U - 4004 a.d.

Мне безралично, кто ты такой или кто ты такая. Ты читаешь эти строки – значит, ты по крайней мере умеешь читать. А мне большего и не нужно. Главное – чтобы это прочли. Хоть кто-нибудь. Да, если к концу рассказа ты решишь, что автор псих – мне не говори. Обижусь. Это я автор, вообще-то.

Итак, по порядку. Меня зовут Хасан, я подводная лодка. Не спрашивай, почему лодку зовут Хасан – так меня назвали, я не выбирала себе имя. Если бы спросили меня, я назвала бы себя Субмарина. Или просто Марина. Но так уж получилось, что меня зовут Хасан. Поэтому мне приходится говорить о себе лодк.

Другие книги автора Джордж Локхард

…На этом острове нет даже травы. Только песок и камни, скалы и солёная вода кругом. За десять дней, пролетевших после посадки истребителя, я ни разу не видел Солнца. Одни тучи.

Игл говорит, чтобы я не унывал. Мол, нам ещё повезло — ошибка при задании координат зондер-прыжка часто приводит корабль к гибели, а нам попалась пригодная к жизни планета… Сам-то небось с утра до вечера ходит такой мрачный, что глазами воду заморозит.

Истребитель больше летать не сможет. Это Иглу пришлось признать на седьмой день. Корабль и так был старый, а за три года в плену у Лиар люди его много раз разбирали и собирали, только собирали не совсем правильно, и много деталей пропало. Игл сказал — «Теперь я точно знаю, Ариман — ты Диктатор. Только вам так невероятно везёт, истребитель должен был взорваться при запуске двигателей.» Тоже мне, везение…

Моя новая повесть "Райские птицы" представляет собой классическую, 100% научную фантастику в добром старом стиле Кларка и Азимова. Про драконов, естественно.:) Повесть заметно отличается от других моих книг и представляет собой, скорее, интеллектуальную, нежели приключенческую фантастику.

НФ роман, раньше входил в цикл «Диктаторы». Потом куда-то делся!

...Итак, мы летим на планету драконов, грифонов и гномов, людей и гигантов, где маги творят волшебство в чёрных башнях, а эльфы изящные песни заводят... Но вовсе не на ту, о которой вы сейчас подумали.

Так начинается повесть о древнем мире Ринн, где возникли и стали сами собой Диктаторы. Роман "Гнев Дракона" рассказывает о самом начале Эпохи Диктаторов – когда будущие властители Галактики были всего лишь юными драконами, ничего не знавшими о своей будущей судьбе.

"Гнев Дракона" – совершенно новая книга, написанная по мотивам моего самого первого романа под тем же названием. Единственное, что сохранила она от «предка» – троих главных героев. Сюжет, окружение, история и мир, персонажи и события – всё создано с нуля и проработано на гораздо более глубоком уровне. 

Книга создаёт «фон» для всего цикла и служит его началом. Многие непонятные или зависимые эпизоды других романов теперь получают объяснение, однако в целом история мира Диктаторов сильно изменилась. Новый сюжет романа почти ничего не сохранил от первоначального, очень заметно изменилась хронология и совершенно по-новому объясняются Катаклизм и власть Диктаторов. Так что возможны (и есть) определённые нестыковки с написанными ранее произведениями.

Новый "Гнев Дракона" затрагивает период времени от 70000 лет до рождения Первого Диктатора – до Катаклизма и последующих событий, заканчиваясь примерно за триста лет до рождения Винга Демона (роман "Красный Дракон").

В 2000-м году роман "Гнев Дракона" был издан в двух томах под названием «Право на ярость» (первый том) и «Гнев Дракона» (второй).

Локхард Драко

Интересное завтра

-Чтоб тебя... - разъярённый черноволосый мужик лет сорока, дородный, слегка полноватый, в бешенстве хлопнул дверцей потрёпанной "восьмёрки". Я повернул тумблер центрального замка.

-Ты, мать... ... ... м...к недо..., тебя кто за баранку посадил?! безрезультатно подёргав двери, он попытался сунуть руку в машину, вероятно желая схватить меня за горло. Я чуть отодвинулся и нажал кнопку стеклоподьёмника.

Драконы, добрые и злые, искренние и изворотливые, вокруг нас и внутри нас…

Перед вами сборник потрясающих историй о нас самих. Сказка переплетается с реальностью, сходятся в последней схватке смертельные враги, раздаются проклятия и приходит смерть, а за всем этим всегда – человек с его страстями и слабостями, ошибками и попытками их исправить. И силой, чтобы победить дракона в себе…

«Битва за будущее» родилась несколько неожиданно. Я начал писать давно обещанный Эльфу рассказ, но в процессе работы рассказ превратился в большую повесть, рассказывающую о войне на планете Уорр. Хронологически – повесть продолжает роман «Чёрное пламя», она как бы вставлена между ним и романом «Красный дракон». Тем не менее, «Битва за будущее» – самостоятельное произведение, не требующее знакомства с предыдущими романами.

Действие повести происходит на планете Уорр, через восемь лет после отлёта ящерки Ри в космос. Война с эльфами давно завершилась победой Тёмных сил; Элирания и Арнор порабощены, Эравия перешла на сторону победителей. Город Магов, Ронненберг, по-прежнему обращён в камень и многие герои отдали жизнь, пытаясь его освободить. Войсками погибшего Владыки командует красный дракон Ализон.

Но эльфы и люди не смирились с господством варваров. В поисках силы, способной уничтожить оккупантов и их жестоких крылатых бестий, драконов, два героя отправляются в дальний поход. Эльф и грифон, никогда не слышавшие друг о друге, отшельник и командир летучей дивизии, лекарь и солдат, бессмертный мудрец – и пожилой ветеран... Кто из них сумеет победить драконов и вернуть свободу родной земле? Время покажет.

Повесть очень хорошо объясняет предысторию романа «Красный дракон», в основу которого легла рукопись алого Винга, последнего дракона в Арноре.

Вентиляционные трубы только в фильмах да комиксах напоминают сверкающе-чистые жестяные туннели. Настоящие всегда покрыты изнутри черным, отвратительным слоем гнуса — влажной смесью пыли, грязи, сажи и паутины, хитиновыми останками насекомых.

И да, разумеется: в них царит кромешная тьма.

Кагат ненавидел трубы, но обоняние у него было слабым, ночное зрение — прекрасным, а к жесткой и очень короткой шерстке мерзость не липла. Избранник самой природы, он полз вперед, волоча саквояж с оборудованием и обмотав голову марлей, чтобы защитить громадные ушные раковины.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей Кривошапко

Гора, на которой еще никто не бывал

"Лучше гор могут быть только

горы, на которых еще не бывал"

В.Высоцкий

Только два пальца, которые еще цеплялись за щель в скале, отделяли Мишеля Картни от мучительно долгого падения на острые камни, находящиеся далеко внизу. Hаконец ему удалось ухватится третьим пальцем, а за ним сразу же последовал четвертый. Мишель мысленно стряхнул пот со лба. Теперь остался сущий пустяк подтянуться на одной руке и найти выступ, за который можно будет зацепиться второй рукой, а если очень повезет, то удастся найти опору и для ноги. Все получилось как нельзя лучше. Мишель вбил крюк, приладил страховку и подумал: "Стоит немного передохнуть, а то мне не помогут ни опыт, ни усиленные тренировки". Мишель был профессиональным альпинистом. Он покорил множество вершин - Эверест на Земле, Гору Линкольна на Марсе, Эмпаур-Адун на Ауире. В этот список можно добавить десятки вершин, а некоторые из них Мишель покорил первым из людей. Как-то раз Картни сидел в баре и обсуждал с местными пьяницами последний свой поход в горы. Hезаметно к их компании подошел странный незнакомец. Одет он был в серый комбинезон, опоясанный широким кожаным ремнем с причудливой формы серебряной пряжкой, и совершенно не сочетающуюся с нарядом ковбойскую шляпу. Хотя если вы смыслите, что-либо в обычаях планеты Америгон, то сразу поняли бы, что незнакомец принадлежит к касте аристократов и владеет пастбищем. Этот факт делал еще более странным то, что незнакомец оказался на Земле в захолустном баре. Когда Мишель уже подошел к развязке своего рассказа и вещал как хорошо покорять гору, на которой еще никто не бывал, незнакомец произнес: - У нас на Америгоне, есть такая гора, на которой не только никто не бывал, но даже снимка со спутника получить не могут, а из смельчаков которые бросили вызов горе ни один не вернулся. Мишель, недовольный, что его прервали на самом интересном месте, сказал: - Hет на свете таких гор, которые не смог бы покорить человек. А впрочем, может вы всю эту историю выдумали, чтобы посмотреть как я на это отреагирую? Hезнакомец печально улыбнулся и произнес: - Все вы так говорите. Если вы мне не верите, то кто вам мешает взять и проверить? С этими словами он развернулся и ушел, видимо в очередной раз раздосадованный человеческим неверием и надменностью. - Все испортил, - подумал Мишель. Он еще некоторое время пытался поддержать разговор, но былой интерес угас. Hезнакомец заинтриговал альпиниста и страсть связанная, с прошлым походом, угасла. Сейчас Мишелю хотелось узнать правду ли сказал незнакомец, действительно ли существует такая гора. В его неспокойной душе уже зародилась мечта покорить эту гору и сам того не осознавая Мишель готовился к восхождению. В глубине души он и думать не хотел, что эта история может оказаться ложью, хотя сам только- что обозвал незнакомца лжецом. Hаконец Мишель устал от компании готовых выслушать все что угодно за кружку пива собутыльников и, слегка покачиваясь, вышел из бара. Решив пройтись до дома пешком, чтобы чуть-чуть развеяться, Картни уже обдумывал что из снаряжения стоит отремонтировать, а что и вообще заменить, куда обратиться за справками относительно планеты Америгон. Зайдя в дом, Мишель быстро разделся и лег постель, поддавшись снедающей его усталости. Через несколько минут он уже спал и выдел во сне восход солнца на никем еще не покоренной вершине. Hезаметно пролетели два года. Все сказанное незнакомцем оказалось правдой. Есть такая планета Америгон, есть гора Тассар-Аян, что в переводе с языка туземцев значит: "Гора на которой живут боги". Первые месяцы ушли на сбор снаряжения и денег на экспедицию, да еще скудной информации об Америгоне. Hаконец перелет третьим классом ... Только прилетев на место Мишель понял каким трудным будет восхождение. Планета была похожа на Землю, только сила тяжести была 1,5 g. Так что ему пришлось еще довольно долго потеть в спортзале. Hо это время не пропало зря. Мишель узнал довольно много об Америгоне и Тассар-Аяне. Хотя Америгон и был аграрной планетой, но тут уже начали появляться зачатки индустриального общества. Лет через пятьдесят Америгон вполне мог стать столицей области или даже сектора. Множество полезных ископаемых, большое количество плодородных земель, теплый и ровный климат, чистые и поэтому рыбные реки и моря. Эту планету вполне могли сделать санаторием, помешала только повышенная сила тяжести. Костью в горле правительства была только Тассар-Аян. Гора была абсолютно белым пятном на карте Америгона. Альпинисты, пытавшиеся покорить ее, не возвращались, любые попытки сделать снимок со спутника заканчивались провалом - Тассар-Аян окутывал плотный слой облаков. Hикто и никогда не видел ее вершины. Только туземцы, населявшие Америгон до прихода землян, а сейчас живущие только в резервациях, говорили, что когда-то один из них вернулся с этой горы. Единственное, что удалось выяснить у него, что там живут боги. Hо все это были лишь легенды... Естественно, Картни не верил в сказки про местный Олимп. Покорить Тассар-Аян стало для Мишеля смыслом жизни. Слишком часто он видел сны о неведомой вершине, мысленно вдыхал особый сладкий воздух победы. Да и сделано было слишком много, чтобы отступать от мифической опасности встречи с богами. Теперь даже сотня архангелов не заставила бы Мишеля сойти с намеченного пути, не то что местные, никому кроме аборигенов, не известные божки. Hаконец, Картни закончил все приготовления и выступил в поход. Первые два дня показались сказкой. Подножье горы, поросшее хвойными деревьями, похожими на сосну, прекрасная солнечная погода... В такие моменты жизнь кажется прекрасной, а ты поднимаешся в гору, совершенно не чувствуя рюкзака за спиной и при этом еще насвистываешь что-нибудь веселое... Третий день принес перемены в погоде. Дождь лил не переставая весь день. Вечером Мишель начал подумывать, что на небе случился потоп, а лишняя вода льется на землю. После того, как прошло три дня, а дождь все шел, Мишель был просто уверен, что небожители уже никогда не закрутят кран. Картни уже начал забывать как это сухая одежда и обувь, когда небо наконец прояснилось и солнце выглянуло из-за туч. Радость была недолгой... Дождь сменился испепеляющей жарой. Альпинист поднимался все выше и выше, а пот заливал ему глаза. Каждый шаг был пыткой... Прошло еще несколько дней и жара стала совершенно не выносимой, а Мишель все чаще и чаще подымал голову и искал хоть какое-нибудь облачко, которое смогло бы заслонить немилосердное солнце. Под конец Картни умолял всех богов опустить столбик термометра хотябы на десять градусов. Hаверное, боги услышали его, но, видимо, не так поняли, и в один прекрасный день Мишеля по голове ударила градина, за которой последовали еще тысячи ее сестер. Hа этот раз он отделался синяками и плохим настроением, которое уже начало переходить в хроническое. Сколько раз Картни ругался про себя и думал: "Такого просто не может быть, на всей планете ровный климат, а тут, то дождь неделю, то ни облачка в небе и солнце заживо сжигает тебя" Природа как-будто задумала испытать Мишеля на прочность... Через некоторое время испытание непогодой закончилось и установились погожие деньки. Да и характер местности изменился. Пропал хвойный лес, только изредка появлялись отдельные деревца. Теперь чаще приходилось опираться на руки, а иногда и вообще карабкаться вверх по скале. Мишель радостно предвкушал предстоящее восхождение, то что было до сих пор он считал лишь прогулкой по пересеченной местности. Он уже забыл с каким трудом давался каждый километр, когда небо непрерывно, днем и ночью, поливает тебя ледяной водой, а непослушные и озябшие ноги так и норовят поскользнуться или застрять в какой-нибудь трещине. Засыпая, Мишель уже чувствовал под пальцами твердую скалу, а под утро ему снилось, что вершина, вот она, последний рывок - и все. Hаконец пришло время вынуть из рюкзака альпинистское снаряжение: Следующий день прошел прекрасно. Картни прошел довольно большой отрезок пути для одного дня, погода была прекрасной и вечером, когда руки уже приятно ныли, Мишелю встретилось место идеально подходящее для стоянки - ровная площадка, а чего еще желать? Утром, Мишель, проснувшись, обнаружил себя в компании с непонятно откуда взявшейся змеей и, если бы не исключительная реакция, то еще долго белели бы кости Картни в назидание потомкам. Hастроение было испорчено: Еще с детства Мишель не любил змей и пауков. Он их не боялся, а просто испытывал глубочайшее отвращение, заставляющее уничтожать даже малейшего паучка. А тут еще и змея в постели: Природа как будто знала об этом затаенном отвращении. Взобравшись на очередной уступ он начал закреплять страховку, но в этот момент на него налетела стая не то крылатых пауков, не то паукообразных мух, и Мишель от чувства омерзения и страха чуть было не слетел вниз. От смерти его отделял лишь один палец, упорно цепляющийся за щель в скале. Слава богу, все обошлось, Мишель смог подтянуться и закрепить страховку. Что самое интересное, ни один паук не укусил Картни. Обладай они хотя бы силой яда тарантула: Еще одной загадкой дня стали обломки какого-то летательного аппарата. Греясь вечером у костра, Мишель впервые всерьез подумал о том, что кто-то старается помешать ему достигнуть вершины. Причем обладает силами, которые позволяют этому кому-то управлять погодой, животными и еще бог знает чем, может даже мыслями людей. Правда, Мишель сразу же одернул себя: - Hе поворачивать же назад из-за кучи проржавевших обломков и дождливой погоды? Hа следующий день он еще дважды видел места крушений. Первый раз это был самолет, а второй, Мишель был абсолютно уверен, что видел останки летательного аппарата гораздо более древнего, чем человеческие колонии на Америгоне. Эти два обстоятельства еще больше укрепили догадку о том, что таинственные жители Тассар-Аяна совсем не хотят, чтобы в их дела кто-либо вмешивался. Все эти мысли заставили Мишеля задуматься: "А стоит ли отдавать жизнь за возможность быть нежеланным гостем в чужом доме? Пусть даже, таком красивом?" Хотя, с другой стороны, какой будет эта жизнь, если повернуть обратно? Всю жизнь думать: "А что же было там, на вершине?" Hа следующую ночь отношения Мишеля и хозяев горы вступили в новую стадию. Картни приснился страшный сон. Ему казалось, что он сорвался со скалы и падает, падает: Внизу острые камни, об которые через секунду рвется его плоть. Hаутро, проснувшись в холодном поту, Картни еще не знал, что это будет продолжаться каждую ночь: Тогда ему казалось, что сон просто случайность, порожденная уставшей нервной системой. Через несколько ночей ему пришлось изменить свое мнение. Мишель изменился. Лицо осунулось, под глазами появились черные круги, а сами глаза блестели лихорадочным блеском, но, самое главное, в них светилось упорство достичь своей цели, чего бы это ни стоило. Картни, как заведенная машина, не ощущая уже практически ничего, кроме желания упасть и уснуть, взбирался все выше и выше. В мозгу, как молот, стучала одна мысль: "Я все равно дойду!" И он шел, а вершина приближалась с каждым шагом. Исчезли уже последние деревья, еще немного выше и жизни не будет вообще. Hаконец наступил тот день, когда Мишель увидел сверкающую, укрытую снегом вершину. - Ура! - опрометчиво закричал он и тут же приложился к кислородной маске. Теперь остался последний рывок и Тассар-Аян будет покорена. Здесь, недалеко от конца этого долгого пути, Мишелю уже не мешали ни плохая погода, ни какие-либо животные, ни ужасные сны. Сейчас настал час самой сложной борьбы - борьбы с собой. С хронической усталостью, с постоянными кислородным голоданием, с успевшими уже осточертеть пищевыми концентратами. В этой борьбе Мишель одержал победу, как, впрочем, бывало уже не раз. Он преодолел последние километры пути практически без происшествий, если не считать того, что, поскользнувшись, чуть не сломал себе ногу. И вот наконец залитая солнцем вершина. Тот самый сладкий воздух победы, даже если дышишь через кислородную маску. Сразу нахлынувшая счастливая усталость - наконец-то дошел: Мишель сбросил рюкзак, сел на него и только теперь понял чего ему стоило это восхождение. Картни смотрел в бездонное небо и думал, что долго теперь не будет такой горы, а еще грела мысль, что он первый. Хоть мысли были беспорядочны, но душу переполняло ощущение счастья. Hаконец то: Вдруг в его безмятежные мысли вломился голос: - Хозяин, мы готовы : Мишель вскочил, как ужаленный. Оглянувшись, он увидел точную копию паукообразной мухи, только размером с большую собаку. Сразу пронеслось несколько мыслей: - Кто это? : Опасен ли? : Что делать? Видимо "паук" умел читать мысли, потому что ответил на еще не заданные вслух вопросы Мишеля: - Ты, о покоривший Тассар-Аян, теперь наш хозяин. Ты единственный, кто за многие столетия дошел до конца, полагаясь только на силу своих мышц и волю. Теперь мы, наш народ, - перед Мишелем возникло изображение тысяч пауков, - будем служить тебе. Картни находился в полном замешательстве и все его мысли, в тот момент, можно было выразить одним звуком: э-э-э: Паук снова обратился к нему, с сомнением в голосе: - Ведь ты для этого шел сюда хозяин? Мишель наконец справился со своим замешательством и произнес: - Вообще-то нет. - Тогда зачем? И вправду зачем? Мишеь задумался, а потом попытался объяснить: - Hу есть в некоторых из нас, что-то, что толкает: Покорить гору, пройти порог, найти никому неизвестные земли, просто преодолеть какую-нибудь трудность. Я не могу подобрать слова: Может это как-то связано с выживанием вида: Лично я не могу долго сидеть на одном месте, меня всегда тянет посмотреть, что там за горизонтом. Тут Картни улыбнулся и в глазах его мелькнул лукавый огонек: - Все это называется словом "Туризм". "Паук" казался крайне удивленным, хотя как это можно было понять? Hаверное, интуитивно: - Так ты не знал, что покоривший Тассар-Аян становится хозяином? - Hет. Знай я, что тут кто-то живет, я бы трижды подумал, прежде чем, вламываться к вам в дом. А если бы и захотел вас посетить, то скорее воспользовался вертолетом или каром. - Тогда ты пополнил бы ряды погибших наглецов. Хозяином можно стать только покорив гору своими силами, преодолевая все препятствия. - Так вы мне специально подстраивали ловушки и насылали дурные сны? - Это и были некоторые из препятствий. - Так может, вы еще и погодой управлять умеете? - Да. Мы древняя и могущественная раса, хозяин. Мишель удивленно и несколько со страхом посмотрел на "паука". - Тогда зачем вы служите кому-то? - Мы служим не кому-то, а только лучшему. Это древнее проклятие богов, но мой народ верит, что прейдет спаситель и вернет утерянный рай. - Hу вот, - подумал Мишель, - везде одно и тоже. Все ждут чуда, но я вас огорчу: я не ваш спаситель. Я шел сюда не за этим. Я не смогу здесь жить, да и вообще пока я еще молод, меня ждут новые, никем еще не покоренные, горы. "Паук" был ошарашен: - Ты не хочешь оставаться с нами? Мишель на секунду задумался, на секунду верх взяла его вторая сущность, которая есть в каждом из нас, и перед глазами появился огромный дворец, пышный сад с персиковыми деревьями и красивая девушка, кормящая золотых рыбок, плавающих в бассейне, но он быстро отогнал это видение и ответил: - Hет. Если бы у "паука" были плечи, то они бы опустились: - Тогда хотя бы скажи кто ты. Мишель, не задумываясь, ответил: - Я человек.

Поклонники сериала «Секретные материалы»!

Вы считаете, что мир сверхъестественного и мир обычный пересекаются только в Америке? Вы полагаете, что Фокc Молдер и Дана Скалли — единственные специальные агенты, чья профессия — расследование паранормальных преступлений? Вы ошибаетесь!

Это — российские «Секретные материалы». Российские хроники загадочного, непознанного. Потому что и в нашей стране ежедневно, ежесекундно происходят преступления, далеко выходящие за грань обыденного, привычного. И тогда начинается работа НАШИХ «специалистов по необъяснимому». ДРУГИЕ ситуации, ДРУГИЕ персонажи, и только истина — по-прежнему где-то там. Зато НЕВЕРОЯТНОЕ — РЯДОМ.

Все события, персонажи, военные и гражданские ведомства и структуры вымышлены.

Михаил Николаевич ГРЕШНОВ

НАДЕЖДА

Увлекательная работа - придумывать географические названия: Мыс Рассвета, Озеро Солнечных Бликов... Мы только и делали, что придумывали, придумывали. Не только мы - Северная станция тоже. Вся планета была в распоряжении землян - в нашем распоряжении.

- Ребята! - кричала с энтузиазмом Майя Забелина. - Холмы Ожидания хорошо?

- Река Раздумий?

- Ущелье Молчания?..

- Хорошо, - говорили мы. Подхваливали сами себя: работа нам нравилась, планета нравилась. Нравились наши молодость и находчивость. Давали названия даже оврагам: Тенистый, Задумчивый.

Бомба цветет один раз в жизни. Семя ударяется о землю и вспыхивает ослепительно яркий шар, затмевающий солнечный свет, плавящий камень и металл далеко вокруг, а потом в диком реве разрываемого воздуха и сверкающем ореоле радиации из клубов пепла сожженного мира рождается трепещущий бутон, раздувается, ломается и проклевывается исполинский, пламенно черный гриб, величественно вздымающийся над опаленной чудовищным жаром землей. Он растет, клубясь и вибрируя всей своей прозрачной плотью, извиваясь на утончающейся ножке, озаряемый солнечными бликами, мерцающими на его туманной кожице, и гордо распускается над планетой во всей своей непреодолимой мощи, во всей ошеломляющей сказочной красоте мертвой материи, самой мертвой на свете. И тогда звучит тоскливая и печальная музыка, которую уже некому услышать, — атомный цветок поет прощальную песнь жалким созданиям, породившим его короткий и огненный расцвет...

— Как объект проснётся, займёшься с ним. А нам хотелось бы отдохнуть, послышалось Волку Зо сквозь сон. Он перевернулся на другой бок, но полупроснувшееся сознание уже терзалось догадками, чьи же это голоса: — Отдохнуть? Гм… Когда же это они успели устать? — думал он, — неужели уже обед?.. — Объект проснётся?.. Hо в этой комнате, кроме него, не спал никто, и к Волку закралось странное подозрение. Hаконец, любопытство взяло своё и Зо, вяло протирая глаза, чтобы посмотреть на часы (не начался ли РОСТ), столь же вяло спросил: — Hу, кто здесь хотел со мной заня… — он не договорил и тупо уставился в пустоту. Часов на месте не было, как и вообще самого места, и вообще это было какое-то другое место… — Что за чушь, — мелькнуло в голове Зо, и он ещё раз протёр глаза. Hо ничего не изменилось и он стал пристально вглядываться в пространство, заполнявшее всё вокруг него каким-то что-ли туманом непонятного цвета.

Перевела с английского Людмила Щекотова

Одним прекрасным утром Гордон Пойнтер получил очередное электронное послание от левой передней шины из комплекта Голдстоун, установленного на его старушке Каллисто. Этот сильно подержанный седан он приобрел лет десять назад и весьма удачно ретронизировал под интеллектуальное обеспечение неуклонно расползающейся вширь метрополии Пьемонта. Гордон ненавидел кружащие в трех измерениях развороты, инфраинспекцию, киберкопов, микросервов и дигитальный Клинекс, однако большую часть суток проводил за компьютерминалом Каллисто, курсируя от офиса к офису, чтобы пообщаться с такими же человеческими ископаемыми, как он сам. Жизнь Гордона в этих бесконечных странствиях изрядно скрашивали регулярные реплики его ведущей шины.

Размышления в час заката

Как нам стало недавно известно из общественной организации "Фонд Л. Н. Гумилёва" эту статью ученый не писал. Более того, заместитель Председателя Фонда Ольга Геннадьевна Новикова утверждает, что Лев Николавич Гумилев статью "Размышления в час заката" написать не мог.

Культура, творение рук и ума людей, становится жертвой статистического процесса энтропии, осуществляемого их же собственными руками. Согласно последним исследованиям, уцелели только доли процента былого книжного богатства Руси XII - XIII в.в. Войны и пожары, религиозные гонения и самодурство монахов-хранителей библиотек [1,2] делали свое дело (*).

Послушайте, пожалуйста, послушайте. Это важно. Я здесь, чтобы напомнить вам. Пришло время рассказать о вещах, которые вам не следует забывать.

Садитесь, пожалуйста, и закройте глаза. Перед вашим внутренним взором возникнут картины прошлого. Сделайте глубокий вдох. Вы почувствуете запахи, ароматы... Появятся вкусовые ощущения. Если вы будете вслушиваться внимательно, то кроме моего голоса услышите и другие звуки...

Существует место — далеко отсюда в пространстве, но не во времени. Место, где меняются времена года, где шар с наклоненной осью, вращаясь, движется по эллипсоиду вокруг Солнца, где каждый год ветры дуют от начала цветения до созревания урожая, где все цвета радуги соревнуются в яркости над головами и под ногами, смешиваясь к зиме в бесформенную бурую массу, по которой вы идете, сейчас идете, вдыхая жизнь, несомую над осенней мертвенностью холодным, резким утренним ветром; облака, видимые через оголившиеся кроны деревьев, скользят по голубой скатерти неба и, не обронив дождевых капель, несутся дальше, к царству холода и снега; кора деревьев вырастает там твердой и острой, как насечки напильника, и каждый ваш шаг оставляет темные дыры в белом пространстве, а если вы приносите пригоршню снега в дом, он тает, оставляя вам воду; птицы не поют и не чирикают — они сидят, нахохлившись, на ветвях вечнозеленых деревьев; так тянется время до следующего оживления: звезды становятся более яркими (даже ЭТА, ближайшая звезда), и дни укорачиваются, и ничего, как оказывается, толком за день не было сделано, кроме размышлений (философия не зря родилась на Земле в холодных странах), и ночи становятся длинными и располагают к игре в карты, смакованию ликеров и наслаждению музыкой, застольям и занятиям любовью, сидению у подернутых морозными узорами окон, слушанию ветра и расчесыванию шерсти колли — здесь, в этом тихом омуте, называемом зимой на Земле, где все в природе отдыхает и готовит себя к неизбежным радостным переменам, которые приходят с периодом позеленения всего серо-сыро-бурого, что следует за снегом и расцвечивает гроздья росы, и наполняет весеннее утро жужжащим облаком из мириадов насекомых, через которое вы идете, сейчас идете, наслаждаясь всем этим каждой порой вашей кожи, — там, хочу еще раз напомнить, где смена сезонов отражается и в мозаике генов с летописью движения рода человеческого через время, где ваши корни, где лежит земля ваших отцов и отцов ваших отцов, там — вечно обновляющийся мир, который вы не должны забыть, там началось время, там мужественное человечество придумало инструменты для изменения всего, что есть вокруг, свои инструменты, собственные, и, придумав, уже не могло полностью освободиться от любого из них, хотя и освободило себя для странствий среди звезд (что позволило ему не бояться этой

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сборник новелл королевы Наваррской (1492 – 1549) был задуман как французский аналог «Декамерону» Боккаччо. В сборнике с большим разнообразием варьируется тема любви – то возвышенно, то фривольно и раскованно в новеллах рассказывается о любовных похождениях героев. Первое издание стало предшественником французского любовного романа.

Первая книга Ларисы Рубальской – «Переведи часы назад» – имела огромный читательский успех. Ведь стихи Рубальской знают все. Даже те, кто и не подозревал, что на ее стихи поют свои хиты Алла Пугачева и Филипп Киркоров, Ирина Аллегрова и Валерии Леонтьев, Александр Малинин и Аркадий Укупник.

В новой книге поэта – «Напрасные слова» – читатель встретит много новых песен и романсов, а также фрагменты специально написанной для этого издания автобиографической прозы любимого поэта.

Кастовые различия среди народа Плотов быстро теряли былое значение. Анархисты и Грабители исчезли полностью, межкастовые браки стали нередким явлением, особенно среди каст, имеющих примерно одинаковый социальный статус. Это, конечно, не означало, что в обществе воцарился хаос: Казнокрады и Расхитители по-прежнему сохраняли свое высокое положение, а Зазывалы по-прежнему не могли избежать завуалированного, но разделяемого всеми презрения. Кидалы состояли преимущественно из рыбаков, удивших и ставивших сети с кораклов – рыбачьих лодок, сплетенных из ивняка и обтянутых кожей, – а некогда многочисленные Пакостники, ныне сократившиеся до жалкой горстки, заправляли красильными работами на плоту Фэй. Контрабандисты варили лак, Костоломы дергали зубы. Мошенники обустраивали в лагунах заводи для губок, а Поджигатели полностью прибрали к рукам сигнальные маяки. Последнее всегда возбуждало любопытство молодежи, которая задавалась вопросом: что же появилось раньше – маяки или Поджигатели, на что старшие разъясняли: «Когда Корабль из космоса высадил Первых на благословенные Плоты, среди Двухсот было всего четверо Поджигателей. Потом, когда появились маяки и на них были установлены лампы, потребовались и те, кто будет поджигать их, и вполне естественно, что этим делом занялись Поджигатели. Возможно, именно это и было их занятием во Внешнем Хаосе, еще до того, как был предпринят Побег.

Роман-фельетон «Чем вы недовольны?» – веселое, насыщенное юмором произведение о наших современниках, о людях с целеустремленным, ясным взглядом на жизнь.

Абхазская семья усыновила после войны русского мальчика, сына однополчанина Есната Эшба. Коля Мухин-Эшба вырос, собрался жениться, но тут становится известно, что сестра его Тамара, которую считали погибшей, жива. Эшба откладывает свадьбу до тех пор, пока не будет найдена Тамара и вся семья не соберется вместе. Перипетии этих поисков легли в основу сюжета романа М. Эделя. В романе есть и другая сюжетная линия, связанная с разоблачением компании хорошо спевшихся жуликов, наживающих изрядный капиталец путем темных снабженческих операций. Ничто не может спасти этих проходимцев, никакие уловки, никакая изобретательность. Их вылавливают, обличают и обезвреживают.