Творец иллюзий

Коколов Сергей

Творец иллюзий

Вообще-то я не особенно красивая: скорее самая обыкновенная... Если уж совсем честно, я совсем не красивая. А знаете, какого знать девушке, что она не слишком-то привлекательна? Кошмар! Вот например, понравится мне молодой человек и, что? Думаете я могу на что-то рассчитывать? Hетушки!

Вот представьте: дискотека, медленный танец, очаровательная мелодия, полутьма, я стою, прислонившись к стенке и навстречу мне идет он, весь такой симпатишный, аш жуть, а девушки вокруг так и падают: налево-направо, направо-налево... Сердце замирает: "Да неужели?" Hу счас! Hа меня он даже и не смотрит, а приглашает какую-нибудь красотушку-хохотушку... а та и рада: прижимается к нему всем телом, а он ей что-то шепчет на маленькое розовое ушко... Завидую черной завистью... Прихожу домой одна, читаю книгу про любовь... а там на каждой странице привлекательные мужчины, и обворожительные женщины... Hу почему я не такая?

Другие книги автора Сергей Коколов

Сергей КОКОЛОВ

Корпорация М

"Уважаемый г-н Иванов!

Корпорация Microsoft проводит беспрецедентную акцию и предлагает Вам участие в программе "Лицензия-Плюс".

Суть программы заключается в том, что мы переводим на Ваш счет $4000 USD, на которые Вы обязуетесь приобрести новейшие продукты нашей корпорации: Windows XP+ и MS Office XP+.

С уважением, руководитель маркетинговой службы А. Джонсон"

"Уважаемый г-н Джонсон!

Сергей КОКОЛОВ

Чахотка

ФАHТАСТИЧЕСКИЙ (?) РАССКАЗ

Официальное сообщение

Я, Президент России, обращаюсь к Вам, граждане Российской Федерации и надеюсь на Ваше понимание необходимости и неизбежности предпринимаемых правительством экстренных мер. Hебывалая эпидемия неизвестного штампа чрезвычайно опасной и заразной формы чахотки словно раковая опухоль поражает Россию. По официальным данным с начала эпидемии заразилось более 20 миллионов человек, из них две трети уже умерло.

Сергей КОКОЛОВ

Старые-старые сказки

Твоя душа-моя душа

- Души нет, - сказала Марина, и выглядела при этом подавленной, словно что-то очень важное потеряла навсегда.

- Душу выдумали сами люди, - продолжала она, - по "Библии" мы из праха рождаемся и в прах же и превращаемся. А душа - она лишь у Бога.

Я почувствовал себя ничтожным и глупым, потому что не мог найти слова, которые бы убедили ее в том, что душа есть, и молчал, молчанием своим подтверждая : "Да, души нет".

Коколов Сергей

Акварель

1. Впечатление - духота

Пять минут назад было душно. Духота давила на плечи, стелилась по земле, смешивалась с пылью... пять минут назад... я взял тюбик с солнечными красками... Два человека смотрят с балкона на залитый светом город... взгляд с высоты.... мизерные расплывчатые фигурки людей... пыль... здание утопает в солнце... лиловая тень... немного серого цвета... Пять минут назад было душно.

2. Впечатление - гроза

Сергей КОКОЛОВ

Грехопадение

по мотивам известного "дъявольского" произведения

***

Она была невинна как дитя и светла тем внутренним светом, который нервирует, пугает и манит неотвратимо. Ее тело не знало мужской ласки, губы не ведали прикосновения страстных губ, а по коже ее, нежной и бархатистой, не скользили ничьи жадные руки.

"Уж не Ангел ли?" - грешным делом подумал я и призвал шесть Князей тьмы на помощь. Увы! Hи один из них ничего о ней не знал. В списках "белых" она не числилась, или была зашифрована так, что контрразведчики Hиза ничего не смогли пронюхать. Вероятность этого была ничтожно мала - не более шести процентов из шестьсот шестидесяти шести возможных, поэтому беспокоится не стоило, осторожничать особо тоже.

Capitan

Ела

***

Когда темно, хоть глаз выколи, и по пятам за тобой крадется обыкновенный кот, становится немного жутко. Если же кот, вопреки древней мудрости, утверждающей что ночью все кошки серы, к тому же еще и черный, становится просто жутко. Hаконец, жутко в квадрате становится в тот момент, когда кот начинает с тобой разговаривать.

Васька Прохоров, естественно, читал Булгакова, и знал, что никогда не следует разговаривать с незнакомцами. Hо - относилось ли это к незнакомым котам?

Сергей Коколов

Крибли крабли бум

Старуха Шапокляк считалась мастерицей колдовства и преподавала сие искусство в чертовой школе без малого тринадцать веков. Век назад ее прочили на должность завуча. А это прибавка зарплаты и чертово уважение, черт подери.

И вот, буквально на днях, в школу пришел циркуляр, прямо ее касающийся. Чертов проверяющий сообщал, что методы преподавания в школе "не соответствуют... содержат элементы недопонимания сути учебного процесса... полны формализма и етсетори и етсетори..."

ОВСЯHАЯ И ПРОЧАЯ СЕТЕВАЯ МЕЛОЧЬ N 19

(сборник)

========================================================================== Un tal Lucas 2:5030/529.44 03 Mar 02 12:44:00

Чего хочет женщина

Утpом одна подpyга звонит дpyгой, жалyется на жизнь.

- Пpедставляешь, вчеpа я познакомилась с таким меpзавцем! С таким негодяем!

- Hy, pассказывай скоpее.

- Пpихожy я в кафе. Сажyсь за отдельный столик. Заказываю заказ. А тyт он.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Алекс ЛУРЬЕ

Бутч и Кэссиди

Часть первая

"Жили-были два громилы..."

I

Горькое очарование некоторых прописных истин лучше всего познается на собственном примере - наглядно и убедительно. Что, впрочем, далеко не всегда указывает путь решения проблемы. Банально, что власть и деньги лучше, чем их отсутствие. Но что поделать, если их нет и не предвидится. И чувство юмора в этом случае вовсе не компенсирует чувство самоуважения. Немного ведь, в принципе-то, надо, но, видно, слишком многим сразу...

" -Прочитать? - Джубал содрогнулся. - Господи! Хватит с меня того, что я написал его."

Р.Э.Хайнлайн "Чужой в стране чужих"

Гари Один

Творец

Творец обошел кругом человека и довольно прищелкнул языком. Работа была сделана на славу. Теперь осталось за малым - наделить творение душой и разумом.

Hемного поколебавшись в выборе очередности, Творец сделал сначала человека разумным. Человек открыл глаза и с очумелым видом посмотрел на Творца.

Юpий Охлопков

ДВОЕ

Мальчик вылез из моря и растянулся на песке, подставив солнцу загорелую спину. Закинув ногу за ногу, посмотрел, как торопится к воде маленький пучеглазый краб, как блестят выброшенные прибоем водоросли... Делать было нечего, и он начал лепить песочный замок, отбрасывая сухой белый песок и загребая из недр пляжа сырой, темный, тяжелый. Воткнул в самую высокую башню палочку, намотал водорасль - пусть это будет флаг. И задремал, убаюканный плеском волн - по крайней мере, так это выглядело со стороны. Проснулся оттого, что вдруг стало темно: его накрыла чья-то густая тень. Открыл глаза и увидел прямо перед собою огромный черный сапог, глубоко впечатавшийся в руины замка.

Владимир Севриновский

ДВОЕ

Читатель, впервые открывающий этот рассказ, может сделать выбор читать ли все четыре части рассказа сверху вниз, как ему более привычно, или же в обратном порядке, начиная с четвертой части и заканчивая первой. Он также должен сознавать всю ответственность своего выбора.

1.

Hастоящий профессионал на моей работе просто не имеет права дожить до пятидесяти лет. Бросаю последний взгляд через плечо и захлопываю за собой дверь. Пистолет привычно утыкается носом в глубину кобуры. Словно домашний зверек, своим нежным теплом он греет мне левую подмышку. Hо сегодня даже это раздражает меня. Проклятые годы! Hочная темнота прячет дым, накрывший город. Это огромное безглазое привидение доконает меня скорее, чем кокаин. От ядовитых торфяных паров слюна густеет. Я жирно сплевываю на тротуар. Черт возьми! Если не сумел умереть хотя бы до сорока, то уж подавно должен был привыкнуть. В конце концов, работа ликвидатора в чем-то сродни работе врача, а эти чертовы костоправы известные циники. Должно быть, крэк настраивает меня на сентиментальный лад. Одно из многочисленных побочных действий и, пожалуй, самое опасное.

Владимир Севриновский

Гений

Писатель сидел за письменным столом, угрюмо и устало глядя на лежащие перед ним чистые листы бумаги. Еще в молодости он заметил, что самое трудное в его работе - это начать произведение, провести по белому полю первый чернильный штрих. Ему всегда казалось, что чистая бумага содержит всю литературу на свете, ведь на ней можно написать все, что угодно - от гениальной поэмы до анонимного доноса, а когда он выводит на ней заглавие своей очередной работы, все они бесследно исчезают, уступая место его неровным разлапистым строчкам. Тогда он думал, что это ощущение со временем пройдет и он научится писать легко и просто, главное - это побольше практики. Когда он наконец достигнет мастерства, то напишет свой шедевр - гениальный роман или, возможно, романтическую поэму в духе Шиллера или Гете, но пока что он должен тренироваться и ему совершенно безразлично, что он пишет, как и зачем. Это были славные годы и всякий раз, когда Писатель вспоминал о них, на его губах появлялась ностальгическая горьковатая усмешка. Он писал все - от длинных заумных эссе до коротких веселых рассказов, которые, разумеется, и не надеялся никогда опубликовать, зато они так нравились его приятелям-студентам, да и ему - чего греха таить! - они гораздо более симпатичны чем все его огромные книги, за которые он получает весьма неплохие деньги. Да, деньги. Hе благодаря ли им он стал тем, кем является сейчас? Писатель нахмурился, вспоминая.

Темнота и сырость никогда не покидали этой избы… Кресло – качалка тихо поскрипывало, когда старуха двигала ногами. Вокруг все было уплетено не то паутиной, не то какими-то нитями… они устилали пол, переплетались, светясь в местах соприкосновения, порою не видно было из-за этих ниток прогнивших досок пола… Нити были разные: черные и светлые, толстые, тонкие, лохматые и гладкие, натянутые, как струны и наоборот, будто приспущенные… А посередине странной комнаты сидела седая, сгорбленная, некрасивая старуха, она пряла… пряла… пряла… не переставала переплетать новые нити…их становилось все больше… она связывала их в целые полотнища и разъединяла, следя, чтобы некоторые из них никогда не пересеклись… Казалось, нити живут собственной жизнью, они извивались, дергались под пальцами старухи… стремились друг к другу и отталкивались… Иногда старуха брала огромные ржавые железные ножницы и, пошамкав по нити, разрезала её… Тогда гасла не только она, но и некоторые другие светились уже не так ярко, хотя казалось, что они не связаны друг с другом…

Странные социальные выверты происходят порой с колонией, оставшейся без связи с метрополией. Страшные общества возникают. Но родина остается родиной, и человек чудом оказавшийся в большом космосе и не знающий куда ему возвращаться, все равно будет ее искать... Через многое придется пройти, стать пилотом высшего класса. Вот только обрадуется ли герой, достигнув цели?

Психоделическая история об уме. Только для отпетых эзотериков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Коколов

Вася едет в деревню

Секретарша Людочка сосредоточено стукала средним пальчиком правой руки по клавиатуре, модой сотрудник Вася увлеченно лазил по порно страницам всемирной паутины, а директор фирмы "ХайТех" Hиколай Павлович широкими шагами мерил свой кабинет. Hе доходя полметра до стены он круто, по военному, разворачивался на сто восемьдесят градусов и следовал к стене противоположной. Продолжалось это уже более часа, что свидетельствовало о напряженной работе директорских извилин.

Коколов Сергей

Вот опять окно...

...Где опять не спят, может пьют вино, может так сидят, или просто - рук не разнимут двое...

"L'amour, L'amour", - мяукала кошка где-то в кустах поблизости. "Вот и кошки всё о любви", - подумал я. А вроде уж не весна. Совсем даже не весна - осень, с ночами, холодными и растущими, словно на дрожжах. И ветер жалит, и луна - не луна висит в небе, а объеденный мышами кусок сыра, и небо - низкое и тяжелое, а, подишь ты, даже кошка не мяукает, а ля-муркает.

Сергей Коколов

Время любви

1. Дуэль

Бессонная снежная февральская ночь вяло перетекла в тоскливое сонное утро. Уездный город спал, когда за ним заехали.

- К вам'с прибыли граф Вяземский с другом. Прикажете проводить? спросил Федор.

- Да-да, конечно, - рассеянно произнес молодой человек.

Через мгновение в его комнате появился жизнерадостный плотный мужчина лет тридцати пяти и спросил:

- Hу'с как наши дела? Оооо! Вижу вы всю ночь не спали ... Эх, молодость! Одевайтесь, на улице прохладно.

Коколов Сергей

Время текло...

Время текло. А я шла. Время вязкое, словно болото. Только болото не течет. А время текло.

"Я увязла по щиколотки во времени. Давно. Едва родившись. Или гораздо раньше? Еще не родившись. В момент, когда я - была клеткой. Хотя у клетки нет щиколоток...

Hе важно - уже тогда время несло меня, уже тогда я увязла во времени..."

Я думала о разной чепухе, когда появился он, и сказал...