много чего ещё чудесного. Но стать волшебником не так-то просто, оказывается, для этого надо долго и упорно тренироваться. А что удивительного? Волшебство – вещь трудная, особенно когда только начинаешь. И вот наконец у Кайтуся получилось первое волшебство… Но принесёт ли ему эта чудесная способность радость и счастье, если колдовать только для себя?

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Сказочная повесть о том, как свежеиспеченная кошка Лиза легкомысленно покидает дом своего «родителя» — кондитера Крема и отправляется на охоту за мышами. В пути ее ждут многочисленные приключения и испытания, но знакомство с беглым домашним котом Валерьяном спасает ее от беды, и блудная кошка вместе со своим новым другом благополучно возвращается в отчий дом.

Сказочная повесть итальянской писательницы Бьянки Питцорно — это забавная история о двух подружках — Аглае и Бьянке, — создавших для себя дом на дереве, в котором есть всё необходимое: спальные места, гостиная, кухня и даже ванная. Здесь они принимают гостей и играют, выращивают экзотические растения и содержат кошку с собакой. Их жизнь ни на минуту не становится скучной и тоскливой, потому что по воле случая эти озорные девчонки постоянно находят для себя невероятно увлекательные занятия. Чего только стоит воспитание четырёх младенцев!

Эта повесть – продолжение книги «Король Матиуш Первый», истории юного Матиуша, который, рано потеряв своих царственных родителей, был вынужден занять трон короля. Матиуш начал правление с реформ, направленных на улучшение жизни людей королевства, и в первую очередь – детей. Но, не имея опыта в управлении государством, Матиуш довольно скоро сталкивается с проблемами, решить которые он не в силах. В стране случается переворот, и юного короля лишают власти, более того – его предают суду и ссылают на необитаемый остров.

Как сложится дальнейшая жизнь Матиуша – доброго, честного, благородного мальчика, сколько ещё тягот, лишений и бед предстоит вынести ему, кем вернётся он в свою страну – победителем или побеждённым, читайте в книге «Король Матиуш на необитаемом острове».

Другие книги автора Марк Сергеевич Харитонов

Марк Харитонов

Игра с собой

Рассказ

Об авторе

Марк Сергеевич Харитонов родился в 1937 году в Житомире. Закончил Московский государственный педагогический институт им. Ленина, работал в школе, газете, издательстве. С 1969 года - профессиональный литератор. Переводил на русский язык немецких писателей (Герман Гессе, Франц Кафка, Стефан Цвейг, Элиас Канетти и др.). Автор многих прозаических и эссеистических книг, переведенных на английский, французский, голландский, чешский, японский и др. языки. Лауреат первой в России Букеровской премии (1992). Проза и эссеистика неоднократно печатались в "Знамени"; на страницах нашего журнала в 2003 г. впервые вышел к читателю со стихами. Живет в Москве.

«В художественной системе Харитонова быт занимает важное место. Выписан он чрезвычайно тщательно и исторически достоверен, хотя является для автора все-таки только фоном для постановки глубоких экзистенциальных вопросов… Единицей текста становится абзац, передающий мысль, действие, мотив и сохраняющий внутри себя логическую связь, но между абзацами — пустота, как и между событиями, и в этой структуре — авторская философия: правда принадлежит не логике, часто вводящей в заблуждение, а целостности бытия, из которой, собственно, и вырастает дух жизни. Каждый абзац как бы рождается из мглы и требует отгадки, соотнесения не только с сюжетом, но с чем-то большим — надвременным и надличностным»

Е. Шкловский

Трилогия Марка Харитонова (р. 1937) «Провинциальная философия» впервые издается на русском языке одной книгой. В нее входят романы «Прохор Меньшутин» (1971, опубликован в 1988), «Провинциальная философия» (1977, опубликован в 1993), «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича» (1980—1985, премия «Русский Букер», 1992). Все три книги связаны общими персонажами, общим местом действия, провин– циальными городками Нечайск и Столбенец, общим продолжающимся сюжетом, «тихим, но могучим дыханием неутолимой страсти» (Андрей Немзер). В полном виде трилогия публиковалась только по-французски по инициативе выдающегося слависта профессора Жоржа Нива, отме– чавшего «неподражаемый колорит, который ощущается во всех работах большого писателя». Отдельные части трилогии публиковались также на английском, чешском и китайском языках.

В декабре 1992 года впервые в истории авторитетнейшая в мире Букеровская премия по литературе присуждена русскому роману. И первым букеровским лауреатом в России стал Марк Харитонов, автор романа «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича». Своеобразная форма трехслойного романа дает читателю возможность увидеть историю России XX века с разных ракурсов, проследить начало захватывающих событий, уже зная их неотвратимые последствия.

«Я бы хотел, чтобы чтение помогло человеку осознать себя полноценно живущим», — сказал однажды автор этих рассказов Марк Харитонов, первый лауреат Букеровской премии. Герои его рассказов обладают способностью воспринимать как чудо обычную жизнь, во всей ее противоречивой сложности и драматизме.

Марк Харитонов родился в 1937 году. В 70-е годы переводил немецкую прозу — Г. Гессе, Ф. Кафку, Э. Канетти. Тогда же писалась проза, дождавшаяся публикации только через двадцать лет. Читавшие роман Харитонова «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича», удостоенный в 1992 году первой русской Букеровской премии, узнают многих персонажей этой книги в романах «Прохор Меньшутин» и «Провинциальная философия». Здесь впервые появляется провинциальный писатель и философ Симеон Милашевич, для которого провинция была «не географическое понятие, а категория духовная, способ существования и отношения к жизни».

Действие последнего романа «Возвращение ниоткуда» разворачивается также в небольшом провинциальном городке. Но это уже другая провинция, и времена другие…

Новый роман Марка Харитонова читается как увлекательный интеллектуальный детектив, чем-то близкий его букеровскому роману «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича». Герой-писатель пытается проникнуть в судьбу отца, от которого не осталось почти ничего, а то, что осталось, требует перепроверки. Надежда порой не столько на свидетельства, на документы, сколько на работу творящего воображения, которое может быть достоверней видимостей. «Увидеть больше, чем показывают» — способность, которая дается немногим, она требует напряжения, душевной работы. И достоверность возникающего понимания одновременно определяет реальный ход жизни. Воображение открывает подлинную реальность — если оно доброкачественно, произвольная фантазия может обернуться подменой, поражением, бедой. Так новая мифология, историческая, национальная, порождает кровавые столкновения. Герои повести «Узел жизни», как и герои романа, переживают события, которые оказываются для них поворотными, ключевыми. «Узел жизни, в котором мы узнаны и развязаны для бытия»), — Осип Мандельштам сказал как будто о них.

«Эта книга в основном… родилась из заметок, которые я веду много лет, чаще всего на мелких листках, напоминающих фантики, конфетные обертки, на чистой стороне которых любил записывать мелькнувшую мысль или впечатление герой моего романа „Линии судьбы, или Сундучек Милашевича“» — так пишет об этой книге лауреат Букеровской премии (1991) Марк Харитонов. На ее страницах он размышляет о своем времени и о человеческой жизни, об искусстве и литературе, вспоминает об ушедших друзьях — поэте и правозащитнике Илье Габае, скульпторе Вадиме Сидуре, поэте Давиде Самойлове и других. Изданная в переводе на французский язык книга удостоена во Франции премии за лучшую иностранную эссеистическую книгу 1997 года.

Популярные книги в жанре Сказка

Борис Малышев

Бегемот и бабочка

(Африканская сказка)

Где-то в Африке, почти у самого экватора, в большом болоте, не пересыхающем даже в самую сильную жару, жил, и, соответственно, был бегемот. Как и любой бегемот, он имел большое пузо, маленькие ушки и глазки. Больше всего он любил изо дня в день лежать на мелководье в грязи и нежиться на солнышке, что простительно для всего рода "толстокожих", как называют себя бегемоты между собой. Жившие по соседству с ним бегемоты хорошо относились к нему, еды было вдосталь короче, что еще нужно для бегемота в самом расцвете сил?

Маленькая белая принцесса всегда просыпалась в своей маленькой белой кроватке, как только скворцы начинали свою болтовню на жемчужно-сером рассвете. Как только леса начинали просыпаться, она взбегала маленькими босыми ножками вверх по витой лестнице башни, становилась на самом верху ее в своей белой сорочке и посылала воздушные поцелуи солнцу со словами:

— Доброго утра, прекрасный мир!

Затем она снова сбегала по холодным каменным ступеням, одевалась в короткое платьице, чепец и фартучек, и начинала свою ежедневную работу. Она подметала комнаты и готовила завтрак, мыла блюда, чистила сковородки и все это она делала потому, что была настоящей принцессой. Из всей прислуги, которая должна была служить ей, осталась ей верна только старая няня. Теперь няня была стара и слаба, и принцесса не позволяла ей заниматься нелегким делом, а исполняла все домашние работы сама.

Евгений Андреевич Пермяк

Трудовой огонёк

У одной вдовы сын рос. Да такой пригожий, даже соседи налюбоваться на него не могли. А про мать и говорить нечего. Рукой-ногой ему шевельнуть не даёт. Всё сама да сама. Дрова-воду носит, пашет-жнёт-косит, на стороне работёнку прихватывает - лаковые сапоги да звонкую гармонь сыну зарабатывает.

Вырос у матери сын. Кудри кованым золотом вьются. Уста алые сами собой смеются. Красавец. Жених. А невесты не находится. Ни одна за него не идёт. Отворачиваются.

Максим Самохвалов

ПРИВЕТ ИЗ ЛАПЛАHДИИ

Сани шли легко. Дед Мороз лежал на мешке с подарками и разглядывал прибитые к стеклянному небосклону звезды.

- Уточки? Hа-ка, дед, уточки жареной.

- Ешь, Снегурочка, не хочу!

- А на вот кофейку из термоса! Кофейку!

- Hе хочу, внученька, не хочу. Буду лежать, на небо наше смотреть, до самой высокой синевы...

- Боязливо, дедушка!

- Чего тебе боязливо, деточка?

Самохвалов Максим

ПРО HЕЗHАЙКУ

Hезнайка смотpел на свое отpажение в мокpом от дождя аpбузе и думал "ну их всех нафиг". Hевозможно быть сpазу во всех местах, где могут обозвать "безмозглым дуpаком". Hезнайка вытащил из каpмана импоpтный, солнечногоpский плееp с заpяженной туда кассетой. Подаpок от ветpогонов. Воткнул наушники. Эх, музыка! Пускай смотpят коpотышки, что Hезнайка не боится дождя, он может стоять вот тут, битый час, пpосто из пpинципа!

Петр "Roxton' Семилетов

МЫШЬ И КОЛОСОК

В норке под склоном овражка жила бедная мышь с шестью мышатами. Однажды утром они проснулись, и обнаружили, что пропал их последний ржаной колосок, зернышками из которого мышь планировала кормить мышат по крайней мере три дня.

- Дети, вы не знаете, куда девался наш колосок? - спросила мышь.

- Hе знаааем! - запищали в ответ мышата.

Тогда мама-мышь отправилась в поле. А была осень, и весь хлеб уже сжали. Поэтому поле было лишь в одних жестких, срезанных у корня сухих стеблях. И ни единого зернышка на земле. Всё уже подобрали другие звери и жуки. Опечалилась мышка, плачет. Мимо летит воробей. Спустился рядом, говорит:

Дмитрий Шашурин

Детектив с Бабой Ягой

Баба Яга никак не могла решить, что нужно сделать сначала: почесать кончик носа или открыть английским ключом дверь своей избушки. Она уже давно завела ступу в гараж и с тех пор все топталась на крылечке.

Мешок и карманы Бабы Яги были заняты. Там сидело что-то живое, что Бабе Яге приходилось придерживать свободной рукой да еще локтем той руки, в которой она держала ключ.

За дверью внутри избушки то и дело слышался прерывистый механический шум.

Шашурин Дмитрий

Лесная не Вестсайдская история

Папа Заяц с мамой Зайчихой устроили Зайчишку в лесную консерваторию.

Учили Зайчишку самые лучшие преподаватели: Петух - чирикать, Индюк соловьиному пению, а Воробей - кукарекать. Так уж у них сложилось расписание.

Петух мог бы, конечно, поменяться с Индюком, но тогда Воробью выходило не с кем меняться. Индюк мог бы поменяться с Воробьем, но тогда ни при чем оставался Петух. Воробей же с Петухом и сами не стали бы меняться, потому что тогда выходил грубый намек на что-то непристойное относительно Индюка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Донбасский дневник.

(Фейсбук времен АТО)

Людина нібито не літає…

А крила має. А крила має!

Вони, ті крила, не з пуху-пір’я,

А з правди, чесноти і довір’я.

Ліна Костенко

Ця книга склалася із записів у Фейсбуці: у червні 2014 на голос Олени Степової – голос похмурого луганського прикордоння – кинулися сотні, потім тисячі людей. Зараз у її МЕРЕЖАХ їх без малого 20 тисяч. Читають не тільки «статуси», а й коментарі, радіючи відгукам з усієї України, підбадьорюючись: «Донбас люблять! За Донбас моляться! Нас не залишать». Не покиньте Донбас, просить Олена. Заради тих, хто живе там і не може виїхати, кинути батьків, хворого друга, собаку. Легко виїжджали, кидаючи своїх тварин, а часом і людей, ті, хто заварив цю кашу. Але ті, хто не зрадив Батьківщину, чи можуть зрадити живі істоти? І навіть цей будинок, цей сад, степ, вітер в степу – на кого покинути?

Не покиньте Донбас, закликає Олена, заради самої України: «Подивіться на Україну: вона, як метелик, що розправив крила. Схід і Захід – це два крила. Не обривайте їх, не ламайте!».

Что думает о любви и жизни главный режиссер страны? Как относится мэтр кинематографа к власти и демократии? Обижается ли, когда его называют барином? И почему всемирная слава всегда приводит к глобальному одиночеству?..

Все, что делает Никита Михалков, вызывает самый пристальный интерес публики. О его творчестве спорят, им восхищаются, ему подражают… Однако, как почти каждого большого художника, его не всегда понимают и принимают современники.

Не случайно свою книгу Никита Сергеевич назвал «Публичное одиночество» и поделился в ней своими размышлениями о самых разных творческих, культурных и жизненных вопросах: о вере, власти, женщинах, ксенофобии, монархии, великих актерах и многом-многом другом…

«Это не воспоминания, написанные годы спустя, которых так много сегодня и в которых любые прошлые события и лица могут быть освещены и представлены в «нужном свете». Это документированная хроника того, что было мною сказано ранее, и того, что я говорю сейчас.

Это жестокий эксперимент, но я иду на него сознательно. Что сказано – сказано, что сделано – сделано».

По «гамбургскому счету» подошел к своей книге автор. Ну а что из этого получилось – судить вам, дорогие читатели!

Имя Любови Никитичны Столицы (1884–1934), поэтессы незаурядного дарования, выпало из отечественного литературного процесса после ее отъезда в эмиграцию. Лишь теперь собрание всех известных художественных произведений Столицы приходит к читателю.

Во второй том вошли сказки в стихах, поэмы и драматические произведения.

Имя Любови Никитичны Столицы (1884–1934), поэтессы незаурядного дарования, выпало из отечественного литературного процесса после ее отъезда в эмиграцию. Лишь теперь собрание всех известных художественных произведений Столицы приходит к читателю.

В первом томе представлены авторские книги стихотворений, в том числе неизданная книга «Лазоревый остров», стихотворения разных лет, не включенные в авторские книги, и неоднократно выходивший отдельным изданием роман в стихах «Елена Деева».