Ты прости меня

Илья Члаки

Т Ы П Р О С Т И М Е Н Я...

(монолог)

Двухкомнатная квартира. Впрочем, перед нами

лишь одна из комнат, дверь в другую закрыта.

Утро. Старик. Говорит в сторону закрытой

двери.

- Эй, старая, вставай, утро уже. Что-то поесть надо. Незачем так долго спать. Тогда надо было, в молодости, а теперь на заходе - нельзя. Да и брюхо у меня пустое. А мне, старая, голодать ну никак невозможно. Не привык я. Сама приучила. Так что я теперь могу и разозлиться. Эй, не слышишь, что ли? Чертовка! Чайник, так и быть, поставлю, но остальное сама будешь делать.

Другие книги автора Илья Александрович Члаки

И. Члаки

У КАБИНЕТА ВРАЧА

(пьеса в одном действии)

У кабинета врача сидят двое: муж и жена.

Они молоды.

ОН. Что ты ему скажешь?

ОНА. Скажу, что болит грудь.

ОН. Так и скажешь?

ОНА. Так и скажу.

ОН. И что он будет делать?

ОНА. Не знаю.

...............

ОН. Меня всегда это поражало - как это женщины ходят к врачам-мужчинам с такими делами.

ОНА. Бывают дела и похлеще.

Илья Члаки

К А К Т Е Б Я З О В У Т ?..

(монолог)

Однокомнатная квартира. Книжная полка, диван, стол,

стулья, торшер, радио, висящее на стене.

- Мадам, мадам, мадам! Где вы, дорогая? Ну, давайте же, ей-богу, хватит прятаться! Черт возьми, выходите же! Мадам! Если вы сейчас же не появитесь, я... я не знаю, что сделаю! Так и знайте, я вас предупредил. Ну, милая моя!.. Ну, пожалуйста!.. Хорошо. Я понял. Хорошо. Давайте. Я согласен немного поиграть. Только договоримся твердо - немного. Договорились? О'кей. Что я должен делать? Да-да, я понимаю, искать. Шерше ля фам. Понимаю. Я уже ищу.

И. Члаки

ДВЕ ПОДРУГИ

(пьесе в одном действии)

Комната в общежитии, две кровати, стол, стулья и т.д.

В комнату входят OH, за ним КАТЯ и ЖЕНЯ.

ОН (Кате). Значит, здесь вы и живете? Хорошая комната. Тесновато для двоих, да?

ЖЕНЯ (продолжая начатый разговор). ...Они сейчас совсем другие, не те, какими были мы...

ОН. Что вы говорите?

ЖЕНЯ. Да, да, именно так. Конечно, в этом винить некого: другое время, другие ритмы,

И. Члаки

ПЯТЬ МИНУТ ИЗ ЖИЗНИ ЛЮДОЕДОВ

(шутка в одном действии)

Действующие лица:

Обжора

Его Жена

Доктор

Людоеды

Тараканы

ОБЖОРА. Ой, болит! Ой, болит!!!

ЖЕНА. Что случилось? Что болит?

ОБЖОРА. Живот, живот болит. На помощь!

ЖЕНА. На помощь!

ОБЖОРА. Быстрее!

ЖЕНА. Быстрее!

ОБЖОРА. Доктора!

ЖЕНА. Доктора!

ОБЖОРА. А ты чего кричишь? Я же говорю - доктора.

Илья Члаки

Б Р Е Д

(шоу-сумасшествие без антракта)

Действующие не-лица:

Хромой

Сын

Дамочка

Внук

Девушка

Милиционер

А также совсем незначительные не-лица.

Возраст не-лиц целиком и полностью зависит от дурости режиссера-постановщика. К примеру, пионеры могут оказаться зрелыми людьми...

Действие происходит... Впрочем, неизвестно где, когда и при каких обстоятельствах происходит действие. Сцена представляет собой... ничего собой она не представляет, но очень похожа на квартиру, и то исключительно тем, что на ней пара стульев.

И. Члаки

Д О М О Т Д Ы Х А

1.

Утро. Андрей и Наташа.

АНДРЕЙ. Заходите, Наташа.

НАТАША (входя). Ой, мне неудобно...

АНДРЕЙ. Что же здесь неудобного? Я - отдыхающий, вы - отдыхающая, все нормально.

НАТАША. Да?

АНДРЕЙ. Конечно. Садитесь.

НАТАША. Спасибо. У вас хороший номер...

АНДРЕЙ. Мой сосед сегодня уехал. Так что, можно сказать, одиночка. Надеюсь, никого не подселят.

НАТАША. Вам хорошо.

Илья Члаки

Из цикла "Закон природы"

Мотыльки

Действующие лица:

ВДОВА

ЖЕНИХ

Пустая комната. В разных концах этой комнаты спят двое - Вдова и Жених. Спят на полу, ничем не прикрытые.

ВДОВА. Ой, фу... Где я? Что здесь? Комнаты... Зачем я здесь в этой пустой комнате?.. Кто я?.. Ох, я несчастная женщина! Да, я - несчастная женщина! Вдова я! Да, я вдова.

Просыпается Жених, оглядывается.

ЖЕНИХ. Ну и ну! Вот так дворец! Опять в какой-то жопе проснулся! Черт бы их!.. Хоть бы раз проснуться в нормальном месте! Кем же сегодня придется быть?.. (Замечает Вдову). Ты кто?

Илья Члаки

Из цикла "Закон природы"

Психи

Действующие лица:

Парень

Девушка

Девушка сидит на лавочке, нюхает цветы.

Появляется парень, кричит кому-то за сцену.

ПАРЕНЬ. Я тебя знать не хочу! Нам с тобой не о чем говорить! Не желаю ничего слушать! Подумаешь! Дурака нашла! Да! Сама дура! Вот и гуляй!.. Или ищи дурнее себя!.. Попробуй, найди! Ты!.. пустая банка, вот ты кто! Тьфу, и растереть! Тебя даже сдать нельзя! Брак! Брак! Дурак я, что с такой!.. Гадина! Ну и ну!.. Я еще решил, что она... что я!.. Банка! (Замечает Девушку). Слыхала?

Популярные книги в жанре Современная проза

Мне приснилась мама.

Что она не умерла.

Что она варит щи, красные, как я любила в детстве.

И компот, который я любила в детстве.

По кухне плыл жар, и вся моя жизнь, нескладная, неуютная, обогрелась вдруг и наполнилась щемящим теплом. Мне было жалко, что она торопится уходить, и я сказала:

– Сама-то не поешь?

– Нет.

Ее уже ждали. Я видела белое облако и мужскую фигурку на берегу.

– Как там Люда? – спросила она, надевая фланелевый халат прямо на платье, в котором ее похоронили. Халат красный, старый, я берегла его, как будто знала, что понадобится.

Сколько Роза себя помнила, ей всегда хотелось спрятаться ото всех подальше. Дома она залезала под кровать или забиралась в шкаф. В детском саду подходящих мест было намного больше: шкафчики для одежды, ящики для игрушек, спальня с длинными рядами кроватей и горшечная, в которой можно было выстроить целую стену из горшков и притаиться за ней на корточках. В начальной школе Роза наловчилась прятаться в туалете для мальчиков.

Главный герой этой повести пишет сценарий, который представляет собой не что иное, как пересказ глубоко поэтичного болгарского фильма „Томление на белом пути". Я выражаю большую признательность Николе Корабову за то, что он позволил вернуть литературе сюжет, почерпнутый в свое время из рассказов Константина Константинова. Любое сходство с действительностью, любое подобие истинным событиям случайно и непреднамеренно.

Я придвинул бланк и, поклевав чернильницу, нацарапал: “МОСКВА САВВИНСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ 5 КВАРТИРА 14 КОЗАРОВЕЦКОМУ МЕНЯ ВЫЗЫВАЛИ ГАЛИНЕ БОРИСОВНЕ”.

Телеграфистка пробежалась по количеству слов и протянула мне бланк обратно: оказывается, надо еще дописать свою фамилию.

Я почесал затылок и, заменив правую руку на левую, накорябал: МИХАЙЛОВ.

Уже полез в карман за деньгами, но в последний момент вдруг вспомнил, что передо мной не конверт, а в телеграмме почерк у всех одинаковый, и, заметая следы, решил свою фамилию зашифровать.

Был май. Все вокруг цвело и благоухало. Хотелось чего-то необыкновенного, и я побежал, и за моей спиной дико завихрялся ветер, и огромное чистое солнце восходило в степи, и я побежал туда.

А потом отец смазал тачку, и мы потащились на станцию за цементом и наскребли его в цементовозах почти два мешка.

На обратном пути отец зашел в забегаловку, откуда вышел оживленный, веселый, разговорчивый, а потом он стал спотыкаться и падать, и я уложил его на мешки с цементом и потащил окольными путями, чтобы никто не видел.

От издателя. "Роман о себе" - произведение большого мастера прозы. Оставляю читателям его содержание, скажу лишь о стиле, особой языковой материи, передающей обостренное, нервное состояние героя, фатально разлученного со своей Герцогиней (такое имя имеет Муза в романе) и водящего пером как бы не по листу бумаги, а прямо по живой натуре

О творчестве замечательного русского прозаика Бориса Екимова написано много, но, возможно, самым емким высказыванием стала формулировка премии Александра Солженицына, которой он был удостоен в 2008 году: «За остроту и боль в описании потерянного состояния русской провинции и отражение неистребимого достоинства скромного человека; за бьющий в прозе писателя источник живого народного языка».

Анне и Олегу Сон и всем остальным посвящается

— …а на девятый день, — говорит Бэлка, — она ей приснилась. И говорит: «Туг очень холодно… тут такие очереди… почему вы не дали мне тапочки?»

— Кто?

— Да Лидочки Мунтян мама. Ты не слушаешь?

— Почему? Очень даже.

Воздух, постепенно темнея, колеблется над черепичными крышами, бесшумные потоки плывут над садами к темному, светлому, пестрому, дышащему морю, ширятся на земле сырые тени…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

И. Члаки

В О Л Ч О К ,

или

т а к не б ы в а е т

(комедия без конца)

Люде

Действующие лица:

Павел

Света, Нина, Лена

Однокомнатная квартира. Прихожая.

Павел открывает входную дверь, входит Света.

ПАВЕЛ. Светик!

СВЕТА. Здравствуй, Павел.

ПАВЕЛ. Как я рад, что ты пришла. (Хочет обнять.)

СВЕТА. Я пришла серьезно поговорить. (Проходит в комнату.)

ПАВЕЛ. Светик... (Идет за ней.) Садись...

Бранко Чопич

Приключения кота Тоши

Предисловие

Приключения славного кота Тоши и его друзей - мышки-гадалки и пса Пестрика, -- вероятно, не были бы написаны, если бы не был найден Тошин дневник, валявшийся возле черешни, за конурой известного блохолова пса Жучи. На стволе черешни обнаружены следы острых когтей. Следует полагать, что потерявший бдительность Тоша подвергся внезапному нападению Жучи, вынужден был поспешно вскарабкаться на дерево и выронил свой дневник. Дневник изрядно потрепан. Очевидно, хозяин таскал его с собой повсюду: и когда продирался сквозь колючие заросли, и во время ночных прогулок по мокрой траве и по пыльным чердакам. К тому же дневник порядком засален и даже (какой позор для кота!) изъеден мышами. А на последней странице тетради нацарапано крупным собачьим почерком: ``Этим дневником завладел и прочел его пес Жуча - страж дома и собачий князь. Вся эта писанина и кости обглоданной не стоит. Сущий кошачий чих! В муравейник - и сочинение и сочинителя!

Влад Чопоров

Баллада о сэре Ричарде и его Шозачуше

Когда Ричард Гур, владелец "Гур мануфактуред" пригласил свою секретаршу Присциллу Квин в ресторан, она успела проработать в его фирме чуть менее полугода. И, хоть Ричард взял ее без всяких рекомендаций, как секретарша Присцилла была выше всяких похвал. Да и как женщина она привлекала Гура.

Сидя в ресторане, Гур не торопился заводить разговор о делах.

Лишь когда они провели в неофициальной обстановке более часа, а официант принес им вторую бутылку "Вдовы Клико", Ричард решил, что настало время сказать об истинных причинах этого приглашения.

Чопоров Влад

БЫЛЬ О КОБЕ

(лубок)

Однажды темной и длинной ночью в одном горном селении родился мальчик, которого потом прозвали Кобой. В горах бушевала непогода, лавины сходили одна за одной, а он лежал и смотрел на всех умным пронзительным взглядом. Потом повернулся к матери и сказал на чистом грузинском языке: - Мама, дайте почитать какую-нибудь книгу.

Hу откуда у неграмотной горской женщины книги? Отродясь не было. Поэтому она по привычке дала ему грудь. Заплакал от такой обиды малыш. За что ему вместо духовной пищи дали обычную? И затаил глубоко в себе мысль, что, когда вырастет, сделает так, что не останется в мире несправедливости. И еще решил, что никогда не будет плакать.