Третий полицейский

Третий полицейский
Автор:
Перевод: Михаил Вассерман
Жанр: Современная проза
Год: 1999
ISBN: 5-7516-0157-2

Книги Флэнна О'Брайена удостаивались восторженных похвал Джойса и Грэма Грина, Сарояна и Берджесса, Апдайка и Беккета. Но мировую славу писателю принес абсурдистский, полный черного юмора роман «Третий полицейский», опубликованный уже после его смерти.

Отрывок из произведения:

Не все знают, как я убил старика Филиппа Мэтерса ударом лопаты в челюсть; однако лучше я сначала расскажу о дружбе с Джоном Дивни, ведь это он первым сбил с ног старика Мэтерса, мощно ударив того по шее особым велосипедным насосом, собственноручно изготовленным из железной трубы. Дивни был сильный, воспитанный мужчина, но он был ленив и имел праздный ум. Вся эта затея принадлежит лично ему. Это он велел мне взять с собой лопату. Он давал в этом деле приказания и, по мере надобности, объяснения.

Другие книги автора Флэнн О'Брайен

Флэнн О`Брайен и Майлз на Гапалинь – две литературные маски ирландца Бриана О`Нуаллана. И если первый писал на языке «туманного Альбиона», то второй – на языке народа Ирландии. С романами О`Брайена русский читатель уже знаком, пришло время познакомиться с Майлзом на Гапалинь.

«…Ирландская моя фамилия – О`Кунаса, мое ирландское имя – Бонапарт, и Ирландия – моя милая родина. Я не помню толком дня, когда я родился, а также ничего, что происходило в первые полгода, что я провел на этом свете, но, без сомнения, я в то время уже вел какую-то жизнь, хоть сам я ее и не помню, ибо не будь меня тогда, не было бы меня и теперь, а разум приходит к человеку постепенно, как и ко всякой другой твари.…»

Одно из последних произведений автора – тонкая пародия на викторианскую эпоху, ее принципы и мораль.

Флэнн О`Брайен (1911-1966) – выдающийся англо-ирландский писатель, литературный критик. Мало известен русскому читателю. Его первый роман – «О водоплавающих» (1939) заслужил хвалебные отклики Джойса и Беккета, критики и читателей.

Книги Флэнна О`Брайена удостаивались восторженных похвал Джойса и Грэма Грина, Сарояна и Берджесса, Апдайка и Беккета. Но мировую славу писателю принес абсурдистский, полный черного юмора роман «Третий полицейский», опубликованный уже после его смерти.

— Проклятый шотландец, чтоб его разорвало! — громко сказал Тим Хартиган, дочитав письмо, и, развернувшись на стуле, взглянул на Корни, поднявшего к нему голову и закатившему глаза.

Тим был умен на свой, Тимов, манер. Вероятно, не самым мудрым поступком было засунуть письмо в задний карман брюк и забыть о нем на неделю, но дело в том, что он не привык получать письма и к тому же как раз шел кормить свиней, когда почтальон Улик Слэттери вручил ему конверт. Нынешним же утром, за завтраком, на Тима нашло странное просветление: он вспомнил о письме, вытащил его из кармана и, что было умно с его стороны, прежде чем вскрыть, внимательно осмотрел марку и печать. Там действительно значилось: Хьюстон, Техас, США. И весьма умно было, открыв конверт, сразу же заглянуть в конец письма и убедиться, что оно в самом деле от Неда Хуллигана.

Популярные книги в жанре Современная проза

Нина Беттгер

Оставить след в теле

Cнова привиделся Алле этот сон.

Россия, морозные воскресенье и понедельник. Часы пустоты и раскола, отторжения от нормы и насильственного прирастания к запредельному.

Алла в своей маленькой уютной квартирке, тут же и Антон. Оба повязаны многим и ничем. Все уже обговорено и решено: никогда больше не встречаться, не созваниваться, запрет на воспоминания.

Вместе на постели, но лишь потому, что в крошечной обители нет другого угла для спанья. Это их последняя ночь. Без секса и нежности, без экспериментов на софе.

Нина Беттгер

Выбери себе Sucht

Дорогой читатель!

В моей повести ты будешь спотыкаться о немецкие слова. Я объясню тебе, почему не смогла без них обойтись.

Итак - Зухт (Sucht, suchtig nach...). К сожалению, в русском языке нет подобного слова. Есть - зависимость, равноценное по значению немецкому Abhangigkeit. И только. Но зависимым может быть и подчиненный от начальника и собака от хозяина. Зухт - более сильное, емкое понятие. Произносится слово и - сразу ясно, о чем идет речь.

Павел Безяев

Диалог в палате N...

- Мы бились до последнего, они тоже бились до... до... а до чего мы бились? - До последнего. Hе мешай! - Hу да, мы бились до последнего и они бились до последнего, но мы... мы... а что мы? - Бились до последнего. Отстань от меня, я жду! - Да... в общем, бились мы до последнего, а они... а они нас били... или... - Тихо! ОHИ летят! Видишь ОHИ летят! - Ладно, ладно пусть летят, слушай дальше: бились мы значит до последнего... - Ты не понимаешь, ОHИ заберут нас отсюда! - А! Вспомнил... или нет? Hу, да это мы их били до последнего, а они... ну они... они бились до чего-то там... - А-А-А-А-А!!! HЕ-Е-Е-ЕТ! - Что с тобой? - ОHИ улетели! Они бросили меня здесь! А-А-А-А! - Ты меня совсем с мысли сбил, придется все сначала рассказывать. - А может что-то случилось и ОHИ не смогли? Да! ОHИ прилетят за мной снова! - И так, мы бились до последнего, они тоже бились до... до этого самого как его? - До последнего. Hе мешай...

Белиловский Михаил Абович

Как Димка напузырился

Как Димка напузырился

И во что это вылилось

Это было так. Приехал Димка отдыхать на дачу в Белики, к бабушке и дедушке.

Бле-дны-й, нес-частны-й.

Ножки, как палочки.

Ручки, как спички.

Сам - ху-де -нький, ху-де -нький.

Насквозь светится, словно папиросная бумажка, и синий, как молодая курочка.

Домашние прямо не знают, что с ним делать.

Владимир Белобров, Олег Попов

Кино

- Надоел этот телевизор, - сказал Николай Смирнов жене Татьяне. Пойдем в

кино. Я видел афишу. Мне понравилось. На афише нарисован Петр Первый.

Петр Первый на афише курит сигару!

Татьяна задумалась. В кино ей идти не хотелось, но спорить с мужем не

хотелось еще больше.

- Мы идем в кино, - говорил Николай по телефону. - Телевизор надоел.

Татьяна в прихожей надевала черные замшевые сапоги. Николай надел ложкой

Владимир Белобров, Олег Попов

Король обезьян, тропическая комедия

Таков Закон Джунглей! У тебя должно быть только то, что тебе принадлежит, а то,

что тебе не принадлежит, ты должен отдать тому, кому это должно принадлежать,

иначе тот, кому это должно принадлежать отнимает это у того, кому это

принадлежать не должно и еще отнимает у него все, что хочет. Таков справедливый

закон.

(Михаил Жуков)

Не может у обезьяны во рту быть того, что ей не принадлежит

Владимир Белобров, Олег Попов

КРОВАВАЯ НОЧЬ В ПИОНЕРСКОМ ЛАГЕРЕ

(из романа "Большая шишка")

Над смешанным березовым и еловым лесом вставало солнце. Белка из дупла выкинула желудь. Соловей прощелкивал песню. Внизу рядом с мухоморами спит сохатый красавец лось. В кустах ест малину медведь.

Потапыч нуждается в витаминах.

Кстати, Потапыч - имя распространенное не только среди медведей, но и среди слонов. Знал я одного слона по имени Потапыч. Это был старый морщинистый слон из Южной Африки. И было у него два друга - слон Старик Хоттабыч и слон Рашид Хоботович.

Бескаравайный С.С.

О соразмерности наказаний.

Но зато мой друг лучше всех играет блюз...

Из песен группы "Машина времени"

Порой злодей отличается от героев лишь биркой с соответствующим наименованием. Она болтается на его шее и просвечивается сквозь самую лучшую маскировку. Почему? Автор с самого начала объявляет его злодеем и даже если скрывает это от читателя, действует именно так. Все хорошее, чем может похвастаться злодей, должно казаться читателю редкими светлыми включениями на общем темном и вонючем фоне. И сколько бы добра не совершал злодей он останется именно таким, пока автор не соизволит поменять бирку. Впрочем, о героях можно сказать то же: каждый, кто видел сериал "Охота на Золушку", подтвердит эту мысль - обиженная судьбой героиня каждого, кто имел неосторожность оказать ей услугу, не оставляет безнаказанным; ну и что борется-то она со злодеями.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Они встретились случайно. И провели незабываемую ночь в маленьком провинциальном городке. И расстались, казалось, на целую жизнь. Но судьба неожиданно сводит их вновь — она становится референтом в одной крупной компании, в президенте которой она узнает того самого человека. Ее любимому грозит опасность. Не щадя жизни, она бросается ему на помощь…

Параллельная Реальность, отделившаяся от нашей Реальности 16 декабря 1914 года, жила своей жизнью. В отличие от множества иных Реальностей, рождавшихся ежеминутно и ежесекундно и так же стремительно возвращавшихся в лоно материнского Мира, этот Мир-копия, дитя законов Мироздания, обрёл устойчивость и самостоятельность и развивался уже по своей собственной внутренней логике.

И в этом Мире продолжалась мировая война континенталов – кайзеррейха и России – в союзе с Японией против Соединённых Штатов Америки: «война народов», катившаяся к своему завершению. В 1945 году обе стороны получили атомное оружие…

Андрей Крутиков учится в пятом классе. Ему двенадцать лет. И городу, в котором он живет, тоже двенадцать лет. В этом городе есть улица Андрея Крутикова.

— Ого! — скажете вы. — За что парню такой почет?

В том-то и дело, что не за что. Повезло — и все тут.

Андрюша был первым ребенком, который родился в поселке строителей. Вот строители и решили: пускай первая улица, которую мы построили, будет называться улицей Андрея Крутикова.

Так и живет теперь мальчишка на улице своего имени, Андрей Крутиков, старожил…

Даже у талантливых учёных случаются неудачи. Научный проект главного героя провален, и, как часто происходит у нас в России, крайним назначается именно он. Финансовое противостояние переходит в настоящую войну. Один против множества врагов. Как выстоять? Помогает прибор, созданный инженером вследствие неудачного эксперимента, позволивший ему обрести невероятные зрительные возможности и вступить в контакт с представителем инопланетной цивилизации. С его помощью главный герой восстанавливает справедливость.