Том 9. 1985-1990

В девятый том собрания сочинений включены произведения, написанные в период с 1985 по 1990 годы: «Отягощенные Злом, или Сорок лет спустя», «Жиды города Питера, или Невеселые беседы при свечах», и киносценарии.

Том дополняют комментарии Б. Стругацкого к данным произведениям

Отрывок из произведения:

Две рукописи лежали передо мной, когда я принял окончательное решение писать эту книгу.

Решение мое само по себе никаких объяснений не требует. Сейчас, когда имя Георгия Анатольевича Носова всплыло из небытия, и даже не всплыло, а словно бы взорвалось вдруг, сделавшись в одночасье едва ли не первым в списке носителей идей нашего века; когда вокруг этого имени пошли наворачивать небылицы люди, никогда не говорившие с Учителем и даже никогда не видевшие его; когда некоторые из его учеников принялись суетливо и небескорыстно сооружать некий новейший миф вместо того, чтобы просто рассказать то, что было на самом деле, — сейчас полезность и своевременность моего решения представляются очевидными.

Рекомендуем почитать

В шестой том собрания сочинений включены произведения, написанные в период с 1969 по 1973 годы: "Дело об убийстве, или Отель "У погибшего альпиниста", "Малыш", "Пикник на обочине", "Парень из преисподней".

Том дополняют комментарии Б.Стругацкого к данным произведениям.

В первый том собрания сочинений включены произведения, написанные в период с 1955 по 1959 годы: «Страна багровых туч», «Извне», «Путь на Амальтею», рассказы.

В десятый том собрания сочинений включены произведения, написанные по отдельности А. Стругацким (С. Ярославцев) и Б. Стругацким (С. Витицкий): "Экспедиция в преисподнюю", "Подробности жизни Никиты Воронцова", "Дьявол среди людей", "Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики".

Том дополняют комментарии Б. Стругацкого.

В пятый том собрания сочинений включены произведения, написанные в период с 1967 по 1968 годы: «Сказка о Тройке — 1», «Сказка о Тройке — 2», «Обитаемый остров». Том дополняют комментарии Б.Стругацкого к данным произведениям.

Аркадий (1925–1991) и Борис (1933–2012) Стругацкие – русские советские писатели-фантасты, поднявшие отечественную фантастику до высот мирового уровня. Переведенные на все основные языки, изданные суммарным тиражом более 500 миллионов экземпляров, их книги до сих пор экранизируются, активно обсуждаются и служат источником вдохновения для нового поколения писателей и читателей. В этот том вошли «Стажеры», «Полдень, ХXII век», «В наше интересное время».

Другие книги автора Братья Стругацкие

Шедевр советской фантастики!!! Блистающие юмором истории младшего научного сотрудника Александра Привалова стали настольной книгой многих поколений российских читателей.

Федор Симеонович Киврин и Витька Корнеев, ведьмочка Стеллочка и профессор Выбегалло, Лавр Федотович и птеродактиль Кузька, пришелец Константин и Клоп Говорун… Герои «Понедельника…» и «Сказки о Тройке» живут среди нас по сей день.

Аркадий и Борис Стругацкие. Классики отечественной фантастики. Добавить нечего. И НЕ НАДО! В этот том включены произведения: «Трудно быть богом», «Понедельник начинается в субботу», «Пикник на обочине», «За миллиард лет до конца света».

Фантастическая повесть опубликованная в журнале «Аврора» 1972, №№ 07-10

Научно-фантастическая повесть «Страна багровых туч» рассказывает о тяжёлой и опасной, полной драматических событий экспедиции на Венеру, одну из самых малодоступных планет солнечной системы.

В конце XX века, в разгар великого завоевания человеком околосолнечного пространства, на Венере обнаружено необычайно богатое месторождение радиоактивных руд — «Урановская Голконда». Для штурма Венеры советские конструкторы создают межпланетный корабль нового типа — фотонную ракету «Хиус». Разведка таинственной «Урановой Голконды» и устройство на ее берегах первого ракетодрома поручено отборной шестерке отважных межпланетников.

О приключениях экспедиции в чудовищных болотах и черных пустынях Венеры, о «малиновом кольце» и «загадке Тахмасиба», о товариществе, долге и мужестве, о покорении Человеком природы — рассказывает эта научно-фантастическая повесть. Ее молодые авторы — востоковед Аркадий Стругацкий и астроном Борис Стругацкий уже опубликовали несколько научно-фантастических рассказов в журналах и продолжают писать в этом жанре. В настоящее время они работают над повестью, рассказывающей о дальнейшей судьбе героев «Страны багровых туч».

В очередной том собрания сочинений непревзойденных мастеров отечественной и мировой фантастики вошли их классические романы «За миллиард лет до конца света» и «Улитка на склоне», а также произведения позднего периода творчества.

Научно-фантастическая повесть «Отель у погибшего Альпиниста» посвящена одной из наиболее популярных проблем, привлекших внимание в эпоху НТР — контакта с внеземными цивилизациями.

Аннотация издательства.

В очередной том собрания сочинений мэтров отечественной и мировой фантастики Аркадия и Бориса Стругацких вошли произведения, повествующие о мире будущего и тех неразрешимых нравственных проблемах, которые могут возникнуть на новых этапах развития человечества.

Трилогия о Максиме Каммерере. Содержание: Обитаемый остров Жук в муравейнике Волны гасят ветер

Популярные книги в жанре Научная фантастика

ВЛАДИМИР КОЛИН

ПОД ДРУГИМИ ЗВЕЗДАМИ

Перевод с румынского ЕЛЕНЫ ЛОГИНОВСКОЙ

Бледные, худосочные побеги колыхались под красным солнцем, и хотя нельзя было угадать, крошечные ли они или огромные, как лес, их расслабленные движения говорили об агонии бессильно пульсирующей, безнадежно угасающей жизни. Они видели их на фоне туманного неба, на вершине зеленоватого песчаного холма - дюны величиной с Дом тел или волны шириной в ладонь. И лишь время от времени от холма бессильно отрывалась струйка песка, прокладывая ложбину, которую он, в своем равнодушии, тут же и зарывал.

Николай ДОМБРОВСКИЙ

СУДЬБА ХАЙДА

Научно-фантастический рассказ

"Человек использует лишь ничтожнейшую часть тех возможностей, что в нем заложены от рождения, - объяснял нам круглый маленький человечек, уютно расположившийся в углу дивана с чашкой чая в руке. - Нам трудно себе представить, какие залежи ловкости, мощи и гения в нас таятся".

"Мы слегка о том наслышаны, - отвечал мой друг, слабо улыбнувшись. В дни моей юности, только и было разговоров, что о скорочтении, гипеопедии и возможности временно превратиться в гения под действием гипноза".

Влад Чопоров

В городе Киеве

pассказик

Как обычно после бессмысленного сидения на работе и утомляющей беготни по магазинам Галине Сергеевне предстояло решить, как добираться домой. Трясясь в стареньком автобусе, она напряженно раздумывала, какой путь выбрать. Можно было, выйдя через несколько остановок, перебраться, ругая наглых водителей, через шумный и обессветофоренный проспект на другую сторону, и там сесть в усатый троллейбус, который сперва начнет нарезать круги по городу, а потом выплюнет ее с другого края родного квартала. И придется топать темными дворами, едва освещаемыми светом из окон. Другой путь намного короче и спокойней. Выйдя на той же самой остановке, можно нырнуть в дырку в заборе некогда важного, а теперь уже несколько лет как обанкротившегося и абсолютно заброшенного завода. И через десять минут уже будешь дома. Только одна причина заставляла Галину каждый раз решать, какой путь избрать. Страх. И так сердце обмирает идти мимо обветшалых коробок цехов, в которых время от времени что-то гремит или скрипит. А сейчас, зимой, в вечерней темноте - так и вообще помереть можно от ужаса.

Михаил Емцев, Еремей Парнов

Фигуры на плоскости

И все же к концу дня они, не сговариваясь, пересекли невидимую границу района своих исследований и зашагали к Каньону. Михаил шел за Яном, антенна за его плечами покачивалась. Они спустились вниз, прошли несколько поворотов. Внезапно Ян остановился и воскликнул:

- Смотри!

- Каток, - сказал Михаил.

То, что возникло перед ними, напоминало искусственное сооружение. Гладкая, глянцевитая, словно покрытая тонким слоем лака, молочно-белая лента как бы вытекала из песка и уносилась прочь, пропадая в извивах Каньона.

Борис Густяков

Приключения Дика Киллмена

Часть первая.

Внешняя угроза.

Много лет минуло с тех пор, как началась звездная экспансия Человечества. В создавшееся объединение под названием "Лига Суверенных Миров" вошло около сорока тысяч населенных планет, населенных представителями трех рас. Земляне и их потомки составляли около 85% населения Лиги, доли Экситонцев и Дии составляли 11% и 4% соответственно. Экситонцы были гуманоидами со средним ростом 140-160 см и с заостренными (как у эльфов) ушами, четырьмя пальцами на руках и ногах и огромными, в полглаза, зрачками. Их кожа носила слегка серый оттенок, а в остальном они были как люди. Дии же были расой кошачьих человеческого роста и вполне человеческих пропорций, прямоходящие, с умными и внимательными глазами.Hе смотря на густую и шелковистую шерсть, они предпочитали носить легкую одежду типа кимоно всевозможных расцветок. Все расы достигли стадии межзвездных перелетов и являлись равноправными партнерами. Численное преобладание Землян объяснялось их меньшим консерватизмом и большей тягой к покорению новых миров, по сравнению с Экситонцами, а также внесезонным способом размножения (сдерживаемым лишь экономическими причинами) по сравнению с Дии. Благодаря этому они в кратчайшие сроки заселяли вновь открываемые миры и устремлялись на поиски новых. Стандартный год назад в одном из соседних рукавов галактики была открыта новая раса, включающая в себя около 18 тыс. населенных миров чисто гуманоидного типа - почти не отличающаяся от Землян и имеющая лишь несколько удлиненный и заостренный череп, да кожу голубоватого оттенка. Войти в Лигу "сходу" Тактильеры отказались, так как равноправие их мало устраивало, и они требовали для себя привилегированного положения. Длительные переговоры ни к чему не привели, более того, совету Лиги стало известно, что Тактильеры втайне стягивают свои военно-космические силы, готовясь отстаивать свои требования силой оружия в случае несговорчивости делегатов Лиги по поводу распределения зон влияния. Основной причиной такого их поведения стало сомнение в необходимости существования организации типа ЛСМ, контролирующей всё и вся и требующей полной отчетности по любому угодному ей поводу.

Д.В. Иртегов

Картель крысоловов

Тишартц встретил меня неласково. Наш корабль еле успел проскочить в гавань до начала шторма. Когда я сошел на берег, море и небо уже почернели, а на булыжную мостовую упали первые капли дождя. Я был единственным пассажиром на этом небольшом двухмачтовом торговце. Как сказал капитан, студенты сейчас уже все в кельях общежитий, преподаватели же и академики не снисходят до кораблей, а пользуются порталом. Я тоже хотел было воспользоваться порталом - никогда не любил морских путешествий - но это никак не вязалось с моей легендой.

Владимир КЛИМЕНКО

ПРИЩЕПКА С ПРОГРАММНЫМ УПРАВЛЕНИЕМ

Я во всем порядок люблю. Да и кто его не любит, если он есть. А если порядка нет, то надо его наводить. Вот это я не люблю. И, честно признаться, совсем немного людей встречал, которые этим любят заниматься. Хотя и такие попадаются, но это уже призвание.

Для того, чтобы людям легче было порядок наводить, человечество придумало массу полезных вещей. Полки, например, разные. Поставил на них вещи, которые чаще всего нужны, и, пожалуйста - порядок. Бери, когда надо, и пользуйся. Только обратно не забывай поставить, а то быстро вместо порядка беспорядок получится.

Владимир Клименко

ТЕНЬ ВЕЧНОСТИ

... пригорок. И шевелящаяся от массы всадников степь, словно ожила земля и разом выгнала на поверхность, как всходы травы, людскую протоплазму и дала ей движение. И орел, чертящий по невидимому лекалу бесконечные круги над своими владениями, пришел в ужас и жалобно закричал, как раненный в битве. И пыль, поднятая сотнями тысяч копыт, висела над степью и не могла опуститься, и меркло солнце, как в день затмения. Вот, что увидел Дибров перед собой. А на вершине холма, в окружении верной сотни, застыл в седле Тот, Кто Знал. Он знал, как заставить людей бросить обжитые места и отправиться в Великий Поход, он знал, как выигрывать битвы. Молча провожал он взглядом несметные толпы, уходящие на запад. Туда, куда еще не ходил никто. И тяжело колыхалось в такт судорогам, сотрясающим землю, тяжелое знамя, сшитое из шкур лис, рысей, соболей и горностаев, а также скальпов побежденных врагов. Страшное знамя Чингиса. И топот, топот...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В одиннадцатый том собрания сочинений включены произведения, ранее не публиковавшиеся и избранная публицистика.

Том дополняют комментарии Б. Стругацкого.

В двенадцатый, дополнительный, том собрания сочинений включены новый роман С. Витицкого, статья А. Стругацкого, выдержки из писем Б. Стругацкого к Б. Штерну, воспоминания об Аркадии Стругацком,

Бабур — тимуридский и индийский правитель, полководец, основатель государства Великих Моголов (1526) в Индии. Известен также как поэт и писатель.

В романе «Бабур» («Звездные ночи») П. Кадыров вывел впечатляющий образ Захириддина Бабура (1483–1530), который не только правил огромной державой, включавшей в себя Мавераннахр и Индию, но и был одним из самых просвещенных людей своего времени.

Писатель показал феодальную раздробленность, распри в среде правящей верхушки, усиление налогового бремени, разруху — характерные признаки той эпохи.

«Бабур» (1978) — первое обращение художника к историческому жанру. Первое, но не случайное. Это основательное (по университетскому образованию П. Кадыров — историк-востоковед) изучение его творчества, обстоятельств жизни, и поездки в Индию и Пакистан. П. Кадыров исследует биографию от истоков до устья. От андижанских смут, отравивших юные годы мирзы Бабура, до вожделенного прорыва в Северную Индию и провозглашения государства Великих моголов.

Как полководец, герой автора одержал не одну победу, как просвещенный правитель оказался несостоятельным. Он хотел если не устранить, то хотя бы приглушить фанатичные суннитско-шиитские распри, но своей дипломатией, своим посредничеством только подлил масла в огонь. Он пытался упростить витиеватый арабский алфавит, сделать его графику более понятной, доступной, но в результате вызвал лишь гнев мракобесов и упреки в оскорблении священных букв Корана. Он проповедовал уважение к обычаям Индии, стремился сдружить индуистскую и мусульманскую культуры, во проповеди эти сопровождались и заглушались звоном оружия его же вукеров.

И так во всем. Что ни шаг, то дисгармония намерений и результатов. Дисгармония, отравляющая сознание, рождающая горечь от недостижимости целей, усталое разочарование роковым круговоротом вражды и мести. Изображая это борение чувств, Кадыров опирается на стихи и мемуары самого Бабура.

Я у мамы и папы одна. Ни братьев у меня, ни сестер. И это уже — пропащее дело! Даже если у нас еще родится кто-нибудь — мальчик или девочка, все равно, — мне-то от этого никакого проку! Мне сейчас уже девять лет, а им будет — нисколько. Как с ними играть? А когда они меня догонят, дорастут до девяти лет, мне-то уже будет целых восемнадцать… Опять неинтересно будет мне с ними!.. Вот если бы они теперь, сейчас были моими однолетками!

Я беру с маминого столика маленькое — размером с книгу — трехстворчатое зеркало. Открываю все три створки — из них смотрят на меня с одинаковым любопытством три совершенно одинаковые растрепанные девочки с бантом, сползающим на один глаз. Я воображаю, будто это мои сестры.