Том 3. Судебные речи

Выдающийся судебный деятель и ученый-юрист, блестящий оратор и талантливый писатель-мемуарист, Анатолий Федорович Кони был одним из образованнейших людей своего времени.

Его теоретические работы по вопросам права и судебные речи без преувеличения можно отнести к высшим достижениям русской юридической мысли. В третий том вошли его судебные речи в качестве обвинителя, а также кассационные заключения и напутствия присяжным.

Отрывок из произведения:

Судебная реформа 1864 года серьезно преобразовала русское уголовное судопроизводство. Введенные ею новые процессуальные принципы — устность, гласность, непосредственность, состязательность, равенство сторон в процессе — позволили выдвинуться большой плеяде замечательных судебных ораторов, глубоко понявших свою роль, умевших владеть словом и вносивших в это умение, как отмечал А. Ф. Кони, иногда истинный талант [1].

Имена П. А. Александрова, М.Ф. Громницкого, Ф.Н. Плевако, В.Д. Спасовича, С.A. Андреевского, К.К. Арсеньева, А.И. Урусова, Н.П. Карабчевского и других прочно вошли в историю русского судебного красноречия. Среди этих выдающихся ораторов особое место по праву занял А. Ф. Кони, талант которого развивался и совершенствовался вполне самобытно, как самобытно развивалось русское судебное красноречие. Личность А. Ф. Кони оставила глубокий след в истории общественной, литературной и государственной жизни дореволюционной России. Безупречной, прогрессивной деятельностью завоевал он имя «доблестного рыцаря», «рыцаря права».

Другие книги автора Анатолий Фёдорович Кони

Настоящий очерк в сущности касается вопроса педагогического, то есть вопроса о том, не следует ли при современном состоянии уголовного процесса расширить его академическое преподавание в сторону подробного исследования и установления нравственных начал, которым должно принадлежать видное и законное влияние в деле отправления уголовного правосудия.

Нет сомнения, что историко-догматическая сторона в преподавании уголовного процесса везде должна занимать подобающее ей по праву место, но думается, что настало время наряду с историей и догмою осветить и те разнородные вопросы, возникающие в каждой стадии процесса, которые подлежат разрешению согласно существенным требованиям нравственного закона — этого non scripta, sed nata lex (Не писанный, но естественный закон). Ими у нас до сих пор почти никто систематически не занимался, а между тем нравственным началам, как мне кажется, принадлежит в будущем первенствующая роль в исследовании условий и обстановки уголовного процесса. Формы судопроизводства теперь повсюду более или менее прочно установились. Точно так же определился и взгляд на ценность, пригодность и целесообразность различных судебных учреждений. Законодательство, под влиянием временных ослеплений, может, конечно, отступать назад и возвращаться к устарелым и отжившим учреждениям, но на коренные начала правосудия — гласность, устность, непосредственность и свободную оценку доказательств — оно серьезно посягнуть не решится.

Выдающийся судебный деятель и ученый-юрист, блестящий оратор и талантливый писатель-мемуарист, Анатолий Федорович Кони был одним из образованнейших людей своего времени.

Его теоретические работы по вопросам права и судебные речи без преувеличения можно отнести к высшим достижениям русской юридической мысли. В пятом томе изложены очерки Кони биографического характера.

Выдающийся судебный деятель и ученый-юрист, блестящий оратор и талантливый писатель-мемуарист, Анатолий Федорович Кони был одним из образованнейших людей своего времени.

Его теоретические работы по вопросам права и судебные речи без преувеличения можно отнести к высшим достижениям русской юридической мысли. В четвертом томе изложены правовые воззрения А.Ф. Кони.

Анатолий Федорович Кони

ПЕТЕРБУРГ. ВОСПОМИНАНИЯ СТАРОЖИЛА

МЕМУАРЫ

Не один Петербург настоящих дней - пустынный, безжизненный и "оброшенный", - но и тот огромный и густо населенный, роскошно обстроенный город, полный торгового и уличного движения, каким он был перед злополучной войной до 1915 года, во многом отличается от Петербурга с начала пятидесятых до половины шестидесятых годов, не только своим внешним видом, обычаями и условиями жизни, но даже и названием.

Выдающийся судебный деятель и ученый-юрист, блестящий оратор и талантливый писатель-мемуарист, Анатолий Федорович Кони был одним из образованнейших людей своего времени.

Его теоретические работы по вопросам права и судебные речи без преувеличения можно отнести к высшим достижениям русской юридической мысли.

В первый том вошли: "Дело Овсянникова", "Из казанских воспоминаний", "Игуменья Митрофания", "Дело о подделке серий", "Игорный дом Колемина" и др.

Выдающийся судебный деятель и ученый-юрист, блестящий оратор и талантливый писатель-мемуарист, Анатолий Федорович Кони был одним из образованнейших людей своего времени.

Его теоретические работы по вопросам права и судебные речи без преувеличения можно отнести к высшим достижениям русской юридической мысли.

Во второй том вошли воспоминания о деле Веры Засулич

Анатолий Федорович Кони

ПО ДЕЛУ ОБ УТОПЛЕНИИ

КРЕСТЬЯНКИ ЕМЕЛЬЯНОВОЙ ЕЕ МУЖЕМ

СУДЕБНЫЕ ДЕЛА

Господа судьи, господа присяжные заседатели! Вашему рассмотрению подлежат самые разнообразные по своей внутренней обстановке дела, где свидетельские показания дышат таким здравым смыслом, проникнуты такою искренностью и правдивостью и нередко отличаются такою образностью, что задача судебной власти становится очень легка. Остается сгруппировать все эти свидетельские показания, и тогда они сами собою составят картину, которая в вашем уме создаст известное определенное представление о деле. Но бывают дела другого рода, где свидетельские показания имеют совершенно иной характер, где они сбивчивы, неясны, туманны, где свидетели о многом умалчивают, многое боятся сказать, являя перед вами пример уклончивого недоговариванья и далеко не полной искренности. Я не ошибусь, сказав, что настоящее дело принадлежит к последнему разряду, но не ошибусь также, прибавив, что это не должно останавливать вас, судей, в строго беспристрастном и особенно внимательном отношении к каждой подробности в нем. Если в нем много наносных элементов, если оно несколько затемнено неискренностью и отсутствием полной ясности в показаниях свидетелей, если в нем представляются некоторые противоречия, то тем выше задача обнаружить истину, тем более усилий ума, совести и внимания следует употребить для узнания правды. Задача становится труднее, но не делается неразрешимою.

Анатолий Федорович Кони

ИРИНА СЕМЕНОВНА КОНИ

СТАТЬИ И ВОСПОМИНАНИЯ О ПИСАТЕЛЯХ

по сцене Сандунова, актриса и писательница, родилась 5 мая 1811 года в семействе помещика Полтавской губернии Юрьева, умерла 24 сентября 1891 года в Москве, где воспитывалась и провела свои молодые и преклонные годы.

В 1837 году под влиянием и по совету своего родственника, известного писателя А. Ф. Вельтмана, выступила на литературное поприще, издав сборник рассказов о "простых случаях жизни" под названием "Повести девицы Юрьевой", - и вслед за тем поступила на императорскую сцену, на которой сначала в Москве, а потом с выходом замуж за Федора Алексеевича Кони в Петербурге - оставалась более 15 лет, с талантом и тонким пониманием исполняя преимущественно комические женские роли. Сотрудничая в "Литературной газете" Краевского, "Репертуаре и Пантеоне"

Популярные книги в жанре История

Отстоять мир – нет более важной задачи в международном плане для нашей партии, нашего народа, да и для всего человечества, отметил Л.И. Брежнев на XXVI съезде КПСС. Огромное значение для мобилизации прогрессивных сил на борьбу за упрочение мира и избавление народов от угрозы ядерной катастрофы имеет изучение причин возникновения второй мировой войны. Она подготовлялась империалистами всех стран и была развязана фашистской Германией.

Известный ученый-международник, доктор исторических наук И. Овсяный на основе в прошлом совершенно секретных документов империалистических правительств и их разведок, обширной мемуарной литературы рассказывает в художественно-документальных очерках о сложных политических интригах буржуазной дипломатии в последние недели мира, которые во многом способствовали развязыванию второй мировой войны.

На основании мемуаров Филиппа де Коммина рассматривается правление короля Франции Людовика XI, имеющего за умение плести интриги кличку «Паук». Людовик XI признавал и жаждал только одного — власти. И весь свой могучий интеллект направлял на то, чтобы ее получить. При этом он не стеснялся в средствах, а понятие «рыцарская честь» были для него пустым звуком. Именно с него во Франции начинается эпоха абсолютизма.

(в бронзовом и раннем железном веках)

* Первогород (археологии, термин) – зародыш города. – Л.К.

ВЕСТНИК МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 1999. № 3

На земле не так много мест пригодных и удобных для долговременного проживания человека, как может показаться на первый взгляд. Поэтому повторные использования новыми поколениями или мигрантами остатков старых стойбищ и поселений обычны и хозяйственно целесообразны. Лучше всех известно это археологам, дотошно изучающим культурный слой, нараставший и остающийся на месте бывших древних селений или городов. Исследуя сложную стратиграфию разновременных строительных конструкций, ученые фиксируют повременное переиспользование бывших стен старых жилищ, оставшихся от них ям или котлованов[1]

Оригинал страницы: www.berzinarchives.com/web/ru/archives/study/islam/general/buddhist_muslim_doctrinal_relations.html

Существует несколько саг о древних временах записанных в Исландии, и рассказывающих о подвигах викингов в Бьярмаланде, земле финно-угров, слабо заселённой и изученной даже сейчас. Эти источники дают нам новый объём материалов о истории и религиозных воззрениях племён в IX–XI веках. Слово Bjarmaland, которым в сагах и называется Северная Русь, значит "земля Бьярмов", и с трудом поддаётся изучению, в силу недостатка материалов (1). Термин чётко разделяется с названием "Гардарики", которым называлась Русь в целом (1). Было множество попыток расшифровать значение имени "bjarm" или "beorm" угро-финского населения в Северной Руси. Мнение большинства исследователей, в том, что "корень bjarm- восходит к одному из финских диалектов, в котором словом permi обозначались странствующие карельские купцы." (1). Мне это не кажется убедительным, поскольку связи здесь нет. Выдвину и свою гипотезу. Во-первых, следует отметить, что в те времена имена народам давались не просто так, а обозначали характерную черту людей, местности, религиозные воззрения. Учитывая сообщение "Истории Норвегии" можно предположить, что термин "бьярмы" был таким же названием, обозначающим характерную черту народа, например силу, или одежду из медвежих шкур,("По направлению к Северу, по ту сторону Норвегии простираются от Востока весьма многочисленные племена, преданные, о горе! язычеству, а именно: кирьялы и квены, рогатые финны, и те и другие бьярмы" пер. А.В.Назаренко) то есть несколько племён называются одним именем. Теперь о самом термине. Самое раннее упоминание поездки в Бьярмаланд "относится к концу IX века, и содержится в рассказе норвежца Оттара, включённым королём англосаксов Альфредом Великим в его дополнение к переводу "Истории против язычников" Павла Оррозия. Оттар поплыл из Халогаланда на север… где встретил народ beormas."(1). В последующих сагах земли называются Bjarmaland, а народ Bjarmans. Как известно, финский шаманизм сохранился до сих пор, вера в Духов Леса, сильный анимизм религиозных воззрений являются отличительными чертами северных народов, в следствие их охотничего образа жизни. Вера в Духа Покровителя, в зверином облике характерна для таких племён. Главнейшими Зверями-Богами у финнов были Лоси и Медведи (2). Современной археологии известно множество сакральных изображений медведя, хозяина леса, доброго, а порой и злого духа, Бога, сильнейшего зверя лесов. До сих пор в лесах Северной России, Кольского полуострова живёт много медведей. Возможно именно за почитание Медведей, различных обрядов ряжения шамана, а может и воинов племени в Медведей получили они имя Bjarmans, или Beormas, т. е Медвежьи люди, или люди-Медведи (стар. исланд. Bjorn, Bjarn- медведь; англо-саксонск.- Bera). Так-же следует учесть то, что скандинавы, побывав в святилище Бьярмов, назвали главного бога Тором (Сага о Стурлауге Трудолюбивом). Это очень важно, потому как мы знаем священным зверем громовника Тора был Медведь.

У Сталина была паранойя, поэтому ему везде мерещились заговоры и враги.

Составлял подобный миф явно фантаст, причем с зачаточными знаниями по истории.

Потому что утверждать такое может лишь полный неуч с двойкой по данному предмету. Достаточно ознакомиться с обстановкой тех лет, всеми действующими, действительно имеющими место быть движениями, врагами, чтобы мало этот миф разбился в пух и прах, но и обернулся против его автора, заставляя заподозрить некоторые заболевания именно у него.

Серию «100 великих» продолжает книга «100 великих наград», которая в увлекательной форме рассказывает о возникновении наград в античном мире, в Средние века, о духовно-рыцарских орденах, светских орденах России, Англии, Франции, Германии и других стран Европы, Азии, Америки на протяжении многих веков. Читатель узнает о таких орденах, как Иерусалимский орден Святого Гроба Господня, английский орден Подвязки, польский орден Белого Орла, орден Александра Невского, орден Святого Стефана, французский орден Почетного легиона, болгарский орден Святых Кирилла и Мефодия, о таких известных премиях, как Нобелевская, Гонкуровская, Пулитцеровская, о высших наградах Советского государства и России.

Наша книга не претендует на роль универсального справочника, в котором были бы собраны сведения обо всех орденах, когда-либо существовавших, об их статутах, правилах ношения и другие подробности. Но все же мы надеемся, что она послужит своеобразным пособием для любознательных и пытливых читателей, которые смогут получить из нее ответы на ряд своих вопросов.

1926 год. В СССР развернута широкомасштабная кампания по борьбе с антисемитизмом. В нее активно включился и комсомол. По просьбе Центрального Комитета ВЛКСМ Информационный отдел ОГПУ подготовил для комсомольского руководства соответствующий материал. Его основу составили сводки донесений негласных осведомителей, местных органов ОГПУ о проявлениях антисемитизма в самых различных общественных слоях: среди партийцев и комсомольцев, крестьян, интеллигенции, духовенства и т. д.

Особый характер носят два приложения к сводке. Они являются не только информационными, но и в определенной мере аналитическими документами, подготовленными работниками центрального аппарата ОГПУ.

2 ноября 1926 г. Бюро ЦК ВЛКСМ, основываясь на этом материале, обсудило вопрос и утвердило резолюцию "О борьбе с антисемитизмом". Затем документы были разосланы всем членам и кандидатам в члены Центрального Комитета и Центральной ревизионной комиссии ВЛКСМ. Причем было особо оговорено: "Хранить строго секретно, перепечатка и разглашение воспрещаются" (ГА РФ, ф. 371, oп. 6, д. 1096, л. 98).

Можно без всякой натяжки сказать, что такой документальный материал позволяет действительно окунуться в повседневную жизнь, попасть в психологическую атмосферу 20-х годов, лучше разобраться в корнях антисемитизм

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«С грустью следил защитник православия за направлением сектантской мысли и думал: «Господи, до чего дошли штундисты. В ослеплении своею гордостью и своею мнимою святостью они не замечают в собственном глазе бревна и думают, что только им одним подается благодать, что только чрез их, тоже зачастую недостойных, «пресвитеров» подается благодать Христова. Вот если бы они отрешились от своей грубой ошибки и перестали смотреть на себя как на святых, тогда бы они, несомненно, отказались от своих слов и от своих мыслей по данному вопросу и всецело прониклись бы тем убеждением, что благодать Божия подается всякому верующему, независимо от того, достоин или не достоин пастырь, совершающий то или другое таинство…»

Испанские поэты XX века:

• Хуан Рамон Хименес,

• Антонио Мачадо,

• Федерико Гарсиа Лорка,

• Рафаэль Альберти,

• Мигель Эрнандес.

Перевод с испанского.

Составление, вступительная статья и примечания И. Тертерян и Л. Осповата.

Примечания к иллюстрациям К. Панас.

* * *

Настоящий том вместе с томами «Западноевропейская поэзия XХ века»; «Поэзия социалистических стран Европы»; «И. Бехер»; «Б. Брехт»; «Э. Верхарн. М. Метерлинк» образует в «Библиотеке всемирной литературы» единую антологию зарубежной европейской поэзии XX века.

«В самом деле, есть ли бесы? Может быть, их вовсе нет? Может, это суеверие, предрассудок?

Нет, бесы существуют. Это действительная, реальная сила. За ее существование – и религия, и наука, и история, и святоотеческое предание.

Чтобы не быть голословными, мы постараемся аргументировать свой взгляд возможно полнее и обстоятельнее…»

«В последнем векe, в период торжества материализма и позитивизма, нечего было и думать что-нибудь писать и говорить об аде. Сейчас же засмеют, начнут глумиться, издеваться. Потому что сомнению подвергались не только затронутая нами библейская истина, но даже душа. Где уже тут было говорить о преисподней?

И все, конечно, молчали. Вследствие этого в нашей богословской литературе нет ни одной более или менее интересной и обстоятельной брошюрки (о книге уже не говорим) по данному вопросу…»