ТТС

Игорь Шуров

ТТС

Случалось это как-то само собой, невзначай.

Однажды утром у него болела голова, а телефон тарахтел без умолку.

Движимый идиотской привычкой послушного исполнителя, он неизменно брал трубку и раз за разом глотал какие-то бессмысленные адреса: - Это приемный покой?

- Нет.

- Это нефтебаза?

- Вы ошиблись.

- Это стройгазморжесть?

- Нет!

Это... это... это...

- Нет! Нет! Нет!

Другие книги автора Игорь Шуров

Игорь Шуров

МАТРЕШКА

Свою зарплату они складывали в коричневую дамскую сумочку фасона "Сундучок". Сумочка всегда хранилась в ящике громоздкого трюмо. Трюмо стояло напротив трехстворчатого шкафа в спальне. Спальня была второй по величине комнатой в их квартире на девятом этаже. Это был верхний этаж блочного дома на окраине небольшого города. Какие-нибудь сербы, эскимосы или валийцы и не подозревали о его существовании. Но для них двоих город был их континентом, их планетой, их глобусом со всеми параллелями и меридианами.

Игорь Шуров

БОЙНЯ

За холмом смрадно дымился город.

У поэта не было шансов победить, и все же он отправился на рассвете. С собой у него была лишь ветка сирени, стихотворение, которое заканчивалось желтым цветом, да смутное осеннее воспоминание об утраченном.

Поэт подошел к городу затемно. Железные ворота были заперты.

За стеной слышался тревожный всхрап лошадей. Воздух густо пропитался едкой вонью вареных копыт.

Игорь Шуров

ПОДАРОК

- Потому что на пианино играть легче, чем на скрипке, - сказал мальчик, - вот, например, нота, - он нажал на клавишу. - это нота "соль". Она всегда здесь, не ошибешься.

Все, стоявшие на пианино, внимательно слушали: и мохнатая собака, и плюшевая собачка, и резиновый пират в голубом берете, и тупорылая машина, и заводная лошадка, везущая медведя в санях. И только сомик в банке делал сальто, поднимая илистую муть со дна, и шевелил при этом длинными усами.

Игорь Шуров

БРАДОБРЕЙ

С утра брадобрей поссорился с тестем из-за очереди в туалет. Он ушел на работу, не евши. На улице брадобрею было холодно и сосало под ложечкой. На работу он опоздал, и теперь, надев халат, злой и раздраженный, начинал рабочий день.

Первым он отрезал голову долговязому с длинной шеей и трехдневной щетиной.

Как-то это вышло само собой. Он просто приставил бритву к кадыку, а тот дернулся и сразу обмяк, съехал с кресла, и в руках брадобрея осталась его голова. Не умея прикрепить ее обратно, парикмахер оттащил долговязого в сторону и крикнул: - Следующий!

Игорь Шуров

ТЕРРИТОРИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ

(рассказ о квадратном городе)

Этот город был квадратным. Он был поделен на черные, белые и красные клетки. В клетках происходили важные события.

Вот муха села на банку с вареньем. Банка стояла на столе у раскрытого настежь окна. Через окно мальчику было видно, что из одинокой тучи идет дождь.

Это происходило в черной клетке квадратного города.

Там мокли бездомные коты, и дети прятались под лодкой.

Игорь Шуров

ВИЗИТ ЛИСА

После обеда к нему всегда заходил Лис. Он знал об этом и не запирал двери.

Лис обычно садился в старое кресло к окну и цеплял лукавую иезуитскую улыбочку, и умно рассматривал его, и все понимал, и напряженно молчал. И было неловко, и просто глупо. И надо было что-то делать, и он суетился, гремел чашками, двигал стол, сметал крошки с клеенки, включал и выключал магнитофон, ронял на пол сахарницу, и руки его дрожали.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Во время проведения подготовительных работ по строительству дома рабочие откопали на холме запаянный латунный ящик. Увидев содержимое ящика, владелец участка вспомнил, как когда-то в детстве в двери отцовского дома постучал обычный бродяга...

Чтобы срубить это Дерево, Стронгу потребуется несколько суток; чтобы понять потом, что он натворил — несколько часов...

Окно настежь.

Звезды кутаются в покрывало тьмы. Над стеной леса догорает заря.

Перестук колес уходящих в ночь поездов отголоском жизни катится по всему миру, из конца в конец, мимо меня, осколками эха рассыпается в бесконечности бытия…

И наступает тишина.

Ночь. Пока еще просто ночь.

Скрипы деревьев старческими голосами пронзают сумрак. Из-под полога переплетенных ветвей доносится тихое перешептывание — кто-то вышел на охоту. Я не знаю кто именно и от этого становится страшно.

Запах дождя. Мерцание звезд во мраке ночи.

Рев прибоя за грядою гранитных скал.

Вымерший поселок на берегу обширной бухты, редкие огоньки в провалах окон.

Низкий серо-зеленый парапет и цепочка костров в рыжеватом тумане по другую сторону.

Низкие каменные домики Поселка, в беспорядке разбросанные по всему берегу, кажутся окаменевшими шатрами Становища, Огни костров у серо-зеленого парапета напоминают свет в окнах домов.

В застывшем воздухе — дымы пожарищ. Бреду по раскисшей дороге. Здесь до меня прошли мириады ног. И после будут идти — литься нескончаемым потоком… Рядом жадно чавкает грязь. — тоже кто-то идет. И кажется не один. Если так, то мне остается только позавидовать счастливому попутчику. Ибо неизбывное одиночество сжигает мою душу и нет сил противостоять этому пламени.

Ненависть повисла над дорогой, обнажая гнилые, побуревшие от крови клыки. Безысходность… Я не могу идти дальше, я обессилел. Но… все-таки иду. Ибо в движении — жизнь. Остановишься, попытаешься оглянуться — растопчут. Не стой на пути…

Страх и боль застыли над тем перелеском. Но они, те, кто укрылся сейчас там, они остаются на месте, ничем не выдавая себя. Или они ждали нас, или что-то помешало их атаке. Что? Не знаю. И не хочу знать. Они остаются на месте и я тоже делаю вид, что не замечаю их.

Нет, им ничего не помешало. И никто. Они просто не могли сдвинуться с места. Потому что они мертвы… Перелесок остается позади, теряется в тумане, в завесе снега… На горизонте — обгорелая стена леса. И нетронутый снег под ногами. Под лапами…

Случайный попутчик остался на снегу за спиной. Словно бы прилег отдохнуть. Да так и не сумел подняться. Из распахнутой пасти выплеснулась струйка крови. И застыла… Он тоже не выдержал. Сколько ж их еще, таких, уже осталось позади? И сколько еще останется. Много, очень много. Друзья, товарищи, попутчики — все там. И нет в том моей вины…

Муж, жена, ее любовник, их дети и все люди Земли ждут конца света. Каждый ждет по-своему.

Извечный вопрос: может ли машина мыслить? Если может, то какими будут мысли, например, медицинского терапевтического автомата? О чем будет думать механизм, лишенный привычных нам способов восприятия информации, но обладающий памятью и знаниями? Можно ли машину назвать личностью?

Чарльз Фостер — экзотерический писатель, творчество которого хорошо раскупается небольшой, но надёжной группой читателей, интересующихся спиритуализмом, всякими нематериальными явлениями, Атлантидой, летающими тарелками и Новой Эрой в технологии. Пишет он только о том, что достаточно хорошо изучил, в чём участвовал лично. Темой его очередной книги является четвёртое измерение — время, и с помощью устройства, основанного на принципе гиперкуба, он намерен пройти по этой мистической тропе...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Шуpыгин

Жажда

- Ы-ы-с-с, чеpт!- с мpачным удивлением воскликнул Семен, вывоpачивая набекpень челюсть, и почти вплотную пpильнул к овальному зеpкалу с каемочкой из pозочек.

Стpанная щепетильность для человека, собpавшегося застpелиться меньше чем чеpез четвеpть часа, заметил он пpо себя без лишней эмоциональности. Словно в очеpедной pаз оценивал ситуацию на шахматной доске. Там шах, там мат, а вон в то болото пpи всем желании потянуть вpемя вообще соваться не стоит. Hа том и поpешил. Hе надо туда соваться. А в общем, еpунда все это, если кому поpассказать.

Шушпанов Аркадий Николаевич

И от судеб защиты нет

Право, если б вперед говорили условия, мало нашлось бы дураков, которые решились бы жить.

А. И. Герцен

Я опаздывал, я безнадежно опаздывал.

Мчался по бесконечным галереям, тревожа покой статуй, давно утраченных на Земле, скачками преодолевал лестничные марши, но все равно ворвался в актовый зал, когда распределение уже состоялось.

Группа "Артемида" праздновала.

Шушпанов Аркадий

Маленький мальчик нашел пулемет

Повесть

Маленький мальчик нашел пулемет.

Больше в деревне никто не живет...

Стишок

Вит убегал огородами.

На этой стороне улицы все огороды шли вниз по склону оврага. Одни террасами, другие довольно-таки круто. Толком не разбежишься. Но пока за стеной, оставленной позади, шла перестрелка, о погоне беспокоиться не стоило.

Для своих одиннадцати лет Виталик был крупным, но рыхлым, и кросс ему давался туго. Одолеть крутизну склона - полбеды. Заборы тоже, они все тут полуразвалившиеся, как будто улица разом предназначалась на снос. Джунгли кругом - это вот да. Заросли бамбука и сплетения лиан в самых неожиданных местах.

Шушпанов Аркадий Николаевич

Нехорошо обманывать старух

- Аннотация:

"Вам часто по жизни намекают, что вы - гений? Мне вот первый раз. И надо же - посмертно."

А начиналось так.

Я проснулся в семь, если верить будильнику. Обычно сам раньше девяти не встаю, а тут - нате. Обратно не засыпалось, и пришлось встать.

Конечно, опять без зарядки. На душ меня, правда, хватило. Потом расчесал кудри и водрузил на нос свои стекла.