Трудно быть чертом

Гораздо труднее быть не богом, спасающим самые светлые умы в сереющем мире, а тем, кто наоборот, для всеобщего блага, эти светлые умы гасит.

Произведение входит в антологию «Русская фантастика — 2011».

Повесть публикуется в сокращении.

Отрывок из произведения:

— Танечка сделай нам, пожалуйста, два кофе. И хорошо бы тех бараночек, с маком.

Обманчиво суровая очкастая блондинка молча кивнула и выскользнула из кабинета. Дмитрий Иванович вздохнул, взлохматил ладонью седоватые волосы, укоризненно взглянул на Игоря.

— Не ожидал от вас, Игорь Михайлович. Вы на что вообще рассчитывали? Что мы это напечатаем?

— Дмитрий Иванович, — подавив неуместную сейчас улыбку, ответил Игорь, — я не мальчик. Понимаю, что написал и для кого написал.

Другие книги автора Виталий Маркович Каплан

В королевстве Лотарингия судят философа, еретика. Он рассказывает о том, что всё сущее — это фантазия, что настоящая реальность иная, что на самом деле, та жизнь в которой они все, жители Лотарингии, живут — просто компьютерная игра…

Конец XVIII века, Россия. У ставшего Тёмным Иным гвардейского поручика Андрея Полынского не задалась служба в Дневном Дозоре Санкт-Петербурга, и он переводится в Тверь. Казалось бы – сонная провинция, но ведь известно, что в тихой воде… Юноша не сразу осознает, что новый начальник использует его в качестве пешки в тонкой игре, причем пешки, способной превратиться в совершенно неожиданную фигуру.

В российской фантастике принято было ставить вопросы. Разумеется, общечеловеческие и неразрешимые, и сама глубина их делала бессмысленной попытку ответа. Вопросы были полезны — размывали мировоззренческие догмы, приучали к необходимости личного выбора, взывали к человечности — всем идеологиям назло.

Но времена меняются (не в последнюю очередь благодаря вовремя поставленным вопросам), и исподволь накапливается раздражение. И так живем скверно, а тут еще в трехзначный раз… Ну сколько можно? И как следствие: «Фантастика должна быть развлекательной». Эту тенденцию уловили, пожалуй, все активно пишущие авторы, разница в том, что у одних, кроме развлекательности, ничего нет, а у других она служит фоном… Для чего? Да для тех же «проклятых» вопросов…

 Рассказ опубликован в журнале «Звездная дорога», №1, 2003 г.

Совершенно реалистический рассказ – хотя в нём и происходит чудо. Только вот считать ли это чудом, каждый решает для себя сам. Молодая девушка Тамара, истово воцерковившаяся, после смерти отца впадает в депрессию и теряет веру (чему способствует душевная чёрствость её подруг). А потом обретает вновь, благодаря случившимся с ней странным событиям.

Текст представлен в авторской редакции.

Между Светом и Тьмой есть множество Кругов. И КАЖДЫЙ из Кругов — МИР. Но об этом знают немногие…

Каково же обычному мальчишке из нашего мира — из Железного Круга — оказаться вдруг в Круге ином?

В мире, где ему, бесправному рабу, надо для начала научится хотя бы ВЫЖИВАТЬ?

В мире. где кто-то и почему-то все время пытается его убить, а кто-то иной — снова и снова отводить удары убийц?…

Дружеская пародия на С. Лукьяненко. Написано в 1999 году.

Новое погружение в мир Дозоров – повесть Виталия Каплана «Иной среди Иных».

Популярные книги в жанре Научная фантастика

При раскопках развалин средневековой мечети неподалеку от Самарканда археологическая экспедиция нашла рукопись 202-й ночи Шехерезады. В рукописи рассказано, как сын царя Шахрамана по имени Камар-аз-Заман встретил пришельцев с неба.

Я знаю людей, которые верят в чудеса, в удачу, в призраков и еще черт знает во что. Я во все это не верю. Я один из тех типов, которые полагают, что у каждого, самого загадочного события – от подростковых кумиров до индийских факиров – непременно есть вполне естественное объяснение. Надо только его найти.

Но даже и верь я в чудеса, мне кажется, я полагал бы, что им должно быть отведено определенное время и место – во всяком случае, никак не последний поезд подземки на линии Пикадилли вечером в понедельник.

Земляне должны спасти человеческую расу от гибели. Безжалостная и прекрасная Вселенная требует от них мужества и стойкости.

© Lucy

Шел двадцать второй час с тех пор, как умолк рев тормозных двигателей. Двадцать второй час инерционного полета — полета в пределах солнечной системы. А впереди было еще четыре тысячи сто семьдесят семь часов до самого главного — до возвращения. Еще четыре тысячи сто семьдесят семь часов нашему кораблю предстояло ползти с молчащими двигателями по параболической траектории. Не было на борту человека, которому этот срок не казался бы непомерным, хотя он был ничтожен по сравнению с тем, что отделяло нас от начала пути. И, не смотря на это, никто не сказал «нет», когда на экраны локаторов дальнего обзора наползло отражение огромной металлической конструкции, которую не могли создать на Земле, когда капитан принял решение. Ни один из нас не сказал «нет», когда проснулись маршевые двигатели и корабль, изменив курс, пошел на сближение. Поймите, что означало это несказанное слово для людей, два десятилетия бредивших возвращением; для нас, обгонявших свет, чье терпение и рассудок теперь, в двух шагах от дома, были отданы на растерзание черепашьей скорости инерционного полета…

Вторая, переработанная редакция рассказа «Мишень» (1987).

Время неизвестно.

Местоположение неизвестно.

Взгляд со стороны.

Чувств не было. Мужчина ничего не чувствовал. Только усталость. Усталость, которая все сильнее охватывала его и затягивала в омут. Усталость, которая стремилась одолеть и раздавить его. Сил и вправду оставалось предательски мало, но необходимо было все перепроверить, что бы результат соответствовал желаниям. Мужчина был обязан закончить свою работу. Он очень многое отдал и не хотел, что бы незначительная мелочь разрушила его план. Годы, которые он уже и сам не мог сосчитать, мужчина потратил на исследования, на расчеты, на подготовку. Теперь осталась сущая мелочь.

Из альманаха «Полдень, XXI век» (сентябрь, октябрь 2011).

Над переводом работала команда RuRa-team

Перевод с японского: arknarok

Редактура: Костин Тимофей

Работа с иллюстрациями: Moxnat

Контроль качества: Soundwave1900

Самый свежий перевод всегда можно найти на сайте нашего проекта:

http://ruranobe.ru

Чтобы оставаться в курсе всех новостей, вступайте в нашу группу в Контакте:

http://vk.com/ru.ranobe

Для желающих отблагодарить переводчика материально имеются webmoney-кошельки команды:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книгу известного русского публициста и поэта Феликса Чуева, автора нашумевших книг «Сто сорок бесед с Молотовым», «Так говорил Каганович», вошли истории о выдающихся людях нашего Отечества – И. В. Сталине, В. М. Молотове, маршалах Г. К. Жукове, К. К. Рокоссовском, А. Е. Голованове, летчиках М. М. Громове, Г. Ф. Байдукове, А. И. Покрышкине, первом космонавте Ю. А. Гагарине, «боге моторов» академике Б. С. Стечкине, писателе М. А. Шолохове и других, многих из которых автор знал лично. В книге читатель найдет немало сенсационных, ранее замалчивавшихся фактов и документов, полученных автором «из первых рук».

АННОТАЦИЯ издательства: Иллюстрированная энциклопедия Роберта Джексона «Вертолеты» посвящена одной из важнейших составляющих воздушного флота – вертолетам. Рассматривая как военные, так и гражданские вертолеты, автор дает нам развернутую историю создания наиболее известных и прославленных мировых марок, приводит их тактико-технические характеристики и сравнительные особенности. Великолепные цветные иллюстрации, схемы, таблицы и хроникальные снимки являются замечательным дополнением к рассказу и вместе дают полное представление о том или ином описываемом образце вертолета.

Примечание OCR – следует учитывать, что информация не всегда корректная (как это принято у англичан). Например, сообщается, что в Югославской операции НАТО аэропорт Приштина был захвачен десантом на "Чинуках" ДО ПЕРЕДАЧИ Российским войскам!

Книжечка воспоминаний трижды Героя Советского Союза гвардии майора И. Н. Кожедуба, выпущенная в июле 1945 года.

У молодого графа Ормондо умер дядя, оставив ему в наследство немалые деньги и в придачу – свою подопечную, отчаянную девчонку из приюта. Дерзкая семнадцатилетняя Жюли кажется графу чем-то вроде стихийного бедствия. И правда, словно неудержимый весенний ливень она смывает на своем пути все напускное, надуманное и лишенное жизни, пыльные стереотипы и завуалированную фальшь. А главное, эта бывшая воришка вскрывает отмычкой любви ледяной панцирь, сковывавший живое сердце молодого аристократа...