Убийца душ

Ann the Dragon

Убийца душ

Я росла на прекрасных романах, была жуткой домоседкой (до первого курса), страдала массой комплексов, много мечтала, часто влюблялась (почти вседа без взаимности). Мои родители создали теплично-закрытую, лабораторно стирильную атмосферу для выращивания гения, наполненную хорошими книгами, полезными умными тетями и дядями. Когда у меня начались проблемы в школе моя мама изъявила желание перейти на домашнее репетиторское образование, отец был против и после долгих споров, доходящих до скандалов, постановили перевести меня в другую школу. Проблемы не закончились, но это уже другая история.

Другие книги автора Анн Дрэгон

Ann the Dragon

Вымирающий вид

1.

Она родилась в семье сильных мужчин, доблестных воинов и верных любящих женщин. Сколько она помнила себя, в их доме царила атмосфера ожидания, бабушка ждала неуспокоившегося деда, мама - рвущегося в бой отца и лишь очень редко в дом заглядывала неподдельная радость, когда возвращались воины, рассаживались в любимые кресла и рассказывали облепившим их детям о разных странах, о прекрасных замках и диковинных зверях. В такие минуты женщины, затаив дыхание и утирая непрошенную слезу, молились, что мужчины останутся, и весной они все вместе посеют хлеб, а по осени вся семья соберется на празднике жатвы и встретит рождество вместе. Hо королю всегда мало было утвержденных границ и завоеванных земель, и он объявлял очередной поход, а воины снимали со стены оружие, оседлывали коней и уходили, чтоб блеснуть в бою, победить или погибнуть, ведь в этом суть жизни воина, в звоне скрещенного оружия, в благородном гарцевании верного коня, в неумолимой пляске кипящего боя. А женщины опять молили богов о возвращении любимых, о том, чтоб они остались живы, о том, чтоб боги позволили увидеть воинов еще раз. Она увидела его случайно, когда по привычке прогуливалась на рассвете по лесу. Он сидел на большем буром валуне, опустив голову, о чем-то размышляя. Ранний ветер играл его непокорными темнорусыми волосами, а лучи только что родившегося солнца, отражаясь в нежной прохладе реки, скакали по его красивому серьезному лицу. Hа нем был плащ с переплетенными змеями, и она в ужасе отступила в заросли кустарника. Она знала, кто он. Его боялись, ненавидели молодые воины, уважали, но сторонились старики. Hо и те и другие знали, что он один из лучших воинов этого королевства. Дед говорил, что он умел как ветеран, быстр как молния и жесток как сама смерть. У его ног разбилось не одно девичье сердце. Кого-то он приближал к себе, но быстро оставлял, с циничной улыбкой уходя, а девушки горько плакали, а одна, не пережив горя бросилась с крепостной стены. Ее родные прокляли его, а он с ухмылкой пошел дальше. Вспомнив все это, она захотела поскорее уйти, но ветерок и блики воды не отпустили ее, и она стояла за плотной паутинкой кустарника,не шевелясь, боясь выдать себя. Она смотрела на него, давая себе отчет в том, что уже не сможет не думать о нем, не искать его глазами и будет ждать его из каждого похода и бежать к городским воротам, чтоб увидеть его, убедиться в том, что он жив, чтобы потом уйти домой и ждать, плача и молясь о том, что он придет и постучит в ее дверь, а войдя в дом, останется навсегда....

Популярные книги в жанре Современная проза

Олег Павлов

Яблочки от Толстого

Вольный рассказ

Дождь бился о крышу кузова, хлестал по стеклам, как по глазам. Ехали мы без света и уже без разговорцев. В темноте стремительно убывающих суток и этого одичавшего проливного дождя трасса заплыла болотно и точно растворилась. Навстречу попадались разбитые и раскуроченные машины пустые, потухшие, без людей. Пару раз движение вдруг запруживалось и объезжали свежую аварию, где слепили огни, где бегали и кричали, кого-то спасали. Могло почудиться, что мы едем в Ясную Поляну за миг от гибели. Так блуждали мы в дороге долгие часы сквозь водянистые безбрежные поля, от которых делалось еще черней. А перед самой Тулой проехали по мосту над рекой - это была Ока, и с выси увиделся стоящий под небом вровень с мостом холм могучий берега с безмолвной церковью, похожей на крепостную башню. В черту города въехали мы уже в сонливой, голодноватой тиши. Дальше дороги Басинский не знал, и мы плутали, не ведая, куда надо сворачивать, отыскивая следы дома отдыха, который назывался, как и усадьба, "Ясная Поляна". Илья Толстой ему разъяснял по телефону, что сворачивать надо сразу после Тулы у каких-то столбов, точной копии знаменитых яснополянских, однако ж доехали до неизвестной деревни, а столбов - ни тех, ни других - видно не было.

Олег Павлов

После Платонова

Я убежден, что Платонову было с т р а ш н о жить, но не из-за обстоятельств собственной судьбы - создатель "Чевенгура" мог понимать свое существование в этих обстоятельствах только как временное, отсюда и усталость в каждом платоновском взгляде, дошедшем до нас. Никакой более страшной картины невозможно представить человеку, чем картина убийства, воспаляющая ответной судорогой выживания каждый нерв и как будто на живой же плоти выжигающая свою реальность. Платонов видел смерть, которую сеяла революция в воронежских степях. Но что пробудила в нем первая увиденная картина смерти? То, что после никогда он не мог забыть - и настойчиво выписывал эту одну и ту же картину смерти: прекращение, убывание, исчезновение, отнятие жизни.

Юлия Пескова

Привет, красавица!

Несколько летних дней

Пескова Юлия Алексеевна родилась в Ленинграде в 1976 году, окончила филологический факультет МГУ. Живет в Москве. Печатается впервые.

Шарль-де-Голле была забастовка, и я прилетела в Мадрид только вечером. Пако с Лолой сразу же повезли меня в какой-то бар. Не успев опомниться с дороги, я уже пила за здоровье своих друзей, отвечала на их вопросы и рассказывала о невзгодах парижской жизни. Лола слушала и хохотала. Пако пил джин с тоником и тоже хохотал.

Юрий Петкевич

День рождения папы

Папа сделал вид, будто не замечает Сашу с девушкой, а тетя Маша не знала, что сказать, и захихикала. Саша поставил чемодан и предложил Асе сходить на речку. Они спустились с крыльца, и Саша задумался - на каждом шагу надо было задумываться, потому что, убирая в доме, тетя Маша открывала окна и ведрами выбрасывала через них мусор, и за несколько лет, как папа привел эту женщину после похорон мамы, во дворе образовалась свалка вровень с заборами, - и к речке лучше было пройти по саду.

Михаил Петров

Д О Л Г И Й П У Т Ь В С А Н - Ф Р А Н Ц И С К О

недопьеса

в четырех картинах

Действующий лица:

Андрей - ему под тридцать. На момент действия потрепан, но не жизнью, а тем, что пару-тройку дней не живет дома. Единственный предмет в его руках, достойный внимания, учебник по логике Ю.В.Ивлева.

Наталья - выглядит младше своих лет, а также лет Андрея. У таких людей не понять, где заканчивается изюминка и начинается безуминка.

Общение с манипулятором похоже на прогулку по минному полю – никогда не знаешь, где подорвешься.

Не смогли отказаться от просьбы начальника, потому что «только вы сможете справиться с этой задачей»? Терпите своего партнера, ведь «с таким характером, кроме него, вы никому не нужны»? Жертвуете собой, чтобы не упасть в глазах друзей? Если вам знакомы эти ситуации и вы часто испытываете стыд, вину и одиночество – вы подорвались на мине манипулятора.

Доктор Саймон почти 30 лет изучает проблемных личностей и знает все о методах эффективной борьбы с ними. Автор уверен, что в арсенале манипуляторов десятки приемов и тактик, с помощью которых они пользуются добротой, состраданием, любовью и надеждой жертвы, оставляя взамен страхи и сомнения. Эта книга поможет вам изучить ловушки манипулятора, чтобы никогда в них не попадаться.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Миллионы людей в мире подвергаются физическому и эмоциональному насилию. Это семейные разборки или притеснение на работе, нападение на улице или стрельба в школе. Даже если кажется, что тема насилия вас не касается, это не так. Криминалисты утверждают: лишь 1 % преступников оказывается за решеткой. Как понять, стоит ли доверять человеку из своего окружения? Не является ли он абьюзером и домашним тираном? Джо Наварро, профайлер ФБР, написал эту книгу, чтобы помочь простым людям защититься от токсичного влияния. Он разделил опасных личностей на четыре психотипа, объяснил мотивы их поступков и дал четкие описания, как вычислить таких людей и противостоять им.

Он не хочет признавать, что делает тебе больно. Для него нормально повышать голос, оскорблять или применять силу. Он ни во что не ставит твое мнение. Он не остановится, пока ты сама не прекратишь это безумие.

Советы, изложенные здесь, помогут распознать абьюзера и вооружат вас инструментами самозащиты, физической или психологической, от агрессивных и контролирующих мужчин. А также позволят скорректировать негативное поведение партнера, если он готов меняться.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Признанный мастер военно — приключенческой фантастики Дэвид Дрейк в романе `Поход` пересказывает миф об аргонавтах — но только в космическом антураже. Преодолев множество препятствий, экипаж межзвездного `Арго`находит свое золотое руно.

Джон ДРЕЙК

СМЕРТЬ ШЛЕТ СВОЙ ПОСЛЕДНИЙ ПРИВЕТ

Сингапур. Китайский городок...

Тихими, почти бесшумными шагами скользила смерть по узкой обшарпанной лестнице, поднимаясь на второй этаж дома, принадлежавшего Хан Танг Ну. Дом находился на одной из маленьких тихих улочек китайского городка.

Смерть не была похожа на ту смерть, которую изображают художники. Даже косы у нее не было. В жилах смерти текла человеческая кровь и она имела облик обыкновенного человека. Добравшись до третьей двери в коридоре третьего этажа, человек постучал и вошел.

Дочь американского сенатора Сабрина Конор и индеец-полукровка Слоан Трелони выросли в разных мирах, и им трудно было понять друг друга. Но однажды судьба столкнула Сабрину и Слоана в час опасности, и эта встреча навеки изменила их жизни, заронила в сердца первую искру неповторимой любви, которую время и разлука не загасили, а лишь разожгли в бушующий пожар страсти…

Юная американка Скайлар Конор и бесстрашный Ястреб, предводитель индейцев сиу, полюбили друг друга не благодаря обстоятельствам, а вопреки им. От ненависти до страсти — всего один шаг. И могут ли остановить влюбленных бесчисленные испытания на пути к счастью?