Тотальное вторжение

Кто сказал, что эльфы – это миф? Они абсолютно реальны, и их жизнь вовсе не похожа на сказку. В этом убедятся три офицера военно-космической разведки Земли, когда случайно окажутся в далеком чужом мире. Там в жестокой битве сошлись две гигантские армии. Небеса застилают флотилии воздушных кораблей и стаи злобных крылатых тварей. Лесные феи защищают свои дворцы зенитными батареями. Правители плетут интриги и сами опасаются удара в спину. Людям предстоит сделать выбор: на чьей стороне сражаться? Кому верить? Кто поможет им вернуться на Землю?

Отрывок из произведения:

– Уважаемые граждане! Я, корреспондент нулевой линии Второго инфо-канала Чи Баклавски, веду прямой репортаж о старте первой в истории человечества сквозьпространственной экспедиции. На первой линии канала Вы, уважаемые инфо-зрители, можете непосредственно наблюдать за подготовкой первого сквозьпространственного корабля «Большой скачок» на околоземной орбите. Вторая линия показывает космическую станцию «Сатурн-6», куда должен прибыть корабль. На третьей линии Вашему вниманию представлена история выхода человечества в космос. Четвертая линия, наверняка, заинтересует любителей технических подробностей. Пятая расскажет о тех людях, кто сделал возможным скачок к звездам. Линии с шестой по пятнадцатую отведены для Ваших вопросов. Наши специальные корреспонденты и операторы готовы к Вашим заявкам, ведь база данных Второго инфо-канала содержит наиболее полные сведения о всех аспектах жизни нашей планеты. Я же, Чи Баклавски, на главной нулевой линии буду вести основной информационный поток, куда вольются наиболее интересные ручейки с других линий…

Другие книги автора Антон Козлов

Восемь рассказов о странствующем волшебнике. Нельзя что-то приобрести, ничего при этом не потеряв.

Часто нам приходится выбирать: могущество или любовь, власть или дружба, верность или счастье: Что важнее?

Я очень рад, что Вы решили открыть этот файл. Надеюсь, что у Вас хватит сил и терпения дочитать его до конца, верю, что мой труд не пропадет даром.

Я затрудняюсь определить жанр своего произведения. Приключенческая книга на грани между fantasy и science fiction? Роман — предвидение событий недалекого будущего? Основа новой религии XXI века? Или что-то еще? Думаю, что каждый из Вас найдет здесь что-то свое. В романе в единый клубок сплетены приключения и размышления, шутки и жестокость, любовные сцены и кровавые побоища — короче, все как в жизни. Вас интересует вопрос о смысле жизни? Вы любили кого-нибудь? А теряли любимых? Вы смотрели на звездное небо? Вам кажется, что в Вас есть что-то особенное, чего нет в других? Вы когда-нибудь думали о других мирах бесконечной Вселенной? Если «да», то дочитайте мою книгу до конца, не пожалеете…

Его взгляды и поступки — за пределами насаждаемой современным обществом и государством морали (подставь левую щеку, обратись за защитой в милицию, повинуйся законам, которые установило государство и т.п.). Мой герой не Бог или Дьявол, а Калки - десятый аватар Вишну — беспристрастный судья и карающий палач одновременно. В романе я собираюсь довольно жестоко и карикатурно-цинично изобразить окружающую действительность. При этом я понимаю, что такая книга вряд ли будет напечатана. Но мне достаточно того, что она, как я надеюсь, понравится самостоятельно мыслящим, интеллектуально развитым людям, которые видят все несовершенство нашей жизни и готовы с этим несовершенством бороться если не физически, то хотя бы духовно.

Антон Козлов

Конан и люди будущего

В окрестностях Шадизара разбросано множество мелких городков, усадеб и деревень, которые неоднократно посещаются обитателями Пустыньки. Необходимость поиска добычи за городскими стенами может быть вызвана разными причинами. Изредка это происходит по вине слишком молодого и ретивого начальника городской стражи, который хочет отпраздновать свое назначение на столь высокий пост проведением облав и обысков в воровских кварталах. Тогда самые дальновидные и предусмотрительные объекты облав предпочитают отправиться в небольшое путешествие по окрестностям, дожидаясь, когда рвение начальника стражи войдет в допустимые пределы. Или же случается так, что до Пустыньки доходят вести о небывало богатом караване или о появлении в загородной усадьбе богатого вельможи редкой и дорогой вещи. И тогда, не успеет солнце сдвинуться на ширину ванирского клинка, как из города через разные ворота выезжает несколько групп всадников. Отъехав от Шадизара на достаточное расстояние, эти люди сворачивают в известном направлении, погоняя коней и стараясь опередить конкурентов. Добыча, как правило, достается сильнейшему, тогда как более слабые соперники, чтобы не терять понапрасну время, на обратном пути занимаются грабежом более легких доступных целей.

 Этот мир жесток и несправедлив. Он полон лжи, подлости, предательства и насилия. Он должен быть уничтожен. К такому выводу приходит девушка по имени Комета, пройдя длинную череду перерождений. В разных телах и многих обличиях она борется со злом, то одерживая победы, то терпя поражения. Ее силы увеличиваются в каждом новом воплощении, и в высшей точке своего могущества Комета решает вызвать Великого Первого Бога на бой за власть над Вселенными и Измерениями. Кто победит в этой грандиозной битве? Весь мир, затаив дыхание, ожидает решения своей судьбы…

Козлов Антон

Чужая Война

(ПУТЬ БОГА 3)

Эпиграф:

Братан Горацио! На свете до фига таких примочек,

Что у конкретных мудрецов съезжает крыша.

У. Шекспир, "Крутой Гамлет. Правосудие по-датски". Адаптированный перевод со староанглийского. Земля. 18 год Космической эры.

Глава 1. Три подопытных кролика.

- Уважаемые граждане! Я, корреспондент нулевой линии Второго инфо-канала Чи Баклавски, веду прямой репортаж о старте первой в истории человечества сквозьпространственной экспедиции. На первой линии канала Вы, уважаемые инфо-зрители, можете непосредственно наблюдать за подготовкой первого сквозьпространственного корабля "Большой скачок" на околоземной орбите. Вторая линия показывает космическую станцию "Сатурн-6", куда должен прибыть корабль. На третьей линии Вашему вниманию представлена история выхода человечества в космос. Четвертая линия, наверняка, заинтересует любителей технических подробностей. Пятая расскажет о тех людях, кто сделал возможным скачок к звездам. Линии с шестой по пятнадцатую отведены для Ваших вопросов. Наши специальные корреспонденты и операторы готовы к Вашим заявкам, ведь база данных Второго инфо-канала содержит наиболее полные сведения о всех аспектах жизни нашей планеты. Я же, Чи Баклавски, на главной нулевой линии буду вести основной информационный поток, куда вольются наиболее интересные ручейки с других линий...

Поверхность Земли в начале Космической эры претерпела значительные изменения. Землетрясения и перемещения земной коры конца сороковых — начала шестидесятых годов затопили одни участки суши и подняли другие. Но к двести тридцать восьмом году все это уже стало далекой и почти забытой историей. Человечество процветало. Звездолеты, оснащенные межпространственными двигателями — «мерцалками» — за несколько часов достигали ближайших звезд, а за несколько недель долетали до соседнего рукава галактики. Были обнаружены и освоены десятки терраподобных пла— нет с пригодными для жизни людей условиями, а количество небольших по— селений на диких планетах, на астероидах и на орбитальных станциях во— обще не поддавалось учету, так как возрастало ежемесячно.

На долгие тысячелетия могущественная Империя Повелителей отгородилась от всего мира. Но теперь мудрый император исчез, и самозванный диктатор хочет бросить армады космических флотов на захват Вселенной. Кто остановит это вторжение? Дочь императора, которая ищет отца и в то же время спасается от преследования ищеек лорда-предателя? Или бог Смерти, волею судьбы ставшей ее союзником? А может ученик бога – болотник с затерянной в космосе планеты Подсолнечной?

Популярные книги в жанре Героическая фантастика

Король Вендии умирал. В горячей душной ночи рокочущим звоном раздавались звуки храмовых гонгов и натужно ревели раковины. Только слабый отзвук доносился в комнату с золотым сводом, где среди бархатных подушек разметался на ложе Бунда Чанд. Капли пота выступили на смуглой коже короля, пальцы впились в златотканое покрывало ложа. Он был молод, король Вендии, но не копье поразило его, не яд, всыпанный в вино. А виски его уже вздулись синими узлами вен, глаза потускнели в предчувствии неминуемой близкой смерти.

Стремительный бросок лошадей сквозь высокий тростник; тяжелый удар падения, отчаянный вопль. С умирающей лошади, шатаясь, поднялся всадник — стройная девушка в сандалиях и подпоясанной тунике. Ее темные волосы падали на белые плечи; глаза были глазами пойманного в ловушку зверя. Она не смотрела ни на заросли тростника, окружающие небольшой открытый участок, ни на синие воды, что плескались о низкий берег позади нее. Взгляд ее широко открытых глаз был с пристальностью смертного часа устремлен на всадника, который пробился через стену тростника и спешился перед девушкой.

Санча, родом из Кордавы, изысканно зевнула, роскошно вытянула свои стройные ноги и поудобнее устроилась на отороченном мехом горностая шелковом покрывале, постеленном на кормовой палубе каракки. Она лениво сознавала, что вся команда, от носа и до кормы судна, наблюдает за ней с горячим интересом — так же как она сознавала, что ее короткое шелковое платье не слишком скрывает очертания ее великолепного тела от их жадных взоров. Девушка дерзко улыбнулась и приготовилась урвать еще несколько минуток, прежде чем солнце, золотой диск которого только начал подниматься над океаном, станет слепить глаза.

Грохот барабанов и рев труб, сделанных из слоновьих бивней, оглушал, но для ушей Ливии этот шум казался не более чем бессвязным бормотанием, унылым и отдаленным. Она лежала на ангаребе в большой хижине и ее состояние было чем-то средним между горячкой и полуобмороком. Наружные звуки и движения еле-еле тревожили ее органы чувств. Все ее внутреннее видение, хоть и изумленное и хаотическое, все еще было сконцентрировано со страшной правдоподобностью на обнаженной скорчившейся фигуре ее брата, из дрожащих бедер которого ручьем текла кровь. На смутном кошмарном фоне из сумеречных переплетающихся форм и теней эта белая фигура проступала с беспощадной и ужасной ясностью. Воздух, казалось, все еще пульсировал от криков агонии, смешавшихся и бесстыдно переплетенных со звуками дьявольского смеха.

Вианне и ее сестрам удалось вырваться из плена верховного короля, но опасность, которая угрожает миру людей, не миновала. Месть демона будет страшна, новый удар должен быть предотвращен незамедлительно.

С каждым днем Регулюс обретает все большее могущество. В его руках Монеты изобилия и самарий – металл, который делает войско врага невосприимчивым к магии. Переломить ход битвы должно помочь противоядие, что изготовить по силам только ведьмам.

Но планы рушатся: старинный гримуар, фамильная книга заклинаний, открывает ведьмам таинственное древнее пророчество. И теперь Вианне предстоит отправиться на полтора тысячелетия назад, чтобы разгадать послание. Возможно, именно там – ключ к спасению будущего всего мира.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мой мир населяют простые, на первый взгляд, обыкновенные люди из деревушек и провинциальных городков: любимые кем-то и одинокие, эмоционально неудовлетворенные, потерянные, мало себя знающие… Это мир глубинных страстей, безотчетных поступков и их последствий. Но внешне он не особенно драматичен… В совершеннейшей форме рассказ является, по существу, стихотворением в прозе.

Мой мир населяют простые, на первый взгляд, обыкновенные люди из деревушек и провинциальных городков: любимые кем-то и одинокие, эмоционально неудовлетворенные, потерянные, мало себя знающие… Это мир глубинных страстей, безотчетных поступков и их последствий. Но внешне он не особенно драматичен… В совершеннейшей форме рассказ является, по существу, стихотворением в прозе.

Воспоминание участника аварии на Чернобыльской АЭС, которого многие считают её виновником

«Джонатан Уайлд» написан в жанре биографии, но это не «подлинная» биография, какой, к примеру, внешне пытался сделать свое жизнеописание Дефо: это сатирическая биография. Герой ее из числа тех счастливцев, что до конца прошли дорогу Величия. Именуя низость безмерно падшего человека величием и соответственно перестроив всю шкалу оценок, писатель создал емкий сатирический символ продажности и бесчестия, ни разу не усомнившихся в своей законности: в этом мире они торжествуют.