Травень-остров

Сначала до Полуночного края вельхов, веннов и сегванов доходили только слухи о грозном нашествии степняков. Но вот появились беженцы из Полуденных стран, потом послы-разведчики хагана Гурцата, наконец, первые посланные дозоры кочевников форсируют реки, и храбрый венн Зорко из рода Серых Псов уходит на войну.

Отрывок из произведения:

Слава тебе, о басилевс!

Как и было сказано мною, неустанно трудились скрипторы, и вторая часть списков древних хронистов, донесших память и свидетельства о днях Последней войны, приведена теперь к виду, достойному вполне, дабы предстать пред взором твоим.

Манускрипт сей, писанный на добром весьма пергаменте, что до сей поры с большим искусством выделывают в краю народа вельхов, лежащем на восходных берегах Длинной Земли, как зовется сия земля среди сегванов, принадлежит, если верить автографу, венну Зорко, сыну Зори (ибо у народа этого принято, называя свое имя, называть рядом имя матери своей, но отнюдь не имя отца) из рода Серых Псов, каковой род обитал не столь давно на берегу великой реки Светынь.

Рекомендуем почитать

— Право же, Константин Юрьевич, не представляю, что нового я могу сообщить читателям вашего журнала о Леониде Евгеньевиче Путилове. О его жизни писали уже довольно много, и я рада, что скандальная полемика, связанная с его удивительными способностями, начала понемногу затихать. С тех пор как он умер, минуло пять лет, и все, что творил Леонид Евгеньевич и творилось вокруг него, теперь уже «дела давно минувших дней», так стоит ли ворошить прошлое?

Готика загадочного мира Лабиринта, рождающего чудовищ, мир поэтичной рыцарской легенды, напряженного фантастического боевика, стремительной и озорной космической оперы: едва ли не все мыслимые фантастические жанры уместились под обложкой сборника Павла Молитвина, автора широко известного романа «Спутники Волкодава».

— Пусть меня спишут в диспетчера, если после того, что я расскажу, вы не измените отношения к насекомым, — пробасил Роман Эдуардович Стамов, он же Рэд Стамов, он же Звездный Волк.

Я тихонько притворил дверь и протиснулся к свободному стулу.

— Теперь-то отношения с тахильдами стали лучше, а помните, раньше чуть не до вооруженных столкновений доходило? Нынче они притихли, еще бы, крупнейшую эскадру звездных крейсеров потерять — не шутка. А началось все с того, что меня послали к Скорпиону — зоопарк колонистам отвезти. Должны же тамошние дети фауну своей прародины знать, и не только по микрофильмам. Вы смеетесь! — Голос Звездного Волка гудел, как из бочки. — Вы думаете: мышки, мартышки, крольчатки, бельчатки — как хорошо! Знаете, сколько у человека нервных клеток? Около тридцати миллиардов! Так вот, половину я потратил на этих животных.

Он родился во тьме, но знал, что над миром скоро взойдет новое солнце, под которым померкнут костры языческих капищ. Исполненный этим знанием, он ощущал себя не вполне человеком, и стал он в своем племени словно ПРИШЕЛЕЦ в земле чужой…

Роман А. Волкова «Пришелец» — это еще одна притча о вечной борьбе Добра и Зла, о внешних силах, управляющих людьми и движущих историю, о повторении всего, о новом пришествии Христа, которого опять не узнали и которого опять приносят в жертву.

— Думаешь, группа Александеро могла здесь пройти?

— Нет.

— А мы сможем?

Хильмо Метехинк, он же Дохлый Пес, он же Скверный Мальчик, пожал плечами и уставился на раскинувшиеся перед нами бурые поля.

— По карте это непролазные топи. Но если Александеро с командой пошел в обход, а нам удастся пройти по прямой, мы сэкономим сутки, может, даже двое.

— Как скажешь, Патрон. — Маленькие глазки Хильмо, спрятавшиеся под густыми бровями, ничего не выражали.

— Карлино! Эй, Карлино, выходи, бездельник, встречай гостей!

Мужчина в серебристом чешуйчатом панцире спрыгнул с коня и направился к трактиру у обочины дороги. Слуга его тоже спешился и, взяв лошадей под уздцы, повел к коновязи.

— Карлино! Карлино, дьявол и тысяча святых тебе в глотку!

Мужчина в панцире хотел было уже пинком открыть дверь трактира, над которой вместо вывески был укреплен позеленевший от времени медный петушок, но в этот момент она распахнулась, и на пороге появился приземистый широкоплечий человек в вязаном колпаке с кисточкой на конце.

Сблизились витые стрелки, будто чайка крыльями взмахнула. Осталось от трех суток меньше шести часов. Меньше шести… Глухо прозвучали шаги мои по ковровой дорожке кармазинного сукна. Эхом печальным отозвались безлюдные залы. Тенью туманной скользнуло отражение мое по беломраморным стенам. Вот она, стена заветная, без ниш, завитков накладных и украшений, на ней читала Аленушка письмена мои огненные в первый раз. «Не господин я твой, а послушный раб. Ты моя госпожа, и все, что тебе пожелается, все, что на ум придет, исполнять я буду с охотою». На ней читала письмена мои последние, ответом бывшие на ее страстное желание услышать мой голос: «Приходи сегодня во зеленый сад, сядь в свою беседку любимую, листьями, ветками, цветами заплетенную, и скажи так: „Говори со мной, мой верный раб“». Не надобно стало мне к огненным письменам прибегать, а ныне… Ныне и подавно нужды в них не будет. Поднял руку — вспучилась зеркальная гладь стены, разбежались по ней мелкие трещинки, осыпались блестящие чешуйки, кучкой пепла легли на черный гранит пола, закружились, ветерком подхваченные, и сгинули.

Все сверстники Степана Александровича Изумрудова уже давно остепенились, их в командировку ни пряником не заманишь, ни кнутом не загонишь. Изумрудов же командировки любил и за то в учреждении своем был особо ценим. По-разному объясняли себе сотрудники эту его странность, но мало кто мог предположить, что причиной ее является скверная жена.

У всех жены как жены — ну поворчат, попилят, попридираются, но бывают у них и моменты просветления. Говорят, есть и такие, что за целый день ни одного худого слова не скажут, ни одного скандала не учинят. Всякие чудеса бывают!

Другие книги автора Алексей Семенов

Поход в полуночные веннские леса не добавил воинству Гурцата Великого славы. Но тот, чьему сердцу дано предвидеть будущее, знает, что эта война — не последняя. Покуда те, кто, подобно Гурцату, идут войной против красоты мира, найдутся и те, кто защитит эту красоту. И среди них художник Зорко из рода Серых Псов и его далекий потомок и брат — Волкодав.

Библия стала неотъемлемой частью нашей жизни, но достаточно ли мы осведомлены о ней? Предлагаем вам приобщиться к миру интересных фактов. Кто написал Библию? Сколько ошибок содержится в Великой книге? Кто из библейских персонажей существовал на самом деле? Ответы на все эти вопросы вы узнаете, прослушав эту книгу издательства AB Publishing. Вся информация изложена простым и понятным языком.

Великих святых особо чтут за праведность, богоугодность, стойкое исповедание веры, посредничество между Богом и людьми. Но эти особо благочестивые праведники, канонизированные церковью и являющие собой образец добродетели, на самом деле порой – несвятые святые. В том смысле, что, в первую очередь, они простые люди, со своими горестями и радостями. И если бы не их особая вера в Бога, кто знает, как сложилась бы их судьба. Эта книга понятным и доступным языком расскажет о жизни наиболее чтимых святых с древних времен до наших дней.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Тёмная ночь. Шорох волн. Волшебное судно медленно подходит к причалу, и на борт его поднимаются мастера рукопашного боя. На колдовской остров, лежащий между мирами, отвезёт их таинственный корабль. Там, в древнем замке, ожидают их Повелители Вселенной. Лучшим воинам мира предстоит сразиться, чтобы в поединке определить судьбу человечества. Кто будет править Землёй в следующем тысячелетии — Добро или Зло? Это должна решить смертельная битва.

Мой взгляд на историю Англии времён Войны Алой и Белой розы. Сугубо личный!!!

Нерин нашла группу мятежников в Тенепаде, и теперь ей нужно отыскать Стражей, что обучат ее быть Зовущей. Эти четыре сильных существа странно относятся к людям, и Нерин должна доказать им, что достойна доверия. Она отчаянно нуждается в их помощи, чтобы использовать дар, не сомневаясь в себе, в восстании против короля Кельдека. Нерин ждет путешествие с сильной Тали, которая считает любовь Нерин к Флинту ненужной уязвимостью, помехой. Возможно, так и есть. То, что узнает Флинт при дворе короля, изменит ход переворота, и кто знает, в чью пользу.

Олегу 16... почти, и он точно знает, кем хочет быть: художником. Но он слепнет, а в темноте его преследуют видения. В поисках помощи, Олег спускается в подземный город, где распятая на древних микросхемах агонизирует Рыба.

Пришло время начать Игру. Мир уже не будет прежним. Планета превратилась в один большой игровой сервер. Каждый крупный город – отдельная локация, где большинство людей, животных и насекомых всего лишь марионетки коллективного разума древнейших бактерий, которые превращают в мутантов всё живое. Но есть ещё Игроки, способные противостоять глобальному заражению. Живая Игра – проклятье, или последняя надежда человечества?

Первый том второй книги цикла «Потускневшая жемчужина». «Потускневшая жемчужина» — цикл романов, объединённых местом действия. Это — сквозной сюжет и полностью авторский мир, раскрытие тайн которого будет постепенным. Вы когда-нибудь бывали в Энгельбруке — столице Западного герцогства? Ни разу? Вам обязательно нужно там побывать. Если вы не любовались дивными видами герцогского дворца под названием "Ангельский Мост", то вы ничего не видели в этой жизни. Только у меня к вам одна просьба. По вечерам постарайтесь не выходить за пределы городских стен. Там с некоторых пор стали твориться страшные вещи…

Почти девяносто лет прошло с момента гибели Кровавого мага. Народы Равнины живут с тех пор в мире и спокойствии. Ничего не предвещало беды, пока не отравили жителей отдалённого поселения северян, а трое мальчишек не увидели в лесу опасного человека в черной мантии с изображением месяца — проклятым знаком, которому поклонялись маги гильдии. Неужели они вернулись, чтобы вновь попытаться захватить власть на Равнине? Смогут ли объединиться против них королевства эльфов, людей, гномов, орков и гоблинов, чтобы противостоять разрушительной силе зла?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Один» происходит от слов «никогда» и «совсем».

Раньше было как:

— Просыпайся, мой хороший, в садик пора… — вот так, хорошим называет, а требует: просыпайся.

Потом того хлеще:

— Дома должны прочесть параграф шестой и сделать упражнение на странице двадцать третьей…

— Зачёт по английскому языку вы должны были сдать пять дней назад, сейчас сессия, зачётная неделя кончилась…

— Вам известно, что к началу рабочего дня вы должны быть на рабочем месте?

«Армагеддон в ретроспективе» — это коллекция рассказов, статей и эссе, изданных после смерти Курта Воннегута.

Все они объединены темой войны, которую писатель (сам воевавший и побывавший в плену) ненавидел больше всего на свете и которой посвящал самые яркие страницы своих произведений.

На войне, по Воннегуту, правых и виноватых нет, есть только жертвы беспощадной Системы, ломающей человеческие судьбы.

Но существует ли способ изменить это? Или мы навеки обречены жить «в период между войнами»?

Великий французский просветитель и редактор «Энциклопедии» Дени Дидро (1713–1784) выступал как художественный критик и написал «Опыт о живописи». Отношение Гете к сочинению Дидро было двойственным. Принимая многие его мысли, немецкий писатель, однако, отвергал те положения Дидро, которые клонились к защите реализма, как его понимал французский просветитель. Критика Гете обусловлена его стремлением защитить и обосновать принципы веймарского классицизма в противовес просветительскому реализму, утверждаемому Дидро.

«Дуэ́ль» — еженедельная российская газета (8 полос формата А2 в двух цветах), выходившая с 1996 по 19 мая 2009 года. Позиционировала себя как «Газета борьбы общественных идей — для тех, кто любит думать». Фактически была печатным органом общероссийских общественно-политических движений «Армия Воли Народа» (и.о. лидера Ю. И. Мухин).

Частые авторы: Ю. И. Мухин, В. С. Бушин, С.Г.Кара-Мурза. Публиковались также работы Максима Калашникова (В. А. Кучеренко), С. Г. Кара-Мурзы, А. П. Паршева, Д. Ю. Пучкова и др. Художник — Р. А. Еркимбаев

Первый номер газеты вышел 9 февраля 1996 года. До этой даты коллектив редакции выпускал газету «Аль-Кодс» (учредитель — Шаабан Хафез Шаабан). Главную цель новой газеты издатели газеты изложили в программной статье «Учимся Думать»[1].

В 2007 году Замоскворецкий районный суд города Москвы принял незаконное решение [2] об отзыве свидетельства о регистрации газеты. Решение вступило в силу в мае 2009 года, печать газеты прекращена. Коллектив редакции, не пропустив ни одного номера, продолжил выпуск новой газеты «К барьеру!», продолжающей традиции закрытой газеты «Дуэль».

[1] См.Статью «Учимся Думать» http://www.duel.ru/199601/?1_1_1

[2] Кремлевский режим и лобби одного маленького государства в России руками лоббистов этого маленького государства в судах России ..." http://www.kbarieru.info/200901/?01_1_1