У меня к тебе одна просьба

Эмилия КУНДЫШЕВА

"У МЕНЯ К ТЕБЕ ОДНА ПРОСЬБА..."

Рассказ

- Только у меня к тебе одна просьба, - сказала бабушка...

Что это за просьба была и когда бабушка попросила?.. Наверное, когда я был совсем маленьким, лет в пять...

Значит, так. Я у неё в гостях - мама привезла меня к ней на субботу. Я вхожу в комнату и... Ой, что придумала бабушка, моя необыкновенная бабушка! На старом разостланном на полу одеяле высится гора песка. Это для меня, для её внука, чтоб он мог и зимой играть в песочек. Откуда бабушка раздобыла песок и как принесла его на пятый этаж без лифта?! Я ахаю, подбегаю к песку и хватаю уже стоящий на одеяле голубой пластмассовый стаканчик.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

К. Пино

Сказка про растаявшую фею

Если в прекрасную весеннюю ночь вы посмотрите на небо, может быть, вам удастся заметить очень далекую маленькую планету, излучающую приятный розовый свет. Не многие астрономы знают о существовании этой планеты: для того чтобы увидеть ее даже с помощью самых мощных приборов, нужно любить не науку, а поэзию.

Поскольку эта планета безымянная, мы будем называть ее просто Звездочкой. В безмятежной, чистой атмосфере Звездочки живут феи, которые некогда обитали на земле. Им пришлось покинуть нашу планету из-за войн, ненависти, эгоизма и всех прочих проявлений людской злобы и пошлости. Феи с удовольствием прилетели бы обратно на землю, если б знали, что найдут здесь только послушных детишек и великодушных взрослых людей.

Дмитрий Пинский

Сказка старого шкафа

В одной большой квартире на полу, около большого старого шкафа, собрались маленькие игрушки. Игрушки были маленькими, но их было очень много. И все о чем-то думали и улыбались.

А потом кто-то что-то сказал.

А за ним еще кто-то.

И скоро все стали о чем-то говорить.

А потом все стали радоваться...

Вот тут-то и проснулся Старый шкаф.

- По какому поводу собрались? Чему радуетесь? Чего прыгаете?

Наль Подольский

СКАЗКА ПРО КРОКОДИЛА И РЫБКУ-ФОНАРИК

Жил-был в реке крокодил. Когда он видел что-нибудь живое, будь то рыба или зверушка, то говорил "Съем!", раскрывал пасть и действительно съедал, а если видел что-нибудь несъедобное, то говорил "Гм" и отворачивался. Около крокодила всегда плавали рыбка-прилипала и рыбка-подпевала. Рыбка-прилипала обычно висела, присосавшись к броне крокодила у его левого уха, а рыбка-подпевала держалась у правого уха крокодила и докладывала ему, что происходит вокруг (я забыл сказать, что крокодил был старый и плохо видел). Обе рыбки подъедали крошки от крокодиловых обедов и считали, что устроились в жизни очень недурно.

Егор Полторак

Звезды для нас

В августе, когда ночи становятся такими черными, что кажутся синими, а утром туман из плотной ваты покрывает поля и озера, наступает пора падающих звезд.

И, глядя на прочерк в небе, загадывают бессонные влюбленные свои желания. Какие? Ну, какие могут быть желания у влюбленных! Солдаты, стоящие на посту, думают о доме и маме. Рыбаки, сидящие у костров у воды, мечтают о самой большой рыбе, - как они ее поймают.

Михаил Михайлович ПРИШВИН

Кадо

Рассказ

Последний рассказ будет не о Жульке, а о моем большом гладкошерстном пойнтере Кадо. Это очень добрый, ленивый и толстый пес, и если не охотится, то спит где-нибудь на полу в солнечном пятне.

Этим летом спать Кадо мешали комары, - у Кадо такая короткая шерсть, что от укусов не защищает. То и дело слышим: огромный Кадо лязгает зубами на комаров. Мало пришлось поспать этим летом Кадо!

Софья Леонидовна Прокофьева

Сказка про соску

Легла Маша в постель и просит:

- Мама, дай соску! Не буду спать без соски.

Тут влетела в комнату ночная птица Сова.

- Ух! Ух! Такая большая, а соску сосешь. В лесу зайчата, бельчата поменьше тебя. Им соска нужна.

Схватила Сова Машину соску и понесла ее далеко-далеко - через поле, через дорогу в дремучий лес.

- Не буду я спать без соски, - сказала Маша, оделась и побежала за Совой.

Витольд Прощаков

"Пират"

Сосед наш приехал из Африки жаркой,

Привез обезьяну он вместо подарка.

Ее почему-то назвали "Пиратом".

Одели морскую тельняшку с 6ушлатом.

Ребятам забавный понравился зверь.

Я вам расскажу, как живет он теперь.

Морской порядок у "Пирата".

Лишь только солнышко встает,

Мы еще спим со старшим братом

А он гулять уже идет.

Привык "Пират" хозяев слушать

Эмиль Виктор Рью

Мистер Оп

Мне сразу полюбился он,

веселый мистер Oп,

Его открытое лицо

и безмятежный лоб.

Мы познакомились в четверг,

дождливым летним днем:

Я помню мокрые кусты

и лужи под окном.

Он к нам вошел не так, как все,

в прихожей сняв пальто,

И, как он в комнату проник,

не углядел никто.

Он не стучал, он не звонил,

он появился вдруг

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В тридцатых годах прошлого столетия в Вене, рядом с собором Cвятого Стефана, существовал польский кабачок «Корчма Краковска».

Было раннее-раннее утро. У входа в еще закрытый кабачок стоял снаряженный к дальнему путешествию фиакр. На козлах дремал кучер.

Внутри кабачка, по обе стороны буфетной стойки, со стаканами в руках стояли Адам Ципровски - шестидесятилетний хозяин «Корчмы Краковской» и сорокалетний Отто Франц фон Герстнер в дорожном костюме. Он прихлебывал вино и говорил Адаму:

Владимир Владимирович Кунин родился в 1927 году в Ленинграде. Шестнадцати лет он пошел на фронт, но его служба продолжалась недолго. Вскоре его откомандировали во Чкаловское военное авиационное училище, которое он закончил в 1946 году, и в течение дальнейших пяти лет летал штурманом на Пе-2, «пешках» - так в годы войны называли пикирующие бомбардировщики конструктора Петлякова. В 1951 году Кунин демобилизовался. Работая журналистом - специальным корреспондентом журнала «Советский цирк», а позже спецкором газеты «Советская культура», Владимир Кунин пишет рассказы и повести. Первая его книга, «Настоящие мужчины», вышла в 1966 году в издательстве «Молодая гвардия». В книгу вошли две повести - «Я работаю в такси», «Хроника пикирующего бомбардировщика» - и двенадцать рассказов «Про цирк и не про цирк». Если рассуждать формально, в книге, собственно, вся биография писателя. Но так кажется только на первый взгляд. Каждое отдельное произведение Кунина - это, разумеется, и какой-то итог пройденного этапа жизни, и результат долгих раздумий над человеческими судьбами. Работа писателя, помимо иных положительных качеств, отмечена большой добротой, любовью к человеку, к своему герою. Наверно, поэтому за одну из лучших повестей, «Хронику пикирующего бомбардировщика», Владимир Кунин удостоен литературной премии имени Николая Островского. В этой повести автор возвращает нас в годы Великой Отечественной войны. Кунин раскрывает огромную тему войны через один небольшой эпизод, где экипаж Пе-2 - трое друзей, молодых ребят искали немецкий аэродром, нашли его и ценой собственной жизни уничтожили три десятка немецких истребителей. По этой повести на Ленинградской киностудии поставлен одноименный фильм, заслуженно получивший широкую прессу и признание зрителей. В 1968 году отдельной книжкой выходит повесть «Багаж срочной отправки». А в следующем году эта повесть появляется в новом сборнике Владимира Кунина «Лицо одушевленное», изданном «Молодой гвардией». В этой новой книге три повести и три рассказа. И в них мы снова встречаемся со знакомыми нам по первой его книге героями: снова война, летчики, снова цирковые артисты. Но это теперь не только личный опыт, но обогащение литературным мастерством, пронзительно-добрая и честная гражданская позиция зрелого писателя. После выхода в свет «Лица одушевленного» Владимира Кунина приняли в Союз советских писателей. Работу над новыми повестями и рассказами писатель успешно сочетает с работой в кино. После «Хроники…» он создает совместно с Львом Кассилем фильм «Удар, еще удар!» - фильм, также хорошо известный нашим кинозрителям. На студии документальных фильмов по его сценариям снято тринадцать лент, две из которых, «Докер» (о рабочих Ленинградского морского порта) и «Обыкновенный номер» (о цирке), поставленные режиссером Н. Ворониным, удостоены международных премий.

Была середина белой летней ночи. Мне нужно было успеть одеться, привести себя в порядок, выскользнуть из гостиницы, поймать тачку, доехать до дома, поспать пару часиков и к восьми махануть в свою больничку.

Времени было еще навалом. Я стояла у распахнутого окна в одних туфлях и трусиках - и не торопясь застегивала лифчик. Я знала, что и без шмоток выгляжу - будьте-нате, и была уверена, что он сейчас с меня глаз не сводит. Но если с вечера во мне к мужикам еще что-то шевелится, то к утру уже все до лампочки. И моя неторопливость - просто результат привычки.

Сага о семье цирковых артистов.