Ты где был, Петров?

Рассказ вошел в сборник "День оборотня", изд.Удмуртия, Ижевск, 2000 г.

В журнале "Луч" №9-10 за 2007 год повторная публикация.

Отрывок из произведения:

Был день. Он прошел. Кончился. Растворился в  промозглой осенней мокрети, и пришел вечер.

Был конец сентября. Владимир Георгиевич стоял на ступенях перед зданием рабочего клуба. Лекция кончилась, и все разошлись. Унылая изморось который уже день висела над городом. Асфальт был мокрым, и в нем отражались огни. Это было бы красиво, если бы не было так промозгло. Владимир Георгиевич поднял воротник плаща и шагнул на мостовую. В этот момент его окликнули, и он приостановился, глядя, как к нему спешит высокий плотный мужчина.

Другие книги автора Анатолий Александрович Андреев

…Гибнут внезапно, один за другим, самые гениальные ученые Земли.

…Исчезают при загадочных обстоятельствах поэты, художники, физики, обитавшие на мирной, счастливой планете, давно уже колонизированной людьми.

…Кто-то и зачем-то вживляет в тела сотрудников космической станции биочипы, стимулирующие агрессию и жестокость.

Несчастные случаи? Преступления? Или — проделки загадочных «чужих», снова и снова вмешивающихся в жизнь землян?

Выяснять это — работа сотрудников отдела Управления Общественной Психологии Земли, которых называют обычно просто «Искателями странного»…

В основе повести — история создания на одном из заводов машины для геофизических исследований. Эта создаваемая на страницах книги Машина — символ объединения коллектива, устремленности вперед, это символ Дела, которое формирует человека.

Поселок лежал на бугре. Гравийка подходила к нему снизу, и Федору видны были лишь две крайние избы, и огороды на косогорах, и кусок дороги, переходящий в улицу и сразу теряющийся за срезом горы, в небе. Машина, завывая, выползла наверх. Потянулся унылый ряд неопрятных домов, с покосившимися заборами и худыми тесовыми крышами. У водоразборной колонки разливалась жирная, даже на взгляд, грязь. Наперерез с горловым рычанием выскочила собака, бежала некоторое время за машиной, исступленно лая и делая вид, что сейчас укусит за колесо. Ближе к центру поселка на улицах стали появляться люди — молодые крепкие мужики, все, как на подбор, в цветных спортивных костюмах, словно подростки. Они не поворачивали головы на звук, не реагировали на плотный шлейф пыли, и Федору начало казаться, что все происходит во сне.

Рассказ входит в сборники «Рейс на Росу» (1980) и «День оборотня» (2000)

Знаменитый роман «Аэлита» А. Толстого принадлежит к числу самых драматически незавершенных произведений. Читатель, захваченный приключениями Лося, Гусева, Аэлиты, Тускуба на Марсе, ничего не знает об их дальнейшей судьбе. Сам А. Толстой не пожелал писать продолжение «Аэлиты» — и тем стимулировал у многих читателей желание продолжите самим его великолепный роман.

«Уральский следопыт» предлагает читателю такое продолжение «Аэлиты» — фантастическую повесть молодого писателя Анатолия Андреева. Тема — вторичное посещение Марса Лосем в сопутствии с придуманным автором человеком из будущего Иваном Феоктистовым. Задача — вызволить Аэлиту из заточения, на которое ее обрек жестокий отец Тускуб.

Следует сразу оговориться: по своим художественным достоинствам повесть А. Андреева сравнения с великим творением А. Толстого, конечно, не выдерживает. Но она может представить интерес для читателя как образец того, как старая задача межпланетного рейса совершается средствами новой техники и писательскими приемами современной научной фантастики.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

С понедельника Степаныч решил начать новую жизнь. Степаныч всегда начинал новую жизнь именно с понедельника. Почему-то он был убежден, что ни вторник ни среда, ни другие дни недели для начала новой жизни не годятся. Только понедельник! И еще лучше, если понедельник в начале месяца или даже в начале года.

И на этот раз к началу новой жизни Степаныч готовился серьезно, со всей обстоятельностью. Уже в воскресенье был наведен порядок в квартире. Степаныч наконец, разгреб многолетние наслоения бумаг и пыли на письменном столе. После получасовых препирательств заставил своего домашнего робота Копачку (удивительно ленивое сооружение) вымыть полы в комнатах. И хотя Копачка потом почти час дребезжал, что хозяин, мол, нарушает правила эксплуатации домашних роботов. Дескать, от влажных уборок у него, у Копачки, суставы ржавеют. Но полы все же вымыл, натер до блеска и даже смахнул паутину со стен и пропылесосил стеллажи с книгами, чем привел Степаныча в совершеннейшее изумление.

Что с погодой творится? Три недели подряд — затяжные дожди. Четвертого числа — град. Шестого, в июле, — хлопья снега!

В понедельник на лужайку рядом с домиком вдруг просыпался с небес странный осадок — дождь из крупнозернистых рыжих тараканов и молодых лягушат.

«О какой чистоте эксперимента после этого может идти речь? — размышлял Бонькин. — Половину сада дустом засыпать пришлось…»

Определенно, в небе над Боровиковкой образовалась дырка, через которую на голову Бонькина и фруктовые деревья вверенной ему станции сыпалась всякая гадость.

— На огород идешь?

— На огород. Хочу покопать картошку. Как бы мороз не стукнул. Ты здесь без меня справишься.

Заведующий почтовым отделением Ефимий Венедиктович Пилецкий надел барашковую шапку и старенькую тужурку на вате, сохранявшую еще синие, поблекшие канты и несколько «серебряных» пуговиц почтово-телеграфного ведомства.

Марьям Викентьевна, его жена, служившая телеграфисткой в этом же отделении, сухонькая, суетливая женщина лет тридцати, просто, но чистенько одетая, подошла к мужу и тронула его за руку.

Лайонел Фанторп — имя совершенно неизвестное российским любителям фантастики. Этому английскому писателю, автору более 120 романов и 350 рассказов просто не повезло — за все время, на русский язык было переведено и опубликовано только два его произведения: повесть "Человек-тень" (1966), подписанную псевдонимом Ли Бартон и роман "Хозяин астероида" (1960), вошедший в сборник Эдмонда Гамильтона и приписанный составителями сборника именно этому автору.

Итак. Бюро контроля астероидов, обнаруживает, что в Солнечной системе появился "лишний" астероид. Выяснить, что это такое, посылают эскадру Грега Мастерсона, которая сразу же обнаруживает астероид от которого исходит странное излучение…

Тема повести — экспедиция к Северному полюсу на подводной лодке «Наутилус», вооруженной всеми средствами современной техники.

«Потоп положил конец старой человеческой цивилизации, но спас человечество от собственной катастрофы! Оно уже балансировало на грани — две монотеистические религии не могли ужиться на планете, особенно когда отжили своё и сделались орудием экстремистов. Сумасшедших… Безумцев… и стали опаснее, чем случившийся Потоп. Пойми же, если религия изживает себя и уже научила людей всему, чему вообще способна научить в принципе, — исчерпала свои возможности как учителя, она превращается в экстремиста… Она делается оружием, потому что те, в чьих руках религиозная власть, не желают её терять. Потоп отрезвил людей. Мир стал моральным и без религии. Люди поняли главное: никто никому не враг. Забыв про Аллаха и про Христа, мы живём по законам мусульман, потому что это хорошие законы, — не пьём, не курим, содержим гаремы, не преследуем «голубых»… Не грешим, не делаем зла обществу и соседу. Без нищеты и ненависти — как вас учили. Чем не рай, построенный для человечества на Земле? Правда… перед самым его исчезновением… с этой самой Земли…»

Содержание:

Шестая колонна, роман перевод с английского А. Иорданского

Дети Мафусаила, роман перевод с английского П. Киракозова

В городе Майске работают два удивительных института: долголетия и кибернетики. Они занимаются важными для всего человечества проблемами. Люди должны жить долго. В институте много таких людей, которым по сто-сто пятьдесят лет, но выглядят они совсем молодыми. Советские ученые овладели сложнейшей методикой точного расщепления и восстановления любого материального тела. Первым человеком, превращенным в направленный луч огранизованной энергии, был Юрий Сергеев, мужественный молодой человек. Великое открытие советских ученых навсегда предотвращает опасность войны.

Повесть «Человек-луч» увлекательна и остросюжетна. Перепечатано из альманаха «Мир приключений» № 4 за 1959 г.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В записках П. И. Орловой-Савиной отражена бурная, наполненная драматическими событиями сценическая жизнь России 1820–1860 годов, «золотого века» русской культуры.

Velocity

Combining Lean, Six Sigma and the Theory of Constraints to Achieve Breakthrough Performance

FREE PRESS New York London Toronto Sydney 2010

Новая цель

Как объединить бережливое производство, шесть сигм и теорию ограничений

Бизнес-роман Перевод с английского Павла Миронова

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» Москва, 2011

УДК 658.51 ББК 65.291.21 К59

Издано с разрешения Free Press, подразделения SIMON & SCHUSTER Inc. и Andrew Nurnberg Literary Agency На русском языке публикуется впервые

Ну ведь так славно все складывалось! Весна, долгожданный отпуск, приятная семейная поездка к старому другу… Да, видно, не заслужил лорд Мак-Лайон такого счастья. Служба есть служба, королевские приказы не обсуждаются. Так что будьте добры, королевская гончая, отправиться в раздираемую войной Ирландию, отыскать там наследника шотландского престола, распутать очередной клубок интриг и злодеяний — и вернуться. Желательно живым. Знакомая задачка, не правда ли? А раз знакомая — значит справитесь!.. Только вот супругу вашу, лорд, в дело посвящать не стоит. А лучше вообще запереть ее дома под замком — а то и двумя! — так сказать, во избежание… Или вовсе отослать из Шотландии, от греха подальше. Глядишь, хоть в этот раз в работу Тайной службы не влезет! По крайней мере, очень хотелось бы на это надеяться…

Закрытые города, как никакие иные территориальные образования советского периода, по своему интеллектуальному потенциалу задавали в ряде направлений общемировой алгоритм научно-технического прогресса. Среди таких городов — Саров (Арзамас-16), или, как его называли для секретности, А-16.

История Саровской земли во второй половине XX века, определявшая в значительной степени ход мирового исторического процесса, еще не изучена. Тем важнее первые шаги, предпринимаемые работниками ядерного центра и историками по сбору и осмыслению ранее недоступного уникального материала, дающего представление о повседневной жизни важнейшего научного объекта. Данная книга поможет читателю задуматься о роли и взаимосвязи духовного и научного потенциала Сарова, оценить такой вроде бы незаметный каждодневный героизм ученых и рабочих, ковавших надежный ядерный шит Советского Союза.