У конца времен

Макс ЧЕРЕПАНОВ

У КОНЦА ВРЕМЕН

"Людям только кажется, что они не спят,

а они спят, да еще так крепко..."

Л.Кэрролл, "Алиса в Стране Чудес"

Раннее утро начинается для Йцукенга Фывапра с пробежки. Бег - одна из его привычных радостей, и поэтому с первыми лучами солнца его гибкая фигура с удалым свистом сигает в траву с балкона особняка. Высота приличная, метра четыре, но Йцукенг никогда не ушибается, ведь он начинал с подобного прыжка свой свой день уже не одну тысячу раз. Упав на спружинившие руки, глава семейства Фывапров пару раз мягко кувыркается по склону холма, после чего переходит на бег.

Другие книги автора Максим Николаевич Черепанов

Новая коллекция увлекательных и злободневных историй от лучших представителей жанра. Среди авторов сборника – признанные мастера и представители нового поколения фантастов. Фэнтези, мистика, киберпанк, постапокалипсис и альтернативная история – весь спектр и на любой вкус. Многочисленных поклонников жанра традиционно порадует новый рассказ Сергея Лукьяненко – ироничный и весьма актуальный. Фантастика и жизнь, как всегда, неразрывно связаны.

Противостояние Света и Тьмы на перекрестках пространства и времени продолжается. Дозоры несут свою вахту на широких петербургских проспектах в царской России и в тюремной зоне советских времен, в монгольских степях в годы юности Чингисхана и на узких улочках Вены наших дней…

Мы всегда и везде под присмотром Дозоров!

Помимо рассказов Сергея Лукьяненко, в сборник вошли рассказы победителей мастер-классов на конференциях Роскон 2013 и 2014 и конкурса, приуроченного к выходу романа Сергея Лукьяненко «Шестой Дозор».

Весь спектр современной российской фантастики: от социальной и научной до сказки и мистики, от космооперы до фэнтези и ужасов, от признанных мэтров до представителей молодого поколения, уже успевших громко заявить о себе.

Самые свежие, самые интересные, самые необычные истории. Ну и, конечно, Дозор. Куда же без него?!

Фантастика — пожалуй, единственный жанр, интерес к которому неизменно силен во всем мире. Люди всегда пытались угадать будущее или просто мечтали — и в этом причина успеха фантастической литературы.

Представленные рассказы — именно русская фантастика. Многие авторы этого сборника — дебютанты, но все они — победители конкурса, организованного независимыми экспертами.

Как быть, если на свободу вырвался смертоносный вирус, превращая всех в зомби?

Что делать, если зомбиапокалипсис угрожает всей цивилизации?

Нужно ли противостоять наступающему хаосу, или лучше присоединиться к огромной армии немертвых?

Как поступишь ты?..

В сборнике представлены рассказы написанные в разных жанрах, но объединенные одной темой — Зомби.

Макс Черепанов

*--------------------------------------------------*

Это будет 1001-я банальная история о любви...

Так что у кого аллергия на это дело - не советую ;)

*--------------------------------------------------*

СЕМЬ МГHОВЕHИЙ ВЕСHЫ

"И думая, что дышат просто так,

Они внезапно попадают в такт

Такого же неровного дыханья..."

В.Высоцкий, "Баллада о любви".

Собственно, была уже почти не весна - последние числа мая. Я шел по улице, щурясь от света в лицо... Так начинается много историй, грустных и не очень, интересных и затянутых, короче - самых разнообразных. Эта будет светлой и несложной, так что устраивайтесь поудобнее, берите в левую руку бутылку холодного пива, вытягивайте ноги, расслабляйте мышцы живота и настраивайтесь на приятный лад.

Макс Черепанов

К О H Т А К Т

Вася топал по улице и сквозь зубы негромко ругался. По двум причинам: во-первых, он слегка поддал, а потому его штормило, а во-вторых, был уже вечер, и оное штормование могло очень неблагоприятно сказаться на Васином самочувствии, поскольку открытых колодцев, ям и рытвин на наших улицах всегда хватало, к тому же Вася был сторонником той теории, что их количество ближе к темноте самопроизвольно увеличивается. Поэтому чувство самосохранения требовало, чтобы Вася шел помедленнее, дабы не свернуть себе шею в очередной траншее, но то же самое чувство и толкало его вперед, потому как район этот пользовался дурной славой не сколько из-за своего пересеченного ландшафта, сколько из-за нахальной и многочисленной гопоты. Гопников Вася, как всякий относительнго благовоспитанный молодой человек, к тому же успевающий студент театралки, мягко говоря недолюбливал и встречаться с ними ни под каким видом не желал. Hалицо было противоречие между двумя довлеющими факторами, которое Вася разрешить вот так с ходу не мог, но честно пытался прийти к некому компромиссу по ходу дела. Внимательно глядя себе под ноги, он почти на бегу завернул за угол и увидел...вы будете смеяться, что он увидел.

Угроза терроризма является одним из вызовов XXI века. Уже сегодня она стала страшной реальностью и каждый день собирает свою кровавую жатву. Но что будет завтра? Через десять лет? Какие новые способы устрашения придумает террористическое Античеловечество и удастся ли спецслужбам мира противостоять им?

Популярные отечественные фантасты попытались заглянуть в будущее, представить, что ждет нас в ближайшее десятилетие. У каждого — свои ответы и решения, свой собственный мир.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Подпол оказался так же пуст, как и кладовки: что не прибрала зима – порушили грызуны, лишь кое-где валялись засохшие черупки выеденных изнутри картошин. Влас понимающе хмыкнул и принялся сгребать песок с крышки последнего, заветного засека. Погреб был глубок и просторен, посредине можно стоять, лишь чуток пригнувшись. И всё же, здесь было всегда сухо, а сейчас, когда не только лаз из дома, но и боковая уличная дверка широко распахнулась, стало светло.

На следующий день я проснулся поздно и с трудом. Следующим он был, разумеется, по отношению ко вчерашнему, а вчерашний оказался знаменателен тем, что этот тип из восемнадцатой квартиры, набивавшийся ко мне во друзья-товарищи, приволок ни с того, ни с сего полбанки настоящего контрабандного кофе (кажется, из Гондураса), прямо в дверях сунул мне его в руки (в порядке подхалимаша, я думаю), скорчился в туповатой ухмылке и прогнусавил, что, мол, кофеина в нём все сто, а не ноль целых ноль десятых, как в нашем, магазинном, пропущенном через Минпищепром. Я машинально принял подношение и также машинально захлопнул перед его мясистым носом обитую дерматином дверь. Нет, кажется «спасибо» я всё-таки сказал. Дело в том, что по телеку в тот момент «Дочки-матери» транслировали, где наш выдающийся сатирик М. Задорнов сыпал плоскими шуточками, а Алан Чумак раздавал всем присутствующим по обе стороны телеэкрана несуществующие яблоки. Нет, на яблоки я не клюнул — не дурак всё же, кумекаю, а вот на дочек и их мамаш поглядеть охота была (особенно сцену в бассейне — помните?). Так что того типа из восемнадцатой принимал не я, а мой автопилот; тот же автопилот сварил этот проклятый кофе, чёрт бы его побрал, по всем правилам кулинарного искусства, а расхлёбывать его пришлось, разумеется, мне. Поскольку же «Арабику» и ей подобные сорта я привык потреблять литрами, то и этот дурацкий контрабандный порошок я потребил по полной программе, а потребивши, понял, что все сто, обещанные тем типом, — это не пустой звук, а объективная реальность, данная мне в ощущениях посредством гулко забившегося, словно рыба об лёд, сердца где-то внутри моей грудной клетки. Сердце рвалось наружу, в панике биясь о рёбра, причём рёбра мои при этом вибрировали и излучали звуковые волны достаточно широкого диапазона частот. Даже Катька, жена моя, подозрительно скосила на меня свои большущие глазищи, на секунду оторвавшись от телека, и попросила меня не греметь, а то у неё от этого грёма

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЗВЕЗДНОМ ШУТЕ

Когда-то, в столь давние времена, что помнят о них лишь Звезды, и в столь далеком мире, что путь к нему знает лишь свет, жили король с королевой. Жили они в радости и согласии и мудро правили своей большой и могучей страной (ведь если человек счастлив, он никогда и никому не причинит зла). Подданные любили их, и мирные светлые годы, сменяя друг друга, текли над королевством, вливаясь в бесконечную реку Времени.

В книгу вошли четыре повести Сергея Абрамова: «Стена», «Неформашки», «Стоп-кран» и «Новое платье короля». Фантастика в них — всего лишь прием, позволяющий писателю войти в мир личных и общественных отношений, показать их сложность, противоречивость, особенно в наши дни, когда в стране происходят перемены. Произведения Сергея Абрамова — это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического, мифического, ирреального причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки местами веселы, временами — печально — лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

Если говорить о сюжете, то это типичная антиутопия, со свойственной ей недосказанностью и скомканной, отвлеченной концовкой. (По образцу: «страшно подумать о счастье…»)

Построение текста не сказать, что новаторское. Но от прямого повестования автор отказался. Это россыпь историй о людях, оказавшихся под властью инопланетной цивилизации. Калейдоскоп. Яркие вспышки. Предельно живые, и от этого не менее страшные.

© ЛенкО (aka choize)

Я стоял перед воротами Свалки и ощущал, как мой желудок медленно сводят болезненные спазмы — такие же, как в тот день, когда на моих глазах всю эскадру землян — с экипажами почти в двадцать тысяч человек — разнесло на кусочки во время Второй битвы за Сатурн более одиннадцати лет назад. Но тогда я видел на экране обломки кораблей и мысленно слышал вопли погибающих; тогда вид похожих на коробки эотийских звездолетов, рыскающих среди дрейфующих в пустоте жутких ошметков, заставил меня покрыться ледяным потом, который обволок лицо и шею.

Странно. Я всё же вернулся на Тсаворит. В то место, где родился.

Глеб Сергеевич подозвал, осмотрел меня с головы до ног, особо пристально глянул на разбитые кроссовки и, словно о чем-то сожалея, сказал:

— Сбегай домой. Жду завтра утром, — и отвернулся, не желая продолжать разговор.

Ему даже «спасибо» в ответ не скажешь: раскричится, развозмущается, что, дескать, его от работы отрываю, срываю производственный процесс, графики, сроки поставки и так далее, и так далее…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Черепанов

Все эти приговорённые

Они почитают смерть за благословенный дар,

И, всё-таки, превращают жизнь в радостную суету,

Виллу с тонкой позолотой смеха,

Все эти приговорённые.

Деций Юний Ювенал

Сатира номер двенадцать

ГЛАВА ПЕРВАЯ (НОЭЛЬ ХЕСС - ПОСЛЕ)

КОГДА, НАКОНЕЦ, они нашли её и достали из воды, я знала, что мне нужно спуститься и посмотреть на неё. Это было нечто большее, чем то потное любопытство, которое окружает внезапную смерть незнакомого человека на городском тротуаре. Хотя и это тоже присутствовало. Если уж выкладывать всё начистоту, то я должна признать, что это тоже присутствовало.

Алина Черепанова

Юбилей Пушкина. Подрос пацан.

Пушкинский юбилей. Подрос пацан, никто и не заметил. Или это Hаталью Hиколаевну подкоротили, урезали, так сказать, чтобы над гением не возвы шалась, потому как гений, он во всех смыслах выше нас, смертных негениев, и даже в таком - прозаическом. Проза ведь у него тоже на сукиного сына с плюсом тянула, че там скрывать (ха-ха-ха). А что у нас в городе творилось гулянья народные, салюты - но это из низов все. Что день радио, что день рождения самого Асан Сеича - повод выпить за здоровье и кибернетику. Особо умные говорили: "Hу, за русалку выпили, за кота махнули, а теперь еще по рюмашке за наш зоосад ну и за негров еще, мать их за ногу". В общем, повесе лился народ. Город, как девятого мая, полон пьяными и, что самое интересное, все уже под "чудным мгновеньем" оторвались на полную. Тоже, знаете, день победный. Победил всепобеждающее время "любезный народу". Знал бы.

Николай Черкашин

ЧЕРЕП ГОГОЛЯ ПОД ЛА-МАНШЕМ

В 1931 году в Москве переносили останки знаменитых россиян из некрополя Свято-Данилова монастыря на Новодевичье кладбище. При этом обнаружили, что череп Н.В. Гоголя из гроба похищен. Писатель Владимир Лидин, находившийся тогда на кладбище, рассказывает: "Могилу Гоголя вскрывали почти целый день. Она оказалась на значительно большей глубине, чем обычные захоронения. Начав ее раскапывать, натолкнулись на кирпичный склеп необычайной прочности, но замурованного отверстия в нем не обнаружили; тогда стали раскапывать в поперечном направлении с таким расчетом, чтобы раскопка приходилась на восток (то есть именно головой к востоку, по православному обряду, должен был быть предан земле покойник), и только к вечеру обнаружили еще боковой придел склепа, через который в основной склеп и был в свое время вдвинут гроб". Работа затянулась, склеп вскрыли только в сумерки. Верхние доски гроба прогнили, но боковые, с сохранившейся фольгой, металлическими углами и ручками и голубовато-лиловым позументом, уцелели. Вот что увидели присутствовавшие: черепа в гробнице не оказалось, остов скелета был заключён в хорошо сохранившийся сюртук табачного цвета, из которого торчали шейные позвонки, под сюртуком - белье с костяными пуговицами; на ногах - башмаки, тоже полностью сохранившиеся, только дратва, соединяющая подошву с верхом, прогнила на носках, и кожа несколько завернулась кверху, обнажая кости стопы. Когда и при каких обстоятельствах исчез череп Гоголя, остается загадкой. Во время вскрытия могилы на малой глубине, значительно выше склепа с замурованным гробом, был обнаружен череп, но археологи определили, что он принадлежал молодому человеку. Кому и зачем понадобился череп Гоголя? В том же, 1931 году было высказано предположение, что его выкрали по просьбе фанатика русского театра, основателя театрального музея купца Алексея Александровича Бахрушина. В 1909 году он подбил на это кощунственное дело двух сторожей монастырского некрополя. Говорили, что него уже есть череп Щепкина... Вместилищу гоголевского разума были оказаны подобающие почести: его украсили лавровым венцом из серебра и поместили в застекленный палисандровый футляр, обшитый изнутри черным сафьяном. Слухи о невероятной бахрушинской реликвии поползли по Москве и достигли ушей внучатого племянника Николая Васильевича Гоголя - Яновского, лейтенанта российского императорского флота. Этот морской офицер, человек весьма экзальтированный, явился к Бахрушину и, положив на стол револьвер, заявил: "Здесь два патрона: один в стволе, другой - в барабане. Тот, что в стволе, - для вас, если вы откажетесь выдать мне череп Николая Васильевича; тот, что в барабане, - для меня..." Бахрушин, человек не робкого десятка, все же посчитал за благо расстаться с опасной реликвией. Лейтенант Яновский увез палисандровый ларец в Севастополь, на корабль, где служил. Предстоял поход в Италию. Итальянцы приглашали русских моряков на годовщину мессинских событий. (В 1908 году во время мощнейшего землетрясения россияне спасали мессинцев из-под обломков рухнувших домов, оказывали медицинскую помощь.) Ожидался торжественный прием в Риме. Лейтенант Яновский рассчитывал посетить русское посольство и предать череп Гоголя земле Италии, которую тот любил, считая Рим второй родиной. Яновский заручился письмом таврического викария к настоятелю посольского храма, в котором тот просил упокоить бренные останки великого писателя по православному чину. Однако поход в Италию по ряду причин не состоялся. Вскоре в Севастополь пришли итальянские миноносцы, чтобы забрать прах сардинских генералов, погибших при осаде города в 1854 - 1855 годах и захороненных на горе Гасфорта. Лейтенант Яновский вручил командиру одного из миноносцев, капитану Боргезе, палисандровый ларец и попросил передать его русскому консулу вместе с письмом викария. Тот обещал при первом удобном случае съездить в посольство России и встретиться с настоятелем храма. С тем и отбыл. (Моему итальянскому коллеге Карло Визинтини посчастливилось найти письмо капитана, адресованное лейтенанту Яновскому, в котором итальянский моряк приносил извинения своему русскому коллеге и объяснял, почему он не смог выполнить его просьбу. В письме была странная фраза: "Судьба человека не обрывается вместе с его жизнью".) Весной 1911 года капитан надолго ушел в море. А его младший брат, студент Римского университета, отправился с компанией друзей в увеселительную железнодорожную поездку; Но, право, что за скука поражаться бесконечностью тоннеля. То ли дело, когда в полумраке, слегка рассеянном светом зажженных в вагоне свечей, возникнет вдруг человеческий череп. Визги подруг, ужас слабонервных друзей... Однако задуманному не суждено было сбыться. Когда перед въездом в тоннель пассажирами поезда овладела паника непонятного происхождения, Боргезе-младший решился прыгнуть с подножки. Он-то и рассказал потом репортерам и о странном белом облаке, поглотившем злосчастный состав, и о безотчетном ужасе, объявшем туристов, и о палисандровом футляре, взятом на время из кабинета брата. Итак, череп Гоголя странствует по миру в поезде-призраке. Мы далеки от мысли, что присутствие палисандрового футляра в одном из вагонов как-то направляет движение "летучего итальянца", но то, что поезд-призрак возник вдруг под Полтавой, на малой родине писателя, невольно заставляет думать, что это нечто большее, чем простое совпадение. Жизнь Гоголя, его судьба и смерть полны плохо объяснимых странностей...

Николай Черкашин

ОПЕРАЦИЯ

"ДЖЕНИФЕР"

(Повесть-версия)

Что вы делали 8 марта, в пятницу, 1968 года? Припомните, если сможете, если вели дневник... Право, это очень важно.

В этот праздничный день в Тихом океане погибла советская ракетная подводная лодка, бортовой номер 574. Враз оборвались жизни девяноста восьми человек. Правда, в тот день об этом не знал еще никто, даже те, кто отмечал ее путь на секретных картах. Просто в назначенный срок, когда подводный ракетоносец должен был сообщить о прохождении поворотной точки маршрута, лодка на связь не вышла. И хотя это был весьма тревожный факт, никто не произнес страшного слова "погибла". Мало ли что бывает в море вышел из строя передатчик, залило антенну...