У Вечной реки

Российское Университетское Издательство, как известно, публикует исторические монографии и первоиздания источников. Это издательство ученых для ученых. Однако российские историки пишут не только научные труды. В их творческой лаборатории временами рождаются шедевры иных жанров.

Путешествия во времени, контакты с иным разумом, а также волшебные истории о любви, дружбе, благородных рыцарях и Прекрасной Даме ждут избранного читателя на страницах этой книги.

Ее автор Елена Сенявская — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории Российской Академии Наук, член Союза Литераторов России.

Отрывок из произведения:

«Здравствуй, Ника, фантазерка неисправимая!

Все, что ты написала, слишком невероятно, чтобы можно было поверить. Красиво придумано — этого у тебя не отнять. Ну, не дуйся! Я же тебя знаю. Вечные твои сказки и романтические истории. Пора взрослеть, девочка. И где они нынче — принцы и рыцари?! Смотри, всю жизнь прождешь… Бери пример с меня. Ну, пока. Целую.

Ирина.»
* * *

Забравшись с ногами на диван и до подбородка кутаясь в одеяло, Ника всхлипывала от жалости к себе. Конечно, если парень пригласил в кино не тебя, а подругу, это еще не смертельно. И не стоит весь вечер смотреть на родителей так, словно они перед тобой виноваты. Но все равно обидно. И можно поплакать тайком в подушку…

Другие книги автора Елена Спартаковна Сенявская

В своей истории Россия пережила немало вооруженных конфликтов, но именно в ХХ столетии возникает массовый социально-психологический феномен «человека воюющего». О том, как это явление отразилось в народном сознании и повлияло на судьбу нескольких поколений наших соотечественников, рассказывает эта книга. Главная ее тема — человек в экстремальных условиях войны, его мысли, чувства, поведение. Психология боя и солдатский фатализм; героический порыв и паника; особенности фронтового быта; взаимоотношения рядового и офицерского состава; взаимодействие и соперничество родов войск; роль идеологии и пропаганды; символы и мифы войны; солдатские суеверия; формирование и эволюция образа врага; феномен участия женщин в боевых действиях, — вот далеко не полный перечень проблем, которые впервые в исторической литературе раскрываются на примере всех внешних войн нашей страны в ХХ веке — от русско-японской до Афганской.

Книга основана на редких архивных документах, письмах, дневниках, воспоминаниях участников войн и материалах «устной истории». Она будет интересна не только специалистам, но и всем, кому небезразлична история Отечества.

* * *

Книга содержит таблицы. Рекомендуется использовать читалки, поддерживающие их отображение: CoolReader 2 и 3, AlReader.

Содержание:

1. Первая заповедь

2. Звездный Скиталец

3. Легенда о Мятежном Капитане

Елена Сенявская (р. 1967 г.) — историк, поэт, писатель-фантаст, драматург. Автор поэтического сборника "Круговорот" (М., 1996 г.) и книги лирической фантастики "У Вечной реки" (М., 1996 г.). Цикл новелл "Гроза на краю Вечности" продолжает традицию этого редкого жанра, соединяя черты жесткой "военной" прозы и тонкого психологизма, глубокой, щемящей лирики. Неразрывна наша связь с прошлым, тени его живут в душе, подчас более реальные, чем мы сами. И путешествие во времени — это прежде всего открытие себя…

Миллионы лет во Вселенной обитала древняя раса, достигшая вершин могущества, победившая Пространство и Время, пока однажды вдруг не исчезла, оставив забытые храмы, легенды о Великих Создателях и людей, возомнивших себя их потомками. Но лишь немногие Посвященные знают, что где-то в глубинах космоса скрывается одинокий изгнанник, последний из ушедших Богов, имя которому - Звездный Скиталец...

В видеоклуб при Московском Планетарии его притащила Вика. Здесь крутили приключения и фантастику, а публика была в основном «среднего и старшего школьного возраста».

В этот день Малый зал Планетария оказался переполнен: показывали «Звездные войны». Он еле успел купить последние два билета и занять неплохие места.

И вот они сидят рядом, держась за руки, и смотрят на экран, где кипят космические страсти, и главный герой бестолково размахивает световым мечом. Наивная, добрая сказка. И Вике она, похоже, нравится…

«Где бы ты ни был, что бы с тобой ни случилось, пока ты жив, пока бьется сердце, пока работает мозг, - помни о Земле, помни, что ты Человек. Всегда и везде будь Человеком».Первая заповедь звездолетчика.

Кен захлопнул Космическую Лоцию и небрежно бросил ее на матовое стекло тумбочки. Каждый уходящий в Пространство знал наизусть эту старую нудную книгу, сочиненную каким-то чудаком в то далекое время, когда люди Земли впервые вырвались за пределы родной планеты. Он, Кен, помнил каждое ее слово с тех пор, как мальчишкой впервые решил, что должен лететь к звездам. Тогда она не казалась ему слепленной из глупых, никому не нужных нотаций. Напротив! Он видел Звездную Книгу такой же загадочной и прекрасной, как зовущий его Млечный Путь. Он бредил звездами, не мог спокойно глядеть на них. И был удивлен, оскорблен даже, когда, сдав все нормы, пройдя самые сложные испытания, не нашел себя в списке принятых в Школу Звездных Проходчиков только потому, что на собеседовании честно ответил на последний вопрос, что «больше всего любит звезды». Тогда экзаменатор, прославленный командор Герд, уже вышедший в отставку, - его герой, его кумир! - сказал, глядя на Кена почти с сожалением: «К звездам может идти лишь тот, кто больше всего любит Землю. Когда поймешь и почувствуешь это, приходи».

Монография посвящена комплексному изучению одной из актуальных проблем социальной и «ментальной» истории — раскрытию социокультурного и психологического феномена восприятия «чужого» в экстремальной ситуации войны. Впервые в историографии в данном ракурсе рассматривается массовое сознание общества и армии России/СССР в условиях основных внешних войн в XX столетии (русско-японской, Первой мировой, иностранной интервенции в период Гражданской войны, советско-финляндской, Великой Отечественной, Афганской, а также военных кампаний против японской армии накануне и в ходе Второй мировой войны). Исследование основано на широком круге архивных документов и историко-социологических источников, агитационно-пропагандистских материалов, источников личного происхождения и др. Среди важнейших задач монографии — изучение роли социальных институтов (государственных структур, СМИ, литературы и искусства, и т. д.) в формировании отношения к врагу и эволюции его образа, а также исследование влияния идеологических и психологических факторов на восприятие противника.

Книга основана на редких архивных документах, письмах, дневниках, воспоминаниях участников войн и материалах «устной истории». Она будет интересна не только специалистам, но и всем, кому небезразлична история Отечества.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Впервые Рик Дан всерьез задумался о смерти, когда умерла его ручная обезьянка Нати с планеты Таурин. Он купил ее десять лет назад на блошином рынке возле космопорта, и с тех пор они не расставались.

Обезьяна поражала своей разумностью. Понимала и исполняла все просьбы хозяина, чувствовала его настроение. Когда он грустил — пыталась его развеселить, когда веселился — радовалась и дурачилась с ним вместе, а когда на него наваливалась тоска и совершенно ничего не хотелось — она садилась на плечо, прижималась, обнимала маленькими ручками и тяжело вздыхала, совсем как человек.

Лазарчук Андрей Геннадьевич. Текст, не вошедший в окончательный вариант книги «Мой старший брат Иешуа»

По немногочисленным, но очень настойчивым просьбам выкладываю кусочек, не вошедший в окончательный текст «Моего старшего брата Иешуа». Здесь в самом сжатом виде описана история обретения и компрометации Китирского кодекса. Всё описанное имело место в действительности — другое дело, что я опустил огромное количество событий, причём многие из них более важные и интересные, чем те, которые в этот отрывок вошли. Во–первых, во мне говорил шкурный интерес, а именно — желание написать книгу для ЖЗЛ. Во–вторых, сейчас идут активные действия по возвращению Кодекса в научный оборот; похоже, что его действительно нашли заново, так что через какое–то время можно будет ознакомиться непосредственно с первоисточником. Ну, а пока.

Чанес ел оливки с каперсами прямо из банки, запуская в нее длинные белые пальцы. Он выуживал три-четыре ягоды, аккуратно клал их в рот…

По руке тёк сок. Сок тёк и по румяному, белоснежному лицу со сливовыми, очень внимательными глазами. Это было омерзительное и одновременно уморительное зрелище. По крайней мере, так казалось Иле, которая сидела за рулем самого старого во всем космосе автомобиля и петляла по воображаемой дороге между трещинами, уходящими в никуда. Поверхность этой удивительной во всех отношениях планеты ничем не напоминала земную. Тысячелетиями изъедаемая коррозией, земля была в основном гладкой, но местами зигзагообразно обрывалась, превращаясь в опасные пропасти, что сходились одна с другой где-то за горизонтом.

Спортсмен из Бутана выиграет марафонский забег! У мистера Курихары в этом нет никаких сомнений: ведь бутанец бегает босиком и применяет технику лунг-гом. В то же время Курихара не может допустить победы бутанца: ведь им уже подкуплен другой претендент на золотую медаль.

© Ank

Через шесть недель после рождения каждый работник проходит компьютерный отбор — и машина определяет, кем ему быть в жизни. По прогнозу компьютера, Ганка должна была выиграть этот чемпионат — однако этого не произошло. По какой причине?

© Ank

Избавляя людей от «рассудка памяти печальной», герой делает их счастливее. Так он считает.

Космический разведчик, землянин Тэйлор, совершает аварийную посадку на планете Гомбар. После допросов гомбариане приговаривают Тэйлора, как шпиона, к смертной казни, но перед этим по старинному обычаю с ним сыграют в выбранную самим смертником азартную игру, по окончанию которой и состоится казнь. Шансов на спасение практически нет, хотя у самого Тэйлора иное мнение…

Общество достигло невероятных высот развития. В результате процесса омоложения человек мог жить неопределенное количество времени. Но для людей, жаждущих смерти существовал Терминал Жизни, который власти возвышали, как вершину человеческого гения. Дуглас Мейсон пришел в Терминал Жизни с определенной, четко поставленной целью. Но была ли эта цель – смертью?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Допустим, скипетр нашли. Осталось теперь ещё найти самого принца. И всё бы ничего, да только многие задаются вопросом, а не пора бы мне того отсюдого. И попробуй докажи им, что ты мирный и безобидный. Ведь Боги на всё смотрят по-другому. Впрочем, и не только боги… Но вот разгребать-то всё придётся мне и друзьям. И горе тому, кто не посторонится.

От всезнающей леди Уислдаун не укроется ни одна любовная история в высшем свете…

Самую прелестную дебютантку «ярмарки невест» бросил кавалер — и женился на другой. Но девушка недолго грустила в одиночестве — старший брат бывшего ухажера вызвался залечить ее сердечные раны. И вот уже жертва скандала готовится к свадьбе с графом.

Две повести. Две трогательные романтические истории…

Много раз меня приглашали к себе в школу или на пионерский костёр мои юные друзья. Я рассказывал им о разных происшествиях из своей долгой лётной жизни и о полётах моих товарищей – полярных лётчиков. Почти всегда после окончания рассказа начинали сыпаться вопросы.

Пионеров интересовало всё: и как я впервые взял в руки штурвал самолёта, и спасение челюскинцев, и полёты в Арктике, и будущее нашей советской авиации.

Время шло, многие школьники, с которыми мне довелось встречаться, стали уже сами лётчиками и педагогами, инженерами и врачами. В школах уже учатся их сыновья и дочери, а вопросы остаются те же, только их стало намного больше.

Вот и решил я сразу побеседовать со всеми ребятами нашей огромной страны, рассказать им то, что знаю.

От всезнающей леди Уислдаун не укроется ни одна любовная история в высшем свете…

Юная красавица с рождения помолвлена, но с будущим супругом до сих пор не встречалась. И вот он примчался в Лондон, прослышав, что его нареченная напропалую кокетничает с великосветскими щеголями. Чем закончится их знакомство — свадьбой или разрывом?

Две повести. Две очаровательные романтические истории…