Трудно быть взрослой

Николай Наседкин

Трудно быть взрослой

Рассказ

1

"Судьба (если только она есть), скорей всего, - слепая, злая и взбалмошная старушонка. Без всякой системы и справедливости сует она в руки кому попадя обжигающие слитки счастья и с отвратительной застывшей гримасой прислушивается - что будет? А люди: маленькие и большие, добрые и злые, великие и обыкновенные, но все одинаково - дети, и кричат, и смеются, и плачут от восторга, сжимая в ручонках сверкающие кусочки счастья, носятся с ними, всё время боясь потерять.

Другие книги автора Николай Николаевич Наседкин

Николай Наседкин

Всех убить нельзя

Сценарий

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

Антон, 40 лет.

Вера, его жена; лет 36, миловидна - типична.

Наташка, их дочь; 13 лет.

Сынок

Пацанчик

Деваха

Мордоворот

1

На экране - крестик в круге: оптический прицел. Он "шарит": мелькают крупным планом зелёные деревья, столбы, троллейбусы и машины. Но вот в прицеле появляется стена особняка, табличка с золотыми буквами "Администрация..." И, наконец, двери: массивные, солидные, с витой бронзовой ручкой.

Увлекательные приключения двух лучших друзей – частного детектива Марка Платова и оперуполномоченного уголовного розыска Александра Морозова. В этот раз сыщики столкнутся с изощренным убийцей, маскирующим свои преступления под видом несчастных случаев.

Николай Наседкин

Казнить нельзя помиловать

Повесть

Часть I

1. Валентин Васильевич Фирсов

Валентин Васильевич Фирсов не знал, что сегодня, 23 июля 1988 года, умрет...

Да и как он, молодой, 42-летний мужчина, туго, как мешок мукой, набитый здоровьем, мог думать о смерти в это звенящее летнее утро, если судьба в последнее время особенно баловала его, задаривала, угождала ему.

Перед Новым годом он наконец-то выцыганил четырехкомнатную квартиру и именно в том районе, где и положено жить уважаемым и уважающим себя жителям Баранова. В этом областном центре из трех районов высоко котировался только один - Ленинский . Здесь и речка Студенец прохладой дышит, и Пригородный лес сразу за мостом висячим, а там и дачки - рукой подать: не надо по окружной дороге автобусить по жаре и пыли.

 

продолжение жизни

 

Уместно вспомнить к семьдесят третьей годовщине со дня рождения Вадима Валериановича Кожинова о том, как мощно и естественно продолжается его посмертная жизнь…...

Весной 2002 года в Армавире случилось одно примечательное событие. В стенах Армавирского государственного педагогического института в течение нескольких дней прошла международная научно-практическая конференция под длинным названием: “Наследие В. В. Кожинова и актуальные проблемы критики, литературоведения, истории, философии”. На конференцию съехалось около ста ученых, аспирантов, студентов педагогических институтов и университетов из Украины, Узбекистана, Южной Кореи, Китая, России, география которой была представлена Армавиром, Краснодаром, Ставрополем, Калугой, Тверью, Волгоградом, Тюменью, Славянском-на-Кубани, Кузнецком, Тольятти и даже городом Горячий Ключ.

Николай Наседкин

Прототипы

Повесть

1

Просматривать газеты начинаю я всегда с последней полосы. И сразу - с некрологов. Так уж привык.

Тянет почему-то в первую очередь узнать - кто из знакомых сыграл в ящик, дал дуба, окочурился, отбросил коньки, скопытился, загнулся, протянул ноги, отдал Богу душу, опочил, присоединился к большинству и приказал мне долго жить.

Впрочем, это я так, через силу, натужно выкаблучиваюсь, прикидываюсь сам перед собою циником, толстокожим хохмачом. На самом же деле эти фамилии в черных рамочках на последней полосе "Местной жизни" - и особенно фамилии, привычные зрению, слуху, сердцу - каждый раз заставляют меня напрячься, чуть ли не вздрогнуть, учащают пульс мой и стук поизносившегося уже сердца, покалывают мозг страхом и тоской.

Николай Наседкин

Квест

Рассказ

Ах, как начался этот день - просто замечательно!

Юра Бабиков, восьмилетний мальчик в майке и джинсиках из секонд-хэнда (на левом колене - совсем свежая синяя заплатка в виде ромбика), семенил-поспешал чуть сзади своих друзей. Вернее, Витькa, Витю Ершова (ему уже десять), можно назвать и другом, и товарищем, не говоря уж - соседом: в одном подъезде с Юрой живёт. А вот с Володей Думаницким Юра даже и не мечтал дружить. Хотя тот тоже почти сосед - особняк Думаницких недавно вырос через дорогу, напротив их панельного дома. И вот, оказывается, Витёк в одном лицейском классе с Думаницким учится. Володя сам к ним подошёл, позвал Витька за речку, в парк - новый пистолет пневматический испытывать. Ну, а Юра как-то ненароком пристроился - за компанию. Володя вначале поморщился, но ничего не сказал.

Николай Наседкин

Джуроб

(JUROB)

Сцены виртуальной жизни в 20-ти гликах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Николай Насонкин, "чайник"; 25 лет.

Анна, его жена; 25 лет.

Джулия Робертс, голливудская суперзвезда; 22-32 года.

Аркадий Телятников, поэт; 60 лет.

Вован Скотников, брат Анны; 20 лет.

Снежана Миловидова, редактор университетского издательства (коллега Насонкина); ей под 30.

Бомж, Бомжиха, Продавщица, Официант, Белобрысая девушка и другие жители города Баранова.

Николай Наседкин

Казарма

(Из тетради, найденной случайно)

В 1977 году я поступал на факультет журналистики Московского университета. На период сдачи экзаменов поселили в ДАС - Дом аспиранта и стажёра, что на улице Шверника, одно из общежитий МГУ. Мне досталась захламленная комната, исписанные тетради, порванные учебники, старые журналы валялись по всем углам. Я оказался первым поселенцем в этой комнате и пришлось одному приниматься за уборку. Ничего ценного, что могло пригодиться при подготовке к вступительным экзаменам, среди этой макулатуры не оказалось. Я всё выкидывал.

Популярные книги в жанре Современная проза

В новой книге авторитетного ученого, детского психиатра, директора Mindsight Institute вы познакомитесь с практикой Колеса сознавания. На примере Колеса вы поймете, как работает разум, и научитесь жить более полно, развив три важных навыка – внимательность, сознавание и добрые намерения. Книга предназначена всем, кто интересуется практиками осознанности и медитации, а также научной составляющей этих тем.

На русском языке публикуется впервые.

Мрачная судьба была уготована этому ребенку. Только родившись, третий сын короля должен был умереть. Вся его недолгая жизнь – это борьба со смертью, и надо выжить вопреки всему. Пираты, каторга, война, гладиаторы – через все это предстоит пройти и остаться в живых. А жизнь подкидывает все новые и новые сюрпризы. Появившись в королевстве как бежавший каторжник, он, по сути еще мальчишка, становится героем войны и бароном. В его побратимах сыновья правителей соседних государств, ставшие назваными братьями на поле боя. Но самое главное, он единственный из сыновей короля, который может стать новым королем. А хочет ли он этого, ведь у него свои планы?

Фан Сыци двенадцать лет. Девушка только что окончила младшую школу, и самый любимый предмет у нее литература. А еще у Сыци есть лучшая подруга Лю Итин, которую она посвящает во все тайны. Но однажды Сыци знакомится с учителем словесности Ли Гохуа. Он предлагает девушке помочь с домашним заданием, и та соглашается. На самом деле Ли Гохуа использует Фан Сыци в личных целях: насилует ее, вовлекает в любовные утехи. Год за годом, несколько раз в неделю, пока девушка не попадает в психиатрическую больницу. И пока Лю Итин случайно не находит дневник подруги и ужасающая тайна не обрушивается на нее.

Это поэтичный роман-исповедь о нездоровых отношениях и о зле, которое очаровывает и сбивает, прикидываясь любовью.

На русском языке публикуется впервые.

Пробуждение в замке оборотня – не совсем то, о чем мечтала наследница герцогства. Но как быть, если с тем, кого считала врагом, связывает ритуал, который не сможет разрушить ни одна сила в мире… Смириться или пойти наперекор судьбе? А может, прислушаться к голосу сердца? Оно не обманет.

Мир можно разделить на два типа людей: на тех, кто ждет, что им что-то дадут, и на тех, кто сам берет, что захочет.

Нина – дочь талантливой аферистки и профессиональная мошенница. Вместе со своим парнем она обкрадывает представителей золотой молодежи. Ванесса – молодая наследница большого состояния и известный Instagram-блогер. Но за блестящим фасадом шика скрывается личная трагедия девушки.

Их истории пересекаются здесь, на холодном берегу озера Тахо, где в зимней тишине столкнутся двуличие, месть и опасные желания.

Она решила понести наказание за мелкое правонарушение, избрав провести тридцать дней на экспериментальном Уровне. Кейну Дельмар никто не предупредил о том, что во мраке тумана, там, где материя зыбка, а дороги, предметы и здания пропадают через минуту, водятся существа инородного происхождения. Роковая встреча с таким оборачивается наличием в клетках Кейны «подселенца».

Он жесток, рационален и холоден. Его работа на СЕ заключается в том, чтобы мутанты – в человеческом теле или без него – не вышли на поверхность. Если носитель «заразен», его необходимо заставить страдать, потому как гормон стресса – яд для инородной субстанции. Лиам Карра – Комиссионер, он всегда верен долгу и собственным принципам. Даже в том случае, если очередным носителем окажется хрупкая на вид человеческая девушка. Даже если ему придется ее «сломать».

Написать вступительный экзамен за сына лорд-канцлера? Легко! Украсть у гномов-рудокопов секретное зелье? Проще простого!

Но что делать, если тебя подставил близкий друг? И угроза нависла над твоей жизнью? Только одно: вступить в сделку с начальником Департамента магического контроля и наказать виновных! Но как потом уйти незамеченной от пристального взгляда темных глаз?

«Сердце убийцы» – фантастический роман Мики Ртуть, четвертая книга цикла «Дети грозы», жанр любовное фэнтези, приключенческое фэнтези.

Иногда, чтобы стать бессердечным чудовищем, достаточно подарить свое сердце тому, кто важнее жизни.

Иногда, чтобы коснуться мечты, стоит упасть в бездну.

Иногда, чтобы выжить, надо забыть все, что тебе дорого, и найти смысл заново.

Иногда, чтобы увидеть свет, нужно пройти через предательство, месть и ненависть. Потерять все. И найти…

Шанс. Новую судьбу. Или единственное, что может изменить мир – доверие.

Шуалейда. Дайм. Роне. Стриж. Каждый из них – бессердечное чудовище. Или нет?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Николай Наседкин

Тварь

Рассказ

1

Кривить душой не буду: сердце у меня ёкнуло.

Ещё бы! Так всё неожиданно, нелепо. Любой бы на моем месте струхнул. И главное, я сразу понял: это - не галлюцинации, не бред. Вот что самое жуткое. Хотя я, конечно, поначалу и пытался себя убедить: мол - допился, голубчик, допрыгался.

Но я в тот день не так уж много выпил. Утром пива три кружки. В обед бутылку на двоих с приятелем разлили. Потом в кафе "Лель" я таки выпросил у Нинки, буфетчицы, сто пятьдесят, хотя кобенилась, сучка, кричала: пока, видите ли, пиво не продаст, водкой торговать не будет. Паскуда! Хлебом её не корми, дай человека унизить. Это она со мной, с приятелем, хотя и бывшим, так, а что она с простыми похмельными бедолагами вытворяет?

Николай Наседкин

Встречи с этим человеком

Рассказ

Буду краток. Речь не обо мне. Я попал на это место, мне кажется, случайно. Друзья считают, что мне повезло: в тридцать пять лет стать главврачом больницы - это карьера. Но если бы мне кто сказал в то время, когда я учился в мединституте, что я стану когда-нибудь возглавлять так называемый "жёлтый дом", я бы только рассмеялся.

Примерно на третьей неделе моей новой работы ко мне и пришел на приём, настойчиво этого добиваясь, больной-хроник Михайлов Е. Г. Он вошёл, вежливо и нормально (я почему-то всё ещё ожидал от каждого больного ненормальностей), поздоровался и по моему приглашению сел. Я сразу обратил внимание, что он заикается, мучительно смущаясь. Я потому это заметил, что сумасшедшие обычно не умеют стесняться. Росточком он и так не вышел, но зачем-то старательно горбился, лицо имел худенькое и тоскливое. Под мышкой Михайлов держал тетрадку. Он с минуту помялся и в конце концов мучительно проговорил:

Николай Наседкин

Выход

Рассказ

Жена Алексея Балашова, Надежда, поехала в Москву на курсы повышения квалификации сроком на два месяца.

Надежда, когда пришел на неё вызов, сразу загорелась, Алексею же это весьма не понравилось. Дело в том, что сразу ожили в его памяти не очень-то приятные воспоминания. Да что там говорить, гадостные ассоциации вызывало у него совмещение в голове двух слов - "Надежда" и "Москва". ещё когда они, как говорится, женихались, до свадьбы оставалось всего ничего, Надежда поехала по турпутёвке во Францию. Алексей, как положено, проводил её на вокзал, посадил в вагон, прощальные поцелуи были страстны и горячи. Это было в четверг. А в понедельник он вдруг обнаруживает Надежду на службе. Что? Как? Почему? Оказывается, поездку по каким-то там причинам отложили уже в Москве на полгода.

Николай Наседкин

Занозы

-  Писатель - Герой Соцреалистического Труда.

-  Гимн лесбиянок советских времён: "Все подружки по парам в темноте разбрелися, только я в этот вечер засиделась одна..."

-  Каждой колхозной библиотеке - роман Джойса "Улисс"!

-  Литроли и литпрофессии: писатель-коммерсант, беллетрист-предприниматель, сочинитель-кооператор, поэт-торговец, романист-спекулянт, романист-барыжник, повествователь-хапуга, новеллист-хват, критик-волкодав...