Убежища!

Убежища!
Автор:
Перевод: Б. Жужунава
Жанр: Научная фантастика
Год: 2003
ISBN: 5-699-03231-2

Голос был низкий, задыхающийся, испуганный. Охрипший, настойчивый, он перекрывал рев толпы, шум дорожного движения и проникал в просторный офис на третьем этаже посольства, требуя немедленного внимания.

Его превосходительство посол из 2219 года — единственный, кто находился в офисе, — вид имел совершенно невозмутимый. Его взгляд выражал твердое убеждение в том, что на свете не существует сложностей и любая проблема, какой бы сложной она ни казалась, решается элементарно просто. Но доносившийся снизу крик, похоже, выбил из колеи и его.

Другие книги автора Уильям Тенн

Роман «Обитатели стен», впервые опубликованный на русском языке, написан в традициях приключенческой литературы, а в основу его положена полемика с расхожим утверждением «человек — царь природы».

Гигантские, превосходящие в технологическом развитии пришельцы, завоевали Землю. Но человечество выжило и даже процветает. Они живут в их гигантских домах и ведут себя как мыши, пытаясь что-нибудь стащить у своих «хозяев».

Мой дорогой Хой!

Прости, что вынужден снова тебя беспокоить, но, дорогой мой, я попал в переплет. Речь идет не о каком-либо конкретном проступке с моей стороны — я просто не сумел принять правильное решение. Предчувствую, что Старик пришьет мне явное нарушение должностных обязанностей. Но так как я уверен, что у него самого голова кругом пойдет, стоит только прибыть заключенным, которых я посылаю малой световой скоростью (я уже вижу, как у него отвисает челюсть и трясется дюжина подбородков), я не оставляю надежды на то, что ты успеешь посоветоваться с лучшими законниками в Штабе и выработать какой-нибудь план действий. Любой приемлемый план. Может быть, тогда Старик простит мне, что я обрушил ему на голову свои собственные проблемы.

Человек царь природы? Так было когда-то, но очень давно. Теперь люди живут в стенах домов, а в домах живут Чудовища. Для них остатки человечества — не более чем тараканы, живущие в кладовых. Может ли человечество, превратившееся в тараканов, бороться с Чудовищами, занявшими место людей?

Через двадцать минут после того, как тюремный космолет приземлился на нью-йоркском космодроме, на борт допустили репортеров. Они бурлящим потоком хлынули в главный коридор, напирая на вооруженных до зубов надзирателей, за которыми им полагалось следовать, — впереди мчались обозреватели и хроникеры, а замыкали лавину телеоператоры, бормоча проклятия по адресу своей портативной, но все-таки тяжелой аппаратуры.

Репортеры, не замедляя бега, огибали космонавтов в черно-красной форме Галактической тюремной службы, которые быстро шагали навстречу, торопясь не упустить ни минуты из положенного им планетарного отпуска — ведь через пять дней космолет уйдет в очередной рейс с новым грузом каторжников.

Все безмятежное детство свое провел я целиком и полностью убежденный, что моя мать — самая настоящая колдунья. Это отнюдь не ущемляло, не ранило неокрепшего детского самосознания — более того, придавало на первых порах уверенности, порождало чувство полной своей защищенности.

Самые первые воспоминания мои связаны с трущобами бруклинского Браунсвилля, известного еще под названием нью-йоркского Ист-Энда, где мы жили в сплошном окружении одних только ведьм. Встречались они здесь на каждом шагу, роились на лавочках у любого парадного, сопровождая шумные наши детские забавы угрюмым бурчанием и мутными взглядами исподлобья. Когда кто-нибудь из нас, мальчишек, в пылу игры подлетал вплотную к крылечку, оккупированному шипящими ведьмами, воздух вокруг бедолаги сгущался мороком и от черной магии аж потрескивал — результат витиеватых проклятий жутких старух.

Уильям ТЕНН

ВЕНЕРА - ПЛАНЕТА МУЖЧИН

О том, что мне предстоит лететь вместе с Сис на Венеру, я узнал от нее за день до отлета. Спорить было бессмысленно. Таков уж характер моей старшей сестры, что любые возражения только укрепляют ее в мысли о собственной правоте.

Прошло всего два часа после старта в Сахаре, как я изнывая от духоты бортового скафандра и невообразимой скуки, бродил по коридорам мирно ревущего корабля. Наш космический лайнер совершал рейс с особо ценным грузом - тремя сотнями особей женского пола, направлявшихся на Венеру с целью отыскать себе мужа, чтобы продлить существование рода людского, так сильно захиревшего после всех этих больших войн.

На 1-й стр. обложки — рисунок Н. ГРИШИНА к повести Богомила Райнова «Человек возвращается из прошлого».

На 2-й стр. обложки — рисунок Б. ДОЛЯ к рассказу Уильяма Тенна «Берни по кличке Фауст».

На 3-й стр. обложки — рисунок В. КОЛТУНОВА к рассказу Джулиана Саймонса «Благодаря Уильяму Шекспиру».

Спустя несколько месяцев после второй атомной войны, когда треть планеты все еще оставалась радиоактивной пустыней, доктор Дэниел Глэрт из Филлмора, штат Висконсин, наткнулся на открытие, которому суждено было вызвать последний рывок в социальном развитии человечества.

Подобно Колумбу, хваставшемуся тем, что добрался до Индии, подобно Нобелю, гордившемуся изобретением динамита, который, по его словам, сделает войны невозможными, — подобно им, доктор Глэрт не сумел правильно оценить свое открытие. Несколько лет спустя он говорил заезжему историку:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

ДАВИД КОНСТАНТИНОВСКИЙ

НТР ДОЦЕНТА МЯКИШЕВА

Теперь уж, конечно, всякий знает, что синеоки принадлежали к икароидам. А представьте себе год так, скажем, тысяча девятьсот восьмидесятый, то есть всего каких-нибудь двадцать лет тому назад: синеоки - вот они, но при этом ни одной достоверной'теории относительно их происхождения или, если хотите, появления на Земле. Говорили о тунгусской катастрофе, о летающих тарелках... - казалось, что синеоки могут быть только пришельцами из космоса. Не надо дурно думать о тогдашней науке, она этого не заслужила. Если исходить из противного, так и меня, значит, следует причислить к астрологам, алхимикам, колдунам или кому там еще, я тогда был аспирантом, и, кстати, не у кого-нибудь, а у академика Ладыкинэ, - потому-то я и знаю всю эту историю, что называется, не из вторых уст.

Бэзил Коппер

Блистание полированных лезвий

1

Понедельник

Устраиваюсь понемногу. Комната не очень. Маленькая, грязноватая кровать на редкость бугристый матрас. Два пыльных окошка выходят в узкий проулок, и выступающие этажи домов напротив затемняют комнату, так что она кажется еще темнее и теснее. В разгар лета в ней, конечно, невыносимо душно, а зимой нестерпимо холодно. К счастью, жаркая пора уже позади, а до зимы я, возможно, перееду. Хозяйка пансиона, фрау Маугер, обделена красотой, и вид у нее алчный, однако на меня она смотрит как будто без особой злобности, а за комнату берет не чересчур дорого. Быть может, здесь произошло что-нибудь ужасное. Увидим. Надо будет поспрашивать других жильцов.

Корепанов Алексей

Что ему сказать?

Вы, конечно, знаете, что произошло этим летом в одном из курортных городков на Черном море. Двенадцатого июля по белесому жаркому небу прокатился гром, заглушив музыку из пляжных усилителей, и в непосредственной близости от прогулочного теплохода плюхнулся в спокойное море грушевидный летательный аппарат.

Очень быстро прибыли военные катера и вода покрылась оранжевыми буйками, которые четко ограничили определенную окружность. Центром окружности оказался летательный аппарат, покачивающийся на легких волнах. Прогулочному теплоходу было предложено продолжить рейс, любопытствующих в лодках попросили очистить акваторию, и люди на пляже после некоторого замешательства и разговоров о космических программах Соединенных Штатов и Западной Европы вернулись к привычным делам: продолжали попивать теплые соки в душных павильончиках, позировать на набережной в обнимку с деревянными орлами или по колено в море на фоне надувного брига с настоящими алыми парусами, играть в волейбол, слушать транзисторы, читать, дремать, уткнувшись носом в горячий песок, выплевывать абрикосовые и вишневые косточки и делать все прочее, что обычно делают на пляжах курортных городов. Сейчас ведь по орбитам крутится очень много всякого добра и не мудрено, что иногда что-то и падает в соответствии с законом всемирного тяготения.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Если нет проблем

Собственно, Курилов не собирался возвращаться с работы именно этим путем, но, как всегда бывает, на его решение повлиял ряд труднопредсказуемых факторов. Во-первых, пришлось задержаться на работе близился конец квартала. Во-вторых, в гастрономе появились сосиски и их атрибут - солидная очередь, а в холодильнике у семейства Куриловых было пустовато. В-третьих, желанный автобус даже не притормозил у остановки, потому что был битком набит, и Курилову пришлось дожидаться следующего. В-четвертых... Но, пожалуй, хватит. Именно в силу этих причин, увидев прореху в заборе новостройки, Курилов не смог удержаться от искушения значительно сократить путь домой, тем более, телевидение уже начало трансляцию очередной хоккейной встречи.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Новые демиурги

"Итак, я жил тогда в Одессе..."

А. Пушкин. "Евгений Онегин".

В начале августа, отложив на время все дела, он вместе с женой и сыном выбрался к морю. Поток его персонального времени - как и времени любого другого из живущих в этой реальности - мог иссякнуть в любое, чем-то приглянувшееся року мгновение, поэтому нужно было использовать любую возможность, ничего не откладывая на потом. Побывать у моря. Посидеть на каменной скамье Колизея. Вдохнуть густой воздух ночной сельвы. Войти в мутноватые воды Ганги. Потрепать за ухо марсианского песчаника-прыгунка...

Корепанов Алексей

Поиграем?

"Дети, вы рвете цветы, собираете вы землянику, Прочь убегайте: в траве - змея холодная скрыта". Вергилий. Буколики. - Все, - сказал командир. - Сели. Дай-ка обзорные, что там у нас? Помощник прошелся пальцами по клавишам пульта управления и обзорные экраны вспыхнули голубым светом. -Ух ты! - воскликнула бортинженер. - Красиво! Корабль стоял на поляне, покрытой густой травой, посреди зеленого леса. Небо было светлым и безоблачным, и зелень переливалась под лучами огромного солнца. Лес шевелился, как живой, лес кивал верхушками деревьев, лес приветливо махал тысячами мохнатых ветвей, лес звал к себе, обещая множество чудес. - А что слышно? - спросил командир, повернувшись к помощнику. Помощник дотронулся до кнопки - и в рубку ворвался зловещий дикий вой. Вой доносился из зеленой глубины и казалось - выл сам лес, чужой лес, грозящий бедой пришельцам. - Ой! - прошептала бортинженер. - Что это? - Спокойно! -Голос командира чуть дрогнул. Вой оборвался, но тут же раздался опять, уже ближе. - Глядите! - Помощник подался к экрану. Лес встрепенулся, словно напружинился, и вдруг качнулся вперед и огромным зеленым валом двинулся к кораблю. Лес выл и наползал, все сужая и сужая кольцо, тянулись зеленые ветви, грозно качались деревья, и что-то темное, непонятное и страшное мелькало в глубине зеленого вала. - Ударить лазерной пушкой? - спросил помощник. - Спокойно, - овладев собой, повторил командир. - Ударить всегда успеем. И взлететь тоже. Посмотрим, что он с нами собирается сделать. И выключи наружные микрофоны, оглохнуть можно. В рубке стало тихо, слышно было только прерывистое дыхание бортинженера. На обзорных экранах медленно и неумолимо надвигался зеленый вал и мелькали, мелькали зловещие тени. Зелень залила обзорные экраны и они внезапно погасли. Мигали в темноте разноцветные индикаторы на пульте. Корабль задрожал. Эта дрожь не предвещала ничего хорошего, поэтому командир приказал; - Огонь! Звонко запела, включаясь, система управления лазерной пушкой, но вспыхнул и погас оранжевый индикатор и помощник растерянно произнес: - Пушка не работает... - Старт! - не раздумывая, крикнул командир и сам до отказа потянул рычаг на себя. Но молчали могучие двигатели, а дрожь все сильней сотрясала корпус корабля, словно лес тысячами зеленых лап раскачивал его, стремясь повалить многотонную гигантскую башню. Пройдут годы и вновь он расступится, завлекая другие корабли, и навеки скроет их под своим зеленым покровом, и вновь будет стоять, обманчиво безмятежный, в сиянии огромного солнца. - Мне страшно, мальчики! - пропищала бортинженер и всхлипнула. - Я больше не хочу! - Что будем делать, Вовка? - спросил помощник. - Пусть идет, - сердито ответил командир. - А мы что-нибудь придумаем. Играть, так до конца. Вруби-ка аварийное освещение. В тусклом свете, затрепетавшем в рубке, бортинженер пошла к выходу, хватаясь за кресла, чтобы не упасть, потому что дрожь корабля все нарастала. Командир и помощник хмуро смотрели ей вслед. Бортинженер толкнула дверь и испуганно повернулась к ним. - Мальчики, дверь не открывается! Внезапно аварийное освещение погасло и корабль резко качнулся. - Держись, Ирка! - крикнул командир, вцепившись в подлокотники кресла. Корабль накренился, ожили и засветились обзорные экраны, и в них помчалась назад зелень, зелень, зелень... Движимый непонятной силой корабль мчался сквозь лес навстречу неизвестности. И тут откуда-то из-под кресел раздался крик бортинженера. - Ой, мальчики! - кричала бортинженер. - Ой, Вовка! Ой, Сережка! Это ведь не игра! Это по-настоящему... - Чего ерунду городишь? - встревоженно сказал помощник и засопел. Экраны вспыхивали и гасли, корабль качало и трясло, ужасный вой чужого мира раздирал включившиеся сами собой наружные микрофоны. И неожиданно они поняли, что игра каким-то образом перестала быть игрой и в силу непонятных, небывалых причин превратилась в действительность, и они в самом деле несутся в неуправляемом космическом корабле сквозь страшный лес далекой планеты. На обзорных экранах маячили чьи-то зеленые лапы, мелькали уродливые зеленые щупальца и тянулись, тянулись к кораблю. - Иллюминатор! - крикнул помощник. Непонятная сила сорвала наружную заслонку иллюминатора, разбила сверхпрочное стекло, выдерживающее прямое попадание метеора, и в круглое отверстие под непрерывный истошный вой лезла зеленая лапа, лезла в рубку и слепо шарила, подбираясь к креслам экипажа. - Мама! - заплакала бортинженер. - Мама-а! Три испуганных ребенка мчались по зеленым волнам чужого мира и впереди их не ожидало ничего хорошего. Зеленая лапа лезла, подбиралась к креслам, сжимая и разжимая зеленые корявые щупальца. И тогда командир вскочил с кресла и, прыгнув, вцепился в нее. Рванул - и бросил на пол рубки. И сразу оборвался вой и стало тихо, и корабль прекратил бешеное движение. Командир, помощник и бортинженер молча смотрели на зеленую лапу, беспомощно лежащую на полу и так похожую на обыкновенный земной лопух. - Старт! - неуверенно сказал командир, но бортинженер поднялась с пола старого сарая, отряхнула юбку и прошептала: - А ну вас! Я пошла домой. - Сережа, ужинать! - донесся из-за сарая женский голос. Помощник вздохнул и встал с перекошенного ящика. - Я тоже. Завтра доиграем. Или в Чапаева. Будешь Анкой-пулеметчицей. Бортинженер помотала головой. Тогда поднялся и командир. - Открыть люк! - приказал он и экипаж - два мальчугана и белобрысая девчушка с косичками - медленно вышел из темного сарая и пробрался сквозь заросли лопухов на улицу, залитую светом фонарей. - Дверь-то надо было толкать в другую сторону, - презрительно пробурчал командир, покосившись на бортинженера. - Знаешь, Вовка, - неуверенно сказал помощник, - мне что-то разонравилась эта игра. Давай завтра во что-нибудь другое. Может, и правда, в Чапаева? - Давай, - быстро согласился командир. - Будешь с нами, Ирка? - Да ну вас, - ответила бортинженер. - Не нравятся мне ваши игры. Я лучше с девочками... - В куколки! - насмешливо добавил командир. - Как хочешь. Они оглянулись на старый сарай, посмотрели друг на друга и разошлись по домам. А зеленая лапа шевелилась на полу.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

ПРЫЖКИ "ПРЫЖКА":

ЧАСОК ПЕРЕД РАБОТОЙ

- Ну что, налюбовался окрестностями? - спросил Медведев и похлопал по траве рядом с собой. - Садись, Ваня. Посидим, отдохнем, да и за дело.

- Налюбовался. - Пархоменко расстегнул ворот комбинезона и лег спиной в мягкую зелень, подложив руки под голову. - Удивляюсь я тебе, Луис.

- Что такое? - рассеянно отозвался Медведев, рассматривая сорванную травинку. - Почему это вдруг я стал объектом твоего удивления?

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Вновь и вновь

- Луис! - позвал Пархоменко. - Иди сюда, тут съемка интересная.

Медведев в расстегнутом комбинезоне возник на пороге отсека управлеaния, похлопывая по ладони тестером.

- Сейчас прогоню немного назад, и посмотрим. - Пархоменко прошелся пальцами по переносному пульту. - Это тридцать первый квадрат. Позавчерашняя информация.

Объемное изображение посреди отсека померкло, превратилось в серое облачко и тут же появилось вновь. Помощник-разведчик вел съемку с большой высоты, неторопливо перемещаясь над планетой, однако все детали фиксировались четко, потому что воздух в тридцать первом квадрате был чист и только кое-где над дорогами поднималась пыль, стелясь за скачущими всадниками.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Едва открыв глаза и увидев цвет неба, форму облаков и невероятный ландшафт вокруг, Картер Браун уже точно знал, где находится. Для этого ему не понадобилось внюхиваться в сладковато-приторный запах, буквально ударяющий в ноздри, или детально исследовать темно-коричневую, мягко журчащую реку, текущую между двумя невысокими конусообразными холмами, совершенно одинаковыми по форме и покрывающей их растительности.

Никаких сомнений — после того как в течение полутора десятков наполненных ужасом секунд Картер созерцал абсолютной голубизны небо («Голубее не бывает», — мрачно пошутил он) и плывущие по нему овальные розово-белые облака. Ни малейших — если сюда прибавить еще и хлопающих крыльями птиц, каждая из которых выглядела как буква V с чуть загнутыми наружу и вниз концами.

Этьен Кассе — первые еще никогда не публиковавшиеся исследования. Очередная «шутка» бесстрашного автора — мифологическое расследование и современные факты, оживляющие мифы.

Что или кто управляет человеческим обществом?

Знали ли об этом люди, записывавшие саги?

Вечные темы: любовь, власть, золото, смерть — просто ли факты жизни или рычаги двигающие цивилизацию?

Почему исследователи различных сфер снова возвращаются к тайне «кольца Нибелунгов»? Что их привлекает?

Клад — символ, оружие или средство обогащения?

Этьен Кассе — ранние тексты — гаперактуальные записи.

"Вспоминайте иногда бедного студента"! Особенно если студент этот — Павел Лозоход — оборотень и к тому же учится в Московском университете культуры на библиотечном отделении. Но быть беспечным студентом ему пришлось недолго. Его лишили любимой девушки, за ним охотятся тайные силы, его отправляют в джунгли племени вибути… Словом, когда учиться? Да еще его объявляют без вести пропавшим. Но он вернется. И тогда — берегитесь, враги! Радуйтесь, друзья!

Пробуждение первое.

А, чёрт….

Я вывалился из небытия мгновенно. Даже слишком быстро, на мой вкус. Вначале, я не мог понять, где, когда и что я. Темнота вокруг, только где-то из-под нижней границы Вселенной сочится бледный…. свет, кажется? Мне потребовалось где-то две секунды моей реальности, чтобы понять, куда я попал.

Я стянул с лица нейлоновые очки и тут же сощурил глаза от хлынувших на меня острых граней серого света, хлещущих из окна, предусмотрительно закрытого жалюзями. Но сейчас, они слегка раздвинулись, рассекая пласты света на эти режущие плоскости. Да, зарегистрировали изменения моего долбаного альфа-ритма.