Трудный поиск. Глухое дело

За последний месяц тягостное чувство разлада стало привычным. С ним Анатолий уходил из дома, с ним же возвращался. Каждый вечер, переступив порог, он ловил себя на том, что старается как можно меньше шуметь, тихо, придерживая замок, закрывал за собой дверь, старательно, но без лишнего шарканья вытирал сапоги о половичок и совсем уж беззвучно пристраивал на вешалку свою шинель.

В каждой квартире складывается обособленный микроклимат — устойчивый или капризный, с ясной погодой или длительным ненастьем. На этот раз, уже в передней, семейный барометр предвещал бурю.

Другие книги автора Марк Зосимович Ланской

В эти дни телеграф работал с двойной нагрузкой. Был конец апреля и, как всегда перед праздниками, в Ленинград заранее шли тысячи поздравлений — родным, друзьям, знакомым.

Разносчица телеграмм Зина Ломова с утра бегала по лестницам многоэтажных домов.

В семь часов вечера Зина вошла во двор старого дома на набережной Мойки. Она свернула в подъезд налево, перешагнула через три ступеньки и остановилась на площадке первого этажа. Сюда выходили две двери. На одной висела эмалированная табличка: «Дворник», на второй — номерок: «35».

В романе «Битые козыри» тесно переплетены элементы фантастики научной и социальной, памфлет и пародия, серьезные размышления и гротеск. Но всем своим содержанием он направлен против идеологии воинствующего империализма. Впервые выступая в новом для него жанре, Марк Ланской продолжает развивать тему своего предыдущего романа «С двух берегов» – тему бдительности по отношению к черным силам международной реакции, готовой ввергнуть человечество в новую мировую войну.

(редакционная аннотация 1977года)

Роман «Битые козыри» – еще один претендент на звание «первой отечественной космооперы». Интриги, заговоры, коварные покушения и подлые предательства – все то, чем радует читателя классическая авантюрно-приключенческая литература, от Александра Дюма до Роберта Льюиса Стивенсона, – в советской НФ могло присутствовать только в двух случаях: либо в пародии, либо в разоблачительном романе «из их жизни». Ланской использовал одновременно оба варианта. То, что получилось у автора в итоге, больше всего напоминает американскую космооперу тридцатых-сороковых годов прошлого века. Ту самую, действие которой разворачивается в пределах одной Солнечной системы – простоватую, наивную, перенасыщенную приключениями… Существенное отличие, собственно, одно: в романе Ланского нет ни одного по-настоящему положительного персонажа, а следовательно, не будет и полновесного хэппи-энда с объятиями на фоне восходящего солнца. В общем, штука по советским временам очень необычная – я бы поставил ее в один ряд со снеговской эпопеей «Люди как боги», несмотря на всю «разность потенциалов» этих текстов. Судьба «Битых козырей» сложилась не слишком удачно: мне, по крайней мере, не знакомо ни одно переиздание этой книги. Была ли Фортуна благосклонна к самому Марку Ланскому? Не ведаю. А интересно было бы узнать…

Василий Владимирский – декабрь 2006

Марк Ланской — в прошлом военный корреспондент, прошедший с нашими войсками от Ленинграда до Берлина. Его наблюдения и записи тех лет определили содержание романа, развивающего тему бдительности по отношению к силам международной реакции, к тем, кто готовит новую мировую войну.

«С двух берегов» — роман о последних днях Великой Отечественной войны и о событиях, волнующих нас сегодня. Драматические столкновения его персонажей, начавшиеся более четверти века назад, продолжаются в условиях мирного времени и приобретают еще более острый характер.

Сокращенный вариант романа был опубликован в журнале «Нева» под названием «Два измерения».

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Ч. К. УЛАИРИ

ЧЕРНЫЙ ТОЛКИНИСТ

Скверный детектив

Обдумывался: с кошмарного сна в ночь на 5.01.1995

Начат: 13.01.1995

Закончен: 26.01.1995

Все лица и события, описанные в данной книге

вымышленные, все совпадения имен, мест и происшествий

носят чисто случайный характер.

Всякое распространение в коммерческих целях без

уведомления автора запрещено и преследуется по закону

джунглей.

Стемнело, когда двое бродяг, обойдя стороной небольшую деревню, вновь очутились на почтовой дороге. Кружной путь оказался для них утомительным: ливший весь день дождь превратил вспаханные поля в настоящее болото.

Один из бродяг был очень высок ростом, небритый, в полинялом оборванном пальто, застегнутом на все пуговицы, с помятой шляпой на затылке. Рядом с ним его светловолосый спутник с остроконечной бородкой выглядел малышом, хотя был коренаст и выше среднего роста. За время пути они не обменялись ни единым словом; лишь тот, что поменьше, оглядывался время от времени, проверяя, не преследует ли их кто-нибудь. Вскоре путешественники вновь свернули с дороги, пересекли поле и подошли к краю необработанной полосы.

Если вы покинете Плаццо дель Мина и пойдете по узкой улице, где от десяти до четырех лениво болтается громадный флаг консульства Соединенных Штатов, далее через сад, куда выходит Отель де Франс, обогнете Собор Богоматери и выйдете на чистую Верхнюю улицу Кадикса, то вы скоро окажетесь у входа в национальную Кофейню.

Около пяти часов в просторном сводчатом зале за маленькими круглыми столами обычно бывало мало народа.

Поздним летом — в голодный год — четыре человека сидели здесь и разговаривали о делах.

Владимир Валентинов

КОРИФЕИ РУССКОГО СЫСКА

Зачитываясь Эдгаром По, Честерфильдом, Конан Дойлом и другими менее именитыми авторами детективных художественных повествований, мы с трудом представляем, каковы же сыщики в реальной жизни. Автор этого очерка, заглядывая в далекую и близкую историю, рассказывает о наиболее примечательных, хотя и малоизвестных личностях в русском сыске.

ВАНЬКА КАИН

Предшественником знаменитого на весь мир Видока, шефа парижской полиции, был ставший первым профессиональным "сыскарем" печально знаменитый Ванька Каин. Его историей интересовался Пушкин, о нем издал лубочный роман писатель-самородок Матвей Комаров - для достоверности рассказа о Каине мы и заручимся свидетельством последнего, поскольку он лично встречался со своим "героем".

Евфросиния Куличок, или Фло, как зовут ее друзья и близкие, — врач-психиатр. Когда-то у нее был бурный роман с коллегой Кириллом Ланским. Потом Кира уехал из Москвы, а вскоре Фло узнала, что ее возлюбленный скончался. Но спустя несколько лет Евфросиния вновь встречается с Кириллом. А после общения с одним из его пациентов Фло узнает страшную тайну: Ланский, оказывается, заключил с ним договор Смерти. Бывший ученый когда-то занимался сверхсекретными разработками, за которые кое-кто готов отвалить астрономическую сумму. Разочаровавшись в жизни, он готов покончить с собой. Но при одном условии: на счет его лаборатории должны быть перечислены триста тысяч долларов — тогда он предоставит Ланскому, как посреднику, все необходимые бумаги… Однако тот ли это Ланский, которого она знала и любила, задается вопросом Фло; или самозванец, толкающий людей в бездну?..

Томазина Вебер

Леди и джентльмен

Перевел с англ. А. Шаров

Рут немного опомнилась и посмотрела на часы. Они показывали час пополудни. В два должен был приехать торговец недвижимостью, чтобы обсудить с ней и Джоном продажу их фермы. Но теперь это бессмысленно: Джона больше нет.

Рут не знала, что делать. Позвонила в контору, чтобы отменить встречу, но там ей сказали, что работник уже выехал.

Рут посмотрела на тело Джона, лежавшее на полу в кухне. Сколько раз она говорила мужу, что пьянство до добра не доведет. Кабы он не пил и не обзывал её последними словами, она бы не сорвалась, когда шинковала капусту, и не пырнула его кухонным ножом.

Виктор Волконский

СУДЬБА ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛИ

(из цикла "Одержимые дьяволом")

1. Голос и сны

...Бессонница! Смутное время для "всяких мыслей". И каждый переживает его по-своему... Например, Димка Ханин в такие вот тоскливые часы вел с неким Голосом долгие и очень умные беседы о самых разных вещах - вплоть до квантовой механики. Потом Димка все же засьшал, а к утру начисто забывал ученые термины. Они ему, рядовому советскому снабженцу, были ни к чему. Не то чтоб интеллект не позволял. Просто это его совсем не интересовало. А появился Голос два года назад - после того как Димка попал в аварию и получил сотрясение мозга.

Татьяна Воловельская

Последний день Рамадана

Азиз принес тухлый чай и одним рывком вылил все ведро на пол. Мне захотелось отвернуться - уж больно старательно выполнял он свои новые обязанности.

Азиз, - вымученно улыбнулся ему Сахид, - хабиби, знаешь, где находится Малая Брейха?

Ана? - переспросил мальчик по-арабски, беспомощно крутя головой. Английский в местных школах почти не учат.

Да.

Нет. То есть я не знать, господина, где Малая Брейха.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Однажды преуспевающий американский литератор русского происхождения стал невольным свидетелем одного странного разговора. Две яркие женщины обсуждали за столиком фешенебельного ресторана, как сначала развести, а потом окольцевать олигарха. Павла Савельцева ошеломила не только раскованность подруг в обсуждении интимных сторон жизни (в Америке такого не услышишь!), но и разнообразие способов выйти замуж. Спустя год с небольшим господин сочинитель увидел одну из красавиц – с младенцем и в сопровождении известного бизнесмена. Они не выглядели счастливыми. А когда в их словесной перепалке были упомянуты название московского кладбища и дата смерти жены и детей, в писателе проснулся дух исследователя. В погоне за новым сюжетом Савельцев сам стал его героем…

— Обязательно напишите мне рецепт этих — как вы их назвали? — «пи-рож-ки», — с улыбкой раскланивалась фрау Шульце.

— Конечно, конечно! — щебетала Алина, прекрасно зная, что ни одна немка не станет корячиться, изготавливая экзотические блюда русской кухни. — Приходите в воскресенье на пельмени!

— Непременно!

Закрывая дверь за соседкой, Алина в который раз подумала: «Надо что-то предпринимать, сколько можно сидеть в четырех стенах, развлекая себя исключительно походами по магазинам и светскими беседами с парой разговорчивых пенсионерок, живущих по соседству?!»

Аферист Иван Борода и два специалиста по журналистским уткам расследуютряд загадочных смертей, связанных с шоу-бизнесом.

Владимир Брюханов - русский историк, живущий в Германии, специалист по истории российских и мировых заговоров.

Новая книга Брюханова открывает его серию исследований деятельности Гитлера и сопутствующих ей интриг за кулисами мировой политики.

Автор поставил под сомнение общепринятую версию, навязанную самим Гитлером, относительно заурядности его предков и якобы бесцельном поведении его самого в годы, предшествующие Первой Мировой войне.

Приведя в систему общеизвестные факты, относящиеся к предкам Гитлера, его детству и юности, Брюханов построил убедительную версию о преступном прошлом предков Гитлера, длившимся не один век, о борьбе внутри этого семейного клана в XIX столетии, об особенностях воспитания Гитлера с раннего возраста и о первых преступных шагах этого прирожденного, воспитанного и обученного убийцы. Рассмотрены и истоки антисемитских устремлений Гитлера, возникшие в пору конфликтов его юности.

Книга переворачивает все имеющиеся представления о формировании Гитлера как индивидуальной личности и как политического деятеля, заставляет пересматривать фундаментальные характеристики исторического феномена этого величайшего преступника XX века.

Книга будет интересна историкам, политологам, всем, кто неравнодушен к тайнам истории.