Тринадцать

С обитателями дома номер тринадцать регулярно происходят несчастья — самоубийство одинокой женщины, пожар в застрявшем лифте, унесший жизнь двух подростков, обрушение балкона… Жильцы объясняют свалившиеся на них напасти несчастливым номером дома, однако экстрасенс Михаил Поречников находит иное объяснение: оказывается, дом построен на месте заброшенного расстрельного полигона НКВД, а среди жильцов затаился один из палачей, благополучно доживший до 90-летнего юбилея.

Но кто этот человек? Задача жильцов — найти старика и избавиться от него, пока «мрачные тени прошлого» не разнесли дом.

Задача Поречникова — спасти всех.

Отрывок из произведения:

Ближе к полуночи привезли новую партию. Фургон лениво перекатился через песчаный холм, едва не завалившись на бок, снова вырулил на проселок, проехал немного, выплевывая из-под резиновых копыт ошметки грязи и куски льда, и остановился в пяти метрах от оврага. Сердито фыркнув напоследок, словно недовольная возложенной на нее миссией, машина затихла.

— Дурень, выключи фары, ослепнуть можно! — крикнул командир расстрельной бригады, махнув рукой водителю. Тот не послушался. — Выруби, говорю, или вместе с пассажирами пойдешь!

Другие книги автора Сергей Асанов

Он не считает себя ни волшебником, ни колдуном, ни магом.

Он не умеет наводить порчу и передвигать предметы усилием воли.

Он чувствует страх, и он знает, что такое смерть.

Он обычный человек… просто он может видеть и слышать чуть больше, чем все остальные.

Он — экстрасенс.

Его первый «клиент» — человек на грани отчаяния, оказавшийся не в то время и не в том месте.

В меру циничный и не очень везучий журналист Виктор Вавилов получает в руки Загадочное Нечто, способное перевернуть всю его жизнь.

На первый взгляд обычная видеокамера может решить проблему с кредиторами или устранить богатого любовника собственной жены — достаточно навести ее на нужный объект и нажать кнопку «rec». Но цена, которую придется за это заплатить, окажется слишком высока.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Екатерина ЧЕРКАСОВА

Магия возмездия

ГЛАВА 1

Москва, 1998 год

Эвелина вяло переставляла на столе многочисленные вещички,

привезенные из различных уголков мира. За окном смеркалось, шел затяжной

осенний дождь, и, как всегда в это время года, Эвелина тосковала.

Она брала в руки тяжелые прохладные скарабеи, поглаживала их изрезанные иероглифами спины, поднимала к свету изящные фигурки венецианского стекла, как будто надеясь увидеть в них отблеск средиземноморского солнца.

В тот теплый солнечный день, в самом начале осени, я сидел на скамейке на площади Дос-де- Майо, наслаждаясь неожиданно хорошей погодой. Она села рядом.

Худенькая девчушка с чувственным ртом и слишком большой грудью, к которой она прижимала синюю полиэтиленовую папку.

Внимательно посмотрела на меня и улыбнулась, обнажив зубы. Двух передних не хватало.

— Я люблю тебя, — заявила она вдруг.

Я резко повернулся и положил руки на истертую спинку скамейки. Полуденное солнце светило ей прямо в лицо, глаза блестели.

Я обливался потом. Мне хотелось пить. Было жарко, неудобно, и устал я до того, что готов был взорваться в любую минуту.

Я задумчиво подсчитывал свои проблемы. Они были немалые, с какой стороны ни взгляни.

Я сидел за рулем сделанной по индивидуальному заказу обтекаемой спортивной машины, брошенной игрушки, когда-то принадлежавшей сыну нефтяного шейха. Я провел в этой машине большую часть трех предыдущих дней. Впереди простиралась выжженная солнцем равнина. На горизонте виднелись буро-лиловые горы. Шли часы, а горы оставались все на том же месте, потому что «Спешиал», способный делать сто пятьдесят миль в час, не двигался с места.

Пентиум пентиуму рознь. Комп частного сыщика Валерия Мареева оснащен такими программами и такой базой данных, что это уже не просто электронное устройство, а Шерлок Холмс и комиссар Мегрэ в одном жестком диске.

Похоже на то, что я влип. Влип как муха. И, увы, не в мёд, а в нечто ещё более неприятное. И даже не в дерьмо, как можно было бы подумать. Хуже. Дерьмо — что? Вытер ботинки о траву и пошёл себе дальше. Я же влип как муха в янтарь. Намертво. Сидел на полу в охотничьем домике и кожей ощущал, как плоть мою обволакивает тягучая, липкая и вязкая смола. И нет моих сил вырваться из этого смертельного кокона.

— Эй, Соколик! Вылазь, сучий потрох! Вылазь, хуже будет!

Я пропел все известные мне слова "Марша коммунистических бригад", поставил на листе бумаги, лежавшем на столике передо мной, очередную галочку, вздохнул, посмотрел на часы, висевшие напротив меня на стене, но на которые я запретил себе смотреть во время пения. На часах прошло три минуты, всего-то на всего. Я старался припомнить из своего скудного репертуара песни, соответствовавшие моменту. Повздыхал, пересчитал галочки, зафиксировавшие количество исполненных произведений.

 Вареный картофель, бинт, бильярдные шары... Такие странные знаки оставляет серийный убийца возле тел своих жертв. На груди немолодой женщины, задушенной в профилактории, обнаруживают гроздь винограда. Все указывает на маньяка. Но Жене Мартыновой, против воли втянутой в эту жуткую историю, многое кажется подозрительным. Вынужденная начать собственное расследование, она в конце концов узнает о странных событиях многолетней давности...

Когда Майкл воевал во Вьетнаме, Лорел родила ребенка и, оставив младенца в роддоме, просто ушла.

Прошло два года. Пустыня. Женщина приходит в сознание, не помнит, кто она и как здесь оказалась. Единственное воспоминание — ощущение угрозы и страх. За поясом своих брюк она нашла бумажку с именем капитана Майкла Деверо, который оказался ее мужем.

Как сложатся непростые отношения этих двух людей, как возвращалась память к Лорел, кто преследовал ее и, наконец, ответ на ее непростой вопрос к себе: как она могла оставить своего сына?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Константин Крылов, будучи весьма строгим начальником, умудрился за короткое время несколько раз уволить новенькую Анну Круглову. Эта молодая женщина своей непосредственностью и открытостью не раз ставила его в неловкое положение, а Крылов этого не любил. Он вообще потребительски относился к женщинам — после того, как жена ушла к его другу, оставив сына, невозможно было верить в женскую порядочность. Если предала самая любимая — что говорить об остальных? Но Анна, светлая душа, быстро завоевала любовь коллег по работе, друзей Константина, его близких людей. Попытки держаться от нее подальше были тщетными, периоды ссор чередовались периодами примирений, после каждого они становились чуть ближе, он верил ей чуть больше. Но все же недостаточно, и новая ссора, новый виток в отношениях. В какой-то момент желание бежать куда глаза глядят у Анны совпало с возможностью — и она на долгие несколько лет покинула родину и любимого человека. Но вернулась — и опять попала в прежнюю колею ссор и примирений.

Крылов же понял, что для него значит эта умная и нежная женщина, но как обуздать себя и свое подспудное стремление разрушать их отношения? Быть может, страх окончательной потери даст ему понять, что игры закончились, и он рискует навсегда оттолкнуть ее…

Константин Крылов, будучи весьма строгим начальником, умудрился за короткое время несколько раз уволить новенькую Анну Круглову. Эта молодая женщина своей непосредственностью и открытостью не раз ставила его в неловкое положение, а Крылов этого не любил. Он вообще потребительски относился к женщинам — после того, как жена ушла к его другу, оставив сына, невозможно было верить в женскую порядочность. Если предала самая любимая — что говорить об остальных? Но Анна, светлая душа, быстро завоевала любовь коллег по работе, друзей Константина, его близких людей. Попытки держаться от нее подальше были тщетными, периоды ссор чередовались периодами примирений, после каждого они становились чуть ближе, он верил ей чуть больше. Но все же недостаточно, и новая ссора, новый виток в отношениях. В какой-то момент желание бежать куда глаза глядят у Анны совпало с возможностью — и она на долгие несколько лет покинула родину и любимого человека. Но вернулась — и опять попала в прежнюю колею ссор и примирений.

Крылов же понял, что для него значит эта умная и нежная женщина, но как обуздать себя и свое подспудное стремление разрушать их отношения? Быть может, страх окончательной потери даст ему понять, что игры закончились, и он рискует навсегда оттолкнуть ее…

Письма полярника с антарктической станции "Академик Вернадский" с описанием быта и работы зимовщиков глазами очевидца и участника событий.

Введите сюда краткую аннотацию