У Григорьихи

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

Отрывок из произведения:

Была уже поздняя ночь, когда наши утомлённые собаки добрались наконец до стойбища Аканги. В этот короткий январский день, несмотря на пятидесятиградусный мороз, мы совершили переезд в сто километров и три раза перебирались с одной горной речки на другую, по крутым перевалам, уходившим далеко за пределы растительности.

На каждом подъёме нам приходилось спешиваться и вместе с собаками тащить вверх грузные нарты, обливаясь потом в своей тройной меховой одежде. На спусках было ещё хуже. Собаки, по своему обыкновению, приходили в чрезвычайное возбуждение и мчались как угорелые. Чтобы удержать их, нужно было изо всей силы тормозить с обеих сторон нарту тормозными палками, которые прыгали и хлопали на каждой неровности почвы, передавая очень чувствительные толчки державшим их рукам. На одном, крутом повороте тормоз, задев корень дерева, торчавший поперёк дороги, ударил моего спутника в шею с такой силой, что он выпустил из рук дугу нарты и отлетел в сторону, а я изорвал жёсткие камусные рукавицы и ободрал в кровь обе руки, пока мне удалось остановить мою бешеную свору. На другом спуске задняя нарта с разгона попала на дерево, сломала переднюю дугу и сильно ушибла собаку, запряженную в корню. Нам следовало, впрочем, быть благодарными, что на всех этих подъёмах, спусках и поворотах дело обошлось для нас без более серьёзных ущербов.

Другие книги автора Владимир Германович Богораз

Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В. Г. Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

…В романе из жизни первобытных людей «Восемь племён» (1902) широко используется фольклорный материал; создаются легендарно-эпические образы, художественная достоверность картин северного быта, их суровая и величественная романтика. Сплав познавательного и художественного начала отличается увлекательной фабулой, живым народным языком…

Первый рассказ В. Г. Тана-Богораза был напечатан в 1896 г., последний роман вышел в свет в 1935, за год до смерти писателя. Его творческое наследие обширно и разнообразно: в десятитомное собрание сочинений, изданное в 1910–1911 гг., и в четырехтомное 1929 г. вошла едва ли половина всего написанного им.

В. Г. Тан-Богораз принадлежит к той плеяде русских писателей-реалистов, вступивших в литературу в 90-е годы XIX века, к которой относятся Серафимович, Куприн, Вересаев, Гусев-Оренбургский и многие другие. В их ряду он занял свое особое место, открыв для русского читателя и русской литературы жизнь сибирских инородцев — чукчей, якутов, юкагиров.

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

"Жертвы дракона" — талантливая повесть из жизни первобытных людей известного этнографа-беллетриста В. Г. Богораза-Тана. Вся повесть проникнута глубокой мыслью о том, что современный культурный человек сделал, подобно своему доисторическому прародителю и младшим диким братьям, "только первые шаги по дороге прогресса", что путь перед нами широко раскрыт и далек бесконечно.

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

Действие романа происходит на реке Колыме в далеких поселках полярного русского племени, где жители сами о себе заявляют своим странным сладкоязычным говорком: «Какие мы йуские (русские)? Мы так себе, койимский найод (колымский народ)».

Полярная Русь разбросана обрывками и островками по устьям больших Сибирских рек, от Оби до Анадыря. Обь и Енисей, Анабара и Лена, Яна, Индигирка, Алазея, Колыма, Анадырь, Пенжина, камчатские реки, Камчатка и Тигиль, и Большая и Белая — каждая река имеет свою собственную группу. Это потомки казаков завоевателей, которые в несколько десятков лет прошли сквозь огромный край на поиск мехов, не менее ценных, чем лучшее золото Урала и Алтая. Они поднимались по рекам, «выгоняли» их по самую вершину, перетаскивали по волокам свои неуклюжие суда, выходили в океан на этих разляпистых  к о ч а х, сбитых деревянными гвоздями, с парусом из грубой реднины или просто из кожи, с тяжелым камнем, вместо якоря, — постоянно терпели крушения, но двигались дальше. В походах своих они уничтожили целые народы своим острым железом и страшным огненным боем. Уцелевших мужчин забирали в аманаты (заложники), а женщин в наложницы.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Николай ДОМБРОВСКИЙ

СУДЬБА ХАЙДА

Научно-фантастический рассказ

"Человек использует лишь ничтожнейшую часть тех возможностей, что в нем заложены от рождения, - объяснял нам круглый маленький человечек, уютно расположившийся в углу дивана с чашкой чая в руке. - Нам трудно себе представить, какие залежи ловкости, мощи и гения в нас таятся".

"Мы слегка о том наслышаны, - отвечал мой друг, слабо улыбнувшись. В дни моей юности, только и было разговоров, что о скорочтении, гипеопедии и возможности временно превратиться в гения под действием гипноза".

Николай Елин, Владимир Кашаев

СВЕЖАЯ РЫБКА

Рынок был тих и малолюден. Две старушки в низко надвинутых платках продавали яблоки, да какой-то старик в плаще время от времени бодро покрикивал:

- А ну, кому рыбки? Кто забыл свежей рыбки купить?

- Чего-то рыба у тебя какая-то помятая,- остановился возле него хозяйственного вида мужчина с авоськой.Небось издалека вёз? Поди, где-нибудь в Песчанке наловил?

- Ещё чего! - обиделся старик.- Ни в какой не в Песчанке, а в нашей Каменке. Если бы в Песчанке, то рыба керосином бы пахла, а эта, сам видишь, скипидаром отдаёт. Значит, наша, каменская...

Влад Чопоров

В городе Киеве

pассказик

Как обычно после бессмысленного сидения на работе и утомляющей беготни по магазинам Галине Сергеевне предстояло решить, как добираться домой. Трясясь в стареньком автобусе, она напряженно раздумывала, какой путь выбрать. Можно было, выйдя через несколько остановок, перебраться, ругая наглых водителей, через шумный и обессветофоренный проспект на другую сторону, и там сесть в усатый троллейбус, который сперва начнет нарезать круги по городу, а потом выплюнет ее с другого края родного квартала. И придется топать темными дворами, едва освещаемыми светом из окон. Другой путь намного короче и спокойней. Выйдя на той же самой остановке, можно нырнуть в дырку в заборе некогда важного, а теперь уже несколько лет как обанкротившегося и абсолютно заброшенного завода. И через десять минут уже будешь дома. Только одна причина заставляла Галину каждый раз решать, какой путь избрать. Страх. И так сердце обмирает идти мимо обветшалых коробок цехов, в которых время от времени что-то гремит или скрипит. А сейчас, зимой, в вечерней темноте - так и вообще помереть можно от ужаса.

Михаил Емцев, Еремей Парнов

Фигуры на плоскости

И все же к концу дня они, не сговариваясь, пересекли невидимую границу района своих исследований и зашагали к Каньону. Михаил шел за Яном, антенна за его плечами покачивалась. Они спустились вниз, прошли несколько поворотов. Внезапно Ян остановился и воскликнул:

- Смотри!

- Каток, - сказал Михаил.

То, что возникло перед ними, напоминало искусственное сооружение. Гладкая, глянцевитая, словно покрытая тонким слоем лака, молочно-белая лента как бы вытекала из песка и уносилась прочь, пропадая в извивах Каньона.

Борис Густяков

Приключения Дика Киллмена

Часть первая.

Внешняя угроза.

Много лет минуло с тех пор, как началась звездная экспансия Человечества. В создавшееся объединение под названием "Лига Суверенных Миров" вошло около сорока тысяч населенных планет, населенных представителями трех рас. Земляне и их потомки составляли около 85% населения Лиги, доли Экситонцев и Дии составляли 11% и 4% соответственно. Экситонцы были гуманоидами со средним ростом 140-160 см и с заостренными (как у эльфов) ушами, четырьмя пальцами на руках и ногах и огромными, в полглаза, зрачками. Их кожа носила слегка серый оттенок, а в остальном они были как люди. Дии же были расой кошачьих человеческого роста и вполне человеческих пропорций, прямоходящие, с умными и внимательными глазами.Hе смотря на густую и шелковистую шерсть, они предпочитали носить легкую одежду типа кимоно всевозможных расцветок. Все расы достигли стадии межзвездных перелетов и являлись равноправными партнерами. Численное преобладание Землян объяснялось их меньшим консерватизмом и большей тягой к покорению новых миров, по сравнению с Экситонцами, а также внесезонным способом размножения (сдерживаемым лишь экономическими причинами) по сравнению с Дии. Благодаря этому они в кратчайшие сроки заселяли вновь открываемые миры и устремлялись на поиски новых. Стандартный год назад в одном из соседних рукавов галактики была открыта новая раса, включающая в себя около 18 тыс. населенных миров чисто гуманоидного типа - почти не отличающаяся от Землян и имеющая лишь несколько удлиненный и заостренный череп, да кожу голубоватого оттенка. Войти в Лигу "сходу" Тактильеры отказались, так как равноправие их мало устраивало, и они требовали для себя привилегированного положения. Длительные переговоры ни к чему не привели, более того, совету Лиги стало известно, что Тактильеры втайне стягивают свои военно-космические силы, готовясь отстаивать свои требования силой оружия в случае несговорчивости делегатов Лиги по поводу распределения зон влияния. Основной причиной такого их поведения стало сомнение в необходимости существования организации типа ЛСМ, контролирующей всё и вся и требующей полной отчетности по любому угодному ей поводу.

Д.В. Иртегов

Картель крысоловов

Тишартц встретил меня неласково. Наш корабль еле успел проскочить в гавань до начала шторма. Когда я сошел на берег, море и небо уже почернели, а на булыжную мостовую упали первые капли дождя. Я был единственным пассажиром на этом небольшом двухмачтовом торговце. Как сказал капитан, студенты сейчас уже все в кельях общежитий, преподаватели же и академики не снисходят до кораблей, а пользуются порталом. Я тоже хотел было воспользоваться порталом - никогда не любил морских путешествий - но это никак не вязалось с моей легендой.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ХАЛТУРЩИК

- Как дела, старик? - спросил Воробьёв. - Что пишешь, чем дышишь?

- Да так, - застенчиво потупился Григорьев. - Повесть хочу писать...

- Для души пишешь или для живота?

- Для души, - покраснел Григорьев.

- Молодец, старче, хвалю! - Воробьёв встал на цыпочки и покровительственно похлопал Григорьева по плечу. Писать надо только для души.

- А ещё я сценарий пишу для радио... - приободрился Григорьев.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ИНТУИЦИЯ

Погожим летним днем в Академию наук пришёл гражданин в кепке и с газетным свёртком под мышкой. Он тщательно вытер ноги, повесил кепку на гвоздь и только после этого развернул сверток.

- Вот, - скромно сказал он, - принёс...

В газете находились рыбный скелет, увенчанный потрёпанным, видавшим виды хвостом, и закупоренная тряпкой бутылка с вложенным внутрь пожелтевшим листом бумаги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лисбет Саландер решает отомстить своим врагам. Не только криминальным элементам, желающим ей смерти, но и правительству, которое несколько лет назад почти разрушило ее жизнь. А еще надо вырваться из больницы, где ее держат под охраной, считая опасной психопаткой, и добиться, чтобы ее имя исчезло из списка подозреваемых в убийстве.

Поэтому ей не обойтись без помощи журналиста Микаэля Блумквиста. Только его разоблачительная статья может встряхнуть шведское общество до самых основ и переполошить правительство и спецслужбы. Тогда у Лисбет будет шанс расстаться с прошлым и добиться справедливости.

Выдающийся грузинский поэт Важа Пшавела (1861–1915) оставил богатейшее поэтическое наследие, неразрывно связанное с народным творчеством горцев. Он одухотворяет явления природы, горы, растения, проявляет глубокую любовь к животному миру. Крестьянский быт, суровые старинные обычаи горцев, остатки их языческих суеверий, своеобразные воззрения на дружбу и любовь — составляют содержание его поэм, наиболее значительные и интересные из которых представлены в сборнике.

«Баши ачук» означает человек без шапки, историческая повесть. Шестнадцатый век. Восточный регион Грузии захватил иранский шах. Грузины восстали против захватчиков. Главный герой — Баши Ачук. Его настоящее имя Глаха Бакрадзе. Прозвище он получает от Иранцев. По книге был снят одноименный фильм.

"Сурамская крепость" впервые опубликована в журнале "Цискари" (Заря) за 1859 - 1860 годы. Это был первый грузинский реалистический роман, направленный против крепостного права. Внешняя канва романа - Легенда о прекрасном юноше, который дал согласие замуровать себя в стену Сурамской крепости, ибо только при этом условии она сможет выстоять против натиска врага. В 1984 году был снят фильм под названием "Легенда о Сурамской крепости"