Тварь в склепе

Спрэг ДЕ КАМП

Лин КАРТЕР

ТВАРЬ В СКЛЕПЕ

Величайшим героем Гиборейской эпохи был не гибореец, а варвар, Конан Киммериец, с именем которого связаны целые циклы легенд. С раннего времени древних цивилизаций Гибореи и Атланты существуют только несколько фрагментарных, полулегендарных рассказов. В одном из циклов - Немедийских хрониках - описана большая часть того, что известно о пути Конана. Часть хроник, касающаяся Конана, начинается так:

Рекомендуем почитать

Советник Джихангир Аджа Газнави замысливает план, как расправиться с Конаном, предводителем степных козаков. Чтобы заманить киммерийца на остров Ксапур, он предлагает использовать немедийскую пленницу Октавию…

Конан продолжает идти по своему пути через южные равнины черных королевств. Здесь его знают давно, и Амре Льву нетрудно добраться до берега, который он опустошал в прежние дни вместе с Белит. Но Белит ныне — лишь память на Черном Побережье. Кораблем, который в конце концов появляется в виду берега, где Конан сидит и точит свой меч, управляют пираты с барахских островов, что лежат к юго-западу от Зингары. Они тоже слыхали о Конане и готовы приветствовать его меч и опыт. Когда Конан присоединяется к барахским пиратам, ему уже за тридцать. Он долгое время остается с пиратами. Однако Конану, который знаком с хорошо организованными армиями хайборейских королей, банды барахцев кажутся слишком слабо организованными, чтобы можно было добиться лидерства и связанных с этим выгод. Попав в исключительно трудную ситуацию на пиратской встрече в Тортаже, Конан обнаруживает, что выбор у него невелик: либо ему перережут глотку, либо ему придется пуститься в плавание по Западному Океану. Это последнее он и осуществляет с потрясающей сноровкой и уверенностью в себе.

Спасаясь от врагов, Конан проезжает через затерянное в Туманных горах Турана поселение зловещего народа вершин…

Юный аквилонский солдат Эмерик и Конан спасаются бегством после поражения наемной армии, но в стычке с пустынными кочевниками юноша посчитал, что Конан погиб и продолжил путешествие один. Он примкнул к разбойникам и несколько месяцев судьба хранила его, пока однажды они не нашли в пустыне странную белую девушку. Это событие перевернуло жизнь Эмерика и направило к новым необыкновенным приключениям…

Конан и Арно, командиры Золотых Львов (приграничной стражи Аквилонии), ведут войска в пиктские пущи. От нападения больших змей войска рассеяны, а многие погибли. Конан вместе с полусотником Флавием пробираются к Поляне Совета, где проводится собрание пиктских вождей. Там они узнают о том, кто оказался предателем, пославшим войска на верную смерть. Конан решает отомстить — как аквилонскому предателю, так и устроившим резню в лесу пиктам.

Конан по прежнему удачливый вождь зуагиров, и по прежнему его верные степняки совершают внезапные нападения на небольшие города и караван-сараи, расположенные вдоль границ Турана. Разгневанный Ездигерд, молодой царь Турана, посылает большой отряд воинов для того, чтобы покончить с разбойниками. Побратим Ольгерда, бывшего главаря зуагиров, ведомый жаждой наживы и ненавистью к Конану, заманивает отряд в узкий проход в горах, где по склонам в засаде находятся туранцы. Сумеет ли Конан и его отряд выбраться из смертельной западни?…

Это описание истории той эпохи, в которой предстоит жить и бороться Конану из Киммерии…

Аквилония. Попытка вооруженного переворота. Заговорщики: Аскалант, барон Волмана-Карлик из Карабана, Громал — военный, Ринальдо-Певец, Дион — кандидат на трон из старой династии. Явление блаженного Эпимитриуса, легендарного основателя Аквилонии, вмешательство в творящееся безобразие и его благословение на дальнейшее правление. Опять неугомонный Тот-Амон, но на этот раз потерявший свое колечко…

Переписанный Робертом Говардом рассказ о Кулле «Сим топором я буду править!»

Другие книги автора Лин Картер

Содержание:

1.Роберт Говард.«Гиборийская эра» (The Hyborean Age)[=Хайборийская эра] (1936)

2.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Легионы смерти» (Legions of the Dead)[=Воинство мертвецов] (1978)

3.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Поединок в гробнице» (Thing in the Crypt)[=В склепе; Хозяин древнего меча; Страшилище в склепе; Тварь в склепе] (1967)

4.Роберт Говард.«Башня Слона» (The Tower of the Elephant)[=Слоновая башня] (1933)

5.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«В зале мертвецов» (The Hall of the Dead)[=Дворец умерших] (1967)

6.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Бог в чаше» (The God in the Bowl)[=Бог в цилиндре] (1952)

7.Роберт Говард.«Полный дом негодяев» (Rogues in the House)[=Сплошь негодяи в доме ; Багряный Жрец; Красный монах; Оборотень] (1934)

8.Роберт Говард, Лин Картер.«Рука Нергала» (The Hand of Nergal)[=Длань Нергала] (1967)

9.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Город черепов» (The City of Skulls) (1967)

10.Лайон Спрэг де Камп, Бьёрн Ниберг.«Люди туманных гор» (The People of the Summit)[=Народ вершин] (1978)

11.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Проклятие монолита» (The Curse of the Monolith )[=Каменное проклятие; Страж проклятого монолита; Conan and the Cenotaph] (1968)

12.Лайон Спрэг де Камп.«Подземелье смерти» (Conan and the Spider God)[=Конан и бог-паук] (1980)

13.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Бог, запятнанный кровью» (The Bloodstained God )[=Конан: Окровавленный Бог] (1955)

14.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп. «Дочь ледяного гиганта» (The Frost Giant's Daughter)[=Дочь исполина льдов; Дочь ледяного исполина] (1953)

15.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Логово ледяного червя» (The Lair of the Ice Worm) (1969)

16.Роберт Говард.«Королева чёрного побережья» (Queen of the Black Coast)[=Королева чёрного берега] (1934)

17.Роберт Говард.«Долина пропавших женщин» (The Vale of Lost Women)[=Долина исчезнувших женщин] (1967)

18.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Замок ужаса» (The Castle of Terror) (1969)

19.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Рыло во тьме» (The Snout in the Dark)[=Ужас во тьме; Морда в темноте; Тварь в алой башне] (1969)

20.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Ястребы над Шемом» (Hawks over Shem)[=Конан-разбойник] (1955)

21.Роберт Говард.«Черный колосс» (Black Colossus)[=Черный исполин] (1933)

22.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер. «Благородный узник» (Shadows in the Dark)[=Тени во тьме] (1978)

23.Роберт Говард.«Тени в лунном свете» (Shadows in the Moonlight)[=Тени в блеске луны] (1934)

24.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Дорога орлов» (The Road of the Eagles)[=Conan, Man of Destiny] (1955)

25.Роберт Говард.«И родится ведьма» (A Witch Shall Be Born)[=«Раз в столетье рождается ведьма»; Знак ведьмы; Ведьма, которая родится; И родится же ведьма; «...Родится ведьма»] (1934)

26.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Черные слёзы» (Black Tears) (1968)

27.Роберт Говард.«Тени в Замбуле» (Shadows in Zamboula)[=The Man-Eaters of Zamboula;Призраки Замбулы ; Ночные тени Замбулы; Людоеды Замбулы] (1935)

28.Лайон Спрэг де Камп, Бьёрн Ниберг. «Звезда Хоралы» (The Star of Khorala)[=Звезда Хораллы] (1978)

29. Роберт Говард. «Дьяол из железа» (The Devil in Iron)[=Дьявол в железе; Железный дьявол; Стальной демон] (1934)

30.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Огненный нож» (The Flame Knife)[=Огненный кинжал; Кинжалы Джезма] (1955)

31.Роберт Говард.«Люди чёрного круга» (The People of the Black Circle)[=Черные колдуны] (1934)

32.Роберт Говард.«Ползущая тень» (The Slithering Shadow)[=Xuthal of the Dusk; Скользящая тень; Чёрная тень; Сумерки Ксутала] (1933)

33.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Барабаны Томбалку» (Drums of Tombalku) (1966)

34.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Крылатая тварь» (The Gem in the Tower)[=Камень на башне] (1978)

35.Роберт Говард.«Заводь чёрного демона» (The Pool of the Black One )[=Бассейн чёрных дьяволов; Колодец чёрных демонов; Остров чёрных демонов; Источник чёрных; Изумрудная бездна] (1933)

36.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Корона кобры» (Conan the Buccaneer)[=Конан-корсар] (1971)

37.Роберт Говард.«Алые когти» (Red Nails)[=Гвозди с красными шляпками; Красные гвозди] (1936)

38. Роберт Говард. «Сокровища Гвалура» (Jewels of Gwahlur)[=The Servants of Bit-Yakin; Драгоценности Гуахаура] (1935)

39.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Воля богини Небетет» (The Ivory Goddess)[=Богиня из слоновой кости] (1978)

40.Роберт Говард. «За Черной рекой» (Beyond the Black River)[=По ту сторону Чёрной реки] (1935)

41.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер. «Гроза над Чохирой» (Moon of Blood)[=Кровавая луна] (1978)

42.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Сокровища Траникоса» (The Treasure of Tranicos)[=The Black Stranger (Черный незнакомец; Драгоценности Траникоса] (1953)

43.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Волки по ту сторону границы» (Wolves Beyond the Border)[=Волчий рубеж] (1967)

44.Роберт Говард.«Феникс на мече» (The Phoenix on the Sword) (1932)

45.Роберт Говард.«Алая цитадель» (The Scarlet Citadel)[=Багряная цитадель, Конан-король!] (1933)

46.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Под знаменем Льва» (Conan the Liberator)[=Под знаменем чёрных драконов] (1979)

47.Роберт Говард.«Час дракона» (The Hour of the Dragon)[=Конан-завоеватель (Conan the Conqueror; Конан-варвар]

48.Лайон Спрэг де Камп, Бьёрн Ниберг.«Возвращение Конана» (The Return of Conan )[=Мститель, Конан-мститель; Conan the Avenger] (1957)

49.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Гиперборейская колдунья» (The Witches of the Mists) (1972)

50.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Черный сфинкс Нептху» (Black Sphinx of Nebthu) (1973)

51.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Алая луна Зембабве» (Red Moon of Zembabwei)[=Алая луна Зимбабве] (1974)

52.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Тени каменного черепа» (Shadows in the Skulls)[=Тени в черепе] (1975)

53.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Тени ужаса» (Conan of the Isles)[=Конан-островитянин] (1968)

Рим. Конец 30-х XX в. Археолог проваливается во времена остготов. К счастью, он знает латынь. Ничтоже сумняшеся, он принимается за бизнес, используя технологии будущего, завоёвывает расположение остготов, занимается политикой, становится попутно военчальником, в итоге отражает экспансию Византийской империи.

Тот-Амон категорически не согласен с Конаном и в последний момент ускользает на драконе. Конан упорно настаивает на своей версии событий.

В холодных глазах Кулла, царя Валузии, отразилось некоторое замешательство, когда в его покои ворвался человек и встал прямо перед царем, дрожа от гнева. Монарх вздохнул, — он узнал нарушителя спокойствия. Ему известен был бешеный нрав служивших ему варваров. Разве и сам он не был родом из Атлантиды? Брул Копьебой, стоя посреди царского чертога, демонстративно срывая со своего обмундирования эмблемы Валузии одну за другой, явно желая показать, что больше не имеет ничего общего с Империей. Куллу было понятно значение этого жеста.

Аквилония находится во власти безумного короля Нумедидеса, все мятежи давно подавлены, люди потеряли надежду. Киммерийский воин Конан, раздобыв сокровища Траникоса, собирает огромную армию и пытается свергнуть тирана с престола.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

Опять это проклятое ощущение, что на меня кто—то смотрит. И снова чувство, что все, что я делаю и вижу, тысячи раз уже было. Может потому, что городишко этой вшивый, ничем не отличается от всех остальных распроклятых городишек среднего Запада?

Солнце в зените жарит вовсю, и небо серое от пыли, так что гор на горизонте почти и не видать, и пустая главная улица — Мейн—стрит — как же ей еще называться? Пост—оффис, трехэтажное здание банка, закрытый магазин скобяных изделий — жара, сьеста. Двухэтажные дома состоятельных граждан — с плоскими крышами, верандами, навесами и деревянными колоннами. Полосатые занавески и горшки с геранью.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

Тот весенний день 1284 года, когда осиротела половина семей в городе, тот день, о котором во всем мире восемь веков будут рассказывать всякие были и небылицы семилетняя Трудхен неожиданно для себя самой провела в подвале.

Едва она высунула за ворота отцовского дома свой любопытный носик, услышала перестук капели, журчание бегущих по краям улицы ручьев, и выскользнула навстречу этим маленьким Рейну и Везеру, как на нее ястребом налетела матушка. Щеки Трудхен обожгли две пощечины, и в следующее мгновение матушка уже тащила ее за руку спасибо, не за косу через двор, совершенно на заботясь о том, что дите спотыкается, мочит в лужах подол и башмаки, и приговаривала Ах ты, дрянь маленькая! Говорила тебе, за порог не суйся? Говорила? В могилу меня свести хочешь? Трудхен ревела. Всхлипывала и матушка Говорила тебе, дрянь маленькая? Говорила? Вот вернется отец, пусть сам тебя выпускает! И девочка была слишком мала для того, чтоб расслышать в голосе женщины страх.

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

Нечто Странное, мрачное и зловещее встречает героев в запутанных лабиринтах блестяще сконструированной реальности.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Главы из книги Кэтлин Ван де Клиффт

"Внутренний источник"

"Путь к себе", N 2/92г.

История Кэтлин такова. Первые 14 лет ее жизни были связаны с христианством. Затем под руководством духовного учителя из Индии она изучала религии Востока, посвятив несколько лет восточной духовной практике. Но ни христианство, ни буддизм, ни йога не оправдали ее ожиданий. Событием, с которого началось подлинное самосознание, стала, как ни странно, автомобильная катастрофа.

Томас Де Квинси

Исповедь англичанина, любителя опиума

К ЧИТАТЕЛЮ

Я представляю тебе, благосклонный читатель, рассказ об удивительной поре моей жизни. Хотелось бы верить, что в моем толковании эта история окажется не просто занятной, но в значительной степени полезной и назидательной. Единственно с подобной надеждой писал я ее, и это одно служит мне оправданием в том, что я преступаю тот предел скромности и благородства, который обычно побуждает нас скрывать свои слабости и пороки. Ничто так не оскорбляет чувств англичанина, как зрелище человека, выставляющего напоказ свои нравственные язвы и шрамы и сбрасывающего те "покровы приличия", под которыми время и снисхождение к человеческим слабостям таят сии изъяны: потому героями наших откровений (то есть признаний непроизвольных и не для суда предназначенных) оказываются и падшие женщины, и авантюристы, и мошенники; если же мы хотим увидеть подобные примеры добровольного самоуничижения тех, кого склонны мы причислять к благородной и достойной части нашего общества, следует обратиться к литературе французской {1} или к той части литературы немецкой, что заражена поддельной и несовершенной чувствительностью французов. Все это я чувствую так живо, с таким волнением ощущаю, насколько заслуживаю упреков в продолжении такой традиции, что колебался долгие месяцы, прежде чем счел уместным до смерти моей (когда по многим причинам сия история и так бы вышла в свет) представить глазам публики эту или любую другую часть опубликованного рассказа; лишь тщательно взвесив все "за" и "против", решился я на подобный шаг.

Томас Де Квинси

О стуке в ворота у Шекспира ("Макбет")

С детских лет одна из сцен в "Макбете" {1} всегда повергала меня в замешательство. А именно: стук в ворота, раздающийся тотчас вслед за убийством Дункана, неизменно воздействовал на меня самым необъяснимым образом. Суть впечатления заключалась в том, что из-за него облик убийцы представлялся мне особенно зловещим, облекался едва ли не величием - и, однако, сколь упорно ни тщился я постичь этот эффект с помощью разума, на протяжении долгого времени доискаться до причин его мне никак не удавалось.

Уолтер Де Ла Мэр

"Где-то"

(пер. с англ. В.Лунина)

Где-то, где-то

В далёкой стране,

Почти что у края света,

Есть место, которое грезится мне,

С названием странным ГДЕ-ТО.

Когда-то и где-то о нём я слыхал,

Да только дороги туда не узнал.

Пусть мне придётся

Плыть и скакать,

Пусть мне придётся

Глаз не смыкать,

Но это, но это

Далёкое ГДЕ-ТО

Я всё же хочу отыскать.