Третья сила

Ярослав Турушев

Третья сила

- Хорошо, логическим путем эта дилемма неразрешима - согласилось Воплощенное Добро.

- Хотя лично я такую возможность вижу, - ехидно продолжало Воплощенное Зло, - нужно только постулировать твое отсутствие.

Воплощенное Добро обиженно передернулось. Он было выдержано в бело-голубых тонах и величественных пространствах, подернутых жемчужной дымкой. Где-то вдалеке сияло отражающееся в айсбергах нежное солнце, цвели кудрявые кущи и пели птицы, свирели и тенора. У Воплощенного Добра были также белоснежные крылья и меч, объятый языками яростного пламени. Сейчас, отложенный в сторону, он бесцельно висел в пространстве, слегка поворачиваясь под лучами звезд.

Другие книги автора Ярослав Турушев

Ярослав Турушев

БОЛЬ ДОЖДЯ

- Не знаю, - сказал Подорожник. - Наверное, нас просто много. Мы и так мешаем друг другу.

- Чем? - кипятился Одуванчик. - Чем?

- Солнце, скажем, заслоняем...

- А тебе самому-то не смешно? Ты вон под тем тополем отказался бы расти?

- Да я про другое. Зачем-то же рост нужен?

- Чего? - мрачно ответил Одуванчик. -- Кому, тебе, что ли?

Они росли в десяти сантиметрах друг от друга на большой лесной поляне. Невдалеке проходила дорога, и иногда они с какой-то надеждой вслушивались в звук двигателя проезжающего автомобиля. Но шум затихал, и они опять оставались в окружении далеких стволов деревьев, среди которых посвистывали невидимые птицы.

Популярные книги в жанре Современная проза

Всё повторялось. Снова и снова. Де жа вю. Он брал её руки в свои и приближал к лицу. Мягкие, тёплые ладошки, всегда влажные. От них парил, врезаясь в сознание, запах. Сладкий. Или горький. Вернее приторно–сладкий. Приторный до горечи. Запах полыни. Летней ночи. Коньяка. Раздавленного таракана. Он брал её руки и приближал к себе. И в глазах проплывал туман. Снова и снова. Но он никогда не мог сказать, было ль это уже раньше. Или случилось впервые. И вообще… было ли. Или он бредит. Или спит. Запах улетучивался быстро. И он трезвел. Снова видел яркие краски окружающего мира. Начинал думать. И даже понимать, что смысл слов. Но когда он брал в свои руки её ладошки… это было… было уже… когда–то… Первый раз он увидел её, когда им было шесть лет. Вернее, ему было шесть. А ей, пожалуй, ещё меньше…

С первого взгляда — обыкновенные слова, повествующие о тяжёлой жизни и работе врачей в России."…любимая песенка: хоть раз выспаться как следует…". Невысокий основной оклад, заставляющий подрабатывать по ночам на скорой.

Обыкновенный рассказ, рисующий обыкновенную жизнь, и обыкновенные смерти (хотя может ли быть смерть обыкновенной?). Обыкновенные слёзы и переживания близких. Обыкновенное совпадения, подтверждающее, что мир тесен. Даже мистика скорее обыкновенная, нежели какая-то особенная.

Как хорошая хозяйка (простите меня за это сравнение) готовит необычайно вкусные салаты из обыкновенных продуктов, так и Алексей Петров создаёт из обычных ингредиентов замечательный рассказ.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения»,

Артем Мочалов (ТоМ)

Полесье. В ее безмятежной тишине хранятся великие тайны. Молодой человек, получив удар судьбы, выпал из обоймы городской жизни и полетел по наклонной вниз. Лишь родная земля смогла вернуть ему крылья. Правда это, или вымысел, не знаю. Судите сами. А сейчас – пристегните ремни, и, поехали.

Простые мужички-«чудики» с непростой судьбой, на которых всё ещё чудом держится земля русская. В жалких, как собачьи конурки, рабочих и совхозных курилках они решают глобальные задачи. Потому что кто, если не они?! Йеллоустонский вулкан, гигантский астероид, бурый карлик Нибиру, сдвиг магнитных поясов. Перегрев (парниковый эффект), обледенение (остановка Гольфстрима)… Адронный коллайдер, всемирный потоп, инопланетное вторжение. Экономический коллапс. Войны: ядерная в мировой масштабе и гражданская – в отдельно взятой стране. Они в ответе за планету Земля и за любимых женщин. Если даже назовут их курицами – так это в порыве любви. Жалко же их, дур.

Микс из комических, драматических и трагических реальных историй. Действующие лица: хамоватые рыночные торгаши, террористы, охранницы, гастарбайтеры, барабашки, портнихи, домработницы и даже работники мужских сексуальных услуг (МСУ).

«Генрих тяжело поднялся с прибрежного валуна, не отрывая взгляда от моря. Потом повернулся и пошёл к машине, которая стояла за дюной. Сразу поехать не смог, глаза застилали слезы. Вскоре он опять вышел из машины и поднялся на дюну. Там долго стоял и вслух о чём-то разговаривал сам с собой…»

Любителям литературы хорошо знаком самобытный голос гомельского писателя Василя Ткачева. Он – автор многих книг для детей и взрослых, его произведения постоянно печатаются на страницах республиканских газет и журналов. Новую книгу писателя в переводе на русский язык составили лучшие рассказы из ранее вышедших книг «Тратнік» і “Снукер”, которые были тепло встречены белорусским читателем. Автор остается верен своей главной теме – любви и преданности своей малой родине – деревне. Его героям порой бывает скучно в повседневной жизни, им хочется чего-то светлого, необычного, таинственного, далекого. В народе таких людей называют “чудиками”, и Василь Ткачев пишет о них с любовью и теплотой, нисколько не стараясь упрекать их в своих поступках. Писатель умеет заинтриговать читателя, он создает динамичные сюжеты с элементами народного юмора, поэтому все его персонажи близки и хорошо понятны нам.

Цей твір уперше побачив світ сім років тому в шкільному альманасі, бо автор його в той час іще навчався в школі.

Маті Унт назвав свій твір «наївним романом». І справді, на перший погляд він ніби наївний. Але саме ця «наївність» чудово передає характерне для молодої людини сприйняття світу — свіже, безпосереднє, щире. «Наївний роман» дуже швидко став однією з улюблених в Естонії книжок для підлітків. У виданні 1967 року, звертаючись до читачів, Маті Унт пише: «Готуючи нове видання «Рудого кота», я зробив деякі виправлення, бо альманах «Тіпа-Тапа» вийшов ще 1963 року, тобто давненько, і «наївність» роману тепер видалася мені занадто вже наївною. Але разом з тим я знаю, що перероблений в аспекті 1967 року, роман досить багато втратив би. Тому я обмежився переважно скороченням, а також замінив деякі надто великі «наївності» на менші. Сподіваюся, я не засмутив цим прихильників наївності і загальна наївність усе-таки, лишилась».

«Прощавай, рудий кіт» — це художня сповідь молодої людини! нашого часу, юнака, котрий чесно заявляє, що в людині він ставить найвище, яким хоче бути сам, сміливо виступає проти міщанства в усіх його проявах.

В цьому найбільша цінність «наївного роману» Маті Унт.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Илья Туpусов

Пользователи

Hачнем с того, что с пользователями лучше вообще не общаться. Это кошмаp. Скажу больше, это очень сеpьезный ночной кошмаp. Плохо, когда пользователей много, а ты один. Силы не pавны, пpиходится плясать под их дудку. Они собиpаются с хищным выpажением на лицах и начинают напеpебой задавать свои вопpосы. Hе пытайтесь вникнуть в суть сказанного пользователем! Все pавно ничего не поймете. Лучше смиpитесь и идите к месту пользовательского пpеступления. Будьте готовы к тому, что он (она) обязательно пойдет за вами, пpиговаpивая: "Вечеpом все было ноpмально, потом я скинул по электpонке , она не скинулась, спpосила паспоpт, потом показала кpасную pамочку, я зашел в синий экpан, а там какие-то иеpоглифы, ну ничего не понятно, там еще что-то написала на английском, я нажал эскейт и, вот, сегодня монитоp не включается". Пока вы будете под столом втыкать вилку монитоpа в pозетку, вам дадут несколько добpых советов-вопpосов, что-то типа: "Это, навеpное, от того, что у меня памяти мало. Давайте память почистим. А еще у меня мышка пpыгает. Очень тpудно pаботать. А можно мне код адpеса электpонки поменять? А то от меня письма не всегда доходят. Вообще, компьютеp у меня какой-то стpанный. То одно, то дpугое. Измучился уже с ним. Это пятеpка? А память у него какая? А зачем в Экселе pисуночек спpава? Ой, заpаботал!". И упаси вас Боже начать pазъяснительную pаботу -- на вас обидятся. Почему-то считается, что компьютеp не может быть выключен из сети по опpеделению, а если это пpоизошло, то только специалист сможет спpавится с водвоpением вилки на место. Таких пользователей большинство.

Ольга Турусова

БИВИСА HЕ ВИДАЛИ?

У меня плохое имя. А фамилия и того хуже. Особенно обидно, когда такие имя и фамилия достаются молодой красивой девушке, потому что в этом слышен намек на обреченность. Обреченность на одиночество. Две недели назад мне исполнилось восемнадцать, но все эти дни прошли напрасно. Если это не случится сегодня, это не случится никогда. Так я загадала и так оно и будет, потому что до сих пор все, что я ни загадывала, сбывалось. Пророненные мною слова о моей красоте не просто слова. Когда я сегодня принимала ванну, то лишний раз убедилась в этом. Моя мать принесла себя мне в жертву, когда вышла за муж за моего отца, красавца мужчину, племенного быка как по внешним, так и по внутренним данным. Поворовывая у папаши журналы с голыми девицами и сравнивая этих див со своим отражением в зеркале я не замечала никакой разницы. И это тоже плохо. Будь я уродиной, все было бы понятно, как дважды два, но это рок, судьба, гумбертовсский Мак-Фатум. Первым я позвонила Эдику Каменскому. Он старше меня года на четыре, как и мой брат. Они однокласники. То есть были ими. Удивительно, как разбрасывает людей судьба. Брат поступил в математический ВУЗ и теперь работает продавцом в компьютерной фирме, с трудом обеспечивая себя и жену, которая вечно сетует на то, что у них нет денег даже на то, чтобы завести и обеспечить ребенка. Эдик же не поступал никуда. Теперь он важная шишка в квартирном бизнесе, гребет деньги лопатой. Hе знаю. Мне это не важно, мне важно другое. Во всяком случае, он всегда ко мне хорошо относился. Итак он сказал, что заедет за меой в десять. Ровно в десять к подъезду подкатила шикарная черная тачка. Hе знаю какая точно, но, верно, очень крутая, раз на ней приехал Эдик. Он зачем-то спросил о брате, я что-то ответила и больше мы к этому уже не возвращались. Он покорно выслушивал мои излияния по поводу того, как трудно было поступить, как много сил и упорства нужно было приложить для этого. Все это было для него ничуть не интереснее, чем судьба бывшего друга. Hе знаю, зачем он вообще со мной встретился. Hо именно это-то мне больше всего и подходило: не испытывая ко мне никаких чувств он с чистой совестью везет меня после ресторана к себе на квартиру, натягивает пару раз и отвозит обратно. Hе я первая и не я последняя: невидимая глазом песчинка на бесконечном отрезке жизни от пункта А до пункта Б. Когда мы сели за столик и нам принесли наш заказ, Эдик молча принялся за еду, в пол уха слушая мои излияния. -Почему ты молчишь? - не выдержала вдруг я. -А что я должен говорить? - усмехнулся он. "И действительно,что"? - подумала я,но решила не прекращать разговор. -Hу, ведь прошло столько времени, я, наверное, хоть немного изменилась. Hеужели тебя ничего не удивляет? Тогда он ответел следущее: -Меня удивляет одно: до чего же ты похожа на своего брата! -По-моему это не удивительно, - фыркнула я. -Да? Разве это не удивительно, когда два человека с разницей в четыре года выбирают один и тот же путь? -И что же это за путь? - спросила я и чуть не зевнула. Поверьте, удержаться было трудновато. Hу ничего, сейчас он выговорится и мы поедем к нему домой... -Это не путь. Это простой. Простой плотоядного растения, которое ждет, когда жертва сама заползет к нему в пасть. Меня всегда поражало это нежелание действовать. Сначала в твоем брате, потом в тебе... Hу в тебе-то ладно, ты все-таки девушка... Теперь пришла моя очередь поглащать пищу, не обращая внимания на то, что мелет Эдик. -Hу взять хотя бы этот ужасный институт, в который ты поступила. Hу что у тебя будет за профессия? Hянчится с быдлом? Hеужели тебя устроит роль креслы-кончалки? Пожалуй, ты ею станешь. Hо ставши ею, ты уже не сможешь переменить судьбу. Женщина должна уметь зарабатывать деньги, чтобы быть независимой. Я бы связал свою жизнь только с такой. Зачем мне жена, с которой я не смогу в любой момент разойтись? Любовь недолговечна хотя бы потому, что ее нет. Пусть наша встреча не пройдет в пустую, послушай совета: бросай этого своего Герцина, не связывай свою жизнь с быдлом. Поступи в более солидное учереждение. Тут он вытер рот салфеткой. Принесли счет. Эдик расплатился и мы вышли из ресторана. -Hу, куда теперь, - спросила я, ни на секунду не сомневаясь в ответе, который мне будет дан. -Как куда? Завезу тебя домой и поеду к жене. Моя улыбка завяла моментально. Эдик, видимо, раскаялся, что повел себя сомной так жестко и всю дорогу рассказывал разные смешные истории еще тех времен, когда они с братом учились вместе. Hаконец мы остановились у нашего дома, рядом с беседкой и это последнее обстоятельство подвигло меня сделать еще одну попытку,: -Эдик, неужели она тебе не изменяет? -Конечно изменяет. Hо пока я не изменю ей сам, у меня не будет повода подозревать в измене ее. Я поняла, что это все. Повернулась и пошла к своей порадной. Он уехал еще до того, как я вошла в нее. Что ж, я же говорила, что это судьба. Hо еще не все потеряно. Я набрала номер Эмиля Туркевича. Пожалуй, стоит немного рассказать об этом странном мальчике. Да, мальчике - другое слово тут мне что-то мешает поставить. Это очень милый мальчик, который учится со мной на одном курсе. Пожалуй, у него есть только одна отличительная черта, но зато какая! Он утверждает, что ничем не интересуется кроме литературы. То есть что у него нет никаких других развлечений. Мне что-то не верится. Подозреваю, он ловит и мучает кошек. Hет, ну сами посудите: нельзя же только читать. Хотя нет: Он еще и пишет! Hу да ладно, надо попытать счастья с ним. Благо он почему-то думает,что я тоже превыше всего ценю литературу и от этого выделяет меня из массы сокурсниц. Будем бить по его неискушенности и неопытности. Может, все-таки удасться уложить его на обе лопатки. Hу, или улечся самой, что ли? Впрочем, там будет видно. -Привет, - сказала я в трубку. -А, это ты! Ты даже представить себе не можешь, как ты вовремя. Я тут как раз набросал одно стихотворение, по-моему очень даже ничего. (Забыла сказать про пожалуй чрезмерную самоуверенность Эмиля. Впрочем, разве хороший писатель может не быть самоуверенным?) -Знаешь, Эмиль, может ты мне его прочитаешь при личной встрече? -Жаль, - Эмиль заметно огорчился. Личная встеча предвиделась всего лишь на следущий день... -Да нет, ты не так меня понял: ты сейчас приедешь сюда, мы посидим в беседке у нас во двооре. Она закрытая, снаружи ничего не видно, так что... -Да, да, конечно, - обрадовался Эмиль, я сейчас же приеду. Пока Эмиль ехал, я полистала томик какого-то безымянного поэта, корый неизвестно как оказался у меня дома. Корешок оторвался и узнать автора было невозможно. Hо маме нравилось. Сделала я это оттого, что на неподготовленную почву стихи Эмиля ложатся плохо. Когда я вошла в беседку, Эмиль был уже там. Левая рука у него была на перевязи. Странно, как он умудрился ее сломать? Ведь он даже не ходит на физкультуру. Hо я не стала его об этом спрашивать. Он читал "Степного волка" Гессе. -Ужасная книга, - заметил Эмиль, отложив ее в сторону. - Садись напротив, я прочитаю тебе мое последнее стихотворение. Я села, а Эмиль, поставив одну ногу на скамейку, принялся читать. -Стихотворение называется АЛЬПИHИСТ, - пояснил он.

Карл-Хайнц Тушель

Неприметный мистер Макхайн

Лейтенант Сэм Мэттисон не любил крупные происшествия. Правда, не нашлось бы в уголовной полиции Мидлтона (Иллинойс) человека, который мог бы вообще вспомнить что-нибудь такое, что любил Сэм, кроме мысли о своей предстоящей отставке. Но то, что лейтенант обладал честолюбием наизнанку старался как можно быстрее отделаться от больших происшествий, коли уж они случались, - это было всем известно и, пожалуй, встречало сочувствие. Потому что за крупными делами скрываются, как правило, большие люди, и в каком-нибудь месте расследования неизбежно попадаешь в дьявольское положение, когда вынужден наступать на пятки влиятельному лицу. А если дяде Сэму, как называли Мэттисона, что и удавалось меньше всего, так это дипломатия.

Карл-Хайнц Тушель

Система "Надежность"

Прошлой ночью мелкий воришка сообщил ему о Системе. Теперь Пинки размышлял, уставившись на телефонный аппарат. Наконец он решился и набрал номер.

- Вас слушают, - отозвался приятный женский голос.

- Привет, дорогая, - любезно проговорил Пинки. - Мне дали твой телефон. Нужно поговорить. Увидимся?

- Вы обратились к компьютеру экспертной системы "Надежность". Будьте любезны говорить по существу дела. Назовите свое имя и адрес.