Три девятки

Шаровое звездное скопление Антара. Спиральная галактика ST-15, сектор К618. Нейтральное пространство. Частное спасательное судно Орса. Восьмые независимые сутки патрулирования.

Центральный пост корабля подсвечивался только экранами пультов. Блестки огоньков подрагивали на приборных модулях. Сквозь широкие панели остекления, за происходящим внутри, наблюдал мрак ничейного космоса. Кресло первого пилота пустовало. На месте второго пилота сидела сравнительно молодая женщина. Она наколдовывала что-то свеженькое системам корабля. В кресле навигатора восседал совсем юный парень. Не отрываясь, он следил сразу за тремя своими экранами.

Другие книги автора Александр Лыхвар

Эта Вселенная, ее предыдущий пульс, 16 840 931 99. год стандарта U-3, с момента запуска Времени (Большого взрыва по теперешней терминологии).

Хотя все описанное ниже и происходило в далеком прошлом, но в данной ситуации, понятие «прошлое» применять крайне некорректно. Так, как в конце каждого пульса Вселенной, все сущее превращается в ничто и останавливается само Время, то принципиально не важно, предыдущий это был пульс или последующий, какой он по счету, и был ли он вообще…

В головном офисе галактической корпорации «Скант Ко Пирин», как всегда царила деловая обстановка. В огромном, тридцатиэтажном корпусе все занимались своим делом, надо сказать, размеренно и обстоятельно, совсем не так, как это бывает в маленьких и несолидных компаниях, где повседневная работа больше напоминает постоянную суету, а аврал стихийное бедствие.

Центральный офис корпорации целиком занимал все это грандиозное, по своей претензии на изыск здание, раскинувшее три свои огромные лапы на площади гектаров в восемнадцать. Три секции, построенные под 120 градусов к линии симметрии, на уровне десятого этажа гармонично сливались в единое целое, образуя далее цилиндрическую башню, в которой собственно и размещалось все более-менее действенное руководство.

Александр Лыхвар

Импульс силы

"...Федерация Марток Од воевала всегда. Она была настолько сильна, что уже давно ее никто не трогал. Поэтому, практически всегда ей приходилось начинать первой. Марток Од поглощала под свой протекторат миры и целые сообщества со стабильностью заводского пресса. Теперь их насчитывалось около девяти с половиной тысяч. Девять с половиной тысяч планет, со своими правительствами, океанами и пустынями, континентами, а кое-где и с сохранившимися странами. В шаровом звездном скоплении К-192 это была самая могучая сила. В ее полном распоряжении находилось пространство трех галактик. Две из них - хорошо развитые спиральные, третья - совсем молодая сферическая. Федерация была способна воевать даже с адом, но оттуда почемуто не наступали.

Александр Лыхвар

Не реанимировать!

1

- Ну, что у нас сегодня на обед? - спросил дежурный.

- Как обычно. Меню четного дня, - ответил старший смены.

Дородный мужчина в белоснежном переднике.

- Я же заказал еще два контейнера полуфабрикатов! - прикрикнул он на подчиненных. - Где они?!

- Уже размораживаются, - бесцветно ответил один из поваров.

- Хорошо. Давайте быстрее. Обед через сорок пять минут. Если в этот раз опоздаете хоть на минуту, поменяю команду. Всех отправлю в производственные секции!

Александр Лыхвар

Самая простая реакция (фрагмент романа)

1

По лобовой панели остекления звезды чертили одинаковые дуги. Слева, снизу показалась яркая блестка станции. Перевалочная база искрилась в свете звезды Хотр, словно карнавальная игрушка. Кресло первого пилота занимал совсем молодой парень. Он сидел, подавшись вперед, внимательно изучая экран радара кругового обзора. Поморщившись, он сглотнул и резко качнул штурвал. Скупо разбросанные звезды замерли, словно, кто-то нажал на "стоп-кадр".

Популярные книги в жанре Научная фантастика

– Где ты пропадал? - с места в карьер обрушивается на меня она. - Дуралей ночью опять на пол кучу навалил. И Билли не показывается и даже не звонит. Ну ладно, рано или поздно он все равно объявится, и тогда головомойки ему уж точно не миновать. А ты, Марти, бери побыстрей швабру и наводи порядок. А то здесь так смердит, что все покупатели разбегутся. Свое «Где ты пропадал?» она произнесла таким тоном, будто во всех бедах виноват один лишь я, и оттого я говорю обиженно:

Рассказ входит в альманах «Ночь, которая умирает».

Сборник научно-фантастических произведений писателей Великобритании, ГДР, Польши, США, Франции, Чехословакии и Японии, написанных в жанре детектива.

Стражники втолкнули еретика в кабинет Главного Дефенсора и застыли, ожидая дальнейших распоряжений.

– Оставьте нас, – сказал Главный Дефенсор, пристально глядя на арестованного. – Я вас позову.

Стражники удалились, вышколенно стуча каблуками, дверь закрылась – и в кабинете стало очень тихо. Еретик не шевелился, словно взгляд Главного Дефенсора парализовал его. Наконец хозяин кабинета отвернулся, несколько раз медленно прошелся от стены к стене, остановился у окна и, не оборачиваясь, произнес:

Когда старикашка вышел из туалетной комнаты, облачившись в свой траченный временем костюм, Конфетка торопливо прижала ладонь к губам, чтобы не разразиться пронзительным хихиканьем. Черно-желтая атласная материя натянулась на его пузе в обтреск, выставив напоказ бледную волосатую плоть между нижней золотой пуговицей жилета и металлически блестящими золотыми плавками. Рукава и леггинсы костюма вяло обвисли, словно они только что были плотно набиты мускулами, но те внезапно исчезли без следа. В центре его груди красовалась крупная аппликация в виде пчелы, ее крылышки из серебряной фольги изрядно помялись и сморщились.

Никогда еще Вторжение не было столь бессмысленным. Или так только кажется?

В повестях и рассказах, вошедших в книгу, нет странствий во Вселенной или человекоподобных роботов. Автор исследует возможные варианты известных исторических событий, в увлекательной форме повествует о проблемах многовариантности истории и роли личности в ней, детерминированности действий людей и свободе воли, моральном облике власти. Автор известен своими научно-художественными и научно-популярными работами по экономике и истории.

Сборник, который вы держите в руках, - дань памяти замечательному американскому писателю и большому другу нашей страны Роберту Шекли (1928-2005). Его книги стали для отечественных фантастов настоящей литературной академией, в которой учат писательскому мастерству, тонкой иронии, безудержной фантазии и особому взгляду на мир.Фантастические рассказы, собранные в эту книгу, - не подражание произведениям мэтра. Это своеобразные дипломные работы, созданные писателями, окончившими «академию Шекли».

Модем зудел настырно и надоедливо, в сотый раз пытаясь пробиться к провайдеру. Толик, развалившись в кресле, равнодушно внимал трелям электронного устройства, краем глаза посматривая на монитор, на котором резвился пестрый хранитель экрана. В левой руке открытая банка пива — только что извлеченная из холодильника. В правой — сигарета. Ноги в толстых домашних носках закинуты на стол, заваленный компакт-дисками с играми и музыкой. Заслуженный отдых.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мечта сбудится если забудится

Хочешь быть счастливым — бухай

Дают подарок — бери, дают пизды — беги

Строитель без водки как водка без строителя

Самый лучший тамада — ящик водки

Человек понимает язык силы без слов

Жизнь — это безпроигрышная лотерея, в которой нельзя выграть

Чтобы быть счастливым, — надо пить в меру

Человек — моряк, а счастье — маяк

Человек — капитан, а жизнь — ОКЕАН

Молодая жена — красивая Сатана

Алексей Владимирович Вышеславцев (1831–1888) — российский путешественник и историк искусства. Служа врачом на клипере «Пластун» и корвете «Новик», в 1857–1860 годах он совершил кругосветное путешествие. Это было одно из первых долгих плаваний отряда винтовых судов — новейшего достижения судостроения того времени — к устью Амура. Целью экспедиции стало посещение российских портов на Тихом океане и «акклиматизация» русского флага в японских и китайских пристанях. На клипере «Пластун» Вышеславцев обогнул мыс Доброй Надежды, побывал на Атлантических островах, в Сингапуре, Гонконге, во многих бухтах обустраиваемого Амурского края. Целый год клипер провел в японских водах. По пути домой, в составе эскадры адмирала А. А. Попова, Вышеславцев увидел Полинезию, прошел Магелланов пролив, побывал в Южной Америке, на пути домой вторично пересёк Атлантический океан. Во время длительного путешествия корабль не раз попадал в обстоятельства чрезвычайные. Клипер «Пластун» пережил не один серьезный шторм, расставания и встречу с другими кораблями эскадры, долгое одиночное плавание. С борта корвета «Новик» (на него Вышеславцев был переведен в Монтевидео), в нескольких днях пути от родных берегов, Вышеславцев видел взрыв клипера «Пластун» и гибель товарищей. Наконец, в августе 1860 г., после трехлетнего отсутствия, Вышеславцев возвратился в Кронштадт, совершив полное кругосветное плавание. В течение всего путешествия Вышеславцев зарисовывал наиболее интересные места, типы жителей разных стран, этнографические особенности их быта. Эти любительские рисунки стали художественным дневником путешествия и отразили трехлетний путь экспедиции. Накопленные за время путешествия материалы легли в основу книги «Очерки пером и карандашом из кругосветного плавания», впервые изданной в 1862 году. Книга содержит 27 рисунков автора, литографированных известным петербургским мастером Полем Пети.

   - Ты в своём уме?! - орал как не в себе Арес, носясь по белоснежному храму Афины, что находился на Олимпе. - Нет! Я не верю... я отказываюсь в это верить. Ты осознаёшь свои действия?

   Афина тихо рассмеялась.

   - Надо же, тебя волнует смертный, это даже забавно.

   - Да мне плевать на него! - крикнул бог войны. - Но сейчас не то время, чтобы разбрасываться такими ценными воинами!

   - Успокойся, - отмахнулась Афина от своего гостя, а Арес недоверчиво сузил глаза.