Три слова в защиту иконопочитания

Три слова в защиту иконопочитания

Византийский богослов, философ и поэт первой половины VIII века Иоанн Дамаскин — главный идейный защитник икон. Его блестящие `Три слова в защиту иконопочитания` только на цитатах из Библии и трудов Отцов Церкви логически доказывают абсурдность иконоборчества.

Размышления и свидетельства древних и славных святых Отцов об иконах.

Отрывок из произведения:

I. Нам, сознающим свое недостоинство, конечно, следовало бы всегда хранить молчание и исповедывать пред Богом свои грехи; но так как все прекрасно в свое время, а Церковь, которую Бог создал на основании Апостол и пророк, сущу краеугольну [3] Сыну Его, — я вижу, — поражается как бы морскою бурею, слишком высоко поднимается следующими друг за другом волнами, приводится в безпорядок и потрясается вследствие несноснейшаго дуновения злых ветров, свыше сотканное одеяние Христа, которое сыны

Другие книги автора Иоанн Дамаскин

Точное изложение православной веры, написанное преподобным Иоанном Дамаскиным и ныне предлагаемое вниманию благочестивых читателей в русском переводе, есть одно из замечательнейших святоотеческих творений как по своим великим, истинно редким внутренним достоинствам, так и по тому огромному значению, каким оно, в силу своих достоинств, всегда пользовалось и пользуется в христианской, особенно в Православной христианской Церкви. В этом творении преподобного Иоанна даются точные и достаточные определения и объяснения основ христианской веры. "Точное изложение православной веры" - трактат, который оказал определяющее воздействие на дальнейшее развитие христианской богословской мысли. Отличительной чертой труда преподобного является стремление прояснить все спорные вопросы, мешающие четкому пониманию Никео-Цареградского символа веры. Иоанн Дамаскин стремился исключить из изложения суммы христианского знания все, считавшееся им наносным, показать здравость и непротиворечивость его образа. В сущности, он задал парадигму, которая, конвертируясь в различные формы, просуществовала в Европе до веков Высокой Схоластики, и именно потому "сумма" Дамаскина требует особого изучения. Для всех изучающих творения святых отцов и становление богословской мысли.

Святой Иоанн Дамаскин — один из самых выдающихся и славных отцов Церкви. «Источник знания» ценен тем, что представляет собой полный свод всех христианских догматов. Его автор жил в эпоху после первых шести Вселенских Соборов и, по сути дела, является создателем соборной формулы последнего, VII Вселенского Собора. Все предшествовавшие Иоанну Дамаскину отцы жили по крайней мере до возникновения иконоборческой ереси и потому не передали нам всю полноту догматики. Так, свв. отцы–каппадокийцы жили в IV, «Ареопагитики» относятся к VI в., прп. Максим Исповедник жил в VII в. Именно в силу того, что он был первым полным сводом христианских догматов, «Источник знания» имел огромное, ни с чем не сравнимое влияние на развитие позднейшего богословия как на Востоке, так и на Западе.

Иоанн Дамаскин

Беседа сарацина с христианином

На вопрос сарацина: "Кого ты считаешь виновником добра и зла?", христианин отвечает: "Мы говорим, что только Бог и никто другой есть виновник всяческих благ, но не зла". На это сарацин говорит: "Кого ты называешь виновником зла?"

X. Разумеется, того, кто по своей воле диавол, и нас, людей.

С. Из-за чего?

X. Из-за свободной воли.

С. Так что, ты свободен, и что хочешь, можешь делать и делаешь?

Популярные книги в жанре Православие

Александр Мень

"При реках Вавилона..."

Навуходоносор, переселяя на восток иудейских пленников, следовал своему излюбленному правилу: отрывать мятежные народы от их родины и создавать в своей империи интернациональное население, не связанное ни с какими местными традициями. Он не обратил иерусалимлян в рабов; подобно другим "перемещенным лицам", они свободно селились в Вавилоне и его окрестностях. Каждый мог заниматься своей профессией: ремесленники взялись за свое дело, торговцы за свое. Только крестьяне и многочисленные служители Храма - левиты вынуждены были искать себе случайных заработков. В целом внешнее положение изгнанников было вполне сносным. Но это не могло избавить их от чувства горького разочарования и тоски по отчизне. Из провинциальной Палестины они попали в гигантский мировой город. Вавилон того времени со своими роскошными дворцами, шумными базарами, разноплеменным населением, величественной девяностометровой башней подавлял и оглушал чужеземцев. Иудея, Иерусалим, храм Яхве, отеческие обычаи и верования казались в сравнении с этим "Нью-Йорком древнего мира" жалкими и ничтожными. Для многих изгнанников стало угасать обаяние родных преданий, и они прочно обосновались на новой родине.

Книга эта рождалась постепенно. Когда писались ее статьи, не предполагалось, что они выйдут отдельным сборником. Тогда автор даже не мог подумать, что когда-нибудь это станет возможным. В основном они публиковались как предисловия или послесловия к книгам, выходившим в издательстве им. свт. Игнатия Ставропольского. Автор пытался выразить в них свое отношение к тем или иным вопросам, затронутым в изданиях. Поскольку книги являлись либо переизданием опубликованного до революции, либо повествовали о событиях многолетней давности, возникала необходимость прокомментировать их с точки зрения человека, живущего в начале III тысячелетия от Рождества Христова, сделать выводы, которые могли бы быть интересны для современного церковного читателя, связать эти события с сегодняшним днем. Автор, пользуясь формой предисловия, делает попытку дать ответ на насущные и злободневные вопросы духовной и церковной жизни. Таким образом вопросы, затронутые в статьях, выходят за рамки «предисловий». Автор счел возможным собрать их и издать отдельной книгой... Расположенные к нам лица отговаривали нас от издания книги, или хотя бы отдельных ее частей, т. к. некоторые вошедшие в нее материалы, например, «Покаянием жива Церковь» и «Что должен знать желающий поступить в современный монастырь», вызвали неоднозначную оценку читателей... Мы считаем, что в Православии не существует запретных тем, наоборот, нельзя замалчивать самые острые вопросы. Там, где бывает умолчание, приобретают силу домыслы... В данной книге на общее обсуждение выносятся некоторые актуальные вопросы. Автор предлагает на них свои ответы в надежде на то, что найдутся люди, которые ответят на них более удовлетворительно.

Безграничным и безуспешным было бы наше горе по умирающим близким, если бы Господь не дал нам вечную жизнь. Жизнь наша была бы бесцельна, если бы она оканчивалась смертью. Какая польза была бы тогда от добродетели и добрых дел? Тогда были бы правы говорящие: "Будем есть и пить, ибо завтра умрем". Но человек создан для бессмертия, и Христос Своим воскресением открыл врата Царства Небесного, вечного блаженства для тех, кто верил в Него и жил праведно. Наша земная жизнь – это приготовление к будущей жизни, а это приготовление завершается смертью. Человекам положено однажды умереть, а потом суд (Евр. IX, 27). Тогда человек оставляет все свои земные попечения; тело его распадается, чтобы вновь восстать при Общем Воскресении.

Но душа его продолжает жить, не прекращая своего существования ни на одно мгновение. Многими явлениями мертвых нам дано было знать частично, что случается с душой, когда она покидает тело. Когда прекращается видение телесными очами, начинается видение духовное.

Глава из книги: Булгаков С., прот. Икона и иконопочитание. Париж, 1931, с. 97-115. Печатается по этому изданию.

1 Однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского,

2 увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети.

3 Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки.

4 Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова.

Источник публикации - http://tapirr.com/ekklesia/chistyakov/vechn_grad/ind.htm

В электронной версии книги отсутствуют статьи: "«Господь хочет видеть людей счастливыми»", "Русские странницы", "«Нет совести без памяти»", "Ещё раз о Мандельштаме".

Упрощенное восприятие не в зависимости от намерений авторов сценария и церковно-просвещенной аудитории уже сопутствует этому фильму. Комментарии в интернете, которые не хочется...

Православная газета «Приход» не похожа на все, что вы читали раньше, ее задача удивлять и будоражить дух. Поднимаемые в ней вопросы призваны поддержать здоровую дискуссию вокруг важнейших вопросов жизни Церкви, а не заклеймить и растоптать. Газета будет интересна как делающим первые шаги в Церкви или уже крепким прихожанам, так и людям, у которых Бог в душе. Среди постоянных рубрик «Прихода» – «Мнения», «Новый Завет», «Миссионерская школа» и «Культура».

В выпуске на празднование Казанской иконы Божьей Матери наша традиционная рубрика «Календарь» раскрывает историю и смысл праздника. Далее в «Миссионерской школе» давняя, но ни чуть не постаревшая, лекция профессора Андрея Зубова «Алтарь неведомому Богу». Эта беседа с мудрым человеком, который учит уважительно относиться к чужой религиозной традиции и объясняет ранние религиозные формы вообще.

Продолжает наш лекторий интересная беседа из Америки. На американском православном радио священник Томас Хопко рассказывает о своем видении великого входа на литургии. Что именно на нем происходит? Только ли это дело священников, и как мы можем в этом участвовать? Что стоит произносить во время входа? Как он должен проходить? Ищем ответы на все эти вопросы с мудрым наставником.

В «Новом Завете» лекция архимандрита Ианнуария Ивлиева о тонкостях понимания заповедей блаженства в Евангелии от Луки.

В «Полемике» интересный живой опыт служения капелланов в Англии.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Борис Ельцин дает старт предвыборной президентской кампании. Группа фаворитов известна, появление Темной Лошадки маловероятно.

Известия, 29 марта 1994 г.
* * *

С раннего детства, насколько я себя помню, самым трудным делом для меня было — вылезать из теплой постели. В будние дни я специально ставлю будильник на полчаса вперед, чтобы иметь время взять себя в руки.

Телефон надрывался, а я лежал, не в силах разлепить веки.

«Русь окаянная» — новая книга автора, известного широкой публике под псевдонимом Сергей Норка — пожалуй, самое мрачное пророчество уходящего века.

Одна из ее частей, «Инквизитор», после опубликования в 1996 году стала настоящей сенсацией и до сих пор пользуется бешеной популярностью в политических кругах России и Европы. Сегодня автор, великолепно владеющий жанром политической фантастики, предлагает читателю нетривиальный ход: самому провести грань между нашей реальностью и вымыслом, весьма на нее похожим.

Продолжается ли эволюция вида "человек разумный"? Придется ли нам жить в мире, где будет не один вид разумных существ, как сейчас, а несколько? И кто станет править Землей в ближайшем будущем? Злая разумная бестия, воплотившая в себе мечты нацистов и евгеников, или же Сверхчеловек добрый, созданный в русской традиции?

Авторы книги смело исследуют эти непростые вопросы. И делают сенсационный вывод: сверхчеловек - дело ближайшего будущего.

Жизнеописание ювелира и скульптора Бенвенуто Челлини (1500–1571) — одно из самых замечательных произведений литературы XVI века, в полной мере отражающее дух итальянского Возрождения. Это увлекательный рассказ о достойно прожитой жизни, отмеченной большими творческими дерзаниями, увенчавшимися успехом благодаря независимому духу и непреклонной энергии человека. О становлении своего таланта и о драматических эпизодах своей судьбы Челлини рассказал богатым разговорным языком, обладающим своеобразным и незабываемым очарованием. Перевод с итальянского М. Лозинского