Трудно быть Рэбой

«Трудно быть Рэбой» — это продолжение романа братьев Стругацких «Трудно быть богом». Написана повесть в рамках проекта «Время учеников». Данный текст повести является ее журнальным вариантом. Полностью повесть опубликована в книге: Вадим Кирпичев «Враг по разуму», Москва, 2000.

Отрывок из произведения:

Привычно и умело скрывая за деланным испугом торжество, дон Рэба любовался благородной, но изрядно побитой физиономией Руматы Эсторского. Пожалуй, перестарались солдатики. Но надо отдать должное Румате, отведенную ему роль он сыграл с исключительным и только ему присущим достоинством. Браво! Вот только не понял он ничего и, главное, совершенно не понял, какие силы ему противостоят. Что и требовалось узнать. Теперь остается лишь грамотно выйти из смертельно опасного разговора. Каким образом? Неизвестно почему, но при контактах с Мечтателями черти раздирали епископа пускать в ход самые примитивные трюки.

Другие книги автора Вадим Владимирович Кирпичев

Мир разделен на Север и Юг, на Будущее и Настоящее. Стена Времен разъединила народы. Никому нет дела до других: идет беспрерывная борьба за стэлсы, смысл здешней жизни — стэлсы, и все измеряется стэлсами.

Неуютно молодому монаху-вечнику Джагрину в этом мире. Но еще не выцвели его юношеские мечты о звездном пути к Великому Пределу. И пусть он ведает о смертельном будущем чуть больше, чем другие, что толку в словах, если их не слышат.

Перед ним Стена Времен. Несокрушимым стеллитом уходит она за облака. На нее молятся материки, но Джагрин должен попытаться ее уничтожить. А все, что есть у него, — немного вечности в душе да боевая секира монаха-вечника в руках.

15 лет назад, в сентябре 1991 года, был отпечатан тираж первого номера «Если». Спасибо всем, кто с нами.

Марина и Сергей ДЯЧЕНКО

ЗЕМЛЯ ВЕСНАРОВ

Традиционный конфликт «цивилизаторов» и носителей «природного начала» приобретает в повести особый смысл.

Питер БИГЛ

ДВА СЕРДЦА

Прощание автора с одной из самых знаменитых фэнтези-историй XX века.

Василий МИДЯНИН

КОМПЛЕКС МАРВИНА

Конечно, поцарствовать в древней Элладе было бы неплохо. Если, конечно, не промахнуться с мифами.

Вадим КИРПИЧЁВ

МАГ В ДВЕНАДЦАТОМ ПОКОЛЕНИИ

Во все времена самым ходовым товаром были, есть и остаются чудеса.

Константин АРБЕНИН

ЗАЯВКА НА ПОДВИГ

Место подвигу в жизни найдется всегда, но времени почему-то не хватает.

Святослав ЛОГИНОВ

БАРСКАЯ ПУСТОШЬ

Воздушный замок способен смастерить каждый, а вот возродить из пепла очаг культуры…

Дмитрий КОЛОДАН, Карина ШАИНЯН

ЗАТМЕНИЕ

Цирк уехал, а клоуны… вернулись.

Дмитрий БАЙКАЛОВ

ПИРАТТРАКЦИОН

То есть аттракцион для пиратов? Или для нас с вами — устроенный флибустьерами? Или для ребятни, мечтающей о подвигах, славе, сокровищах? Судя по сборам, и первое, и второе… и десятое.

Вячеслав РЫБАКОВ, Константин ЛОПУШАНСКИЙ

ДВА ГАДКИХ ЛЕБЕДЯ ПОСЛЕ РАБОТЫ

От «Писем мертвого человека» к «Гадким лебедям»: режиссер и сценарист рождают истину в споре…

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

Любая история в этом мире неизбежно повторяется как фарс: и классика НФ-хоррора, и древнегреческие мифы, и приключения Алисы Лидделл.

Сергей АЛЕКСЕЕВ

ГОМЕРЫ НОВОГО ВРЕМЕНИ

Если вы еще не знаете, чем эпическая фэнтези отличается от героической, тогда вам просто необходимо прочитать заметки московского исследователя жанра.

ЭКСПЕРТИЗА ТЕМЫ

Не все эксперты согласились с самим вопросом, но ответ тем не менее дали.

Глеб ЕЛИСЕЕВ

САГА О НЕДОДЕЛАННЫХ ДАМБЛДОРАХ

За рубежом роман стал событием. А российский критик безуспешно пытается понять менталитет западного читателя.

РЕЦЕНЗИИ

В Плоском мире не все спокойно… Последняя битва восставшего из праха поэта Гумилёва… Почему Галактика живет по московскому времени… На смену драконам Перна приходят девочки-единороги… Об этих и других событиях вы узнаете, заглянув в книжный магазин. Или в рубрику «Рецензии».

КУРСОР

Мы по части новостей — впереди Вселенной всей…

ПЕРСОНАЛИИ

Было время, когда героями фэнтезийных номеров были в основном рекруты с Западных земель. Но все меняется, а русская фэнтези — давно уже не миф, придуманный критиками. Не одиноко ли американцу в такой-то компании?

Вадим Кирпичев

Интервью с богом

- Что есть истина?

- Абсолютная ложь.

- Ваше кредо?

- Все действительное не разумно, все разумное станет действительным.

- Смысл существования человечества?

- Человечество - шанс Мирового Разума (Эмэра). Задача Эмэра - создание лучшей вселенной.

- В чем смысл человеческой жизни?

- В абсолютной морали. В двенадцатой заповеди.

- Как звучит двенадцатая заповедь?

Россия – антирусский и антинациональный проект.

Но об этом почти никто не знает. А кто знает, тот не говорит. История раз за разом тащит нас по замкнутому кругу ненависти к прошлому, презрения к настоящему и упований на светлое будущее. Почему так происходит?

Новая книга Вадима Кирпичева открывает нам тайное знание, доступное лишь посвященным.

Вы получите ответы на вопросы:

– В чем проявляется цикличность российской истории?

– Как Иван Васильевич писал программный черновик Российской империи?

– Коммунизм – явление русское или антирусское?

– Возможна ли демократия в России? А в США?

– Быть ли России Западом, а Украине – Европой?

– К чему приведет прощание с евросказками?

Хватит смотреть на себя через Брюссель! Не пора ли посмотреть на себя прямо?

Основной конфликт нашего времени — это схватка между либеральным креативным классом и кремлевской вертикалью. А если отбросить эвфемизмы и высказаться по-западному свободно, то речь идет о борьбе известных сил Запада и антироссийской буржуазии с российским авторитаризмом.

В новой книге Вадима Кирпичева Вы найдете ответы на самые злободневные вопросы современности:

• Кто победит в основном конфликте нашего времени между либералами и Путиным?

• Сколько лет продержится Путин у власти?

• Правомерно ли называют нынешнее время Застоем-2?

• Ведет ли Запад охоту на Россию или это страшилка патриотов?

• Неизбежен ли национально-демократический распад Украины?

• Что является точкой невозврата для Российской Федерации?

• Возможна ли в России демократия?

• Чем закончится противостояние Российской Федерации и мирового капитализма?

• Как спасти Россию?

Содержание:

Вадим Кирпичев. СЧАСТЬЕ ТУДЕЙ. рассказ

Александр Козырев. ДЕРЕВЯННОЕ СЧАСТЬЕ. повесть

Вадим Кирпичев

Экспертиза

- Здрасьте, я принес вам проект модифицированного перпетуум мобиле!

Люська хихикнула и уткнулась в пишущую машинку. Вздохнув, я отодвинул рукопись.

Пиджак помят. Глаза сверкают. В руке черный портфелище, от габаритов которого у меня разом заныли все зубы. В таких баулах наши кулибины из глубинки таскают чертежи фотонного движка, вырезку из районной газеты с заголовком "Есть умельцы в Великих Кочках!" и грязные носки в полиэтиленовом пакете.

Вадим Кирпичев

Рассказы

Краски Боттичелли

Американский аквариум

Практик

Убей цивилизацию!

Экспертиза

Вадим Кирпичев. Краски Боттичелли

- Добро пожаловать, мой юный друг! То, что вы сейчас прочли, поверьте, самым счастливым образом вывернет вашу жизнь. Признайтесь, надоело ходить в неудачниках? И правильно! Ну зачем вам эта пустая юношеская мечта?

- Осади, батя. Я ничего не собираюсь продавать вашей лавочке. Просто на книги потянуло.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Владимиp Кнаpи

"Созданные для..."

Светлой памяти

младшего бpата Сеpгея

Пpости...

Гpохот взpывов, свист пуль, истеpичный хохот и булькающие кpики ужаса захлебывающихся в собственной кpови... Какофония звуков... Кpасные и белые pазpывы гpанат и бомб, обжигающе яpкое пламя напалма, буpая кpовь и чеpная земля... Холодящая кpовь смесь кpасок... Hо все это замечаешь только пеpвые несколько часов, да и то, сознательно - лишь пеpвые мгновения. Дальше ты уже существуешь во всем этом, не обpащая внимания на любой ужас. Миp для тебя пpевpатился в одно сплошное поле боя, да так оно и есть на самом деле. Война повсюду, смеpть и pазpушение везде вокpуг тебя. Здесь не надо кpичать "уpа!", здесь нужно сpажаться. Сpажаться до последнего, сpажаться до самого конца, пока еще есть силы пpичинить вpагу хоть малый, но уpон. Каждый из нас - лишь маленькая единичка в числе таких же. Hо и каждый - это один из лучших, отбоpнейший из отбоpнейших. И только мы можем pешить судьбу миpа. Во всяком случае, нам так сказали...

ДАВИД КОНСТАНТИНОВСКИЙ

НТР ДОЦЕНТА МЯКИШЕВА

Теперь уж, конечно, всякий знает, что синеоки принадлежали к икароидам. А представьте себе год так, скажем, тысяча девятьсот восьмидесятый, то есть всего каких-нибудь двадцать лет тому назад: синеоки - вот они, но при этом ни одной достоверной'теории относительно их происхождения или, если хотите, появления на Земле. Говорили о тунгусской катастрофе, о летающих тарелках... - казалось, что синеоки могут быть только пришельцами из космоса. Не надо дурно думать о тогдашней науке, она этого не заслужила. Если исходить из противного, так и меня, значит, следует причислить к астрологам, алхимикам, колдунам или кому там еще, я тогда был аспирантом, и, кстати, не у кого-нибудь, а у академика Ладыкинэ, - потому-то я и знаю всю эту историю, что называется, не из вторых уст.

Бэзил Коппер

Блистание полированных лезвий

1

Понедельник

Устраиваюсь понемногу. Комната не очень. Маленькая, грязноватая кровать на редкость бугристый матрас. Два пыльных окошка выходят в узкий проулок, и выступающие этажи домов напротив затемняют комнату, так что она кажется еще темнее и теснее. В разгар лета в ней, конечно, невыносимо душно, а зимой нестерпимо холодно. К счастью, жаркая пора уже позади, а до зимы я, возможно, перееду. Хозяйка пансиона, фрау Маугер, обделена красотой, и вид у нее алчный, однако на меня она смотрит как будто без особой злобности, а за комнату берет не чересчур дорого. Быть может, здесь произошло что-нибудь ужасное. Увидим. Надо будет поспрашивать других жильцов.

Корепанов Алексей

Что ему сказать?

Вы, конечно, знаете, что произошло этим летом в одном из курортных городков на Черном море. Двенадцатого июля по белесому жаркому небу прокатился гром, заглушив музыку из пляжных усилителей, и в непосредственной близости от прогулочного теплохода плюхнулся в спокойное море грушевидный летательный аппарат.

Очень быстро прибыли военные катера и вода покрылась оранжевыми буйками, которые четко ограничили определенную окружность. Центром окружности оказался летательный аппарат, покачивающийся на легких волнах. Прогулочному теплоходу было предложено продолжить рейс, любопытствующих в лодках попросили очистить акваторию, и люди на пляже после некоторого замешательства и разговоров о космических программах Соединенных Штатов и Западной Европы вернулись к привычным делам: продолжали попивать теплые соки в душных павильончиках, позировать на набережной в обнимку с деревянными орлами или по колено в море на фоне надувного брига с настоящими алыми парусами, играть в волейбол, слушать транзисторы, читать, дремать, уткнувшись носом в горячий песок, выплевывать абрикосовые и вишневые косточки и делать все прочее, что обычно делают на пляжах курортных городов. Сейчас ведь по орбитам крутится очень много всякого добра и не мудрено, что иногда что-то и падает в соответствии с законом всемирного тяготения.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Если нет проблем

Собственно, Курилов не собирался возвращаться с работы именно этим путем, но, как всегда бывает, на его решение повлиял ряд труднопредсказуемых факторов. Во-первых, пришлось задержаться на работе близился конец квартала. Во-вторых, в гастрономе появились сосиски и их атрибут - солидная очередь, а в холодильнике у семейства Куриловых было пустовато. В-третьих, желанный автобус даже не притормозил у остановки, потому что был битком набит, и Курилову пришлось дожидаться следующего. В-четвертых... Но, пожалуй, хватит. Именно в силу этих причин, увидев прореху в заборе новостройки, Курилов не смог удержаться от искушения значительно сократить путь домой, тем более, телевидение уже начало трансляцию очередной хоккейной встречи.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Новые демиурги

"Итак, я жил тогда в Одессе..."

А. Пушкин. "Евгений Онегин".

В начале августа, отложив на время все дела, он вместе с женой и сыном выбрался к морю. Поток его персонального времени - как и времени любого другого из живущих в этой реальности - мог иссякнуть в любое, чем-то приглянувшееся року мгновение, поэтому нужно было использовать любую возможность, ничего не откладывая на потом. Побывать у моря. Посидеть на каменной скамье Колизея. Вдохнуть густой воздух ночной сельвы. Войти в мутноватые воды Ганги. Потрепать за ухо марсианского песчаника-прыгунка...

Корепанов Алексей

Поиграем?

"Дети, вы рвете цветы, собираете вы землянику, Прочь убегайте: в траве - змея холодная скрыта". Вергилий. Буколики. - Все, - сказал командир. - Сели. Дай-ка обзорные, что там у нас? Помощник прошелся пальцами по клавишам пульта управления и обзорные экраны вспыхнули голубым светом. -Ух ты! - воскликнула бортинженер. - Красиво! Корабль стоял на поляне, покрытой густой травой, посреди зеленого леса. Небо было светлым и безоблачным, и зелень переливалась под лучами огромного солнца. Лес шевелился, как живой, лес кивал верхушками деревьев, лес приветливо махал тысячами мохнатых ветвей, лес звал к себе, обещая множество чудес. - А что слышно? - спросил командир, повернувшись к помощнику. Помощник дотронулся до кнопки - и в рубку ворвался зловещий дикий вой. Вой доносился из зеленой глубины и казалось - выл сам лес, чужой лес, грозящий бедой пришельцам. - Ой! - прошептала бортинженер. - Что это? - Спокойно! -Голос командира чуть дрогнул. Вой оборвался, но тут же раздался опять, уже ближе. - Глядите! - Помощник подался к экрану. Лес встрепенулся, словно напружинился, и вдруг качнулся вперед и огромным зеленым валом двинулся к кораблю. Лес выл и наползал, все сужая и сужая кольцо, тянулись зеленые ветви, грозно качались деревья, и что-то темное, непонятное и страшное мелькало в глубине зеленого вала. - Ударить лазерной пушкой? - спросил помощник. - Спокойно, - овладев собой, повторил командир. - Ударить всегда успеем. И взлететь тоже. Посмотрим, что он с нами собирается сделать. И выключи наружные микрофоны, оглохнуть можно. В рубке стало тихо, слышно было только прерывистое дыхание бортинженера. На обзорных экранах медленно и неумолимо надвигался зеленый вал и мелькали, мелькали зловещие тени. Зелень залила обзорные экраны и они внезапно погасли. Мигали в темноте разноцветные индикаторы на пульте. Корабль задрожал. Эта дрожь не предвещала ничего хорошего, поэтому командир приказал; - Огонь! Звонко запела, включаясь, система управления лазерной пушкой, но вспыхнул и погас оранжевый индикатор и помощник растерянно произнес: - Пушка не работает... - Старт! - не раздумывая, крикнул командир и сам до отказа потянул рычаг на себя. Но молчали могучие двигатели, а дрожь все сильней сотрясала корпус корабля, словно лес тысячами зеленых лап раскачивал его, стремясь повалить многотонную гигантскую башню. Пройдут годы и вновь он расступится, завлекая другие корабли, и навеки скроет их под своим зеленым покровом, и вновь будет стоять, обманчиво безмятежный, в сиянии огромного солнца. - Мне страшно, мальчики! - пропищала бортинженер и всхлипнула. - Я больше не хочу! - Что будем делать, Вовка? - спросил помощник. - Пусть идет, - сердито ответил командир. - А мы что-нибудь придумаем. Играть, так до конца. Вруби-ка аварийное освещение. В тусклом свете, затрепетавшем в рубке, бортинженер пошла к выходу, хватаясь за кресла, чтобы не упасть, потому что дрожь корабля все нарастала. Командир и помощник хмуро смотрели ей вслед. Бортинженер толкнула дверь и испуганно повернулась к ним. - Мальчики, дверь не открывается! Внезапно аварийное освещение погасло и корабль резко качнулся. - Держись, Ирка! - крикнул командир, вцепившись в подлокотники кресла. Корабль накренился, ожили и засветились обзорные экраны, и в них помчалась назад зелень, зелень, зелень... Движимый непонятной силой корабль мчался сквозь лес навстречу неизвестности. И тут откуда-то из-под кресел раздался крик бортинженера. - Ой, мальчики! - кричала бортинженер. - Ой, Вовка! Ой, Сережка! Это ведь не игра! Это по-настоящему... - Чего ерунду городишь? - встревоженно сказал помощник и засопел. Экраны вспыхивали и гасли, корабль качало и трясло, ужасный вой чужого мира раздирал включившиеся сами собой наружные микрофоны. И неожиданно они поняли, что игра каким-то образом перестала быть игрой и в силу непонятных, небывалых причин превратилась в действительность, и они в самом деле несутся в неуправляемом космическом корабле сквозь страшный лес далекой планеты. На обзорных экранах маячили чьи-то зеленые лапы, мелькали уродливые зеленые щупальца и тянулись, тянулись к кораблю. - Иллюминатор! - крикнул помощник. Непонятная сила сорвала наружную заслонку иллюминатора, разбила сверхпрочное стекло, выдерживающее прямое попадание метеора, и в круглое отверстие под непрерывный истошный вой лезла зеленая лапа, лезла в рубку и слепо шарила, подбираясь к креслам экипажа. - Мама! - заплакала бортинженер. - Мама-а! Три испуганных ребенка мчались по зеленым волнам чужого мира и впереди их не ожидало ничего хорошего. Зеленая лапа лезла, подбиралась к креслам, сжимая и разжимая зеленые корявые щупальца. И тогда командир вскочил с кресла и, прыгнув, вцепился в нее. Рванул - и бросил на пол рубки. И сразу оборвался вой и стало тихо, и корабль прекратил бешеное движение. Командир, помощник и бортинженер молча смотрели на зеленую лапу, беспомощно лежащую на полу и так похожую на обыкновенный земной лопух. - Старт! - неуверенно сказал командир, но бортинженер поднялась с пола старого сарая, отряхнула юбку и прошептала: - А ну вас! Я пошла домой. - Сережа, ужинать! - донесся из-за сарая женский голос. Помощник вздохнул и встал с перекошенного ящика. - Я тоже. Завтра доиграем. Или в Чапаева. Будешь Анкой-пулеметчицей. Бортинженер помотала головой. Тогда поднялся и командир. - Открыть люк! - приказал он и экипаж - два мальчугана и белобрысая девчушка с косичками - медленно вышел из темного сарая и пробрался сквозь заросли лопухов на улицу, залитую светом фонарей. - Дверь-то надо было толкать в другую сторону, - презрительно пробурчал командир, покосившись на бортинженера. - Знаешь, Вовка, - неуверенно сказал помощник, - мне что-то разонравилась эта игра. Давай завтра во что-нибудь другое. Может, и правда, в Чапаева? - Давай, - быстро согласился командир. - Будешь с нами, Ирка? - Да ну вас, - ответила бортинженер. - Не нравятся мне ваши игры. Я лучше с девочками... - В куколки! - насмешливо добавил командир. - Как хочешь. Они оглянулись на старый сарай, посмотрели друг на друга и разошлись по домам. А зеленая лапа шевелилась на полу.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

ПРЫЖКИ "ПРЫЖКА":

ЧАСОК ПЕРЕД РАБОТОЙ

- Ну что, налюбовался окрестностями? - спросил Медведев и похлопал по траве рядом с собой. - Садись, Ваня. Посидим, отдохнем, да и за дело.

- Налюбовался. - Пархоменко расстегнул ворот комбинезона и лег спиной в мягкую зелень, подложив руки под голову. - Удивляюсь я тебе, Луис.

- Что такое? - рассеянно отозвался Медведев, рассматривая сорванную травинку. - Почему это вдруг я стал объектом твоего удивления?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Президента Российской Федерации Игоря Петровича Саранцева охрана будит ночью в Горках-9 известием, что приехала его дочь Светлана и желает немедленно с ним увидеться. Из личного разговора выясняется, что она только что случайно сбила на своей машине человека и примчалась к отцу в поисках защиты от возможных юридических последствий. Саранцеву ещё предстоит узнать о ближайших планах бывшего президента — действующего премьер-министра Покровского — и встретиться со своим прошлым, но он ничего не знает о существовании дочери погибшего, Наташи Званцевой, и наступивший день они проводят совсем по-разному…

Владимир Христофоров родился в 1941 году в Семипалатинске. С 1958 года работает в различных газетах Казахстана, учится в Карагандинском педагогическом институте. В 1967 году журналистские пути-дороги привели его на Чукотку, и с тех пор тема Севера — главная в творчестве В. Христофорова. Он автор — книг «Лагуна Предательская», «Невеста для отшельника», «Деньги за путину».

В. Христофоров лауреат премии Магаданского комсомола, член Союза писателей СССР.

Мемуары сценариста и кинопродюсера Константина Филимонова – это хлёсткая, как звонкая пощечина, ПРАВДА о закулисье современного российского кинематографа. Здесь нет вымышленных персонажей или придуманных фактов: все события и фамилии звездных актеров и режиссеров реальны. В мемуарах автор вспоминает, как он пришел в кинобизнес и снимал свои полнометражные фильмы «ПОЦЕЛУИ ПАДШИХ АНГЕЛОВ», «КРОМОВЪ» и «СТЕРВА ДЛЯ ЧЕМПИОНА». В этих фильмах участвовали лучшие актеры России и СНГ – Владимир Вдовиченков, Юрий Соломин, Евгений Сидихин, Алексей Кравченко, Амалия Мордвинова, Любовь Толкалина, Екатерина Васильева, Юозас Будрайтис, Владимир Турчинский, Андрей Чернышов, Анастасия Цветаева и другие. Музыку к фильмам писали такие композиторы, как Евгений Дога, Евгений Маргулис, Александр Зацепин, Аркадий Укупник. Сам Константин Филимонов был автором идеи фильмов, соавтором сценария и генеральным продюсером своих кинокартин. Но не только о своих фильмах вспоминает автор мемуаров. Здесь читатель найдет много малоизвестных и интересных фактов из жизни звезд российского кино. Особое внимание в мемуарах уделяется Никите Михалкову, из-за которого (по мнению автора) российский кинематограф находится в глубоком кризисе.

Кельты, как ни один другой народ, окружены ореолом тайны, их культура, повлиявшая на традицию всей Европы, манит и завораживает. Кельтская мифология богата волшебными легендами и преданиями, передававшимися из уст в уста, и по многообразию богов и героев не уступает древнегреческой. Легенды о доблестном Кухулине, Артуре, подвигах Финна, племени богини Дану, любви Тристана и Изольды стали богатейшим материалом для У. Шекспира, У. Вордсворта, А. Теннисона, Дж. Толкиена и многих других классиков мировой литературы.

В книгу вошло знаменитое собрание валлийских сказаний «Мабиногион» в переложении леди Шарлотты Гест, а также «Ирландские сказания» (переложение леди Изабеллы Августы Грегори).