Три толстяка

Романтическая сказка о девочке Суок, канатоходце Тибуле, оружейнике Просперо и их друзьях, которые, объединившись со всеми жителями страны, прогнали ненавистных угнетателей - Трёх Толстяков.

Отрывок из произведения:

Время волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Всё это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка, недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они действительно походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Другие книги автора Юрий Карлович Олеша

Юрия Карловича Олешу (1899–1960) в кругу писателей-современников называли «королем метафор». Олеша не умел писать «темно и вяло», длинно и скучно, его проза искрится блестящими образами и афоризмами, чуть ли не каждый абзац по емкости и законченности равноценен новелле.

Роман «Зависть» (1927) – вершина творчества Олеши и, несомненно, одна из вершин русской литературы XX века. В сборник вошли также рассказы Юрия Олеши и книга «Ни дня без строчки» – дневниковые записи, являющиеся, по сути, тонкой и глубокой эссеистикой изощренного стилиста и чуткого человека.

«Я стоял в Театральном переулке, перед домом, в котором жил когда-то.

„Наш“ балкон был на третьем этаже. Кажется, что и тогда перила были зеленые. С этого балкона, перегибаясь через перила, мы смотрели вниз, на балкон второго этажа, увитый зеленью. Там сидели дамы – итальянки; и я помню фамилию: Манцони…»

Юрия Карловича Олешу (1899–1960) в кругу писателей-современников называли «королем метафор». Олеша не умел писать «темно и вяло», длинно и скучно, его проза искрится блестящими образами и афоризмами, чуть ли не каждый абзац по емкости и законченности равноценен новелле.

Роман «Зависть» (1927) – вершина творчества Олеши и, несомненно, одна из вершин русской литературы XX века. В сборник вошли также рассказы Юрия Олеши и книга «Ни дня без строчки» – дневниковые записи, являющиеся, по сути, тонкой и глубокой эссеистикой изощренного стилиста и чуткого человека.

«Мальчик Александр строгал на кухне планки. Порезы на пальцах у него покрывались золотистыми съедобными корками.

Кухня выходила во двор; была весна, двери не закрывались, у порога росла трава, блестела пролитая на камень вода. В сорном ящике появлялась крыса. В кухне жарили мелко нарезанную картошку. Зажигали примус. Жизнь примуса начиналась пышно: факелом до потолка…»

«Клыч распечатал маленькое треугольное письмо полевой почты. Это не от брата, нет. Не его почерк… Клыч повернул листок, чтобы увидеть подпись. Их было несколько. Ясно, что-то случилось с братом. Это пишут товарищи.

Сегодня Клыч собрался идти в аул к матери. А если в письме известие о смерти Берды?

Нет, лучше не читать письма…»

Романтическая сказка о девочке Суок, канатоходце Тибуле, оружейнике Просперо и их друзьях, которые, объединившись со всеми жителями страны, прогнали ненавистных угнетателей - Трёх Толстяков. Художник Леонид Викторович Владимирский.

«Школьники вошли в маленькую комнату, в которой лежал их больной товарищ. Он уже поправился, но врач велел ему провести в постели еще денек-другой.

– Рассаживайтесь! – сказал хозяин комнаты. Тут же он рассмеялся. Рассмеялись и гости.

Рассаживаться было не на чем. Вся обстановка комнаты состояла из кровати, стула, ночного столика и комода…»

«Старичок сел за стол, накрытый к завтраку. Стол был накрыт на одного. Стояли кофейник, молочник, стакан в подстаканнике с ослепительно горящей в солнечном луче ложечкой и блюдечко, на котором лежали два яйца…»

Популярные книги в жанре Сказка

Этот роман является продолжением ранее опубликованной сказки «Кот Саладин». Недавно «Кот Саладин» был издан в С.-Петербурге и, по всей видимости, скоро поступит в книжные магазины. Желающие получить эту книжку (с иллюстрациями автора) по почте могут написать мне (Алексей Кавокин). «Путешествие в Акру», очевидно, тоже будет опубликовано в издательстве Буковского через несколько месяцев.

Исторические факты 3-го Крестового похода подвергнуты в этой книге весьма вольной трактовке, хотя автор старался избегать явных фактических неточностей.

Сказка рассчитана на детей, интересующихся историей и на взрослых, интересующихся приключенческими сказками.

Роман «Святой Крест» — это четвертая и пока заключительная книга из серии о Коте Саладине. Предыдущие книги («Загадочный Замок», «Путешествие и Акру», «Легат Пелагий») также находятся на этом сайте. Первые две книги изданы и продаются в магазинах «Буквоед» и «Дом Книги» в С-Петербурге. Третья и четвертая книги еще не изданы, и я приглашаю потенциальных издателей присылать свои предложения по адресу: [email protected]

Знаменитый поэт, сказочник и ученый Сакариас Топелиус (1818–1898) в истории культуры Финляндии сыграл ту же роль, что и Пушкин в России.

В эту книгу вошли избранные сказки Топелиуса, тесно связанные с легендами Скандинавии, финскими и карельскими рунами. На страницах книги вас ожидают встречи с троллями, домовыми и великанами, принцами и принцессами, а также обыкновенными мальчиками и девочками, с которыми происходят настоящие приключения.

Настоящее издание выходит при поддержке Литературно-Информационного центра Финляндии.

Целой ораве мальчишек дозволили подняться на борт шхуны «Надежда», пришвартованной у пристани в гавани, и забраться на ванты.

Был воскресный вечер. Матте-кочегар сидел, раскачивая якорную цепь, в носовой части верхней палубы. Он читал книгу псалмов, но тут отложил ее в сторону, чтобы хорошенько разглядеть мальчишек. Матте был старый морской волк, просоленный матрос, знакомый со всеми ветрами и избороздивший все на свете моря. Веселого, шутливого нрава был он, этот старый Матте-кочегар, знавший множество историй о разных приключениях и умевший наплести при этом с три короба.

Бывал ли ты когда-нибудь на Счастливом острове? Видел ли далеко-далеко в море цветущий берег? Ни бури, ни пены, ни морского прибоя, одно лишь самое голубое в мире небо да самая зеленая на свете страна! Здесь хотел бы я жить, здесь хотел бы построить красного цвета домик да пришвартовать в заливе белого цвета лодку со светло-голубым парусом. Чудесно было бы жить там и умереть вместе со своим сердечным другом!

Но я никогда не попаду на этот остров — ведь так долго плыть в голубую даль. Я гребу и гребу без конца, но до Счастливого острова всегда бесконечно далеко.

Видел ли ты когда-нибудь у самого берега, под высоким, поросшим лесом склоном, извилистые полоски на песчаном дне моря? Так бел тот песок, так прелестны эти полоски, что тянутся бесконечными извивами до самого края моря! Часто, видя, как громадные белые пенистые волны яростно кидаются на прибрежный склон, я только диву давался, что им не удается стереть эти полоски. Но у морских волн даже не возникает подобного желания, И полоски так и остаются нетронутыми, как прежде. С шумом и грохотом перекатываются водяные валы над песком и снова укладываются на покой в глубинах моря.

Кнут — бедный мальчик, круглый сирота, ни отца ни матери — жил в маленькой хижине с бабушкой около Жемчужной отмели. Всего то и было у него, что рубашка, курточка, пара штанов да шапка; больше ведь летом ничего и не надо! Зимой надевал он еще шерстяные чулки да башмаки из бересты, а это не так уж и мало. Нрава он был бодрого и всегда весел, но голоден — тоже всегда. Редко так бывает — голодать и в то же время духом не падать.

Беда, правда: у его кроткой и добросердечной бабушки не часто бывало столько съестного, чтобы мальчик мог наесться досыта. Она пряла шерстяную пряжу и посылала Кнута продавать ее в большую господскую усадьбу господина Петермана в миле от них. Усадьба называлась Оса, что значит Вершина. Когда Кнут возвращался с монетами за пряжу, старушка покупала ржаную муку и пекла хлеб. Был у нее и вентерь, так что порой можно было и порыбачить, и рыбу добыть, когда сыновья Юнаса-рыбака помогали Кнуту ставить сеть. А коли удавалось выручить побольше денег за пряжу, так можно было, пожалуй, и простоквашей полакомиться. Небольшой же клочок поля, величиной с пол в их горнице, приносил им картошку. Но такое богатство на их долю перепадало не всегда. Маленький животик Кнута то и дело взывал: «Хочу есть!» Однако он все равно постоянно бывал бодр и весел.

Жил-был однажды кузнец, и умел он выковывать чудесную погоду. Его-то хотелось бы и нам заполучить в свою кузницу…

Но начнем с самого начала…

Рикки — самый младший парнишка в королевской усадьбе в Вике. Ему семь лет, может, уже чуточку восьмой пошел, он задорен, бодр и весел. Подстригают его каштановую челку три раза в году, четыре раза — подбивают его стоптанные от ходьбы сапожки — настоящие сапожки, не какие-то там детские башмачки! Рикки ходил в начальную школу вместе с девчонками, но их он теперь презирает и занимается дома с магистром. Прилежен ли он? Да этого я, собственно говоря, не знаю, спросите лучше у самого магистра! Когда я в последний раз видел Рикки в августе, у него были каникулы. Жил он тогда в своего рода курятнике на чердаке рядом с горницей магистра в мансарде и владел собственным окошком, что открывалось в сторону моря. Только, пожалуйста, не произносите при Рикки слово «курятник»! Он обставил свой летний замок по своему собственному вкусу: настоящая кровать, чурбан вместо стола, табуретка вместо стула, лодка «Араминта» — двадцать сантиметров длины, да срубленная верхушка ели вместо леса. Рикки коллекционирует растения, почтовые марки и пестрые камешки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эти рассказы родом из русской прозы, внимательной и сочувственной к «лишним» и «маленьким» людям. Автор своей тонкой и четкой оптикой высвечивает те незначительные складки и повороты повседневной жизни, которые благодаря дарованию Улицкой становятся и резкими, и удивительными, и подчас ужасными, а чаще всего — символическими. И всегда невероятно интересными. «Первые становятся последними, а последние обладают дарами, не предназначенными для победителей, — нищий радуется тарелке супа, а богатый страдает, не зная, кому оставить завещание… И во всем этом много мудрости, иронии и пищи для размышления». Содержит нецензурную брань!

«Нет ничего лучше, чем совершить увлекательный поход в компании лучших друзей» – именно так думала Лена, находясь на борту Ту- 134, летящего в Екатеринбург, где ее ждала сестра.Приключение обещало быть захватывающим, тем более, что все имели соответствующий опыт и знали необходимые правила безопасности.Но одно правило ребята забыли: – «Не заходи в чужие владения».Есть ли теперь шанс остаться в живых и выбраться из этой проклятой тайги? Может быть, если бы не одна проблема – ты теперь добыча!

У нее просто нет выхода. Чтобы оплатить лечение матери и отдать долги отца, Екатерина Романова соглашается на предложение одного из кредиторов. Он продает Екатерину на неделю, богатому, избалованному миллионеру Дэну Горячеву, как дорогую игрушку, для удовлетворения всех его прихотей. Есть контракты, которые невозможно расторгнуть. Ведь на кону жизнь человека, без которого уже не можешь жить.

Имя Андрея Дмитриевича Сахарова — академика, лауреата Нобелевской премии Мира, народного депутата СССР — широко известно. Сборник его общественно-политических работ и публицистических выступлений выходит в нашей стране впервые.

Через неделю после того, как этот сборник был подписан в набор, Андрей Дмитриевич Сахаров скончался.