Туман

— Как объект проснётся, займёшься с ним. А нам хотелось бы отдохнуть, послышалось Волку Зо сквозь сон. Он перевернулся на другой бок, но полупроснувшееся сознание уже терзалось догадками, чьи же это голоса: — Отдохнуть? Гм… Когда же это они успели устать? — думал он, — неужели уже обед?.. — Объект проснётся?.. Hо в этой комнате, кроме него, не спал никто, и к Волку закралось странное подозрение. Hаконец, любопытство взяло своё и Зо, вяло протирая глаза, чтобы посмотреть на часы (не начался ли РОСТ), столь же вяло спросил: — Hу, кто здесь хотел со мной заня… — он не договорил и тупо уставился в пустоту. Часов на месте не было, как и вообще самого места, и вообще это было какое-то другое место… — Что за чушь, — мелькнуло в голове Зо, и он ещё раз протёр глаза. Hо ничего не изменилось и он стал пристально вглядываться в пространство, заполнявшее всё вокруг него каким-то что-ли туманом непонятного цвета.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Домик комиссара стоял в стороне от других домов на окраине города. Уличное освещение в эту глушь еще не провели, всюду было темно, светилось только одно окошко на втором этаже — видимо, там комиссар работал. Улица была пуста. Шенсберг вышел из машины, закрыл ее на ключ и направился к двери, нащупывая кнопку звонка. Ага, вот и она. Он позвонил. Из глубины дома раздался голос хозяина:

— Входи, Гарри, дверь открыта.

Комиссар — один из умнейших полицейских страны, гроза всех жуликов, бродяг и воров (ни одному из них не удавалось от него уйти) — был старым холостяком. Любитель одиночества, он не имел привычки приглашать подчиненных к себе домой, даже в силу служебной необходимости. Но сегодня он сделал исключение, позвонил Шенсбергу и попросил приехать к нему, да не откладывая. Случилось, мол, нечто чрезвычайно важное.

Нос корабля все еще нацелен в сторону от Марса. Вокруг нас только чернота и пустота космоса. Мы направляемся к звездам — на старом корабле развалюхе, вряд ли способном побороть легкое притяжение. Настанет момент, когда нос дрогнет, ляжет параллельно поверхности и повернется вниз. Гравитация победит. Мы помчимся обратно на Марс… Быстрее… и быстрее… и быстрее…

— Мне нужен обратный билет в Марсопорт, — сказал я пожилому человеку управляющему факторией. Старый Сэм посмотрел на меня так, как смотрят сельские жители, подчеркнуто равнодушно, и неторопливо вышел из-за прилавка.

«Гриада» — это научно-фантастический роман о межзвездном полете к центру Галактики, о знакомстве с жителями других миров, обладающими высокой цивилизацией.

Газета «Пионерская правда», 1959 год, 18 сентября-29 декабря, №№ 75-84, 86-88, 90, 91, 93-97, 100, 101, 103, 104.

Когда-то злой волшебник Тролль смастерил зеркало, в котором все доброе и хорошее исчезало, а все плохое, напротив, бросалось в глаза и выглядело еще отвратительнее. Как известно, зеркало разбилось на бесчисленное множество осколков, и тот, кому такой осколок попадал в глаз, начинал видеть во всем только дурное. И жить ему становилось тошно..

Одной из жертв осколков зеркала оказался наш современник Павел Иванович Васин. А тролли Серой пустыни стали внимательно наблюдать за тем, что с ним происходило.

Прекрасный сценарий для замечательного, совершенно неоценённого в своё время фильма.

Липучка — рыжий суперкотенок с IQ около ста шестидесяти, который научился понимать человеческую речь. Липучка был теперь человеком практически во всех отношениях, кроме телесного. Например, он держал в голове набросок первых двадцати семи глав книг «Пространства-времени для прыгуна». Но однажды шерсть на загривке Липучки встала дыбом — в комнату крадучись вошла Сестренка. Она казалась худой, как египетская мумия. Только великая магия могла побороть эти жуткие проявления сверхъестественного зла.

Звери ревели требовательно и тревожно.

Звуки с трудом пронизывали хрусткий морозный воздух, и он, кажется, звенел.

Впрочем, звенел не воздух. Тихонько и надсадно ныл традевал — в нём, вероятно, отпаялся какой-то контакт. Андрею Сырцову не хотелось трогать поющий контакт. Его прерывистое звенящее нытьё — тонкое, как комариный писк, — напоминало, что мир его не вымерз, что, кроме снега и потрескивающих деревьев, есть ещё и другой мир — жаркий, влажный, ласковый.

В сборник включены повести и рассказы зарубежных (в основном, американских) писателей, дающие непростой и неоднозначный взгляд научной фантастики на религию. Помимо сложных философских вещей, таких как "Двадцать первого путешествия Ийона Тихого" Станислава Лема или "Выше звезд" Урсулы ле Гуин, в сборник включены приключенческие и юмористические рассказы и миниатюры. Впервые на русском языке, здесь была напечатана великолепная повесть Урсулы Ле Гуин "Новая Атлантида".

Содержание:

* Вл. Гаков. Мудрая ересь фантастики (эссе)

* Эрик Ф. Рассел. Единственное решение (пер. В. Баканова)

* Рэй Брэдбери. Человек (пер. Н. Коптюг)

* Энтони Бучер. Валаам (пер. А. Корженевского)

* Пол Андерсон. Царица ветров и тьмы (пер. А. Корженевского)

* Роберт Силверберг. Добрые вести из Ватикана (пер. А. Корженевского)

* Джон Браннер. Иуда (пер. А. Корженевского)

* Энтони Бучер. Поиски святого Аквина (пер. А. Корженевского)

* Артур Кларк. Девять миллиардов имен Бога (пер. Л. Жданова)

* Станислав Лем. Двадцать первое путешествие Ийона Тихого (пер. К. Душенко)

* Фредерик Браун. Ответ (пер. В. Баканова)

* Роберт Силверберг. Пастырь (пер. А. Корженевского)

* Роберт Шекли. Битва (пер. И. Гуровой)

* Роберт Шекли. Бухгалтер (пер. В. Баканова)

* Теодор Когсуелл. Стена вокруг мира (пер. Е. Кубичева)

* Альфред Бестер. Вы подождете? (пер. В. Гакова, В. Гопмана)

* Боб Шоу. Обратная связь (пер. В. Баканова)

* Урсула Ле Гуин. Выше звезд (пер. И. Тогоевой)

* Станислав Лем. Маска (пер. И. Левшина)

* Артур Кларк. Звезда (пер. Л. Жданова)

* Деймон Найт. Восславит ли прах тебя? (пер. В. Гопмана)

* Урсула Ле Гуин. Новая Атлантида (пер. И. Тогоевой)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сержанту Олегу Колонелу было плохо. Очень плохо и жарко. Он и очнулся от жары, опаляющей лицо. Сквозь закрытые веки рвался свет. В горле пересохло. Подвернутая под тело левая рука не ощущалась. По крайней мере, она была под ним. Он чувствовал это и надеялся, что она только онемела. Попытки раскрыть, затем разлепить и, наконец, разодрать веки, состроив невероятную гримасу, ни к чему не привели. Кожу лица и голову покрывала какая-то засохшая дрянь. Очистив лицо от корки действующей рукой, потеряв при этом пару другую ресниц и обретя наконец возможность взглянуть на мир, он удивленно ругнулся. От носа и далее тянулся белый песок. Раскаленный воздух, подрагивая, струился в, какого-то черта, зеленое небо. Начал вспоминать: удар по голове, вспышка боли, скрюченный Защитник, мелькнувшая мысль о смерти, копыто коня в сантиметре от лица. "Мы потерпели поражение. Плохо". Но как он очутился в пустыне? Ведь в Базовой Реальности нет пустынь, а Решающий Вопросы Бой проходил на симуляции ландшафта средней полосы. Кому понадобилось организовывать для него переход? Умирающий (а может и мертвый, ведь и не разберешь толком) телохранитель никому не нужен. "Надо сесть и оглядеться". Вздрагивая от боли в теле, неловко помогая себе одной рукой, вначале лег на бок, затем сел и огляделся. Вокруг песок. Закрыл глаза, подождал, открыл — без изменений. Песок. "Небо зеленое — красиво всетаки, но не здесь ему место". Левую руку закололо тысячами иголочек — восстанавливалось кровообращение. "Жизнь и неприятные ощущения. Однако, гораздо лучше чем пять минут назад. Пива бы сейчас для ускорения процесса", — подумал Олег и ошарашенно уставился на черного зайца с кружкой пива. Причем кружка запотела, а заяц нервно трясся, оскалив зубы. Что-то в нем было неприятное, наполняющее тело тяжестью и тревогой. Внутренности сдавил муторный страх — животных стало много, они заполняли все пространство вокруг. Черная их шерсть лоснилась и блестела на солнце, а они тряслись и пристально смотрели на него, оскалив зубы. Кружек не было, а передние лапы у них вытянулись в собачьи, покрытые струпьями содранной кожи и кровоточащие. Тела животных стали раздуваться и сочленяться при соприкосновении. Шерсть затлела, оставляя тошнотворный запах. По пространству пробежала рябь, и земля покрылась черной ломкой коркой, из под которой засочилась сукровица. Ноги Олега слились друг с другом и стали на глазах деформироваться. Раздался хруст, и из голеней, прорвав кожу, вылезли осколки разбитых костей. По лицу побежала кровь, в голове вспыхнула нестерпимая боль. Олега вырвало. Он захрипел, дернулся и потерял сознание.

Всю жизнь Гарри Hиколас был добродушным и рассеянным. Его нельзя назвать неудачником — ему просто очень редко везло. Иногда, уставая от череды неудач, он срывался. Вот и сейчас, после выговора полученного на работе, чаша его терпения переполнилась, и он сорвался, вымещая злобу на мебели своего дома.

— Hенавижу эту работу! — заорал он и со всей силы стукнул кулаком по столу. Боль в руках заставила его на секунду замолчать, но потом он снова принялся за свой бесконечный монолог:

Гавриил Михайлович Бирюлин — ученый-океанолог. О людях, покоряющих океан, писал он в своей первой книге-сборнике рассказов «В штормовой вечер».

Новая книга Г. Бирюлина «Море и звезды» — научно-фантастический роман. В его основе лежат современные достижения биологии, океанологии и химии.

Для читателя будет интересным знакомство с героями романа: учеными Павлом Светловым и Татьяной Рожковой, космонавтом Виктором Орловым, балериной Гердой Орловой и другими. Сложные отношения связывают их. Они любят, ненавидят, борются, ищут…

«Achtung, Panzer!» («Внимание, танки!») — под этим лозунгом танкисты Третьего Рейха совершили настоящую революцию в военном деле.

«Panzer voran!» («Танки, вперед!») — этот военный марш стал лейтмотивом блестящих блицкригов Вермахта, универсальной формулой победы.

К началу 1940-х годов германскому командованию удалось создать совершенный инструмент «молниеносной войны», на тот момент не имевший себе равных. Основой нацистской военной мощи, всесокрушающим тараном Вермахта стали танковые дивизии. Их молодые и агрессивные командиры, такие как Гудериан и Роммель, произвели переворот в военном искусстве и навсегда изменили характер боевых действий…

В новой книге ведущего военного историка прослежен боевой путь всех танковых дивизий Третьего Рейха, от момента их создания до полного разгрома или капитуляции. Это — подробная летопись Панцерваффе, полная история «бронированных легионов Гитлера», глубокий анализ их развития, вооружения, тактики и боевого применения в ходе Второй мировой войны.