Тополята

На берегу городского пруда высится комплекс небоскребов, главный из которых получил в народе название «Зуб». В нем нет ни отделки, ни постоянного электричества, ни квартир, ни офисов – люди боятся обживать здание, которое, по слухам, в любой момент может рухнуть из-за ошибок при строительстве. И в котором вообще «что-то не так».

Тем не менее жильцы в Зубе есть. В нем обитает волшебный Народец, который поселил там третьеклассник Тенька Ресницын. Здесь же нашел убежище мальчишка по прозвищу Кабул, спасающийся от многих бед.

Вообще бед у юных жителей миллионного города Айзенверкенбаума хватает. И одна из них – набирающая силу система ЮЮ, то есть «ювенальная юстиция».

Новый роман Владислава Крапивина, касаясь ЮЮ, поднимает и ряд традиционных для автора проблем. Это судьба бесприютных детей, необходимость милосердного отношения к животным, защита старых деревьев, которые в наше время почему-то так ненавистны чиновникам. Это противостояние общества и властей, которое все чаще приводит к жестоким столкновениям...

Отрывок из произведения:

Тенька и мама играли в шахматы.

В комнате, которая называлась «вахтерка», стоял мягкий полусвет. На улице был май, но клены за решеткой широкого окна качали уже совсем летние, широкие листья. Солнце пробивалось через них лучами-спицами. Лучи раскидывали пятна, похожие на зеленоватых бабочек. Эти бабочки ползали по стенам со списками обитающих в общежитии студентов, по обшарпанному компьютеру и белому телефону. По календарю с картиной «Сестрица Аленушка». По клетчатой доске. И по маме…

Рекомендуем почитать

Лейтенант Богданов удачей не злоупотреблял, но и от подарков судьбы не отказывался. Воевал как умел, геройски, бомбил фашистов на своем По-2, не щадя ни себя, ни своего самолета. Может, за то и выпало ему в жизни чудо. Сбили его в последнем бою, но героическая смерть миновала его самым причудливым образом…

Ходила по Псковщине легенда, и верили в нее равно и князья, и кметы, и смерды, что однажды, когда совсем житья не станет от ливонцев, появится в небе железная птица, принесет на себе Богдана-богатыря и освободит он города и веси от псов-рыцарей. Что взять с предков, темные они были в своем XIII веке, каких только сказок не рассказывали…

«…Профессор плакал, размазывая по лицу сопли пополам с кровью.

– Ну, вот, – гнусаво произнес он, в бессилии показывая испачканные ладони. – Опять. За что, а? За что, я вас спрашиваю?

Сосед по подъезду, сапожник Пантелей Бабыленко, поскреб затылок, посмотрел на сбитые кулаки.

– Вид у тебя придурковатый, Семионыч, – откровенно ответил он.

– А я виноват? – с надрывом произнес профессор…»

Иногда попытки найти работу и устроиться во взрослой жизни приводят к самым неожиданным последствиям. Вчерашние школьники Джим Симмонс и Тони Тайлер узнают это на собственной шкуре – вся полиция города преследует их по ложным обвинениям в изнасиловании и терроризме. Друзья решают пересидеть опасность в армейской учебке – и после ее окончания попадают на самую настоящую войну в джунглях другой планеты, кишащих смертоносными тварями.

Не об этом они мечтали, но что делать – пришло время становиться мужчинами!

«…Машины времени стояли там же, где всегда, – на полке между курительными смесями и пузатыми коньячными бутылками.

Гладкие бока машин прохладно и тускло блестели. Некоторые живокристаллические экраны дремали, другие корчили потешные рожицы. Мягких браслетов в упаковке видно не было, но Гарий хорошо знал, какие они – прозрачно-голубые, широкие, плотно и уютно охватывающие запястье.

Машины времени стояли и с дружелюбным интересом смотрели на двух мужчин, остановившихся перед полкой. Табличка на полке напоминала: «Злоупотребление перемещениями в прошлое вредит вашему настоящему».

Гарий представил, как покрепче перехватывает горлышко пивной бутылки и с силой обрушивает на приветливые живокристаллические рожицы…»

Группа землян вынуждена вмешаться в противостояние двух могущественных космических цивилизаций, ведь ареной для этой «борьбы титанов» является Россия с ее чудовищным большевистским экспериментом. Попытка исправить сложившуюся историческую реальность заставляет героев романа отправиться в двадцатые годы на помощь белому движению и вступить в полную невероятных приключений борьбу с всесильной ЧК.

Начало девяностых годов двадцатого века. Российская Империя, раскинувшаяся от Северного Ледовитого океана до Средиземного моря, подвергается нападению исламских фундаменталистов, одним из главарей которых является Осама Бен Ладен. Имперские спецслужбы принимают решение ответить террором на террор, только в отличие от мусульманских фанатиков их цель – не мирное население, а главари бандформирований. Неожиданно для самих себя два русских флотских офицера, Александр Воронцов и Али Халеми, получают задание ликвидировать Бен Ладена. Но как это сделать, когда знаменитого террориста готова укрыть от возмездия любая мечеть? Офицеры находят нетривиальное решение. Ведь иногда для того, чтобы спасти Родину, нужно ее предать…

Уже несколько тысячелетий сверхцивилизации аггров и форзейлей воюют друг с другом, избрав ареной тайных битв Землю. Перемещения во времени и «переписывание» прошлого – один из приемов этой войны. Но история творится руками самих землян, и именно затем нужны пришельцам Андрей Новиков и его друзья. Герои романа В.Звягинцева не желают быть слепым орудием инопланетного разума. Захватив резидента аггров, они начинают свою игру, главные события которой разворачиваются в начале XX века, куда после нескольких путешествий во времени и пространстве попадают наши современники.

Новый остросюжетный роман популярного фантаста Александра Громова написан в жанре альтернативной истории и «альтернативной географии».

К началу двадцать первого века императорская Россия, процветающее патриархальное государство, занимает одно из ведущих мест в мировой политике, споря за глобальное влияние с Великобританией, Францией, Германией и другими развитыми европейскими державами. А Америки просто нет – ни Северной, ни Южной: от западных до восточных пределов Евразии простирается один огромный океан…

Граф Николай Николаевич Лопухин, тайный агент Третьего отделения, получает личный приказ императора – сопровождать наследника престола, направляющегося с официальным визитом в Японию. В ходе плавания Лопухину удается раскрыть международный заговор с целью устранения наследника. Теперь осталось только расстроить планы злоумышленников – в открытом море, без поддержки русского флота, под дулами корабельных орудий исландских пиратов, у которых появился новейший неуязвимый суперлинкор…

Другие книги автора Владислав Петрович Крапивин

Альке семь и он всего на три года младше своего родного города. Но жизнь этого мальчишки полна увлекательных событий. И вместе со своими друзьями ему предстоит пережить немало замечательных приключений…

Пятиклассник Женька Ушаков – герой повести из цикла «Сказки о парусах и крыльях» – попадает на таинственный остров Двид, и необходимость помочь своим новым друзьям-островитянам вовлекает его в невероятные приключения.

Разведчик Ярослав Родин неожиданно попадает на планету, похожую на Землю его детства, и оказывается в центре борьбы с жестокими захватчиками. Об отважных мальчишках, мужающих в борьбе со злом, рассказывает новый роман уральского писателя.

Владислав Крапивин – известный писатель, автор замечательных книг "Оруженосец Кашка", "Мальчик со шпагой", "Мушкетер и фея", "Стража Лопухастых островов", "Колесо Перепелкина" и многих других.

Эта повесть – о мальчишках с верными и смелыми сердцами. О тех, кто никогда не встанет к ветру спиной. Даже если это очень сильный ветер…

У Вальки есть две страсти: парусные корабли и барабаны. А это значит, что его и его товарищей (Андрюшку, Павлика, Юрку…) ждет множество приключений… Жизнь открывает свои объятия перед Валькой и его друзьями.

Когда Володе в качестве «оруженосца» для соревнования по стрельбе из лука определили Кашку, то он жутко расстроился. Совершенно никчемным показался Володе такой помощник. Но не отказываться же участвовать в соревнованиях «Великого и непобедимого рыцарского ордена»!

Славка знал наизусть все созвездия и мечтал нарисовать их на зонте. Как это было бы замечательно — зонт стал бы маленьким планетарием! Но как найти в мире взрослых человека, который позволит реализовать такую затею…

Герои одного из наиболее известных романов В. Крапивина «Мальчик со шпагой» — юные фехтовальщики из отряда «Эспада». Доброта и справедливость, верная дружба и рыцарство, ответственность за свои поступки и готовность отстаивать правду — не пустые слова для этих ребят. Они свято следуют своему кодексу чести в жизни — реальной, но в то же время граничащей со сказкой. О судьбе героев в наше время рассказывает завершающая часть дилогии — роман «Бронзовый мальчик».

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Стремительно темнело — оба солнца закатились за горизонт одно за другим. Белесые огни корчмы скрылись позади, проезжий тракт казался безлюден и пуст. Очень хотелось по-маленькому. Со всех сторон на дорогу наползал с болот туман, и всюду была эта мерзкая дорожная грязь, грязь, грязь. Серый в белых яблоках конь подо мной ежеминутно оступался, пытаясь обойти чавкающие лужи. Но когда стемнело окончательно, и уже ничего не стало видно на расстоянии вытянутого меча, конь пошел напрямик, хлюпая копытами. Я отчетливо слышал, как из-под копыт раздавалось: «грязь… грязь… грязь…» Вскоре болота кончились, впереди замаячил лес. По-маленькому хотелось нестерпимо. Я натянул поводья и спешился. Шлепая ботфортами по лужам, держа ладонь на всякий случай на рукояти меча, я подошел к ближайшему дереву. Справил ли я нужду, не помню. Но в какой-то момент понял, что снова еду на коне, а облегчения так и не наступило. Это был странный лес — узловатые корни, похожие на черные вздувшиеся вены, пересекали тропу, со всех сторон тянулись тяжелые мокрые ветви, приходилось заслонять лицо плащом от них. Плащ был старый, насквозь пропитавшийся пылью дорог. Всякий раз, когда я поднимал его, вниз сыпались песок и труха, а нос чесался от пыли, и хотелось чихать. Начал моросить мерзкий дождь — сначала наверху, в ветвях, затем усилился, и к размеренному конскому топоту добавился грохот капель по шлему. Казалось, шлем был сделан из жестянки. Похоже, так оно и было. Дождь тоже оказался грязным — он не смывал пыль, а лишь размазывал по плащу и кольчуге. По-маленькому хотелось совсем нестерпимо. Я соскочил с коня и прислушался. Лес молчал. Я встал на обочине, расстегнул замок на латах, облегчился и поехал дальше. Но легкости все равно не чувствовалось. Простыл, что ли? Неожиданно конь захрипел и остановился, чутко поводя ноздрями. Впереди на тропе что-то ворочалось. Я замер, машинально потянув с плеча арбалет. Лес замер, и даже ветви над головой перестали шуршать. Но чаща дышала. Там, несомненно, таилась какая-то жизнь. Или — нежить… Я пригляделся и остолбенел: на меня из чащи двигались огромные белые светящиеся глаза… «Еще немного, и описаюсь со страха, — грустно подумал я, поднимая арбалет. — Мне-то поделом, а вот коня жалко…» Словно прочитав мои мысли, конь захрипел и взвился на дыбы. Он хрипел ритмично и с надрывом, а затем начал петь — сперва себе под нос, затем все громче и громче. Пел он почему-то женским голосом — голосом Эми Уайнхаус. Это была отвратительная песня — я ненавидел ее весь последний год, с того самого дня, как закачал в мобильник как мелодию будильника. А ведь раньше нравилась… Мелодия будильника?!! Я еще раз оглядел бесцветный лес и приближающиеся глаза-огни, глубоко вздохнул и — в следующий миг уже лежал в своей кровати.

Антон Семенович положил руку на рычаг, который когда-то был ручником, вздохнул, негромко произнес «поехали», опустил ручник, а затем сделал такое неловкое движение, словно у него что-то зачесалось на груди. Он почесался так скомкано и стыдливо, что и Василий и Савка на заднем сидении догадались: перекрестился Антон Семенович перед экспериментом.

Машина двинулась вперед мягко как поезд в метро. Вроде шум есть, мотор гудит, а тряски почти никакой. Строго говоря, двигалась она не вперед, а назад во времени. Василий, как главный помощник и лаборант Антона Семеновича участвовал в путешествии уже не раз, поэтому смотрел сквозь хипстерские очочки спокойно и даже слегка надменно. А вот Савку взяли в поездку впервые, поэтому он сперва водил головой из стороны в сторону, чтобы в объектив маленькой налобной камеры попадали все окна машины, а потом уставился в ближайшее и снимал то, что происходит там.

Сборник научно-фантастических повестей и рассказов.

Вадим Сергеевич Шефнер (1915-2002) - поэт, прозаик, лауреат отечественных литературных премий, буквально - "ровесник века" российской литературы ушедшего столетия. В жанре фантастики Шефнер дебютировал относительно поздно, в 1960-е годы, однако уже с самых первых своих произведений сформировал уникальный стиль, ставший впоследствии своеобразной "фирменной маркой" его творчества - фантастики по-доброму иронической и мягко-пародийной, веселой - и мудрой, реалистичной - и поэтичной. Фантастики решительно ненаучной - и (возможно, поэтому?) до сих пор сохранившей свое обаяние...

«Уникальный, но совершенно бесполезный девайс.

Упаковка — нет.

Условие доставки — самовывоз.

Цена — договорная».

К объявлению пришпилена фотография — нечто крайне неопределённое, с трудом поддающееся описанию. Похоже на инсталляцию в стиле «индастриал» под пластиковым колпаком. Но красиво, чёрт побери. Приняв наконец решение, Марк скопировал объявление и переслал его Славику. Ответ пришёл быстрее, чем Марк успел достать банку колы из холодильника. «Берём!!!!!!!»

В отличие от тебя я ощущаю время правильно. Ты видишьлишь ручеек, когда на самом деле перед тобою море. И настоящего нет - забудь, потому как время в постоянном движении и не линейно, как ты привык считать, а разносится во всех направлениях сразу Воспринять его цельно даже я не могу, но я хотя бы не зашорил глаза и не прусь в одну сторону, как вы, люди».

- Бредовый сон, - пробормотал Павел, разлепил веки и сел. - Нет, это был не сон. Первый рих именно так и сказал вчера: время у них движется как угодно, но только не так, как на Земле. Появляется то прошлое, то будущее. Настоящее - краткий миг, и оно могло быть таким, но что-то там все время случается в прошлом или будущем, и все опять не такое. Короче, полный кавардак. И кавардак больше всего не в моей, а в их головах. Вот, сижу. Разве я сижу не здесь и сейчас? Хотя… нас они запросто взяли, тепленькими. Ухватили и в темницу заточили. Так у кого кавардак?

Как найти путь домой, если ты попал в параллельную реальность? Где грань между настоящим и заблуждением? Всё ли так вокруг нас на самом деле, как воспринимает мозг? Главный герой пытается вырваться из параллельного мира, в котором случайно оказался.Книга третья из серии "Вектор времени"

Человек вообразил себя грибом. Не ест, не пьёт, сидит в уголочке и твердит: «Я гриб, я гриб». И что с ним делать — непонятно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Восемнадцать лет назад оперуполномоченный Сергей Баринов, преследуя преступника, столкнулся с древним злом – адским созданием, пьющим кровь людей. Сергей вступил в схватку с упырем – и проиграл. Он остался жить и даже обрел бессмертие, но сам стал исчадием ада. Все эти годы зло, которое поселилось в нем, крепчало и напитывалось темной энергией. Наконец упырь осознал – он и ему подобные должны покончить с человеческой цивилизацией и вернуть на Землю первозданное зло. Для этого надо лишь активировать один древний артефакт…

С того дня, когда Лиля увидела, как ее возлюбленный целует Злату, прошло два месяца, но девушка не смогла отказаться от своего чувства. Напротив, в разлуке оно только окрепло. Теперь Лиля не сомневается в любви к Владу. И никак не может понять, почему он ее предал. Наверное, виной всему потеря жемчужины, в которой – как у всех людей-рысей – заключена его душа. Эта версия с каждым днем находит все больше подтверждений. Лиля уверена: парню нужна ее помощь и отыскать его душу должна именно она, даже если ей придется пойти за ней в священную долину оборотней, куда не может пройти ни один смертный…

Цикл рассказов «Реквиемы» посвящает читателя в проблему смерти как отдельный, самостоятельный предмет художественного изображения.

При этом понятие смерти рассматривается Л. Петрушевской в самых разных проявлениях. Это и гибель супружеской любви («Я люблю тебя»), и крушение светлых надежд молодости, утрата жизненного оптимизма («Еврейка Верочка»), и умирание души, духовная деградация («Дама с собачками»), и утрата сострадания чужой беде («Кто ответит»).

Людмила Петрушевская. Реквиемы. Издательство "Вагриус". Москва. 2001.

 Финн Хокинс — бойкая деревенская девчонка, не привыкшая обращать внимание на запачканные грязью ботинки или солому в волосах. Когда ферму «Жимолость», где она родилась и выросла, приобрел известный лондонский финансист Тай Алладайк, над головой девушки сгустились тучи. Новый хозяин имения возненавидел Финн из-за ее вероломной родственницы, разбившей сердце его брату, и велел убираться прочь. Тай был уверен, что Финн пакует чемоданы, готовясь к отъезду, но, как оказалось, она не намерена сдаваться без борьбы.