Тюлик

Шавка не сразу узнала Вову и Наташу. Как и её собственные сыновья, дети за год тоже выросли и изменились: стали высокими и худыми. Шавка не набросилась на людей с лаем, как это обычно делают плохо воспитанные собаки, не закричала на них, даже ушей не навострила.

Шавка приветливо замахала хвостом и стала принюхиваться, пытаясь вспомнить, когда и где она слышала эти сейчас почти незнакомые ей запахи, шедшие от новых детских сандалий. Потом, ласково улыбнувшись Вове и Наташе умными желтоватыми глазами, она пошла впереди. Её приветливое виляние хвостом и выражение глаз словно говорили: «Пока ещё я не вспомнила, кто вы. Но это ничего. Я вижу, что вы неплохие дети. Особенно ты, маленький сорванец с весёлыми чёрными глазками… Ты, видно, такой же озорник, как и мои сыновья…»

Другие книги автора Алена Василевич

Алена Василевич

Партизанка Книга

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

Так звали молодую гнедую лошадь. Книга - потому что на лбу у неё было белое пятнышко, точно как раскрытая книга. Ну, а почему партизанка - об этом вы, наверное, уже сами догадались.

Попала она в партизаны при следующих обстоятельствах. Ещё в первые месяцы войны Книгу ранило в ногу осколком гранаты. Рана была тяжёлая, но хозяин Книги, молодой кавалерист, пожалел пристрелить лошадь и оставил её для присмотра старому крестьянину из деревни, за которую шёл бой с фашистами.

Алена Василевич

Геша

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

- Это девочка?

- Нет.

- Мальчик?

- Нет.

- А кто же?

- Гусыня. Гуска.

- Расскажи.

- Будешь послушным, расскажу.

- Буду.

- Ну, тогда слушай.

...Привезли Гешу с базара. К празднику хотели зажарить. Но как развязали крылья да как выпустили погулять по двору - всем вдруг стало её жалко. Как и все гуси, Геша ходила вперевалку, солидно, гордо задирая голову. И ещё она как-то очень забавно припадала на правую лапу, загребая правым крылом воздух, словно собиралась к празднику подмести наш двор.

Алена Василевич

Калиновая рукавичка

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

При чём тут рукавичка, если сказка будет о красной калине, о старой ели-сказочнице, о ветре-бездомнике?

А вот послушай.

Росла на опушке леса калина. Долго была она совсем маленькой и вдруг как-то незаметно выросла. Зацвела белым цветом, принарядилась - всем деревьям на удивление и на зависть.

- Ф-фы... Ф-форсуха! - поглядывая на неё, трепетали листвой в овражке осины. Они всегда были бледные и зелёные, и всегда им было холодно.

Алена Василевич

Мое хозяйство

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

Утром бабушка налила мне полную чашку молока - запить завтрак - и сказала:

- Поторапливайся, внучек, пора приниматься за хозяйство. Твои тётка с дядей уже наработались на поле, пока ты спал. Время и тебе...

- За какое хозяйство? - не понял я.

- А я тебе всё растолкую, - пообещала бабушка.

Ну, что ж: за хозяйство так за хозяйство. У нас в городе никакого хозяйства нет. А раз у бабушки оно есть - буду помогать, ничего не поделаешь. Так мне и мама наказывала: "Смотри, Вова, помогай там бабушке. Она у нас старенькая".

Алена Василевич

Красный галстук

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

Насобирали мы с Галинкой кузовки земляники и, сморённые зноем, легли отдохнуть в тени старого орешника. Моя запасливая племянница достала из кармана два ломтя хлеба и важно пояснила:

- Мы всегда, как идём в лес, берём с собой еду. Ходим, ходим, а захотелось есть, сядем где-нибудь в тенёчке и поедим. И до чего вкусная еда в лесу!

И действительно, здесь, под ореховым кустом, душистая земляника с ломтём хорошо испечённого хлеба казались самой вкусной едой на свете.

Алена Василевич

Как я был доктором

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

Собираясь на работу, мама повторила ещё раз:

- Вова, ровно в двенадцать часов закапаешь Наташе глаза. Альбуцид в шкафу.

- А-ай... - готовая вот-вот раскиснуть, сморщилась моя любимая сестрица.

- Не "ай"! - строго оборвала её мама и в который уже раз напомнила мне: - Вова, запомни - по две капли в каждый глаз.

Мама знает, кому давать ответственные поручения, но всё-таки не сдерживается:

Алена Василевич

Веялка

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

Много лет простояла на колхозном дворе старая веялка. Кто знает, сколько ещё пришлось бы ржаветь ей, приткнувшись проломленным боком к стене амбара, если б не затеяла тут игры в прятки детвора. Разве найдёшь где-нибудь летом такое удобное местечко! И в лопухи спрячешься, и на яблоню или вишню заберёшься - никто тебя среди ветвей не заметит. А в траве притаишься - как в зеленые волны нырнёшь...

Алена Василевич

Сестра Марата

Перевод с белорусского Б.Бурьяна И В.Машкова

Аде шёл семнадцатый год. Она окончила восемь классов, у неё были уже свои собственные планы и взгляды на жизнь, и намерения её были определённые и твёрдые.

- Мама, я подаю документы в лётную школу.

- Что ты сказала?

Ада повторила:

- Это слово твёрдое. Я подаю документы в лётную школу.

- Лучше ты ничего не придумала? - Брови матери сошлись, добрая улыбка пропала с лица. - Большей глупости, спрашиваю, ты не могла придумать?

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Александр Алексеевич КРЕСТИНСКИЙ

Далеким знойным летом

Стояли душные безветренные дни конца июля, и поселок, и холмы вдалеке, и речка в низине - все дрожало в знойном мареве, и в лиловой солнечной мгле люди куда-то плыли, едва передвигая ноги, а собаки и кошки валялись, будто дохлые, под заборами и мостками, вытянув в одну сторону все четыре лапы. Звуки были приглушены, словно у природы не оставалось сил от зноя, и она раскинулась, смежив глаза, терпеливо, покорно ожидая, когда станет легче.

Иоанна КУЛЬМОВА

НО-О, ЛЕОКАДИЯ!

Повесть

Перевела с польского Гильда Языкова

Эта поэтичная и добрая книжка с грустинкой и юмором рассказывает о том, как Алоиз (извозчик) и Леокадия (лошадь) благодаря верности друг другу выжили, обрели покой и сохранили любовь и дружбу, несмотря на все жизненные передряги, выпавшие на их долю, когда они в расцвете сил потеряли работу, потому что кончилось время пролеток и настало время такси.

Елена Малышева

Экзамен

- Бац!

Доска переломилась на две части.

- Треск !

Ещё одна. Сегодня у нас экзамен по карате. Я стою и волнуюсь, в животе неприятное ощущение, как будто пустота.

В карате привела меня мама. А началось всё со школы, вернее с Пашки Бочкина. Но объясню все по порядку. В этом году я пошел в школу. В первый раз в первый класс. До этого я сидел с мамой дома, золотое было времечко. Мама водила меня на хор, я очень люблю петь. А ещё я люблю рисовать и читать. Кстати, читать я сам научился, по старому букварю. И перечитал все детские книги, какие были у нас дома, а некоторые даже по нескольку раз. Я больше всего сказки люблю читать. Но хватит о книгах.

Ф. Марз

КРЫСА И НЕИЗВЕСТНЫЙ

Крыса медленно пробиралась краем канавы, прокопанной из фруктового сада в лес. Шла она, - как полагается грызунам, - слегка вприпрыжку. В своем роде она была образцовым и единственным экземпляром, - огромная, желто-бурая, усатая, - потому что жила она в деревенской усадьбе, так хорошо содержимой и охраняемой хозяевами, что из всего прежнего населения разных человеческих "захребетников" гонения выдержала только эта самая крыса да старый-престарый хорек. Добычи всякого рода в усадьбе и кругом нее было сколько угодно, но все-таки это было прескверное место для паразитов, не обладавших такой хитростью и изворотливостью, как крыса и ее старый приятель, хорек.

Ф.Марз

ОДИНОКИЙ РАЗВЕДЧИК

На опушке леса, где высокие тихие сосны вытянулись совсем прямой линией, словно посаженные руками человека, стоял одинокий волк и смотрел голодными, но зоркими и умными глазами на равнину, которая расстилалась перед ним, в своей ослепительной белизне похожая на застывший океан, весь белый от края до края.

На сколько хватал глаз зверя, до самого горизонта и еще дальше за горизонтом, тянулась все та же белая пустыня, необозримая, бесконечная...

Melityne

сказка

Эта история началась так же, как дюжина других сказок. Жил себе пастух. Пас стадо по лугам и полянам, играл на свирели. И встретил он однажды лесную волшебницу. Она вышла к нему на звук свирели в своем изумрудном платье, села на пенек и внимательно слушала. Заметил ее пастух, смутился, оборвал песню. Hо назавтра пришел на то же место.

И опять появилась лесная дева - но теперь она несла с собой мандолину. Села на тот же пенек, заиграла... Она играла - а вокруг расцветали цветы, и даже сумрачные ели качались, будто кружились в танце. И пастух не удержался - поднес к губам свою свирель, подхватил мелодию. Hикогда еще ему не удавалось извлечь из свирели такие дивные звуки.

Сергей Михалков

Бараны

По крутой тропинке горной

Шёл домой барашек чёрный

И на мостике горбатом

Повстречался с белым братом.

И сказал барашек белый:

"Братец, вот какое дело:

Здесь вдвоём нельзя пройти

Ты стоишь мне на пути".

Чёрный брат ответил: "Ме-е,

Ты в своём, баран, уме-е?

Пусть мои отсохнут ноги,

Не сойду с твоей дороги!"

Помотал один рогами,

Сергей Михалков

Чудесные таблетки

Для больного человека

Нужен врач, нужна аптека.

Входишь - чисто и светло.

Всюду мрамор и стекло.

За стеклом стоят в порядке

Склянки, банки и горшки,

В них пилюльки и облатки,

Капли,

мази,

порошки

От коклюша, от ангины,

От веснушек на лице,

Рыбий жир,

таблетки хины

И, конечно, витамины

Витамины:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Не все ли равно, про кого говорить? Заслуживает того каждый из живших на земле.

Некогда Чанг узнал мир и капитана, своего хозяина, с которым соединилось его земное существование. И прошло с тех пор целых шесть лет, протекло, как песок в корабельных песочных часах…

Вот опять была ночь — сон или действительность? — и опять наступает утро — действительность или сон? Чанг стар, Чанг пьяница — он все дремлет.

На дворе, в городе Одессе, зима. Погода злая, мрачная, много хуже той, китайской, когда Чанг с капитаном встретили друг друга. Несет острым мелким снегом, снег косо летит по ледяному, скользкому асфальту пустого приморского бульвара и больно сечет в лицо каждому еврею, что, засунувши руки в карманы и сгорбившись, неумело бежит направо или налево. За гаванью, тоже опустевшей, за туманным от снега заливом слабо видны голые степные берега. Мол весь дымится густым серым дымом: море с утра до вечера переваливается через мол пенистыми чревами. Ветер звонко свищет в телефонных проволоках…

Автор книги, писатель и журналист, сам длительное время находился в одной из сект и на собственном опыте узнал механизм вовлечения новых членов в такие общества и организации.

Эта книга – своеобразный путеводитель по ныне действующим сектам и методикам вербовки и зомбирования людей.

Судьба вовлекает княжну Марию Андреевну Вязмитинову в водоворот неожиданных событий, тайн и интриг, бурю страстей и каскад новых опасных приключений.

Данная книга посвящена популярной в последнее время теме – правильному питанию при стрессах и заболеваниях нервной системы. В ней также приводятся рекомендации народной медицины, которые помогут не только улучшить состояние больного, но и в некоторых случаях даже полностью избавиться от нервных расстройств и свести проявление стрессовых ситуаций на организм к минимуму.