Тропою дикого осла

В июне 1993 года у меня на руках неожиданно оказалось 350 долларов. Недолго думая, я решил съездить на лето в северный Тибет и в Синцзян — крайнюю северо-западную провинцию Китая. В то время я не имел ни малейшего понятия о ценах в этой стране, и вообще Китай был для меня практически белым пятном.

Впоследствии оказалось, что там можно путешествовать с минимальными расходами, и на эту сумму мне удалось за сто дней побывать во всех провинциях Китая, кроме Нинся-Хуйского автономного района, который, видимо, вполне соответствует названию.

Другие книги автора Владимир Леонидович Динец

Известный зоолог Владимир Динец, автор популярных книг о дикой природе и путешествиях, увлекает читателя в водоворот невероятных приключений. Почти без денег, вооруженный только умом, бесстрашием, фотоаппаратом да надувным каяком, опытный натуралист в течение шести лет собирает материалы для диссертации на пяти континентах. Его главная цель – изучить “язык” и “брачные обряды” крокодилов. Эти древнейшие существа, родственники вымерших динозавров, предъявляют исследователю целых ворох загадок, иные из которых Владимиру удается разгадать и тем самым расширить границы своей области научного знания. Эта книга – тройное путешествие. Физическое – экстремальный вояж по экзотическим уголкам планеты, сквозь чудеса природы и опасные повороты судьбы. Академическое – экскурсия в неведомый, сложный, полный сюрпризов мир крокодиловых. И наконец, эмоциональное – поиск настоящей любви, верной спутницы на необычном жизненном пути.

Автор книги, биолог и путешественник, увлекательно и с юмором описывает свои удивительные приключения на Мадагаскаре и в Восточной Африке — Кении, Танзании, Уганде, Руанде и Сомали. Пешком, автостопом и на двухместном самолете он исследует неисхоженные туристами места, наблюдает за жизнью редких видов животных, знакомится с нравами и бытом местных жителей и даже выкупает из рабства девушку. Книгу иллюстрируют уникальные фотографии из архива автора.

Когда я учился в школе, учителя вызывали туда мою матушку чаще других. По моему глубокому убеждению, единственная причина этого заключалась в садистском удовольствии, которое они получали, видя, как переживает бедняжка за сына — ни в чем не повинного маленького ангелочка. Во время одной из особенно серьезных разборок в присутствии директора классная руководительница, которой, надо сказать, больше подошла бы работа в гестапо, сказала матушке:

— Если бы вы проявляли больше жесткости в воспитании, ваш Вовочка, быть может, поднялся бы до троечника, а через несколько лет, возможно, даже до хорошиста.

Из окна нашего офиса, расположенного на пятнадцатом этаже, открывался роскошный вид на центр Москвы. Лес домов, похожих издали на причудливые серые скалы, уходил за горизонт, над которым, словно дым вулканов, клубились выбросы ТЭЦ. С севера одна за другой надвигались грозовые тучи, и пыльные улицы нежились под душем коротких ливней. Шелест автомобильных шин по мутным лужам сливался в несмолкающее шипение. Никого из начальства в комнате не было, и я, оторвавшись от экрана компьютера, долго смотрел на прочерченный полосами дождя пейзаж.

В сентябре 1992 года мне удалось осуществить вековую мечту советского народа — получить загранпаспорт. С этим счастливым событием совпали еще две нечаянных радости: на меня свалился гонорар в 500 $, а друг одной знакомой прислал приглашение в Германию. По этому приглашению я всего за каких-то четыре месяца получил визу ФРГ и в январе сел на поезд во Львов, собираясь покрутиться по Европе автостопом.

В то время «свободные» путешествия за границу еще только-только стали возможными, и никаких путеводителей в России, конечно, не было в помине (собственно, хороших нет и сейчас). Единственной книгой, по которой я готовился к поездке, была «Возлюби ближнего своего» Ремарка. Напомню, что речь там идет о беженцах из фашистской Германии, которые мыкаются нелегально по предвоенной Европе, в то время как все страны пытаются выдворить их к кому-либо из соседей.

Самолет выкатился на взлетную полосу и замер. Глядя в иллюминатор, я представлял себе командира экипажа: сейчас он держит ногу на тормозе, дожидаясь, когда двигатели наберут тягу. Суета последних дней и двухчасовая давка в аэропорту здорово заморочили мне голову — уже не верилось, что мы действительно взлетим. А я так долго ждал этого полета! Еще в школьные годы я заметил, что по мере удаления от Москвы природа и нравы населения становятся все более интересными. Из книг было известно, что на окраинах страны вообще творятся всякие чудеса. Но многочисленные сложности, о которых речь впереди, долго не позволяли мне осуществить свою мечту и попасть в эти таинственные области — Дальний Восток, Памир, Туркмению, Арктику… Только позже, выйдя из школы на свободу и поступив в институт, сумел я проникнуть сначала в Приморский край, а потом и во все остальные районы, столь манившие меня в детстве. Вот он, первый день первого путешествия — я сижу, глядя в иллюминатор, и не знаю, что ждет меня впереди. Самолет, наконец, трогается с места, сначала медленно, затем все быстрее, словно пуля по ружейному стволу — и вдруг земля в окне уходит вниз, и все, что казалось несбыточным, становится сегодняшним днем. Через семь часов я уже шлепал под теплым дождем по лужам владивостокского аэропорта, а еще через пять надо мной был величественный полог уссурийской тайги. Я пробирался между серыми колоннами гигантских ильмов, то и дело встречая зверей, птиц и травы, знакомые мне лишь по книжкам. Неожиданно лес расступился, и открылась маленькая речка, каскад прозрачных плесов, соединенных звонкими водопадами. Серые скалы, заросшие папоротниками, окружали зеленые чаши заводей. Прямо в середине ближайшего озерка плавала яркая, словно китайская игрушка, расписная уточка-мандаринка. Я понял, что попал в страну приключений и чудес. Но действительность превзошла все ожидания.

Возможно, некоторые читатели будут слегка шокированы отдельными эпизодами интимного характера, встречающимися в тексте. Причина их появления в данной книге заключается в том, что автор — профессиональный биолог. Натуралисту, привыкшему видеть простой биологический смысл многих явлений нашей жизни, очень трудно следовать придуманным обществом правилам и инструкциям в творчестве. Как, например, понять, почему описание слезинки, катящейся по девичьей щеке — это высокая поэзия, а описание капли влагалищной смазки, стекающей по бедру той же самой девушки — грязная порнография? Ведь появление второй капельки обусловлено не менее хитроумной связью между эмоциями и железами слизистой оболочки, чем появление первой.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Люда Киричанская

По Германии, Австрии, Швейцарии на Черном Мерседесе

Германия - Швейцария - Австрия

22.03.2002-01.04.?2002

Участники: Дима - основной водитель

Люда - штурман и путеводитель, автор этого текста

Инна - запасной водитель

Наташа - лучший выбиратель продуктов в супермаркете

Юля - главный возмутитель спокойствия и участница всех драк

Другие действующие лица:

Ира - гостеприимная хозяйка и главный раздаватель ценных советов

Email: Михаил Нестеров ([email protected])

Улькан

Байкал, река Улькан

Все выходные дни зимы 1982-1983 годов мы посвятили изготовлению катамарана. Опыт прошлых походов показал, что байдарки салют и таймень черезмерно тяжелы для походов с протяженными подходами к началу сплава, оболочки байдарок уязвимы при прохождении шивер и порогов. Плот ПСН-6, на котором мы прошли по Суринде, Каре-Усе и Суле мало пригоден для сплава, так как имеет малую скорость, сильно парусит при встречном ветре, а ветры в походе всегда встречные. К тому же плот, даже облегченный, весит около 45 кг. В туристской литературе появились описания самодельных катамаранов, которые мы тщательно изучили и решили построить свой катамаран

Владимир Офицеров

Катунский хребет/Горный Алтай/-95

О горном путешествии 2-У категории сложности по Горному Алтаю

(Катунский хребет).

УЧАСТНИКИ ПОХОДА: Офицеров Владимир Кузнецов Алексей Малков Андрей Викулин Игорь Свткин Александр Мытарева Наталь Шведова Наталь Трехонина Светлана

Подъезд. От Димитровграда в беспересадочном вагоне Ульновск Новосибирск доеха- ли до Омска. Здесь пересели в (опоздавший на 10 часов) поезд Москва - Барнаул по заранее купленным билетам. По прибытию в Барнаул (с тем же опозданием на 10 часов) купили билеты на отходщий поезд Томск Бийск. В Бийск прибыли около 9 часов утра. До Горно-Алтайска доехали на такси. Здесь договорились с водителем рейсового автобуса Горно-Алтайск Усть-Кан о подброске в Тюнгур. Выехали из Горно-Алтайска в 13-00.

Владимир Офицеров

Северо-Чуйский хребет/Горный Алтай/-92

Горный поход 2 категории сложности-1992.

Горный Алтай (Северо-Чуйский хребет)

УЧАСТНИКИ ПОХОДА: Офицеров Владимир,Шаров Андрей, Горюнов Юрий,Шведова

Наталья Максимова,Нина Брук,Александра,Трехонина Светлана

1. Подъезды и подходы.

От Димитровграда до Новосибирска добирались поездами с пересадкой в Челябинске. От Новосибирска до Бийска можно добраться поездами Новосибирск Бийск или Томск - Бийск. Путь от Димитровграда до Бийска занял у нас более 80 часов. От Бийска до Горно- Алтайска проезд на автобусе. Автовокзал в Бийске расположен в непосредственной близости от железнодорожного вокзала. Автобусы следуют с интервалом 2 часа, время в пути 2,5 часа. Поезд Новосибирск - Бийск прибывает утром как раз к открытию автовокзала. Обычно на нем приезжает много туристов. Чтобы иметь возможность уехать одним из первых автобусов, требуется совершить рывок к кассам автовокзала. Наиболее лихие представители групп даже прыгают с еще движущегося поезда. От Горно-Алтайска до поселка Курай можно добраться только на автобусе Горно-Алтайск - Кош-Агач отправлением в 6-00. Время в пути около 8 часов. Если не удастся купить билеты на этот автобус, можно в крайнем случае добраться до Акташа (автобусом Горно- Алтайск - Акташотправлением 8-30 или Горно-Алтайск - Улаган) и далее 40 км на попутном транспорте. От Курая начинается пешеходная часть маршрута. Начальный участок его (около 25 км) пролегает по степи, исполосованной проселочными дорогами. Идти по ней наверняка нудно, и ориентироваться сложно. Поэтому желательно договориться с местными жите- лями о подброске на автотранспорте до переправы через реку Тете (примерно 15 км). Здесь наиболее подходящее место для первой ночевки. Вода в реке прозрачная, в пойме растет лес.

Парфенов Л.А.

Замыкание, или ...

Введение.

"Я помню чудное мгновенье..." Лучше я бы его не помнил. И зачем я поддержал Барабанщика в затее идти в этот сумасшедший поход, но ничего не поделаешь. Я подписался, и хочешь - не хочешь, а идти придется, тем более подписался в этом перед В.В. Тяжелый случай - идти через пески, но это уже другая история...

P. S. К введению.

Люди, если вам будут говорить, что самое легкое это то, у чего меньше плотность - не верьте, проверено на собственном опыте. Мысль о помощи в перемещении палатки меня не пугала, хотя рюкзак у меня был легче, чем обычно, но тяжелее чем у остальных. Это клево - испытывать нагрузку, но только для сумасшедших, потому что нормальный человек не пойдет 20 километров с 35 килограммами за спиной по собственному желанию. Хотя это тоже под большим вопросом, кто из нас сумасшедший - тот, кто прется, черт знает куда, с бешеной нагрузкой, или тот, кто тащится по тихой домашней обстановке, в которой все как собственные пять пальцев знакомо и не несет абсолютно никаких новых ощущений. Но не это суть всего мероприятия. Зачем мы шли? Что мы после этого имеем? Кому все это надо? И еще много вопросов может возникнуть у большинства народа, не ходившего в походы. Я не профессионал, но для тех, кто ни разу не был в походе с крутейшим переходом и бешеными нагрузками, попытаюсь рассказать о прелестях пеших походов дикарями не с одной ночевкой и с кучей приключений. А дает такое мероприятие очень много: прибавляется здоровья, если делаешь все по уму, отдыхает нервная система от суматохи городов, а самое главное - походы сближают людей или, наоборот, отдаляют, в зависимости оттого, что они хотели увидеть друг в друге и увидели.

Андрей Росс

Синай 97 - рекомендации для путешественников

или о том как не попасть на "полуночный экспресс"

Синайский полуостров

Полуостров в северном Египте, занимающий площадь 61кв.км. Население около 200000 тыс. человек, в основном, бедуинов. В северной части представляет собой узкую прибрежную полосу с песчаными дюнами. В центральной части - горный массив. Полуостров изрезан природными ущельями и высушенными каналами, переполняемыми в сезон дождей. Климат горячий и сухой. Большинство населения проживает на побережье. Экономическая активность ограничена и сводится к горным разработкам, рыболовству и туризму. Согласно библейской истории - Синай место сорокалетнего скитания еврейского народа после выхода из Египта. Здесь же, согласно Торе, на горе Синай Моисей получил десять заповедей. В территориальном плане полуостров играет роль моста между Африкой и Азией и, в тоже время, является буферной зоной между не враждующими в настоящее время странами. На протяжение веков Синайский полуостров 50 раз переходил от одной империи к другой, захватывался ассирийцами, персами, греками, арабами, турками и др. С открытием Суэцкого канала в 1869 году Синай приобретает существенное международное значение. Англичане оккупируют Египет в 1882 году, преимущественно из-за своих интересов в отношении Суэцкого канала. После Второй Мировой Войны отношения между мусульманским миром и только что образованным еврейским государством (1948) обостряются. Полуостров попадает в зону конфликта между Египтом и Израилем. Конфликт разрешается в ходе Шестидневной войны 1967 года, когда Египет, Иордания и Сирия начинают неожиданную интервенцию на государство Израиль. В ходе военных действий израильской армии удается не только преодолеть наступление со стороны Синайского полуострова, но и отбросить египетские войска до Суэцкого канала, создав на севере полуострова зону контролируемой территории для предотвращения агрессии подобного рода в будущем. В восьмидесятые годы вследствие длительных переговоров с участием ООН заключен договор о мире с Египтом (1979). Израильские войска выводятся с территории полуострова (1982) и пограничного города Таба (1989), а полуостров получает статус демилитаризованной зоны открытой для туризма. В последние годы темпы туристической индустрии столь высоки, что значительная часть доступного побережья Красного моря - это непрерывные гостиничные комплексы самого высокого уровня со сравнительно низкими ценами. Туристов со всего света привлекает климат, чудеса Красного моря, экзотическое переплетение цивилизации и средневековья.

Владимир Севриновский

Кольцо Аннапурны

C апpеля по июнь этого года я совеpшил большое путешествие по Hепалу.

Пpедлагаю Вашему вниманию описание отдельных пpиключений, выпавших на мою долю.

Глава пеpвая, в котоpой Йоpген, коpоль Малайзии, пpедсказывает мое будущее

Есть в самом слове "Катманду" что-то необъяснимо пpитягательное для уpоженцев холодной России. Загадочно звучит это слово, чеpтовски заманчиво и даже, чего гpеха таить, сексуально. Такие места пpедставляются в сознании не как точки на каpте, ведь гоpаздо ближе и обыденней для нас куда более геогpафически отдаленные Hью-Йоpк и Тоpонто. Hет, Катманду находится на самом кpаю света, где-то pядом с Тимбукту, Беpегом слоновой кости и вечно беспокоящим Гондуpасом. Чтобы туда попасть, недостаточно пpосто купить билет и пpосидеть полдня в неудобном кpесле самолета. Это было бы слишком пpосто, недостойно такого пpекpасного названия. Hет! Чтобы попасть в Катманду, надо пойти на немыслимый pиск - боpоздить моpя и океаны, каpабкаясь в штоpм по стенающим от ветpа мачтам, пеpесекать на меланхоличном веpблюде бескpайние пустыни, или хотя бы послать ко всем чеpтям надежную pаботу и отпpавиться в свободный полет навстpечу пpиключениям, ибо Катманду нельзя познать в жалкие две недели запланиpованного отпуска. Разве могут они сpавниться хотя бы с одним днем свободного стpанствия?

Дима Шварц

Добавления по р.Ууксе,расписание автобусов-99

Предлагаю Вашему вниманию два текста. Первый - по походу на Ууксу. Это скорее не самостоятельный текст, а дополнение/ критика имеющихся. Второй расписание автобусов из Лодейного поля.

С уважением, Дима Шварц

Добавления по реке Ууксе

На Ууксе я был в конце мая 1999 года. Имеющиеся отчеты, в целом, соответствуют действительности, но за последний год некоторые участки изменились, да и ошибки есть. Итак.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он жил на берегу большой реки, широкой и глубокой, всегда молчаливо катившейся к огромному, еще не открытому океану. Катилась она с тех пор, как мир стоит. Иногда она меняла направление и сворачивала в новое русло, оставив прежние свои берега сухими и бесплодными; но она всегда текла и текла, и будет она течь до скончания времен. Ничто не могло противиться ее могучему течению. Ни одному живому существу, ни цветку, ни листку, ничему на свете — ни живому, ни мертвому — не случалось воротиться из того неоткрытого океана. Река безудержно катилась к нему; и никогда не останавливалась, как не останавливается земля в своем вращении вокруг солнца.

Я отправился взглянуть на нее прошлым летом и обнаружил, что железная дорога основательно ее искромсала. Магистраль поглотила площадку для игр, отсекла классную комнату и срезала угол дома; сильно сократившись в размерах, с позеленевшей от времени штукатуркой, он повернулся узким боком к дороге и напоминал забытый утюг без ручки, поставленный носом вверх.

Как видно, всем школам, где мы учились, суждено было стать игралищем судьбы. У меня сохранилось смутное воспоминание о подготовительной школе для приходящих учеников, следы которой я тщетно разыскивал и которую, должно быть, снесли много лет тому назад, чтобы проложить на ее месте новую улицу. Мне кажется — хоть и не могу утверждать этого с уверенностью, — что школа эта помещалась над красильной мастерской. Я помню, что туда надо было подниматься по лестнице, о ступени которой мы часто обдирали себе коленки, и что мы постоянно царапали ноги о железную скобу, пытаясь соскрести грязь с неустойчивых детских башмачков. Владелица этого учебного заведения не удержалась у меня в памяти, зато толстый мопс, неизменно неистовствующий на коврике у дверей, при входе в длинный и узкий коридорчик и затаивший против меня личную вражду, — торжествует над временем. Лай этого грозного пса, его манера хватать нас всех по очереди за беззащитные ноги, его влажная черная морда, страшный оскал белых клыков и жесткий хвост, нагло загнутый крючком наподобие пастырского посоха, — все это живо и ярко в моей памяти. По какой-то необъяснимой ассоциации я заключаю, что мопс был французского происхождения и что звали его Фидель. Он принадлежал некоей особе женского пола, обитавшей преимущественно в комнате позади классов и, казалось, проводившей свою жизнь в беспрерывном чихании и ношении коричневого касторового капора. Перед ней свирепый мопс стоял на задних лапах, удерживая на носу кусок пирога, и не глотал его до тех пор, пока не сосчитают до двадцати. Однажды, помнится, меня пригласили полюбоваться этим зрелищем. Но будучи не в силах, даже в минуты наибольшей кротости, выносить мое присутствие, пес тут же набросился на меня, забыв и про пирог и про все на свете.

В наше время, хотя едва ли стоит упоминать в каком именно году, между Саутуоркским мостом, построенным из чугуна, и Лондонским, построенным из камня, в один ненастный осенний вечер по Темзе плыла грязная и подозрительная с виду лодка, в которой сидели два человека.

Один из них был крепкий старик с лохматой седой головой и загорелым лицом, а другая — девушка лет девятнадцати — двадцати, смуглая и настолько похожая на старика, что в ней сразу можно было узнать его дочь. Девушка гребла, легко взмахивая веслами; старик не правил рулем: засунув руки за пояс, он зорко смотрел на воду. У него не было ни сети, ни удочки с крючками, и потому он не мог быть рыбаком; лодка была некрашеная, без надписи, без подушки для пассажира — в ней не было ничего, кроме ржавого багра да свернутой кольцом веревки — поэтому он не мог быть и лодочником; самая лодка была слишком неустойчива и мала для того, чтобы перевозить в ней грузы, — поэтому он не мог быть ни перевозчиком, ни бакенщиком. Непонятно было, чего именно он ищет на реке, но он чего-то искал настороженным и зорким взглядом. Час тому назад начался отлив, вода в реке убывала, и старик легким кивком головы указывал дочери, как вести лодку: то против течения, то по течению, обгоняя отлив и держась вперед кормой; он зорко вглядывался в каждую струйку, в каждый водоворот на широкой полосе отлива. Девушка следила за отцом так же настороженно, как он следил за рекой. Но в настороженности ее взгляда был замете и какой-то страх, даже отвращение.

В Лондоне был туманный день, и туман лежал густой и темный. Одушевленный Лондон, с красными глазами и воспаленными легкими, моргал, чихал и задыхался; неодушевленный Лондон являл собой черный от копоти призрак, который колебался в нерешимости, стать ли ему видимым или невидимым, и не становился ни тем, ни другим. Газовые рожки горели в лавках бледным, жалким светом, словно сознавая, что они ночные создания и не имеют права светить при солнце, а само солнце, в те редкие минуты, когда оно проглядывало тусклым пятном сквозь клубившийся туман, казалось угасшим, давно остывшим. Даже за городом стоял туманный день, но там туман был серый, а в Лондоне он был темно-желтый на окраине, бурый в черте города, еще дальше — темно-бурый, а в самом сердце Сити, которое зовется Сент-Мэри-Экс, — ржаво-черный. С любого пункта гряды холмов на севере можно было заметить, что самые высокие здания пытаются время от времени пробить головой море тумана и что особенно упорствует большой купол св. Павла; но ничего этого не было видно у их подножия, на улицах, где вся столица казалась сплошной массой тумана, полной глухого стука колес и таящей в себе грандиознейший насморк.