Убийца в обруче Руматы

А.Калашников

УБИЙЦА В ОБРУЧЕ РУМАТЫ

Щеглов С. "Часовой Армагеддона"

АСТ - Терра Фантастика, "Звездный лабиринт", 1998

" - Избранные уничтожены, - доложил

Валентин, с трудом удерживаясь, чтобы не

отдать честь, такой официальной была

физиономия Мануэля, - талисманы изъяты,

город разрушен."

Hе знаю, как кому, а мне после прочтения этого текста вспомнился старый анекдот - хорошо, что коровы не летают.

Другие книги автора А Калашников

А.Калашников

Рецензия: Олди Г.Л. "Я возьму сам"

HЕ МЕЧОМ, HО ПЕСHЕЙ

Олди Г.Л. "Я возьму сам"

Москва, ЭКСМО-Пресс, 1998, "Абсолютная магия"

"И военный титул был дороже для аль

Мутанабби диадемы царя царей"

Кто сказал, что Олди - писатель-фантаст? Кто издал эту книгу в серии "Абсолютная магия"? Господа, вы не правы!

Перед вами - поэма. Ведь аль-Мутанабби, главный герой романа - поэт, пусть даже меч его разит без промаха; а жизнь поэта это его песня. Hо кроме того, поэт и сам Олди - читая роман, не замечаешь разницы между плавно льющейся прозой и мерным ритмом восточных стихов. "Я возьму сам" - блестящая аллегорическая поэма о судьбе аль-Мутанабби, эмира и едва ли не шахиншаха, отринувшего меч, чтобы войти в историю в качестве поэта.

Популярные книги в жанре Публицистика

Наблюдая за подготовкой к вступлению России в ВТО, трудно отделаться от ощущения, что членство в этой организации нужно только правительству, и оно добивается своего всеми правдами и неправдами.

Когда чиновник, перед которым поставлена задача обеспечить вступление в ВТО в 2003 г., говорит на встрече с представителями авиа- и автопрома: "Переговорный процесс с ВТО может продлиться 1,5–2 года, может 15–20 лет, а может никогда не завершиться", то это не что иное, как попытка усыпить бдительность аудитории (или попросту ее обмануть).

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

«На наших глазах происходит странное и весьма интересное явление. С тех самых пор, как существует достоверная история, мы видим две причины вражды между народами, которые нам кажутся совершенно неизбежными, – это национальность и религия…»

Статья о неизвестных русскому читателю произведениях Жюля Верна — очерке о его личном полёте на воздушном шаре, записи сна писателя, в котром он путешествует в город будущего, а также рассказе о пневматическом транспорте под Атлантическим океаном, соединяющем Бостон и Ливерпуль.

«Всеобъемлющий гений Пушкина охватывал все стороны духовной жизни его времени: не только интересы искусства, в частности – поэзии, но и вопросы науки, общественной деятельности, политики, религии и т. п. Тем более энциклопедистом был Пушкин как писатель: все, так или иначе связанное с литературой, было им вновь пересмотрено и продумано…»

«Когда пишешь статью в наши дни, знаешь наверное, что ей суждено устареть к завтрашнему утру, если не сегодня вечером. События, и события огромного исторического значения, сменяются с быстротой, которую называют головокружительной. Ни в частной жизни, ни в судьбах нашей родины не обеспечен следующий день, и никто не возьмётся пророчествовать, что будет с нами через год, через месяц, через неделю. Мы не уверены даже, что будет читаться на будущих картах Европы, в пределах Восточной низменности, где текут Днепр и Волга: широкой лентой слова – «Российская республика»? шрифтом в разрядку – «Федерация народов России»? или много разных надписей, среди которых одна в ряду других – «Московская республика», если только не «Московское царство»? Как сложатся политические отношения государств и народов Европы в близком будущем, какое место займут среди них Россия и русские, всё это – вопросы, на которые каждый затруднится дать решительный ответ…»

С одним из Стирателей, московским писателем Андреем Егоровым, чье имя все чаще упоминается среди людей, любящих и читающих фантастику, побеседовал наш корреспондент.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Геннадий Калашников

- Ладони твои - листья розовые... - Читающий человек ("В книгу глядит, - значит, смотрит вверх...")

* * *

Ладони твои - листья розовые, маленькие листья березовые.

Очертания сердца - твои ладони, жилье моим глазам бездонным.

Место, где заживает отчаянье, ладони твои защищающие...

ЧИТАЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК

В книгу глядит, - значит, смотрит вверх. Застывший или нервно листающий, всегда по-особому красив человек homo sapiens - человек читающий. Как торжественно выстроено его лицо, как свет глубок, по лицу пробегающий, чтение - захватывающее, заматывающее колесо... Про сон и еду - про все! - забывающий, читающий днем и при свете скупом, хмурящий лоб и мозг утруждающий, как хлеба ковригу несущий том и на ходу нетерпеливо его открывающий, спешащий в "сотый" или в "Книжный мир", в закрученной очереди застревающий, в книге - добытой с боем - открывший мир, где не был еще - и в нем пропадающий, дошедший до сути, ухвативший мысль, как взор его умудренно-ясен. Человек, взлетевший в такую высь, в такую даль ушедший - прекрасен.

Ю. Калашников

МАЙОР И МАФИЯ

детективная повесть

- Какой Вы шалун, - сказала она и оказалась у меня на коленях. Рука легко проникла в халат под бюстгалтер и взяла теплую и мягкую грудь с большим соском. Она подставила губы, я пощекотал их короткими жесткими усами и втянул в себя так глубоко, что она застонала.

Тут же встала и за руку потащила в спальню. Я не сопротивлялся. Пока сбрасывал одежду, она, уже голая, прилегла в раскрытую постель и сладко потянулась. В предвкушении.

Ю. Калашников

Святая Инесса

Моего дpуга Жеку выпеpли из Военно-Моpского училища за вполне конкpетные и многообpазные пpегpешения. Оно было тpинадцатым учебным заведением, котоpое потеpяло теpпение и надежду довести его до ума-pазума, включая начальные школы, и наши пути на вpемя pазошлись. Hо добpо и зло не канут в Лету и всегда возвpащаются на кpуги своя, чтобы вечно циpкулиpовать сpеди людей.

     И когда мы снова встpетились во вpемя моего отпуска, он уже был дипломиpованным инженеpом, заведовал лабоpатоpией в каком-то институте, был дважды. pазведен, платил деткам алименты и являлся ответственным кваpтиpосъемщиком весьма пpимечательной жилплощади.

Ю. Калашников

ВАЛЯ

Конечно, с моpалью мы намудpили так, что тепеpь сам чеpт не pазбеpет, что такое хоpошо и что такое плохо. Уж и не по большому счету, а по маленькому тоже и обманываем, и лжесвидетельствуем, и воpуем, и... и все публично, и все вpоде бы не в счет. Да и как считать, если эту печку поpушили. И с чем сpавнивать? А если считать и сpавнивать не с чем, то что остается от моpали?

Конечно же, пpав был Моисей, когда вещал: "Hе пожелай ни жены ближнего, ни осла его, ни pаба его". Hу, с ослами и pабами - бог-с ними, а вот с женами как? Вот, к пpимеpу, ухаживал я за женой пpиятеля и ухажнул ее паpу pаз. Это плохо. Он - ближний. Hельзя! А если я ухажнул ее до того, как она стала женой пpиятеля?