Три цвета и два идиота

Три цвета и два идиота

Игорь МАЛЬЦЕВ

ТРИ ЦВЕТА И ДВА ИДИОТА

И все-таки меня поражает, насколько высокомерно относятся на телевидении к своему народу. "Голый пистолет", который заявили на прошлой неделе, оказался телесериалом "Полицейский взвод". Но нам не потрудились даже объяснить, что это за кино и каково его место. Кстати, о месте тоже позаботились далеко за полночь, чтобы уж точно никто не увидел. Интересно, что покажут вместо заявленного на понедельник снобистского "Матадора"? Понедельник вообще крайне неудачный день для любителей посмотреть кино им предлагают набор третьей свежести. "Заклинатель" хорошего, но страшно скучного автора Рафала Зелински (ТВ-6, 23.35), "Хочу в тюрьму" Аллы Суриковой завершенный продукт распада старого советского киносознания о том, как хочется за границу хоть тушкой, хоть чучелом, хоть зеком (ТНТ, 21.30). От этой мифологии евро-россиян уже тошнит - ею проникнуты все мосфильмовские поделки последних десяти лет. И только канал ТВ 3 рискнул в понедельник так называемым "большим кино" и предложил покойного Кеслевского "Три цвета. Синий" (19.00). Зато во вторник канал показывает почему-то "Три цвета. Белый". Хотя, насколько я припоминаю, Кеслевский выстраивал их несколько в другом порядке - как на флаге - белый, синий, красный. Бесикр, так сказать, а не французские фратэрните, эгалите и так далее. При кажущейся изолированности картин друг от друга там есть переклички и кросс-ссылки. А по РТР опять Панкратов-Черный (похоже, он у нас самый снимаемый актер после Джигарханяна) в жуткой для каждого мужчины картине "Импотент" (20.45). После полуночи два канала бьются за рассеянное внимание зрителя: ТВЦ с картиной "Джо Чикаго и стриптизерка" с младшим Сазерлендом и ОРТ с "Иглой" и Цоем. В среду продолжается парад постперестроечного кино "Летучий голландец" Виктора Кузнецова по РТР про то, как оторвался плавучий ресторан и обожравшиеся остались в море. Отличное знание страны, гениальный сюжет, уржаться можно. Если учесть, что во время съемок и выхода картины в стране был сахар по талонам и еда в Москве по прописке. Советские режиссеры всегда отличались полным непониманием страны, в которой живут. Или просто они всегда были при кормушке, отсюда теперешний вой и стон. Кто хочет убедиться, смотрите брайтонскую хохмочку про плавучий ресторан. "Три цвета. Красный" - завершает трилогию Кеслевсского на ТВ 3. Кто хочет юного Матта Дэймона, тот может посмотреть его в "Карьере сына" по ТВЦ в 20.55. По ТНТ опять "Страсти по Соловьеву" - мне симпатичен этот жизнерадостный и энергичный здоровячок с "Серебряного Дождя", где он после долгого периода вежливости и терпимости начал хамить слушателям. Вот только мне непонятно, кто придумывал ему название для передачи. Это как с розовскими "Страстями по Владимиру", полное непонимание того, что такое "Страсти по ...". Звучит не просто кощунственно, а гораздо хуже безграмотно. Насколько я понимаю, ни Соловьев, ни Высоцкий не были апостолами, так какого черта плодить невежество? Достаточно уже православного мракобесия имени Московской патриархии, чтобы тут еще разводить атеистическое... В четверг ОРТ продолжает свой исторический ликбез, и все про Польшу. Видно, тут какой-то большой политический смысл. Опять Сенкевич, и опять татары нападают на Польшу. "Пан Володыевский" (13.15). РТР отвечает конкурентам ретроспективой постперестроечного кино. Цель, видимо, не дать зрителю в новом историческом контексте еще раз обольститься насчет того, что русский кинематограф что-то из себя раньше представлял. Отобранные фильмы лишают иллюзий и относительно операторов, и относительно сценаристов, а также актеров. А заодно и зрителей. "Вальс золотых тельцов" (18.05). Отвлекитесь на Джона Ву: по ТНТ "Наемный убийца" с Чоу Юн-Фатом - лубочная картина, которая, может быть, заставит домохозяек зарыдать. Если домохозяйки перенесут все перестрелки в картине. По ТВЦ после полуночи Душан Макавеев, ранее запрещенный в СССР режиссер, представляет картину "Монтенегро" (то есть "Черногория" по-русски). О том, как тупая американка, попав в компанию славян-сербов, поняла, как много она потеряла в жизни, и что в славянском свинстве есть непреодолимое блаженство. Макавеев в роли певца сербской исключительной духовности и "другой самости", как сказали бы психологи, довольно забавен. Особенно если учесть, что после его долгих разговоров о славянской духовности, пришел Милошевич. В пятницу нас хотят повеселить в конце рабочей недели. А что нас веселить - мы уже пивка накатили, и нам все равно. А на экране и "Джентльмены удачи" в 21.00 по СТС с невозвращенцем Крамаровым, и "Усатый нянь" в 14.30 по НТВ. Но на две картины нужно обратить внимание. "Мир Уэйна" по ТВЦ: два идиота корчат из себя подростков. Получается неплохое издевательство над американской поп-культурой, если знать, что Пенелопа Сфирис, режиссер этой картины, автор довольно язвительной документалки про американскую поп-культурку. Второй фильм - "Зло под солнцем" по ОРТ с Питером Устиновым и Джейн Биркин. Отличный детектив, хотя и пожилой. В субботу, конечно, нужно досматривать Джеймса Бонда по НТВ с рискованным в переводе фильмом "Octopussy" (22.45). На разогреве у Бонда "Подозреваемый" Питера Йейтса по СТС (21.00). Против Бонда на ТВЦ выставили черную комедию "Зной" (23.15) - как французы смеются над американцами.

Другие книги автора Игорь Валентинович Мальцев

Эта книга – первое исчерпывающее описание вискокурен и сортов виски, производимых в Шотландии. Виски – не просто традиционный шотландский напиток, это еще и национальный символ страны, символ борьбы человека с северной природой и его победы. Первые вискокурни возникли в XVI веке, хотя виски делали здесь и раньше. К началу XX века в Шотландии работало около 200 вискокурен, но до наших дней дожили далеко не все. Автор, известный журналист и продюсер, писатель и музыкант, рассказывает о каждой из них, знакомит с продукцией, дает характеристики выпускаемых сортов.

Книга будет интересна всем любителям виски, эстетам и ценителям качественного алкоголя, а также специалистам-виноделам и менеджерам торговых фирм, занимающихся продажей элитных сортов алкоголя. А также всем, кто был или только собирается в Шотландию.

Популярные книги в жанре Публицистика

Л. Кощеев

О вариантах

Для меня сущее наказание сочинять сценарии рекламных видеороликов. Сначала я вообще ничего не могу придумать. Потом меня вдруг начинает нести, и на свет появляется порядка пяти вариантов - хотя клиенту нужен ОДИH ролик. - Hу, и какой из них лучше? - говорит он, перебирая принесенные мною бумажки. - Все хороши, - пожимаю плечами я, - Вам выбирать. Тогда он просит меня поработать еще. Это ошибка. Потому что на следующей встрече я уверяю его, что нужно снимать не один ролик, а серию из пяти роликов: вот на выбор четыре варианта серий, причем вариант ? 2 представлен в двух подвариантах... причем все они опять-таки хороши: один подкупает элегантным лаконизмом, другой - берущим за душу лиризмом, третий порадовал бы зрителя хорошей шуткой. Выбор же невыносим для меня. С жизнью моей происходит та же история. Мы привыкли говорить в единственном числе "жизнь", "судьба", когда говорим об одном человеке. Один человек одна судьба и одна жизнь, одна работа и одна семья (жизнь души последовательно в разных телесных оболочках остается будем считать лишь экстаравагантной легендой). Есть, наверное, люди, которые не могут придумать себе и одного сценария. Сценарий же моей судьбы придумывается в бесчисленном множестве вариантов, выбрать один из которых я опять-таки не в состоянии - и потому стремлюсь реализовать их все. За отведенный мне срок я хочу прожить добрый десяток судеб. И сразу, параллельно, поскольку жизнь угнетающе коротка. Действительно, наша биологическая жизнь столь коротка, что мы успеваем предъявить миру, реализовать едва ли одну десятую долю того, что заложено в нашей душе и теле. Hемногим везет, как Ленину, успеть выложиться до предела и умереть от того, что мозг не в состоянии более работать; большинство из нас ржавеет, как малоиспользуемые машины, а износ наш скорее моральный жизнь вокруг меняется быстрее нас. Жизненные обстоятельства дают нам проявить себя лишь с какой-то одной стороны - а сколько сторон осталось в тени?! Они могут проявиться лишь в силу неожиданного перелома судьбы (а это для нас - событие чрезвычайное). Hапример, человек работал на заводе, завод закрылся, и он вынужден на склоне лет сменить профессию... - И эта новая профессия оказывается его призванием! - торопливо закончит традиционно мыслящий человек. Да нет же, нет, поморщусь я. В том-то и дело, что у человека нет "призвания", как и нет "суженого" (каламбур "СУЖЕHHЫЙ" оказывается неожиданно точным). Hе случайно эпохи войн и революций, заставляющие множество людей менять работу и адреса, столь продуктивны. История мистера Джекила и доктора Хайда - вовсе не повесть о вечной борьбе добра и зла, а, скорее, о неисчерпаемости человеческой души. Раздвоение личности - норма жизни. Мы таим в себе множество сущностей, зачастую противоположных друг другу; нашей души вполне хватит на множество профессий, дорог, увлечений и связей, и только во множестве профессий, дорог, увлечений и связей может проявиться это богатство. Мы сами не подозреваем, какими можем быть, пока не станем. Hесколько лет назад, когда я был за границей у моря, нам предложили подзаработать, снявшись в массовке кинофильма. Фильм был "из прошлого века", и потому нас переодели в соответствующие костюмы. В сюртуках и узких брюках мужчины обрели неожиданную стать, а женщины же, облачившись в неуклюжие платья и чепцы, растеряли всю прыть и соблазнительность. Мы перешли в другое время, когда соблазнителями были мужчины, когда они дрались на дуэлях, плавали спасать капитана Гранта и шли на баррикады. И пяти минут хватило, чтобы мы почувствовали себя совсем другими. А всего-то и надо было, что другая одежда и старая шхуна у причала... И какие занятные изменения могут с нами произойти? Сколько жизней мы еще можем прожить? Каким станет монтажник Сидоров, если завтра назначить его музыкальным критиком? Что станет с его вечно-унылой женой Клавой, если в её жизнь войдёт пылкий и стройный мулат? Кто знает! Hам остается лишь в безумной гонке примерять на себя всё новые обстоятельства, ситуации, знакомства и функции, которые заставляют проявить на нашем лице всё новые лики... Можно каждые семь лет менять свою жизнь до неузнаваемости, меняя работу, семью и местожительства. Или распологать все эти варианты параллельно во времени, как некий миллиардер, который снимал квартиру в рабочем квартале под чужим именем. Соседи и жена были уверены, что он нефтяник на буровой платформе; в свои нечастные появления он любил посидеть вечерком в придорожной пивной; хотя в другой своей жизни он едко высмеивал нравы "этих работяг". К сожалению, закон и общественные устои защищают наше право лишь на одну жизнь, этакий прожиточный минимум. Человек, который не может найти жилье, работу или спутника жизни, вызывает общественное сочувствие. Человек, который ищет ДРУГИЕ жилье, работу и спутника, желая поменять те, что у него есть, или заиметь еще один комплект, вызывает у окружающих непонимание. Тот, кто всё это делает, подвергается однозначному осуждению. Человечество помешано на ярлыках и рамках. Если вы живёте в Серове, то вам как-то нужно объяснять своё пребывание в Москве, если вы токарь, то никто не поверит, что вы пишете чудные стихи. Люди не спрашивают друг друга "Ты меня любишь?". Они стремятся узнать, есть ли у вас "кто-то еще", почему-то считая эти вопросы синонимичными... "Он живет двойной жизнью" звучит как страшное обвинение. Работает на двух работах - значит, денег не хватает. Ходит к другой - значит, плохо с первой. Кому не интересно примерять разные костюмы? Hо представьте себе, что одежда, которую вы снимаете, хватает вас за руки, кричит и обижается? Мечутся за спиной серые тени, не отстают. "Займите своё место! Вернитесь в свою ячейку!" Hадо уйти. Hадо оторваться. Hадо стереть все следы, все нити. Снова побег, снова измена. Снова на меня будут смотреть с горечью и упреком. - С кем ты? С ней? Со мной? - Со всеми вами... - А, по-моему, ты ни с кем... Разные варианты нужны вовсе не затем, чтобы потом определить, какой лучше, а остальные выбросить. Даже если одна жизнь получается вполне счастливой, невозможно отказаться от других жизней. Hастоящее счастье - знать, что ты разный. Hевыносимо жить единственной жизнью, лишь терзаясь догадками, как оно могло бы быть по-другому. "Единожды" - значит "никогда". Жил единственной жизнью - вроде как не жил совсем.

Кандидат физико-математических наук

А. П. МИЦКЕВИЧ

РОБОТЫ - ЧТО ОНИ МОГУТ?

(Из сборника "Черный столб")

Перед читателями три рассказа о роботах. События, о которых идет в них речь, настолько фантастичны, что, кажется, нет никакой необходимости их комментировать. Слова "научно-фантастический рассказ" снимают все недоуменные вопросы.

Это было бы так, если бы современная фантастика не проявляла очень сильной тенденции использовать данные точных наук, а не пренебрегать ими. Забегая вперед, заметим, что авторы трех совершенно различных рассказов добросовестно используют данные современной науки о роботах. Называется эта наука прозаически: "Теория автоматов".

С. Милин

В этом маленьком большом городе

ОБЫКНОВЕННЫЙ БИЗНЕС

По американским критериям Гринвилл относится к категории "маленьких больших городов".

Он может похвастать двумя банками, четырьмя сносными гостиницами в черте города и дюжиной мотелей в окрестностях. Когда-то, в добрые старые времена, когда еще не было и в помине всех этих глупостей с равноправием негров, а сами они беспрекословно слушались хозяев и прилежно трудились на плантациях, Гринвилл гордился своим хлопком. Теперь же на смену ему пришли фрукты и овощи, которые три месяца в году - с июня по август - обеспечивают работой гринвиллцев и доходами - местных бизнесменов. Последних по праву возглавляют мистер Роберт Гриббл, мэр Гринвилла, владеющий большим морозильником, и мистер Клей Паркинсон, городской прокурор, которому принадлежит консервная фабрика. Эти же два достойных джентльмена являются соответственно лидерами демократов и республиканцев и председательствуют в правлениях двух соперничающих банков.

ВРЕМЯ РАСКРЫВАЕТ ТАЙНЫ

С. МИЛИН

ЗА МОРЕМ, ЗА ОКЕАНОМ

"ТИХИЙ КАНАДЕЦ"

"Предатель или жертва шантажа, коллаборационист или ренегат, амбициозный политический деятель или недовольный государственный служащий, низкооплачиваемый железнодорожник или бедный рыбак - все они могут быть источником ценной информации... Поэтому офицеру разведки может потребоваться пойти на подкуп, насилие, обман, предательство и ложь. Ему, возможно, придется встретиться и с необходимостью тайно вторгнуться в личные взаимоотношения людей, в их переписку. Если офицер-разведчик и не был ловким, пронырливым человеком к началу своей службы, то к концу ее обязательно станет им".

К. Милов

Послесловие к сборнику "Снежный август"

Сибирская фантастика зародилась давно, еще до революции появлялись первые фантастические рассказы Петра Драверта, а в первые годы Советской власти была опубликована повесть Вивиана Итина "Страна Гонгури", изображавшая нового человека и новое общество. Авторы двадцатых - тридцатых годов могли лишь мечтать - наши современники видят, как осуществляется задуманное когда-то, как действительность сегодня зачастую обгоняет самую смелую фантазию прошлого.

Виктор Миронов, Оксана Барциц

Цунами гомосексуализма

Волны однополой любви захлестывают Голливуд. Дошло до того, что редкий известный актер или актриса рискнет зайти в одиночку в общественный туалет. Сразу найдется много желающих досконально рассмотреть мужской агрегат знаменитости, а с кинозвезды могут запросто стянуть трусы, норовя ухватить ее за зад или промежность.

Однако, как пишет журнал "Нэшнл инкуайрер", многие кинокумиры своим поведением сами дают повод к выходкам педиков и лесбиянок, которыми кишит американская киношная тусовка.

Перед вами настоящее полевое руководство по изучению современного города. Почти каждый элемент городской среды предстает с необычного, нового ракурса. С каждым из них связана история, которая удивит, развеселит или заставит задуматься.

Роман Марс, популярный подкастер, наводит свою уникальную оптику на всё: от заброшенных строений и линий электропередач до деловых кварталов и исторической застройки. Привычная прогулка по городу с этой книгой превратится в настоящий аттракцион.

В формате PDF A4 сохранен издательский дизайн.

Франция – удивительная страна свободы; вина и свежих круассанов. Наши культуры весь XIX век тесно шли рука об руку, развиваясь вместе и то и дело влияя друг на друга. Поэтому неудивительно, что во Франции любят Россию, а в России питают особую любовь ко всему французскому. Но как бы мы ни любили друг друга, нам, русским людям, порой бывает сложно понять французов, их искусство жить и наслаждаться моментом.

В книге «Франция, я люблю тебя! Искусство жить по-французски» самая русская француженка приоткроет завесу тайны и расскажет о том, как живут обычные французы, что едят, о чем говорят, как воспитывают детей, соблюдают традиции, привнося что-то новое, живут в моменте, замечая и сохраняя красоту буквально во всем.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Мальцев

"Охранный сигнализатор"

В дверь директора Института биороботов и генетического программирования тихо постучали.

Дверь слегка приоткрылась и в кабинет бочком протиснулся длинный и неуклюжий конструктор-биотехник Геннадий Романовский. В руках он держал пластиковую коробку, накрытую сверху мелкой сеткой. В коробке что-то шуршало и доносились непонятные звуки. Гена прикрыл ногой дверь и направился к столу директора.

Мальцев Сергей Евгеньевич

СОЛО ДЛЯ "КАЛАША"

Повесть

Пролог

Кровавый зрачок коллиматорного оптического прицела медленно скользнул по стене здания и, дважды описав крут по периметру парадного входа, замер на середине дверного проема. В общих чертах ознакомившись с особенностями конструкции массивной двери, зрачок перескочил на блестевшую золотом нарядную вывеску - "Фирма "Сотбис", Московское представительство". Сорвавшись с вывески на кирпичную стену, зрачок слегка вздрогнул и, на мгновение застыв, вернулся на полотно обжитой двери.

Мария Малькова

Лекарство от хандры

Предисловие

Эксбрайя Шарль. Шпион - профессия опасная. Сборник: Романы.

Собр. соч. в 10 томах. Т. 1. - Перевод с французского Марии Мальковой.

М.: "Канон", "Гранд-Пресс", 1993. - 464 с. Художник И.А.Воронин.

Александр Грин как-то заметил, что у него невозможно украсть сюжет никто другой просто не сумеет им воспользоваться. По-моему, Шарль Эксбрайя с полным основанием мог бы повторить слова "волшебника из Гель-Гью", хотя, казалось бы, для автора детективных романов подобное утверждение совершенно невозможно, ибо сам жанр требует неизменной, очень жесткой схемы: преступление - расследование - наказание. И тем не менее среди бесконечного множества детективов каждая книга Эксбрайя узнается мгновенно, буквально с первых строк, а это есть бесспорное свидетельство яркой индивидуальности автора. Не случайно Эксбрайя - один из немногих авторов легкого жанра удостоился чести попасть на страницы престижного "Ларусса", а его романы огромными тиражами расходятся по всему свету. Пора наконец и нашим читателям всерьез познакомиться с творчеством этого талантливого и очень своеобразного писателя.

Уго Малагути, Луиджи Коцци

СТРЕЛЬБА ПО ЖИВОЙ МИШЕНИ

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Тихо, ни ветерка.

В последнее мгновение перед выстрелом Уилкес Элбоу всем телом слегка подался вперед. Палец уверенно лежал на крючке, готовый плавно его нажать.

Раздался сигнал.

В глубине, на почтительном расстоянии, взмыл ввысь темный силуэт. Голубь, отчаянно хлопая крыльями, устремился в небо, навстречу неведомой доселе свободе.