Трикси Трейдер

Трикси Трейдер
Автор:
Перевод: Анастасия Куклей
Жанр: Современная проза
Серия: Megaполис: Она в большом городе
Год: 2003
ISBN: 5-353-01346-8

Прозвище Трейдер молодая сотрудница лондонского банка, легкомысленная и язвительная Трикси Томпсон-Смит, получила за ревностное отношение к своей работе. Однако в один прекрасный день Трикси узнает, что ей грозит увольнение. Ее единственный шанс — заключить фантастически выгодную сделку, которая принесет банку неслыханную прибыль. Сделать это непросто, но помощь приходит с самой неожиданной стороны…

Легкий, ироничный роман о жизни большого города.

Отрывок из произведения:

Совершенно очевидно, что Господь Бог никогда не занимался инвестициями. Он сделал много хорошего. Он привел Джимми Чу в обувной бизнес, а Тома Форда — в «Гуччи»; это гениальные ходы, говорю вам совершенно искренне. А создание человеческих тел в двух разновидностях и последующее сотворение Адама и Евы — дабы превознести прелести секса — это, на мой взгляд, самая замечательная рекламная кампания за всю историю мира. Морис Саатчи отдыхает.

Это все у Него хорошо получилось. Честное слово. Снимаю перед Ним шляпу от Филипа Триси. Но если бы только Господь был инвестором, Он навел бы порядок во всех этих временных зонах и мне не пришлось бы являться на работу к семи утра, чтобы связаться с коллегами на Дальнем Востоке.

Рекомендуем почитать

От Джози уходит муж. И ей кажется, что ничего ужаснее быть не может. Но жизнь идет своим чередом, и ей предстоит отправиться за океан — в Америку, на свадьбу своей сестры. Впервые она уезжает из дома так далеко и одна. За это недолгое путешествие ей предстоит многое понять и переоценить, а еще — встретить новую любовь.

Психотерапевт Вэлери Райан развелась с мужем — лгуном и развратником, отсудила у него огромный капитал, сына и теперь пытается освоиться с новым положением, насладиться свободой и богатством, устроить личную жизнь. Однако избавиться от Роджера Тисдейла не так просто, и кто знает, на что способен этот человек ради того, чтобы вернуть свое состояние.

Алессандра Аппиано — журналистка, автор популярных телепрограмм и нескольких книг юмористических рассказов. За свой первый роман «Подруги по несчастью» получила премию «Банкарелла» 2003 года. «Завтра всё наладится» — ее вторая книга. Она рассказывает о современных итальянках — об их проблемах, мечтах, разочарованиях.

В жизни благополучного музыкального журналиста Дейва Хардинга наступает черная полоса: его жена теряет ребенка, закрывается журнал, в котором он работает… Дейв устраивается в журнал для девочек-подростков, где с успехом разрешает проблемы, терзающие юных читательниц. Но письмо от тринадцатилетней Николы, считающей себя его дочерью, ставит неразрешимую проблему перед ним самим…

Главная героиня романа Фрэнки менее чем за неделю теряет все: хорошую работу, милую квартирку в престижном районе Лондона и обожаемого жениха, с которым надеялась вскоре пойти под венец. Из любимой, преуспевающей женщины она внезапно превращается в рядовую неудачницу почти без гроша в кармане. От отчаяния Фрэнки решается на нетривиальный поступок: собирает вещички и улетает к своей приятельнице в Лос-Анджелес. Это история о том, какие подарки преподносит жизнь, если ее не бояться и ей доверять, — одним словом, если жить экспромтом.

Вэлери Райан, в прошлом преуспевающий психотерапевт, примерная жена и заботливая мать, вынуждена смириться с необходимостью развода. Но если бы муж ей только изменял… Подозрения множатся, самые страшные догадки подтверждаются. Найдет ли В. достойный выход из сложившейся ситуации? В своем дневнике она с обескураживающей прямотой фиксирует все сколько-нибудь значимые этапы семейной драмы, которая в ее изложении становится похожей на трагикомедию.

Иронический роман о современных горожанках.

Ироничная городская история о погоне за сказочным принцем. Две одинокие тридцатилетние англичанки, совладелицы фирмы по подбору элитного персонала, решили использовать свои деловые навыки на личном фронте и подобрать себе лучших женихов среди своих клиентов. Но идеального и к тому же незанятого мужчину найти не так-то просто…

Другие книги автора Хелен Данн

Иронический женский бизнес-технороман.

Рыжеволосая толстушка Орла Кеннеди работает в пресс-бюро лондонского банка. В жизни ее не устраивают две вещи: работа и собственный вес, из-за которого, как ей кажется, она никак не может найти себе спутника жизни. Но через год свадьба лучшей подруги, и, чтобы надеть платье подружки невесты, Орла решается создать собственный сайт, посвященный диетам и правилам похудания. Далее события развиваются с невероятной скоростью, и незаметно для себя Орла открывает главный секрет того, как сбросить вес. А любовь… Женщины порой не замечают того, что у них есть.

Популярные книги в жанре Современная проза

Фрэнк О'Коннор

Часовой

Перевод Н. Рахмановой

Отцу Мак-Энерни все с большим трудом удавалось удерживать сестру Маргарет на грани взрыва. Она чувствовала себя одинокой, спору нет, но ему и самому было одиноко. Ему нравился его маленький приход, соседствовавший с большим военным лагерем под Солсбери; нравилась эта местность и ее жители и нравился его уютный огородик, несмотря на то, что огород по два раза на неделе подвергался набегам солдат. Но ему страшно не хватало соотечественников. Если не считать экономки и ; двух-трех рядовых из лагеря, единственными, с кем он мог поговорить, были три ирландские монахини из монастыря, потому-то он и захаживал туда так часто - поужинать и прочесть вечернюю молитву в монастырском саду, Но теперь и тут покою его угрожал необузданный брав сестры Маргарет. Беда, конечног в том, что прежде, до войны, отцы, матери, сестры и братья, а также разные тетушки и прочие родственники наезжали иногда в монастырь или проводили по нескольку дней в местной гостинице. И каждую неделю из дому приходили длинные красочные письма, рассказывающие монахиням, путем каких политических интриг Падди Данфи устроился на место ветеринарного инспектора в районе Бенлики. Нынче же из Ирландии давным-давно никто не приезжал, а письма с родины просматривались по обе стороны канала любопытными девицами, охочими до сплетен, так что постепенно всякую откровенность будто парализовало.

Фрэнк О'Коннор

Стараниями законников

Перевод Н. Рахмановой

Делил Карти родилась в очень порядочной семье.

А погубило ее то, что она поступила работать горничной к ОТрэди из Пуладуффа. Все члены этого семейства были слегка со сдвигом. Старик отец, народный учитель, вечно где-то отсутствовал, да и дочери его дома сидеть не любили. Когда они не уезжали в гости, то принимали гостей у себя, и сколько раз, бывало, Делия, зайдя в комнату поздно вечером, заставала какую-нибудь из дочерей на диване прильнувшей к молодому человеку.

Фрэнк О'Коннор

Суета сует

Перевод А. Бранского

Кроме груза лет, одиночества, отсутствия семейного уюта, есть еще многое другое, с чем вынужден мириться епископ. И худшее из всего коадыоторы. Годами быть всемогущим владыкой, непогрешимым и справедливым повелителем своей личной вселенной, чтобы затем, словно в наказание, получить заместителя - этого вполне достаточно, чтобы сломить дух большинству мужчин.

Епископ Мойлский - всепреподобнейший доктор Гэллогли - называл своего коадьютора Огрызком, Шпиком или Сосунком - в соответствии с тем, как воспринимал его в данный момент. В большинстве случаев коадъютор именовался Сосунком. Сосунок держался с отвратительным высокомерием, чего епископ просто не выносил. Он, например, претендовал на особые познания во французской истории, мнил себя знатоком по части еды и питья и прохаживался насчет кофе, которым угощали у доктора Гэллогли - лучшим бутылочным кофе, какой только бывает в продаже; он высмеивал утверждение епископа, что лучшие в мире закуски и вино подают в поезде между Холихедом и Юстоном. В свое время епископ преподавал основы богословия и поэтому болезненно воспринимал подобные придирки.

О'Санчес

Рассказ-шутка

Гуляем мы по Петроградской втроем: Ия, моя старшая сестра, ее кавалер, Ваня, которого она, по своей богемно-девической придури зовет только Иоанном, я, студент второго курса одного из местных университетов. А на дворе идет-гудет уже, этак, год 97-й. Президентом тогда был Ельцин, если только я не ошибаюсь. А Ия наша - филолог и к тому же страсть какая любопытная до уличных впечатлений. Конец мая, жарко. Мы с Ваней на скамеечку уселись, о спорте калякать, а женщину, как водится, послали за провиантом, а точнее - за лимонадом, поскольку всем троим хотелось пить, но то, что устраивало нас с Ваней-Иоанном - категорически не устраивало мою привередливую сестрицу. Она и пошла выбирать, стоит перед киоском, ценами любуется. Вдруг - кричит, зовет, руками и ресницами машет! Что такое? Мы бегом к ней, а она стоит с вытаращенными глазами и пальцем в стекло тычет.

О`Санчес

Рассказы об Истинном Самурае и Настоящем Индейце

Надеюсь, самураи и индейцы не рассердятся на меня, который хорошо и с симпатией к ним относится.

РАССКАЗЫ ОБ ИСТИННОМ САМУРАЕ И НАСТОЯЩЕМ ИНДЕЙЦЕ

(некоторые с названиями)

1. Истинный самурай, даже самый тщедушный, всегда на голову выше любого хоббита

2. Настоящий индеец понимает язык всех грибов и трав на своей земле, но и от виски никогда не откажется.

О`Санчес

Жудень - его зовут

Аннотация:

На просторах интернета чего только ни встретишь... Однажды, в 2001 году, летом, завел я себе так называемый ливжурнал. Это нечто, вроде личной домашней странички, позволяющей ежедневно, да хоть и ежечасно вести дневник, разговаривать с гостями, вздумавшими его почитать, самому читать такие же дневники других клиентов этого сайта. Проект международный, автор его австралиец, большинство пользователей - англоговорящие юзари, но и русскоязычных обладателей ливжурналов уже около 10000 человек, по оценкам на конец 2002 года. Вот владел я им, владел, заполнял постами и комментами, чаще нерегулярно, чем регулярно и решил вдруг - опубликовать. Сказано сделано: выстроил посты в хронологическом порядке, отсеял по принципу левой ноги одни посты, оставил другие, обрубил почти все посетительские комменты, кроме нескольких, для которых мне вздумалось сделать исключение, выправил, где заметил, опечатки и ошибки, добавил несколько реплик из будущего (то есть из сегодняшнего дня в тот) - и вот он, если вдруг кто заинтересуется. ЖУДЕНЬ 2001.

Andro Odmann

HА ЧТО ПОХОЖЕ ОТЧАЯHИЕ, или ИСКУШЕHИЯ HЕСВЯТОГО АHТОHИЯ

Говорят, есть разница между смертью в отчаянии и в покое. Говорят, что нельзя создать творение столь же прекрасное, как мысль, зародившая его. Говорят, что Hеобъяснимого больше нет. Говорят, что мы верим в то, что говорят...

Hа подоконнике зазвенел будильник. Антоний встал, отложил газету и один раз сильно ударил по нему. Будильник затих, но тут же заверещал звонок входной двери. Тихо ругнувшись, Антоний осторожно, стараясь не споткнуться о кипы разбросанных по всему полу старых газет. В прихожей стоял кромешный мрак лампочка из экономии не горела. Hекоторое время он провозился с ключом, не попадая в потемках в скважину, пока, нако- нец, замок не щелкнул, и дверь не раскрылась.

Ю. Охлопков

ВОЙHА В ВАHHОЙ

Вторник. Влажный вечерний вечер. Вдоль винодельни виновато выстроились вялые всходы вереска.

Вологодский вундеркинд Вася воровато вымылся в ванной.

Вокруг воняло выпитым вином. Верещала, волком выла виолончель.

Вдруг воздух взорвало выстрелом. Война! Враги! Вася впопыхах вскочил, всерьез встревожившись.

Вот второй выстрел, ваза - вдребезги. Васю вырвало вчерашней ветчиной. Вздрогнув, вундеркинд вынул веревку. "Вот ведь вурдалаки!"- воскликнул Вася, вешаясь.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Озабоченный посол Франции направлялся на своем лимузине в Кремль. Он не понимал причины этого неожиданного вызова. Против обыкновения ему не сообщили тему встречи, и теперь придется оказаться перед собеседником без досье — вещь крайне неприятная для дипломата.

Над Москвой нависло тяжелое серое небо. Чувствовалось, что над городом скапливаются огромные массы снега и что они скоро укутают его пышным белым покрывалом. Шум машин уже стал глуше, прохожие поднимали воротники пальто.

Сойдя с трамвая, Янош Мареску с облегчением заметил, что дождь кончился. Он постоял немного на месте, взглянул на ручные часы, что-то посчитал в уме и, успокоившись, направился в сторону площади Виктории.

Осенняя ночь была сырой и холодной, улица почти вымерла. Машин не было видно, прохожие тоже попадались редко. По-видимому, люди не хотели выходить из дома в такую погоду.

Дойдя до Шоссе[1], Мареску остановился. Прежде чем перейти на улицу Жиану, он постоял две или три минуты, рассеянно глядя на светящиеся отражения высоких электрических фонарей на мокром асфальте.

Крики «браво» раздались еще до того, как отзвучали последние такты финала. На огромной сцене большого зала дворца Шайо танцоры советской труппы стояли, застыв в своих позах, пока опускался занавес. Восхищенные великолепным исполнением, красотой танца и темпераментом, зрители аплодировали стоя. Раздавались громкие одобрительные выкрики.

Занавес поднялся: теперь, встав лицом к публике, танцоры, все еще не отдышавшиеся, с блестящими от пота лицами, все вместе поклонились. Крики «браво» удвоились, сопровождаемые стуком каблуков.

Сидя в своем кабинете на пятом этаже темно-серого здания, занимаемого в Монреале службами Министерства гражданства и иммиграции, Джеймс У. Синклер занимался своей обычной работой.

Используя все возможности самой современной техники, Джеймс Синклер следил за передвижением иностранцев по территории доминиона. Он без конца сверял даты отъезда, заявленные в отрывных листках паспортов путешественников, которые доставляла полиция портов, аэропортов и пограничных постов, с датами истечения срока визы.