Убийственный Париж

Убийственный Париж

Увлекательная книга культового российского кинокритика Михаила Трофименкова, повествующая о криминальной жизни французской столицы.

(задняя сторона обложки)

Культовый кинокритик Михаил Трофименков, сотрудник издательского дома «Коммерсантъ», профессиональный историк, удостоенный всех возможных и невозможных наград в области журналистики, в этой книге выступает в неожиданном амплуа. Он открывает читателям опасный, подпольный, призрачный Париж преступлений и заговоров, безумцев-оборотней и бандитов-романтиков. Париж, который на уголовном жаргоне именуют Панамой: увидев его, действительно ничего не стоит умереть.

Париж, в котором Жорж Сименон, Пабло Пикассо и Эдит Пиаф — герои невыдуманных детективных историй. Порой автор воображает себя Шерлоком Холмсом, которому по зубам загадки, неразрешимые для сыщиков с набережной Ювелиров, но он имеет на это право. Впервые приехав в столицу Франции двадцать лет назад, автор уже через неделю оказался в камере на той самой легендарной набережной, и с тех пор судьба не раз сводила его с королями и джокерами местного преступного мира. Прочитав эту книгу, вы никогда больше не сможете смотреть на Панаму глазами туриста: за каждым фасадом вам будут чудиться новые «парижские тайны».

Отрывок из произведения:

Автор благодарит:

Марину Кронидову,

первого читателя

и «внутреннего редактора» книги, —

за ее безупречную интуицию, вкус и логику;

Наталию Бродскую —

за титаническую помощь в поисках материалов;

Валерия Кислова — за разгадку филологических ребусов;

Розлин Гране, Патрика Грина и Филу —

за рассказы о былом;

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Маргарет Форд

Уик-энд

Перевод с английского А.Герасимова

Некролог

Макс Конелли

Известный пианист гибнет от случайной пули во время уик-энда.

Чикаго - Макс Конелли, 41, бывший мальчик с иллинойской фермы, завоевавший международную славу в качестве исполнителя произведений Шопена и Дебюсси и выступавший с большинством крупнейших симфонических оркестров мира, погиб вчера в результате несчастного случая от пулевого ранения. Он проводил уик-энд с друзьями на озере Паудеш, близ Инглтона, штат Иллинойс.

И. Галеев

История Сочинителя

Послесловие для предисловия.

Уже закончив эту книгу, мне захотелось вернуться к её началу. Я могу представить, как непросто будет её читать. Особенно тем, кто ещё не вызрел из религиозных догм или научных рамок. Ибо здесь я именно сочинительствую процесс, принципиально отличающийся от научных и религиозных методов, претендующих на знание о жизни.

Поэтому, если уж очень захочется, то всякий может прочесть её как нечто, вызывающее реакцию противления сказанному. Кто пожелает, может воспринимать образ Сочинителя художественным вымыслом, плодом моей фантазии, а всю историю о нём - долгим сном, рассказанным пробудившимся автором.

БИЛЛ ГАСТОН

СМЕРТЬ В ЗЕЛЕНЫХ ГЛУБИНАХ

ГЛАВА 1

Тело на дне

Было жарко, и с каждой минутой жара усиливалась. Еще до полудня так припекло, что казалось, верхушки деревьев вот-вот запылают; воздух дрожал и переливался маревом. Без всякого календаря можно было с уверенностью сказать - стоял месяц май.

Я лениво раскинулся на баке своего катера "Мингулэй", переделанного из спасательной шлюпки с океанского лайнера. Катер был пришвартован в крошечной бухте с кристально чистой водой неподалеку от замка в Лоранце на острове Арран. Сразу за пирсом море искрилось изумрудом и серебром до самого пролива Зунд. Берег далеко на севере казалось тонкой серо-зеленой полоской. Возвышавшаяся позади горная гряда выглядела декорацией на фоне неба.

Григорий ГЛАЗОВ

НОЧНОЙ ПАСЬЯНС

1

Из десятилетия в десятилетие время перетаскивает жизни миллионов людей, - живых и умерших, - никогда не видевших и не знавших друг друга, родившихся в разных странах и говоривших на разных языках. Но есть в безмерности времени, в его неостановимом движении точки, где жизни или имена этих людей когда-нибудь соприкоснутся, окликнув ныне здравствующих даже из загробного мира.

2

- Кому ты поручил расстрелять их?

Владимир ГОНИК

ПРАВЫЙ ПОВОРОТ ЗАПРЕЩЕН

ПРОЛОГ

Середина декабря, а снега еще нет, земля закаменела, ветер гонит пыль, заметая во все щели. Эта бесснежная нищета природы особенно тосклива, когда смотришь на черные деревья, их замерзшие ветви кажутся обугленными.

Мой письменный стол у окна, почти впритык к секциям отопительной батареи, и ноги ощущают приятное тепло. На столе рукопись, которую я заканчиваю. Никого из тех, кто знает эту историю, не смутит домысел, ибо суть происходившего не искажена. Например, фраза "...солнце ушло за лес, пробивая его в отдельных местах еще яркими длинными клиньями" родилась из вопроса следователя: "В котором часу вы были в лесу?" и ответа: "Под вечер: около семи, еще было светло, солнечно". Или - вопрос: "Когда и где происходил между вами этот разговор?" Ответ: "В поезде, по дороге из Веймара в Берлин. Вопросы и ответы - эти и другие - в протоколах допросов, вел их следователь областной прокуратуры Виктор Борисович Скорик. Протоколы подшиты, хранятся в деле, я лишь конструирую его заново, пользуясь фактами, которые есть в нем и какими располагал сам как адвокат. И сейчас пытаюсь как бы в цветном изображении воссоздать панораму событий, начавшихся еще в первых числах жаркого июня. А нынче уже зима...

Александр Горохов

Риэлторша

роман

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДИНАМИКА НЕДЕЛИ - ОТ ПОНЕДЕЛЬНИКА ДО ПОНЕДЕЛЬНИКА

глава 1. Месяц май. Понедельник. Полдень.

Телохранителя Васильева раздражала бесстыдная поза, в которой сидело его оберегаемое "тело" - развалилась в кресле, ноги задрала на низкий столик так, что туфли уместились между бутылок, а и без того короткая юбка заголилась много выше уровня приличия. Да ещё сигарета в руке и чашка кофе на коленях. Васильев сказал неприязненно.

Валерий Борисович ГУСЕВ

ПЕРВОЕ ДЕЛО

Повесть

Видно, тому, кто первым назвал этот край Синеречьем, довелось редкое счастье увидеть его с высоты птичьего полета. Старики уверяют, что так оно и было: в давние годы поднялся над глухим раздольем простой деревенский кузнец Савелий. Долгой слепой зимой, нетерпеливо меняя в затейливом светце лучину за лучиной, ладил он большие крылья из "воронова пера", а по весне, в самый разлив, велел мужикам вкатить на горку, которую с той поры и зовут Савельевкой, пустую телегу с подвязанными оглоблями. С затаенным вздохом перекрестивши чумазый лоб, положил кузнец на тележные борта доску, стал на нее в рост, сложив по бокам руки, плотно вдетые в черные мягкие крылья, свистнул заливисто - и помчалась телега, гремя и подпрыгивая, давя тяжелым колесом первую траву, прямо к крутому обрыву, каким кончается над затопленным лугом ровный скат горы.

Линдэл Хэдоу

Вопрос жизни и смерти

Перевел с англ. А. Шаров

Письмо Германа Школьника в Комиссию по Божественному промыслу, Аделаида, Южная Австралия:

С огромным интересом прочел ваше недавнее объявление в "Удивительном о призраках". Сообщаю вам, что мне жизненно необходимо знать ответ на следующий вопрос: существует ли жизнь после смерти? Прилагаю конверт с маркой. Мой адрес - Аделаида, Главпочтамт.

P.S. Я не шучу. Ответ на поставленный вопрос нужен мне немедленно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аннотация.

Тяжело быть главой стаи, когда ты самка среди самцов. Еще тяжелее защитить свою стаю когда в ней нет самца, но самое тяжелое любить самца если точно знаешь, что все что ему нужно это новая самка в следующем году.

Эта история рассказывает о жизни человека, работающего в фирме "Семья напрокат". Он посещает "Содом пастора Троя", в исповедальне занимается сексом с наркоманками. И все шло нормально, пока к нему не обратился за помощью некий Дэл Симмонс. А вы бы стерли свои воспоминания, если бы вам предоставилась такая возможность?

Если вы закончили школу до 1985 года, читали мемуары Жукова и других наших полководцев, «Горячий снег» и «Брестскую крепость», смотрели в кино «Освобождение» и «А зори здесь тихие», эта книга все равно будет для вас любопытна и полезна.

Если позже — вы в основном читали о войне Виктора Суворова и Марка Солонина, а ваше представление о Великой Отечественной основано на сериалах «Штрафбат» и «Диверсант», фильмах «Спасти рядового Райана» и «Бесславные ублюдки», — эта книга вам просто необходима.

Где правда — выводы делать вам.

Читайте. Думайте. Спорьте.

Кы Сы Мазур в эпоху Мы Сы Горбачева. Дикий животный и человеческий мир Западной Африки. Блекнут красные идеалы, зато багровеют лица героев, но не от стыда, а от ненависти. Кирилл Мазур, полковник на службе очередного местечкового Отца Нации, по-прежнему на боевом дежурстве — не могущества ради советской империи, а из принципов офицерской чести и достоинства.

И пусть сегодня на Мазуре белоснежный смокинг, в руке не «клерон» или «узи», а длинный гибкий стек с рукояткой из черного дерева… И у ног не поверженный враг, а «невольница в лапах сластолюбивого колонизатора»… У новой белой гвардии — красная душа!