Томас Рифмач

Томас Рифмач
Автор:
Перевод: Наталья Григорьева, Владимир Грушецкий
Жанр: Фэнтези
Год: 2007

От издателя:

«Глянул я окрест и душа моя уязвлена стала. Любимая фантастика утопает в крови, некое несуществующее Добро с невероятной жестокостью мочит столь же небывалое Зло… И за этими разборками авторы напрочь забывают о существовании обычной доброты», — говорил Святослав Логинов на седьмом «Росконе».

В этой книге кровь тоже льется — несколько капель, чтобы напоить неприкаянную душу в Эльфийской стране. Герои книги не носят мечей, они просто живут настоящей жизнью в своем XII веке по соседству с Дивным народом. Здесь все настоящее: грязь по весне на холмах, в которой тонут овцы, любовь и верность, страсть и страдание. Даже Королева Эльфийской страны — и та настоящая. Кашнер удалось невозможное — рассказать древнюю легенду о Томасе Лермонте так, что дух захватывает от красоты и правдивости повествования.

Награды и премии:

World Fantasy Award, 1991 // Роман (Novel)

Mythopoeic Awards, 1991 // Мифопоэтическая премия фэнтези

Отрывок из произведения:

Не мастак я рассказывать, не то что Рифмач. И голос у меня грубоват, и язык тяжело ворочается. Ну знаю кое-какие баллады, да кто ж их не знает! Конечно, с Томасом не сравнить: от меня сроду не дождешься песен про нежных дев, как они перебираются через семь рек ради своих неверных возлюбленных, песен таких горько-сладостных, что от них слезы наворачиваются даже у ветеранов, или развеселых песенок о богатых скрягах, которых те же девы обводят вокруг пальца, да чтоб еще словцо остренькое ввернуть, да так представить кого, чтобы даже старый скупердяй, только и думающий о том, как бы зажать приданое, хохотал без всякой обиды. Такая музыка да со словами — это, я вам скажу, сила, вот только мне ее не досталось.

Другие книги автора Эллен Кашнер

Ричард Сент-Вир молод, умен и хорош собой. Он — хладнокровный убийца, за деньги выполняющий «заказы» аристократов Города. Он — опытный фехтовальщик, мечник от бога, в жизни не знавший поражений. Он — человек вне закона, но без его участия общество не в состоянии поддерживать законность.

У Ричарда есть свой кодекс чести, которого он неукоснительно придерживается. Он никогда не принимает ничьей стороны, держит в строгой тайне имя заказчика и оставляет за собой право отказаться от «дела», которое ему не по душе. Поэтому когда один из нобилей, лорд Горн, покушается на самое святое с целью заставить Ричарда выполнить «заказ», Сент-Вир взбешен. Разворачивающаяся трагедия поражает накалом страстей.

«На острие клинка» начинается с капли крови, пролившейся на поле свежевыпавшего снега. Этот образ навечно остался в моем воображении, после того как я впервые открыл эту книгу. Я закрываю глаза и до сих пор вижу его. У этого романа потрясающее начало, и с каждой страницей он становится все лучше и лучше.

Джордж Мартин

Остроумный, внимательный к деталям, полный интересных персонажей и захватывающих диалогов, этот роман — настоящее наслаждение для читателя.

Очаровательный, захватывающий и иронически провокационный роман.

Питер Бигль

Сверкающий бриллиант… остроумный, озорной, увлекательный, прекрасно написанный и просто уникальный роман.

Джоан Виндж

Изысканный, талантливый и чрезвычайно приятный роман.

Сэмюель Дилэни

Поистине многогранное произведение. Оно одновременно пробуждает в читателе воспоминания об остроумных романах Джорджетт Хейер и о скрытых туманами, опасных улицах Ланкмара Фрица Лейбера. Четко выстроенный сюжет, психологически убедительные портреты персонажей — все это позволяет нам говорить об Эллен Кашнер как о писательнице со своей собственной, ни на кого не похожей манерой письма.

Гай Гэвриел Кей

Великолепное произведение. Хулиганский и остроумный роман, который моментально затягивает читателя в свои сети.

Джин Вулф

Эллен Кашнер пишет как ангел… ясная, поэтически структурированная проза и нагнетаемое чувство трагической реальности. Уже давно я не читал настолько хорошей книги.

Альгис Будрис

Всем любителям Дюма, персонажей Диккенса и остроумных диалогов. Если вас хоть немного интересует игра острых клинков и не менее острых языков, то на «На острие клинка» — ваша книга.

Чарльз де Линт

Кашнер ведет читателя по сюжету таким четким, мощным стилем письма, что он начинает всецело ей доверять — и она не подводит его. Такого доверия заслуживает очень небольшое число писателей. Кашнер прекрасно представляет себе созданный ею мир и его героев, великолепно владеет языком и композицией, поэтому сюжет ни разу не дает сбоев.

Орсон Скотт Кард

Умный, смешной и драматичный роман.

Publishers Weekly

Блестящее, смелое представление, удовольствие от начала до конца.

LOCUS

Остроумная, притягательная, оригинальная история, словно написанная дуэтом Джейн Остин и М. Джона Харрисона… почти безупречный дебют.

Interzone

«Глянул я окрест и душа моя уязвлена стала. Любимая фантастика утопает в крови, некое несуществующее Добро с невероятной жестокостью мочит столь же небывалое Зло… И за этими разборками авторы напрочь забывают о существовании обычной доброты», — говорил Святослав Логинов на седьмом «Росконе». В этой книге кровь тоже льется — несколько капель, чтобы напоить неприкаянную душу в Эльфийской стране. Герои книги не носят мечей, они просто живут настоящей жизнью в своем XII веке по соседству с Дивным народом. Здесь все настоящее: грязь по весне на холмах, в которой тонут овцы, любовь и верность, страсть и страдание. Даже Королева Эльфийской страны — и та настоящая. Кашнер удалось невозможное — рассказать древнюю легенду о Томасе Лермонте так, что дух захватывает от красоты и правдивости повествования.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Муравлев Михаил

АШУР-ГРАД

КHИГА ПЕРВАЯ

ПРЕДУПРЕЖДЕHИЕ

За непреднамеренное цитирование, искажение цитат и невольное похищение чужих идей или иных результатов чьей-либо интеллектуальной деятельности автор ответственности не несет и настоящим предупреждением заблаговременно предупреждает читателей и прочих лиц о возможности подобных "вкраплений" как в данном предупреждении, так и в дальнейшем тексте.

Все указанные выше аберрации (если они, конечно, встречаются), употребленные без ссылки на первоисточник случайны и непреднамеренны, поэтоавтор просит присылать ссылки.

Алекс Поволоцкий

Эльдарион Мордорский

Hовое здание Торговой Палаты Минас Итиля снаружи было выполнено в типично орочьем стиле - туфовые блоки и алюминиевый гофролист, но изнутри было весьма комфортабельным, а огромные окна позволяли даже выращивать живые деревья. Выставочный Зал был самым большим помещением, больше даже, чем Биржевой. Как и любой богатый дом в Мордоре, его украшали бонсаи - в основном четыре "обязательных": меллорн лазлугга (свободный вертикальный), изображавший меллорн на равнине, меллорн гхаарга (лесной стиль), изображавший его же в лесу, меллорн гзулга (каскадный), изображавший знаменитый меллорн Станции, и, наконец, белое дерево гиирга (наклонный стиль), бывший точной копией Белого Древа Минас Тирита, только трех футов высотой. В фонтанчиках журчала минеральная вода - Торговая Гильдия могла себе такое позволить. По залу были расставлены стенды с образцами и рекламными проспектами различных мордорских компаний, а также непременные витринки-террариумы. В этом году в моде были рептилии и насекомые из Дальнего Харада, поэтому в доброй четверти террариумов недвижно стояли палочники, почти неотличимые от засохших сучьев, и примерно столько же было лягушек ядовито-красного цвета. В еще нескольких террариумах сидели ящерицы примерно футовой длины, совершенно фантастического вида - все в гребнях и наростах, вертевшие глазами в разные стороны, причем глаза смотрели каждый в свою сторону. Время от времени служители высыпали в террариумы тараканов. Тогда ящерки медленно-медленно подползали к суетящейся еде, и с расстояния в фут стреляли языком с такой скоростью, что почти никто не успевал заметить его - только таракан мгновенно исчезал в рту. Впрочем, и "традиционных" террариумов с мордорской живностью было немало, и даже пара аквариумов-столиков стояла около бара. По залу плыл запах настоящего мордорского кофе - его варили прямо здесь на жаровне с песком и подавали с выпечкой всех стран мира.

Д.Равен

ОХОТHИК

...Дружинник перевернул труп и, поднявшись, молча посмотрел на своего командира - хмурого бородача с нашивкой хундертера на полотняной рубахе, надетой поверх кольчуги, и браслетом гроссмейстера меча на правой руке.

- Видите, что творится, господин хундертер, четвёртый это уже - снова запричитал стоявший рядом с остальными воинами староста - утром он его убил, только коров выгонять стали. Слышим - вопль ужасный на окраине, на той, что на реку выходит, и сразу стих, а за ним - сохрани господи - вой жуткий, что аж кровь в жилах стынет, как вспомнишь. Староста вытер трясущейся рукой вспотевшее лицо и быстро перекрестился. - Упокой, Боже, его душу.

Лледри Равенвольф

Мечи-близнецы

Перевод с английского: А.Вироховский

Пролог

Всегда было много предположений о месте смерти. По правде говоря, оно состоит измногих уровней: из самого нижнего, известного как Бездна, пролятого дома Ллот и ее йоколол;дальше уровень обычных преступников, чьи дрожащие, стонающие души казнятся за убийства или воровство;и наконец уровень радости, уровень тех невинных душ, которые творили добро в Реальном Мире.

Если главное действующее лицо в мире «меча и магии» — женщина, то будь у нее даже раздвоение личности, как у резановской Селии-Алиены, она, в отличие от героя-мужчины, успевает не только поражать врагов искусными выпадами меча, но и вовремя позаботиться об одежде и пропитании. Если же автор романа — женщина, значит, «ужасные опасности и страшные приключения» не заслонят самых обычных, но таких тягостных испытаний, выпадающих на долю любого человека в смутное время. Недаром сказка всегда кончается — после традиционной победы добра над злом и свадьбы героев. Потом наступают будни. Тогда-то и оказывается, что «самое большое испытание... не в том, чтобы убивать душегубов и обманывать хитрецов, а просто жить — обычной жизнью, с ее мелкими трудностями и мелкими пакостями, с ними-то сражаться будет пострашнее, чем с чудовищами».

Сказать, что Владимир Сморода, посадник старорусский, находился не в своей тарелке, значит не сказать ничего. Попробуйте-ка совладать с собой, когда вам предстоит разлука с единственным сыном. Да и Дубрава, жена посадника, успокоения в сердце мужа отнюдь не вносила.

— Све-е-етушка! — выла она. — Стри-и-ижик мой ясный! Да куда-а-а ж вас, родненького, забира-а-ают?! Да как же я без вас жи-и-ить буду!

Вокруг Дубравы металась взволнованная челядь.

Виктор Сарытхев

Поединок

Victor Vivas

Книга Таpа

Поединок

Посвящается той единственной

и неповтоpимой Альмоpен.

Глава 0 или Моя жизнь на планете Земля

- Сеpег, пpиколись, вчеpа пpошел четвеpтый уpовень в SOF'е, поиздевался над этими мужичками. Из шотгана или пистолета 45'го калибpа им pуки на фиг отpывает, только кость тоpчит...

- Как всегда с бессмеpтием? - пеpебил его тиpаду я.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни. Многие из представленных рассказов публикуются впервые.

Мир приключений №5: Сборник фантастических и приключенческих повестей и рассказов / Ленинград: Детская литература, 1959.

СОДЕРЖАНИЕ:

Г. Матвеев.

После бури. Повесть. Рисунки В.Орлова....3.

Е. Андреева.

Остров сокровищ. Очерк. Рисунки А.Скалозубова....81.

Ф. Зубарев.

В дороге. Рассказ. Рисунки Л.Селизарова....95.

В стране зверей. Перевод В.Голант....104.

Ф. Зубарев.

Андрейка. Рассказ. Рисунки В.Скрябина....105.

Современница динозавров. Перевод В.Голант....114.

В дебрях Новой Гвинеи. Перевод В.Голант....116.

Сердитые носороги. Перевод В.Голант....118.

Г. Мартынов.

Сестра Земли. Повесть Рисунки Л.Рубинштейна....119.

Последние из страндлооперов. Перевод В.Голант....282.

Охотники за рыбой. Перевод В.Голант....283.

Борцы с лавинами. Перевод В.Голант....285.

Необыкновенный ребенок. Перевод В.Голант....287.

В. Домбровский и А.Шмульян.

Способный секретарь. Рассказ. Рисунки Ю.Данилова....289.

Изобретательность и мужество. Перевод В.Голант....297.

П. Капица и Н. Яковлев.

Остров Панданго. Повесть. Рисунки В.Саксон....299.

Догадливые эскимосы. Перевод В.Голант....383.

Удивительная пещера. Перевод В.Голант....385.

Р. Бархударян.

Капитан Сизов. Рассказ. Рисунки В.Шевченко....387.

И. Росоховатский.

По свежей лыжне. Рассказ. Рисунки Н.Муратова....409.

И. Росоховатский.

Пропажа. Рассказ. Рисунки В.Скрябина....415.

Белый дым. Перевод В.Голант....422.

Э. Офин.

Уравнение с тремя неизвестными. Рассказ. Рисунки К.Севастьянова и Л.Московского....423.

И. Росоховатский.

Судьба человека. Рассказ. Рисунки В.Вальцефер....433.

Он насилует и убивает, и он пишет романы. В них он смакует мельчайшие подробности своих преступлений. Эксперт-криминалист Дронго вычислил маньяка, но доказать, что это именно он «автор» и романов, и преступлений, не удается. Мало того, преступник настолько изворотлив, что «подставляет» напарника Дронго и того арестовывают. Похоже, маньяк обыграл сыщика вчистую. И все же последний ход за Дронго…

Известный эксперт-аналитик Дронго всегда сомневается в том случае, когда улики, указывающие на подозреваемого, уж слишком явные. Не верит он тому, что сразу бросается в глаза. Так и в этот раз. Все указывает на то, что бизнесмен Тевзадзе убил заместителя начальника уголовного розыска Проталина: он находился в квартире убитого, когда приехала милиция, на пистолете — отпечатки его пальцев, да и на допросе подозреваемый сознался в содеянном. Но Дронго уверен, что Тевзадзе милицейского начальника не убивал, а совершил преступление кто-то другой. И оказался прав…