Три волшебных изобретения

Три друга — Захар, Тарас и Петр, сидели вечером во дворе и мечтали о невероятных открытиях, когда, прямо перед ними, словно из вохдуха, появился незнакомец…

Отрывок из произведения:

Иллюстрации Г. Малакова

Как и все невероятные истории, эта начиналась очень буднично.

Они сидели втроем — Захар, Тарас и Петр — во дворе, на скамейке у забора. Наступал вечер; все новости уже иссякли, и оставалось только любоваться осенним нежарким солнцем, которое медленно опускалось к горизонту. Его лучи пронизывали облака, словно золотыми копьями. Возможно, именно поэтому Захар и сказал задумчиво:

— Вот если бы свет, также мог проходить через любые предметы… ну, и интересно было бы! Скажем, через человека…

Другие книги автора Владимир Николаевич Владко

Геологи, во время разведочных работ, находят таинственную пещеру, где вот уже 2000 лет , отрезанное от внешнего мира, живёт племя скифов…

В романе читатели узнают о путешествии отважных космонавтов на планету Венеру. Советская межпланетная экспедиция высаживается на Венере и обнаруживает там абсолютно дикий, фонтанирующий хищной жизнью мир. Начинаются опасные исследования… С героями происходят самые невероятные истории, порой они попадают в безвыходные положения, но отвага и знания помогают им в самые трудные минуты.

Художник Г. В. Малаков. Иллюстрации из издания: Володимир Владко «Аргонавти Всесвіту», Київ, видавництво «Веселка», 1990.

Небольшой "военный" рассказ Владимира Владко можно отнести к жанру альтернативной фантастики, хотя никаких фантастических элементов в нем нет. Владко показывает эпизод будущей войны: быстрой, победоносной, с огромными потерями у врага и совсем небольшими у Красной армии, т.е. такой, какой ее хотел видеть Сталин и руководство страны, и какой она, увы, не оказалась.

В рассказе, впервые напечатанном в 1939 году в газете «Соціалістична харківщина», чувствуется влияние более ранней научно-фантастической повести "Аероторпеди повертають назад" (1934), весь тираж которой был уничтожен, вероятно, еще в типографии, за исключением 2-3 случайно уцелевших экземпляров. Однако, хотя некоторые параллели и просматриваются, это все-таки совершенно самостоятельное произведение.

Второй раз рассказ напечатан в маленьком авторском сборнике, в Библиотеке художественной литературы «Фронт и тыл». Подписана в печать эта книга была 18 июля 1941 года, через 26 дней после начала войны.

Действие повести Владимира Владко «Фиолетовая гибель» (Фіолетова загибель, 1963) происходит в американском штате Айдахо, где три друга еще со студенческой скамьи решили отдохнуть в тиши и посреди дикой природы подножья Скалистых гор. Клайд Тальбот, клерк страховой фирмы, рекламный агент Фред Стапльтон и автомеханик Джеймс Марчи по прозвищу Коротышка хотели здесь порыбачить, поохотиться и вволю развлечься, но их отдых превратился в настоящее практическое исследование. Дело в том, что около речки Джеймс и Клайд нашли необычный черный камень, который на поверку оказался… метеоритом! Но и это еще не все.

Впервые на русском языке — уникальная книга: уничтоженный роман классика украинской и советской фантастики В. Владко «Аэроторпеды возвращаются назад». В событиях романа, предсказывавшего войну СССР с капиталистическими державами, ясно угадывались будущие противники — включая фашистскую Германию и Японию. Однако в 1934 году роман оказался «не ко двору». Практически все напечатанные экземпляры книги были уничтожены, о романе десятки лет умалчивали и советская библиография, и автор, а случайно уцелевший текст не был до сих пор доступен ни русскому, ни украинскому читателю.

Фашисты пытаются что-заставить молодого ученого Эрнана Рамиро передать им свое изобретение, но все их попытки тщетны. Чудом избежав смерти, Рамиро стремится отомстить палачам. Он строит удивительный автомобиль «Люцифер», почти неуязвим для врагов, и начинает самостоятельно бороться с фашистским строем. Но все его усилия заканчиваются трагически, потому что даже очень талантливый и мужественный человек не может победить в такой борьбе, не опираясь на народные массы. О трагической судьбе настоящего ученого в стране, где царит фашистская диктатура, рассказывает научно-фантастический роман известного украинского писателя Владимира Владко. Художник Георгий Васильевич Малаков. В издание вставлен русский перевод.

Продолжается война между неназванным фашистским государством и СССР. Красной Армии удается оттеснить врага с захваченной им ранее пограничной полосы и зажать фашистские части между двумя реками. Однако дальше наше контрнаступление останавливается — враг применяет новые "прыгающие" танки, неуязвимые для артиллерии и гранатометчиков…

Рассказ является переработанным отрывком из романа «Аероторпеди повертають назад»[1].

Шурик, Клава и Степа участвуют в пионерском военизированном походе. На берегу речки Гойды, в дупле старого дерева они случайно находят записку, которая приводит их на загадочный Изумрудный остров…

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Зал суда был почти пуст. В дальнем углу дремал одинокий неухоженный старичок да возле окна щебетали две элегантные бабульки. В двери постоянно кто-то заглядывал, но не заходил. Появилась секретарь суда с хитрой лисьей мордашкой, в накрахмаленной кофточке, застегнутой огромной булавкой под самым подбородком, длинной в пол черной юбке с разрезом донельзя, в черных туфлях с ободранными носами и уже почти без каблуков. Она заняла свое место, и в тот же момент, мило беседуя, в зал судебных заседаний прошли двое мужчин. Один — щеголеватый красавец с модной стрижкой, в костюме и галстуке от кутюр, в туфлях крокодиловой кожи. Второй — молодой мужчина с лицом старого ротвейлера, в поношенном форменном сюртуке работника прокуратуры, в рубашке с несвежим воротничком и обтрепанными манжетами, неровно выглядывавшими из-под обшлагов кителя. Они встали посреди зала и оживленно обсуждали нечто свое, при этом прокурор все время пытался потными пальцами ухватить драгоценную пуговицу адвоката, а тот, уверенно и твердо спасал свой костюм. Сколько бы они еще обсуждали свои дела, неизвестно, но в помещение шумно ввалились сразу несколько человек. Они напоминали американских ковбоев: все в потертых джинсах, клетчатых рубашках, у одного — бандана с черепом на голове, у второго фривольный шейный платок, третий — с сигаретой за ухом и длинным чубом, перекинутым через лысинку. Троица сразу заполнила огромный зал шумом и стремительными движениями. В руках у двоих были диктофоны и фотоаппараты, третий, с сигаретой за ухом, в одной руке держал треногу, в другой — кинокамеру. Адвокат и прокурор тут же разошлись, соорудив на лицах подобие неприязненной ухмылки в адрес друг друга.

Рассказ опубликован в журнале «Уральский следопыт» № 11, 2004 г.

Настоящее издание сочинений Ийона Тихого, не будучи ни полным, ни критически выверенным, является все же шагом вперед по сравнению с предыдущими. Его удалось дополнить текстами двух не известных ранее путешествий — восьмого и двадцать восьмого[1]. Это последнее содержит новые подробности биографии Тихого и его предков, любопытные не только для историка, но и для физика, поскольку из них вытекает зависимость (о которой я давно догадывался) степени семейного родства от скорости[2]

Я сейчас занят классификацией редкостей, привезенных мною из путешествий в самые отдаленные закоулки Галактики. Давно уже я решил передать всю коллекцию, единственную в своем роде, в музей; недавно директор сообщил мне, что для этого подготавливается специальный зал.

Не все экспонаты мне одинаково близки: одни пробуждают приятные воспоминания, другие напоминают о зловещих и страшных событиях, но все они неопровержимо свидетельствуют о подлинности моих путешествий.

На тысяча шестой день после отлета с местной системы в туманности Нереиды я заметил на экране ракеты пятнышко, которое напрасно старался стереть кусочком замши. За неимением другого занятия я чистил и полировал экран четыре часа подряд, прежде чем заметил, что пятнышко — это планета, очень быстро увеличивающаяся. Облетая вокруг этого небесного тела, я с немалым удивлением увидел, что его обширные материки покрыты правильными геометрическими орнаментами и рисунками. Соблюдая необходимую осторожность, я высадился посреди голой пустыни. Она была выложена небольшими дисками, около полуметра в диаметре; твердые, блестящие, словно выточенные, они тянулись длинными рядами в разные стороны, складываясь в узоры, уже замеченные мною с большой высоты. Закончив предварительные исследования, я сел за руль, поднялся в воздух и стал носиться низко над землей, пытаясь разгадать тайну этих дисков, которая безмерно интриговала меня.

Видавшая виды бежевая «копейка» доперестроечного года выпуска с вызывающе чернеющей свежей грунтовкой «чужой» правой передней дверью обиженно чихнула и остановилась посреди дороги. По счастью, эта непредвиденная остановка не помешала движению. Да ему и трудно было помешать, ввиду полного отсутствия такового. На трассе местного значения «Капитоново — Рябиновка» автомобили появлялись не чаще одного-двух в час. Так что, счастье оказалось весьма относительным. Рассчитывать на помощь проезжающих мимо автолюбителей здесь явно не приходилось.

По дороге домой мы с Сашкой нашли джина. Он был запечатан в витую бутылку из-под "Кока-колы". Мы по очереди пинали ее ногами, пока она, налетев на бетонный тротуар, не треснула по всей длине. Из трещины повалил густой белый дым, а когда он рассеялся, мы увидели низкого пузатого человечка в малиновом пиджаке. В левой руке он держал джиэсэмовский телефон, а правой поигрывал крупной золотой цепью, висящей на шее.

Мы пялились на него во все глаза. Наконец, глубоко вздохнув, Сашка произнес:

Бон-Киун бросил взгляд на часы и покачал головой. Что-то случилось, подумал он. Слишком мало в нашей работе простых случайностей, слишком близко у края мы ходим. Ролли должен был появиться еще в гостинице, он передал, что вылетит утром, и вот его нет, а до начала заседания осталось всего двадцать минут.

Спокойно… Не надо паниковать. Нервишки, конечно, разгулялись за эти годы, но ничего, мы еще крепенькие. Спокойненькие мы еще. Умненькие. Мало ли что могло произойти? Начальство задержало или поклонники. У него в последнее время что-то особенно много поклонников. Настырные, как раковыдры, и ведь не соображают ни черта, а за автограф готовы отца родного… Ну вот, опять волнуюсь, это никуда не годится.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мир наблюдает…

В столицу Великобритании вот-вот прибудут участники и гости Олимпийских игр. Событие для всего мира — и идеальное время воплотить в жизнь план одного человека. Он мечтал отомстить много лет. Теперь он готов действовать.

Убийца наносит первый удар…

Жертва — один из руководителей оргкомитета Олимпиады. Цель — уничтожить всех, кто сделал Игры средством наживы.

Он готовится к новому преступлению…

В игру вступают Питер Найт и его коллеги из «Прайвит» — детективного агентства, задача которого любой ценой обеспечить безопасность Олимпиады. Они должны остановить убийцу.

На кону — тысячи жизней!

Микроволновая печь — прекрасный помощник на кухне: разморозить продукты, запечь мясо, приготовить десерт и т. д. и т. п. Трудно представить такое блюдо, с приготовлением которого ваша микроволновая печь не справилась бы быстро и, что не менее важно, чисто.

В этой книге вы познакомитесь с рецептами самых разнообразных блюд, откроете для себя новые возможности вашей печи. Приготовление пищи в микроволновке удовлетворит даже самого взыскательного гурмана. Готовит она быстро и надежно, а главное — вкусно.

Для широкого круга читателей.

Смит — специалист по порнографии, очнулся в мексиканской больнице после предательства сообщника. Попал ли он в руки ФБР, или босс его вытащил?

Кому принес удачу Шипе?

Перевод Xipe by Edward Lee from "Necro Files: Two Decades of Extreme Horror" выполнен Кононенко Дарьей Владимировной в 2012 с исключительно некомерческими целями в плане изучения английского языка

Камилл Бурникель (р. 1918) — один из самых ярких французских писателей XX в. Его произведения не раз отмечались престижными литературными премиями. Вершина творчества Бурникеля — роман «Темп», написанный по горячим следам сенсации, произведенной «уходом» знаменитого шахматиста Фишера. Писатель утверждает: гений сам вправе сделать выбор между свободой и славой. А вот у героя романа «Селинунт, или Покои императора» иные представления о ценностях: погоня за внешним эффектом приводит к гибели таланта. «Селинунт» удостоен в 1970 г. премии «Медичи». «Темп» получил в 1977 г. Большую премию Французской академии.