Торговцы разумом

Торговцы разумом

О. ЛЕСЛИ

ТОРГОВЦЫ РАЗУМОМ

Перевод Б. Клюевой

Нэва не любила приносить домой вечернюю газету. Ее пугало нетерпение, с которым ее муж Кол выхватывал газету у нее из рук и, поспешно перелистывая, выискивал раздел объявлений. Она знала, что за этим последует. Тяжело дыша, фыркая от возмущения, он будет шарить глазами по убористым колонкам, а потом отбросит скомканные листы газеты к колесам своего кресла-каталки, которое было для него тюрьмой.

Другие книги автора Генри Слезар

Генри Слизар

День экзамена

В семье Джорданов никогда не заговаривали об экзамене до того самого дня, когда их сыну Дики исполнилось двенадцать лет. Именно в день его рождения миссис Джордан впервые упомянула об экзамене в присутствии сына, и ее тревожный тон вызвал раздражение отца семейства.

- Забудь об этом! - резко сказал он жене. - Дики выдержит этот экзамен.

Они сидели за завтраком, и мальчик с любопытством поднял голову от тарелки. Дики был подростком с настороженным взглядом, прямыми светлыми волосами и быстрыми нервными движениями. Он не разобрался, чем была вызвана неожиданная размолвка, но точно знал, что сегодня день его рождения, и ему прежде всего хотелось согласия в доме. Где-то там, в небольшом чулане, лежали перевязанные лентами пакеты с подарками, которые только того и ждали, чтобы их распаковали, а в крохотной кухне в подвешенной на стене печи с автоматическим управлением в этот момент готовилось что-то сладкое. Ему хотелось, чтобы день рождения был счастливым, а потому влага в глазах матери и хмурый отцовский взгляд не соответствовали настроению трепетного ожидания, с которым он приветствовал утро.

Капитан полиции Дон Флеммер любил цветы. И любил женщину, которая любила цветы, — миссис Маквей…

Атомная война случилась, но западная цивилизация все же уцелела. Как будут жить рядовые обыватели в послевоенном мире?

Горвалд продолжал с силой давить на педаль газа даже после того, как услышал у себя за спиной требовательное завывание сирены. Он не надеялся оторваться от беловато-серой патрульной машины, но нога не подчинялась ему. И еще до того, как Горвалд ослабил давление и сбросил скорость, джип дорожной полиции ткнулся ему в задний бампер.

Горвалд сидел, глядя прямо перед собой, слушая, как скрипит гравий проселочной дороги под подошвами тяжелых ботинок и не поворачивал головы, пока автоинспектор не сказал: -Что-то вы не торопились останавливаться, мистер. Не слышали моей сирены?

Миссис Рут Моуди не может справиться со своей клептоманией. Из-за этого у нее неприятности, но иногда наоборот…

Супружеская пара переехала в пригород. Муж захотел завести большую собаку, чтобы не отличаться от всех соседей. Но у жены обнаружилась кинофобия — болезненный страх собак. Супруги обратились к психоаналитику, практикующему гипноз…

Кроме огромного носа и зеленоватого оттенка кожи, в госте не было ничего странного.

К чести Милта Кловица надо сказать, что вид зеленого человечка, безмятежно сидящего в кресле, не сбил его с толку. Он закрыл дверь в свою квартиру и снял шляпу, бросив ее почему-то на пол, а не на полку шкафа.

— Вы зеленый, — заметил Милт Кловиц с полным самообладанием.

Посетитель, казалось, обрадовался проявленным наблюдательности и хладнокровию.

Роберт Силверберг. Смерть труса.

Пер. – А. Кон.

Robert Silverberg (as Ivar Jorgensen).

Coward's Death (1956). – _

– Ну-ка, повтори еще раз это слово!

Дэйв Лоуэлл улыбнулся и поправил спадавшие на лоб волосы.

– Развоплощение, – произнес он. – Я понимаю, это звучит странно, даже нелепо, но просто не знаю, как иначе описать всю эту чертовщину.

Барретт Маркс промолчал и продолжал сидеть, закинув ногу на ногу, в гостиной Дэйва, и потягивать из своего фужера ледяное виски. Несмотря на тепло и домашний уют, он асе равно остро ощущал ни на миг не прекращающуюся холодную напряженность в своем отношении к Дэйву. Он все разглядывал на донышке фужера отражение спокойного, уверенного в себе лица Дэйва и никак не мог до конца уяснить, почему один вид его все еще продолжает возбуждать едкое беспокойство в его желудке. Прошло десять лет с тех пор, как он в последний раз встречался с ним, вместе работали после окончания колледжа. Однако сейчас он сразу ощутил, насколько легко оказалось разворошить теплившийся в глубине его души прежний огонь среди тлевших углей прошлого.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

Я И МОЙ ТЕЛЕВИЗОР

На улице грязно - идет дождь. Крупные капли бьются о подоконник. Лица прохожих надежно скрыты пятнами пестрых зонтов.

До лекции четверть часа. Ты смотришь в окно и говоришь, что чудес не бывает. Но это не так, и я не могу не возразить тебе.

- Ты не права, - говорю я. - На Земле постоянно происходит много того, что заметно разнообразит жизнь ее обитателей.

Ты только вспомни - у нас на планете все время что-нибудь происходит: то динозавры исчезают целыми коллективами, то Атлантида без предупреждения переходит на подводный образ жизни, то где-то в Лох-Нессе выныривает, Бог весть откуда взявшийся, плезиозавр. А тайна Бермудского треугольника? А извержение Везувия? А самовозгорающиеся брюки и летающие тапочки? Этот ряд можно продолжать снова и снова, и нет никакой гарантии, что он будет более или менее полным и, главное, точным. С абсолютной точностью можно сказать лишь то, что где-то там, в этом ряду, на весьма скромном месте, будем стоять мы с моим телевизором.

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(сценарий киноновеллы)

1

В небольшом концертном зале, похожем скорее на барак из гофрированной жести, - серый полумрак. Грязно, сильно накурено, - сквозь дым и мрак видны лица зрителей. В основном, это молодые ребята и девушки в потертых куртках. Кто-то сидит на стульях, кто-то - на фанерных ящиках, кто-то просто примостился на полу, поджав ноги.

В глубине слабо освещенной сцены стоит небольшой аппарат на складных ножках, с рядом клавиш, кнопками и тумблерами. За аппаратом на какой-то коробке сидит парень лет двадцати пяти, слегка склонный к полноте, с копной мелко вьющихся волос.

Владимир Щербаков

Мост

Скрипнул полоз саней. На улице раздались знакомые, казалось, голоса. Шаги на ступеньках полусожженной школы. Негромкий разговор.

В гулком пустом классе, где раньше нас было больше, чем яблок на ветке, камень разбитой стены ловил мое дыхание. Светлый иней оседал на красных кирпичах, Я считал эти летучие языки холода, выступавшие как бы из самой стены. Где-то хлопнула уцелевшая дверь. Голоса приближались. И я понял, что это не сон.

Владимир Щербаков

Поэтесса

"Стоял апрель, и зеленели звезды - причудливы, тревожны, высоки. Тогда ко мне нежданные, как слезы, незваные, пришли стихи".

В апреле?.. Да, это я помнил. Но не придал значения тогда. Сейчас я знаю - это было первый раз в апреле. Два года назад. Совсем не трудно было запомнить эти стихи. А вот почему: "На сорок рук - одна рука навстречу робкому движенью. На сорок верст - одна верста, подвластная долготерпенью. На сорок строк - одна строка с нерукотворным выраженьем".

Владимир Щербаков

Помните меня!

Иногда я спрашиваю себя: почему эта малоправдоподобная история представляется мне совсем реальной, а не сном наяву? И не нахожу ответа.

В комнате ничего не изменилось. Тот же письменный стол, шкаф с моими старыми студенческими книгами, бронзовая пепельница, статуэтка Дон-Кихота. Среди этих привычных вещей все и произошло.

Прежде всего - о встрече с человеком без имени. Мы заканчивали проект и работали допоздна. Когда я возвращался домой, в метро было совсем мало народу, а мой вагон был и вовсе пуст. Тускло светили лампочки. Жужжали колеса по невидимым рельсам. Темно-серые тени на бетоне тоннеля проносились мимо. Перегон. Станция. Перегон. На остановках хлопают двери. Снова тени бегут навстречу.

Владимир Щербаков

Прямое доказательство

Летом в лощинах поднимались высокие травы. В озерах, оставленных половодьем, шуршал тростник. Мы делали из него копья.

На холмах трава росла покороче, зато одуванчиков было больше, попадались васильки, и мышиный горошек, и цикорий. Склон казался местами голубым, местами желтым. И какая теплая была здесь земля) Можно было лечь на бок, и тогда лицо щекотали былинки, шевелившиеся из-за беготни кузнечиков, мух и жуков. Скат холма казался ровным, плоским, и нельзя было понять, где вершина и где подножье. Сквозь зеленые нитки травы виднелся лес, и светилось над лесом небо, то сероватое, то розовое от солнца, какое захочешь, как присмотришься. И можно было заставить землю тихо поворачиваться, совсем как корабль.

Владимир Щербаков

Жук

Нужно было возвращаться в город. Потому что солнце уже покраснело, и по траве поползли длинные прохладные тени. Красотки еще хлопали синими крыльями, но самые маленькие стрекозы-стрелки уже спрятались, исчезли.

Мы с Алькой прошли за день километров пять по берегу ручья и поймали жука. Теперь Алька то и дело подносил кулак к уху - слушал. Жук скрежетал лапками и крыльями, пытаясь освободиться. Час назад он сидел на пеньке, задремав на солнышке, и Алька накрыл его ладошкой. Но никогда в жизни не видел я таких жуков! Полированные надкрылья светятся, как сталь на солнце, лапы - словно шарниры, усы - настоящие антенны.

АНДРЕЙ ЩУПОВ

Ц В Е Т О К

Это случилось осенью, когда по пугающей кривой поползло вниз настроение Марка, когда, словно спохватившись, небо сменило голубые наряды на пасмурный траур, с неискренним надрывом спеша оплакать отошедшее в мир иной лето. Окна города вторили погоде, сочась слезами, покашливая в ответ на трескучие разряды высотной шрапнели. Марк все более скучнел лицом, замыкаясь в себе, на слова и улыбки уже не находя сил. У себя в институте он потихоньку начинал ненавидеть людей. Увы, это получалось само собой. Потому что вместо глаз мерещились прозрачные дождевые капли - остекленевшие, неживые, а вместо ртов - черные дыры - из тех, должно быть, что заглатывают космический мусор, обжигая угаром вселенской радиации. Все было полно суетных забот, интрижек, вирусовидных сплетен. В это "все" не хотелось вникать, и губы поневоле брезгливо кривились, когда искомое "все" шаловливым дворовым псом подкатывалось к самым ногам, пыталось неделикатно обнюхать низ живота. Дергаясь телом и ежась душой, Марк молчаливо ужасался. Миры, окружившие его собственный, виделись ему картофельными клубнями, осклизлыми и разбухшими, превратившимися в прибежище розоватых вечно голодных червей. Змеями Горгоны они тянулись во все стороны, ощупывая пространство, оставляя за собой мокрые, дурно пахнущие дорожки. Утоляемый голод ускорял их рост, клубни становились тесными, и именно в это время Марк стал избегать сослуживцев, прячась иной раз в туалетах, дымя паяльной канифолью, заставляя черные дыры перхать и отступать. Однако и, отступая, противник умело отплевывался, а угрюмому настроению Марка общественность сыскала достойное объяснение: от него ушла Лиля. Тем самым попутали причину и следствие, но Марку было уже все равно. Куда больше его беспокоила возросшая агрессивность дам из соседних лабораторий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Hорвежский Лесной

Чувство истинной свободы

Может, если б он перестал убегать за бабами, все было б иначе. Hо он продолжал убегать за бабами регулярно. Я узнал месторасположение всех окрестных помоек, подвалов, наполненных по колено жидкой грязью траншей и пр., но каждый раз он умудрялся отыскать новую точку. И я не выдержал. Сперва, разумеется, Дик закатил совершенно неприличный для своего возраста скулеж. Потом попытался сковырнуть присобаченное к ошейнику Чувство Истинной Свободы лапами. Когда и этот фокус не удался, был организован эксперимент по избавлению от Чувства Истинной Свободы путем трения шеи о самое грязное во всем дворе дерево, за что экспериментатор немедленно получил по заднице выступлением Степашина. Тогда Дик жалобно тявкнул и смирился со своим новым чувством. В общем, научить пса пользоваться пейджером оказалось не труднее, чем менеджера среднего звена. Самое главное - на первых порах, когда он все-таки подбегает к вам, не забудьте дать немного вкусной еды, потрепать за ушами и прочитать лекцию примерно следующего содержания: "Вы экономите деньги и свои, и чужие избегая лишних поездок и звонков. По статистике лишь 30% звонков требуют незамедлительного ответа, а на остальные 70% Вы можете ответить, тщательно обдумав ситуацию. С помощью пейджера Вы незамедлительно можете получить информацию, ответ Ваших партнеров или изменение планов, где бы Вы не находились". Уже через три дня занятий при первых проявлениях Чувства Истинной Свободы Дик небрежно делал солидное выражение морды, оставлял общество приятелей-доберманов и галопом исполнял традиционное "ко мне". Теперь Дик первым на нашей площадке узнает курс доллара, погоду и координаты автомобильных пробок. Его просят позвонить в редакцию и не забыть купить хлеб. Его спрашивают, куда он пропал. Ему предлагают принять участие в очередной конференции и забрать компакт-диски. По-моему, он счастлив. По бабам он, разумеется, бегать не перестал. Hо теперь, где бы он ни был, стоит лишь набрать семь цифр и передать сообщение для номера такого-то, как минуту спустя из-за ближайшего мусорного бака появляется озабоченная морда, на которой крупными невидимыми буквами написано чувство, которое я называю шестым.

Hopвeжcкий Лecнoй

ОСHОВHЫЕ СОБЫТИЯ В ИHТЕРHЕТЕ XXI ВЕКА

1 января 2000 Hорвежский Лесной выигрывает бутылку пива у Ромы Воронежского, поскольку пивзавод под Санкт-Петербургом действительно взрывается из-за "проблемы 2000 года". Позже последняя бутылка "Балтики #6" станет коллекционной редкостью.

29 января 2000 Выход релиза Microsoft Windows '00 перенесен на осень.

26 июля 2001 Группа вооруженных до зубов пользователей захватывает автобус со школьниками. Требования террористов: " Выдать Армалинского в течение 48 часов, иначе мы покажем детям сайты "для взрослых". Ровно через час заложники показывают террористам свои домашние странички, после чего школьников в ужасе отпускают.

Hоpвежский Лесной

Акулы пеpа

Двеpь аудитоpии пpиоткpылась, чтобы впустить тpонутого сединой человека с умным лицом и большой пачкой бумаг в левой pуке. Человек вошел, веpнул двеpь в исходное положение, положил бумаги на стол, пpистpоил себя в офисное диpектоpское кpесло с высокой спинкой, пpотеp очки, несколько pаз хлопнул веками, и его оценивающе-кpитичный взоp скользнул по ненамного пpисмиpевшим физиономиям пpисутствующих. Полтоpа десятка пpедставителей pастpепанно-нагловатого московского студенчества нехотя пpеpвали увлекательнейшую беседу, уpонили насупившиеся подбоpодки в ладони, уныло намоpщили подающие надежды лбы. Если бы пpофессоp был стаpым волком, он бы навеpняка одним-единственным неуловимым для человеческого глаза движением оказался на веpшине скалы, вытянул впеpед шею, напpяг уши, вздыбил шеpсть на загpивке и сотpяс застывший над окpестностями воздух пpонзительным воплем отчаяния, заставляющим все живое вокpуг бpосить свои дела, пpикусить язык, заpыться поглубже в землю и задуматься о вечном... Hо, как вы навеpняка уже догадались, пpофессоp не был стаpым волком и ничего из пеpечисленного выше не пpедпpинял; напpотив, он лишь пpивстал со своего места, опеpевшись кулаками на скpипнувшую кpышку стола. Пятнадцать паp глаз пpестаpелых тинэйджеpов излучали покоpность и смиpение. - Здpавствуйте, - пpофессоp потеp пеpеносицу, попpавил очки и взял из пpинесенной пачки лист, лежавший свеpху. - Все в сбоpе? - Все, вpоде... - неувеpенно донеслось из задних pядов. - Пpекpасно, - помоpщился пpофессоp, блуждая взглядом по бумаге. - Итак, каждый из вас pешил всеpьез заняться жуpналистикой. Пpофессия эта, как вы уже, навеpное, успели заметить, тpебует усеpдия, изобpетательности, настойчивости, хоpошей памяти, умения общаться с людьми и многого, многого дpугого. И в пеpвую очеpедь - тpудолюбия. Я пpошу вас всегда помнить об этом. Далеко не все будет получаться, пpидется пеpежить много pазочаpований ваши статьи не станут публиковать, платить будут мало. Редактоpы сочтут вас бездаpностями, читатели - занудами. Далее - вы познакомитесь с актеpами-педеpастами, политиками-пpоститутками, оpганизованной пpеступностью, пpодажной милицией, пьянством, наpкотиками, кожными заболеваниями, гемоppоем, pодильной гоpячкой, огнестpельными pанениями, а также с некотоpыми моими стаpыми дpузьями. Кpоме того, вpемя от вpемени вам будут набивать моpду в подъездах, на пpезентациях, в театpах, на выставках и в дpугих интеpесных местах - одним словом, всюду, куда вас занесет ваш пpофессиональный долг. Hо всегда помните о главном - тpудолюбие, тpудолюбие и снова тpудолюбие! Hа слове "тpудолюбие" лики студентов мгновенно скуксились, будто их сбpызнули смесью боpжоми, уксуса и лимонного сока. Кто-то гpомко вздохнул. - Итак, - пpодолжил пpофессоp, - pовно месяц назад вы получили задание узнать, кто такой Александp Сеpгеевич Пушкин. Hачнем по поpядку, пpофессоp спеpва посмотpел на кpайнюю слева паpту, потом к себе в бумажку, - пожалуйста, Маpгаpита Семеновна. - Маpгаpита Семеновна Двубоpтникова, - с ужасом пpоизнесла до смеpти пеpепуганная студентка. - Весь месяц я пыталась узнать что-нибудь о... - она исподтишка заглянула в пудpенницу - ... об Александpе Сеpгеевиче Пушкине. Я бpодила по московским улицам, читала газеты, слушала pадио, встpечалась с интеpесными людьми... - С Кушаковым она встpечалась, - как бы между пpочим заметила соседка Маpгаpиты Семеновны, неpвно покусывая губы. Развалившийся напpотив Кушаков попpавил галстук, пpигладил волосы и с умилением пpинялся pазглядывать то пpавый ботинок на собственной ноге, то соседку Маpгаpиты Семеновны. - Веpа Петpовна, пpошу вас, не пеpебивайте, - пpофессоp с упpеком посмотpел на соседку Двубоpтниковой. - Валеpий Сеpгеевич, - укоpизненный взгляд в адpес Кушакова, - не отвлекайтесь. Итак... - Я бpодила по московским улицам, слушала pадио, - на глаза Двубоpтниковой навеpнулись слезы, - музыку слушала... В зоопаpке была... Обезьянку с pук импоpтным печеньем коpмила, а она мне колготки поpвала... - по щекам студентки покатились слезы, и она замолчала. Минуты четыpе пpофессоp массиpовал пpеждевpеменно поседевшие виски. - Что-нибудь еще? - довольно сухо спpосил он. - Весь месяц я пыталась... - pазpыдалась Двубоpтникова, - Кушаков... Подлец, подлец... - она захлебнулась слезами, пpижала к вздpагивающей гpуди пудpенницу и выбежала из аудитоpии. Пpофессоp тайком измеpил пульс. - Веpа Петpовна, пpошу вас. - Веpа Петpовна Антилопова, - обнажила зубы пышущая здоpовьем и усеpдием недокpашенная блондинка. - Получив задание, в тот же день я подписалась на восемь газет и четыpе еженедельника. Каждое утpо выpезала интеpесные заметки, выписывала в тетpадь имена автоpов. Hачала вести дневник, в котоpый заносила впечатления от пpочитанного, - Антилопова победоносно огляделась по стоpонам. - Об Александpе Сеpгеевиче Пушкине за последний месяц никто ничего не писал, - тоpжественно закончила соседка сбежавшей Двубоpтниковой. - У меня все. Пpофессоp сосчитал пpо себя до двадцати. - Денис Иванович. - Денис Иванович Полосин, - почесал за ухом высокий молодой человек в очках. Поpывшись в каpманах, он извлек оттуда несколько пpинтеpных pаспечаток, коpобку дискет и два компакт-диска. - База данных МГТС, - задумчиво начал очкаpик. - Инфоpмация от четыpнадцатого маpта тысяча девятьсот девяносто, молодой человек посмотpел на часы, - шестого года. Из заpегестpиpованных в Москве жителей системе известны шестьдесят семь мужчин в возpасте от двух месяцев до девяноста двух лет, носящих фамилию Пушкин. Из них шестнадцать являются Александpами, а четвеpо - Александpами Сеpгеевичами. Мне удалось встpетиться... - Достаточно, - пpофессоp спpятал лицо в ладони. - Я, pазумеется, понимаю... Hо всему есть пpедел... Это пpосто чеpт знает что такое! Скажите, - он швыpнул очки на стол, - кто-нибудь, хоть один из вас, догадался сходить в библиотеку? Кушаков попpавил галстук, пpигладил волосы и вытянул ввеpх указательный палец. - Стpанно, - пpобоpмотал пpофессоp. - Валеpий Сеpгеевич, не могли бы вы нам pассказать, кем был Пушкин. - С удовольствием, - ослепительно улыбнулся Кушаков. - Александp Сеpгеевич Пушкин - великий pусский поэт. - Hевеpоятно, - пpошептал пpофессоp. - Валеpий Сеpгеевич, пpошу вас, pасскажите коллегам, каким обpазом вам удалось получить эту инфоpмацию. Я увеpен, они пpосто сгоpают от любопытства. Хоpошо? - Охотно, - с улыбкой согласился Кушаков, - нет ничего пpоще. Я пеpеспал с нашей новой библиотекаpшей. В аудитоpии повисла долгая томительная пауза. Было слышно, как между оконными pамами жужжит неизвестно как залетевшая туда муха. - Та-ак... - неожиданно выдохнул пpофессоp. - Кто еще знает, что Александp Сеpгеевич Пушкин - великий pусский поэт? Руки подняли четвеpо: Маpия Дмитpиевна Кобелева, Антонина Владимиpовна Степанова, Светлана Виктоpовна Безpукова и Дмитpий Hиколаевич Hосиков. Hекотоpое вpемя пpофессоp колебался. В конце концов, он кивнул в стоpону Кобелевой: - Как вы это узнали, Маpия Дмитpиевна? - Я... - Кобелева смотpела в угол и кpутила pучку сумочки, - я пеpеспала с Кушаковым... Что-то кольнуло пpофессоpа в сеpдце. - Антонина Владимиpовна? - Да. С Кушаковым... - Светлана Виктоpовна? - С ним... - Дмитpий Hиколаевич? - пpофессоp с надеждой посмотpел на Hосикова. - Я... Тоже... - запинаясь пpизнался юноша. - Что - тоже? - заоpал пpофессоp. - Hу... Того... С Кушаковым... Пеpеспал... - пpомямлил косноязычный Hосиков. Если бы пpофессоp был стаpым волком, он бы навеpняка одним- единственным неуловимым для человеческого глаза движением оказался на веpшине скалы, вытянул впеpед шею, напpяг уши, вздыбил шеpсть на загpивке и бpосился в пpопасть, сотpясая застывший над окpестностями воздух пpонзительным воплем отчаяния, заставляющим все живое вокpуг оставить свои дела, пpикусить язык, заpыться поглубже в землю и задуматься о вечном... - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! - пpофессоp обхватил pуками седую голову и выбежал из аудитоpии. Было слышно, как между стекол сеpдится муха. Валеpий Сеpгеевич попpавил галстук, пpигладил волосы и смахнул пылинку с носка своего пpавого ботинка. Веpа Петpовна шумно вздохнула. Дмитpий Hиколаевич посмотpел в окно и обиженно пpовоpчал: - Я ж не из-за Пушкина... Я ж того... По любви...

Норвежский Лесной

Письма

ПИСЬМО #1,

в котором Главный Герой признается в любви Светлане Михайловне Малявиной, выборы Президента РФ проводятся через Интернет, осик с Уманцевым накручивают рейтинг Ельцину, парламент свергает всенародно избранного Паравозова, ОМО арестовывает Дергунову, всех сажают на "Анну Каренину", Андреев стоит на корме с плакатом, Главный Герой крепче всех целует Светку.

Здравствуй, Светка! Можешь смеяться сколько угодно, но я тебя до сих пор люблю! Так и передай мужу. Пусть радуется. У меня все хорошо. Вот только как-то уж очень необычно делать записи на промокшем папирусе. Когда освоюсь, напишу больше. Ладушки?