Том 24. Куда исчезла Чарити?

Том 24. Куда исчезла Чарити?
Автор:
Перевод: И. В. Турбин, Павел Васильевич Рубцов
Жанр: Криминальный детектив
Серия: Браун, Картер. Полное собрание сочинений
Год: 2000
ISBN: 5-227-00825-6

Великолепный Рик Холман, детектив и не чуждающийся женских чар плейбой, вновь распутывает паутину интриг, попадая при этом в серьезные переделки. То он расследует загадочное исчезновение дочери голливудского киноактера, то выслеживает сбежавшего мужа кинозвезды и при этом сам попадает под подозрение в убийстве, то вникает в непростые отношения рок-певицы с автором ее песен и раскрывает убийство поставщика наркотиков, в котором она оказалась замешанной.

Содержание:

Все дело в пакете

Роковой котенок

Куда исчезла Чарити?

Катание с американских горок

Отрывок из произведения:

— Рик, дорогой… — Она капризно надула губки. — Вы явились так поздно! Мы очень долго сидели в ожидании вас, умирая от одиночества. — Элегантным жестом она указала на предмет, неподвижно сидящий возле нее. — Бедняжка Гильда эмоционально взвинчена из-за всей этой истории, дорогой. Лично я считаю, что вам следует извиниться.

Фэбриелла Фрай выжидательно уставилась на меня, царственно не замечая любопытных взглядов остальных посетителей одного из самых шикарных баров Беверли-Хиллз, когда я не спеша опустился на стул против нее. Она была высокой изящной блондинкой лет тридцати с небольшим. Ее головку украшала твидовая охотничья шляпка, лихо сдвинутая набок и неизвестно как державшаяся, на широких плечах накидка из такой же ткани, завершали сей туалет узкие брюки в обтяжку из черной замши, заправленные в сапоги до колен.

Рекомендуем почитать

Частный детектив и плейбой Дэнни Бойд получает задания на раскрытие запутанных и странных криминальных дел. Обстоятельства заставляют его колесить по всему миру, подчас рисковать своей репутацией и жизнью. Но чем сложнее ситуации, тем с большим блеском Дэнни выбирается из нее.

Только частный сыщик Дэнни Бойд в состоянии разобраться, почему жена знаменитого актера просит признать мужа невменяемым («Крадись, ведьма»), что случилось с известной актрисой Глорией Ван Равен, сбежавшей с богачом-банкротом («Этот милый старый блюз»), как была совершена подмена бриллиантовой диадемы простой стекляшкой («Ледяная обнаженная») и куда девалась Марта Мюрад с бесценной книгой («Пропавшая нимфа»)…

Зачем кому-то убивать восходящую кинозвезду? Дела о расследовании таинственных убийств в киностудии «Стеллар продакшн» поручаются знатоку нравов и жизни кинозвезд Рику Холману.

Адвокат Рэнди Робертс, телевизионный режиссер Ларри Бейкер и другие герои романов, включенных в одиннадцатый том Полного собрания сочинений Картера Брауна, вынуждены заниматься не своим делом — разыскивать преступников. И это они делают не хуже, чем частные детективы, выполняющие свой профессиональный долг.

Бросив вызов преступной группе торговцев белыми рабынями, лейтенант Эл Уилер из службы окружного шерифа рискует жизнью. Но удача не оставляет Уилера. «Крутой» лейтенант крутыми методами разделывается с преступниками.

Телевизионный режиссер Ларри Бейкер затеял новый сериал о жизни аристократической семьи. Но в старинном замке на частном острове, где собрались леди и джентльмены, происходят весьма странные события, в результате которых появилось несколько трупов. И Ларри вместо съемок приходится заняться разоблачением убийцы. Еще один герой Картера Брауна — миллионер Пол Донован не столько из-за скуки, сколько из-за чувства справедливости ввязывается в различные опасные авантюры.

Содержание:

Джентльмены предпочитают блондинок

Что же убило вампира?

Неистовый Донован

Шанс висельника

Герой романов очередного тома — частный детектив Дэнни Бойд в поисках преступников вынужден колесить по всему свету. Но куда бы ни забросила его судьба, ему сопутствует удача, и причина того — в его смелости, сообразительности и мужском обаянии.

В этом томе читатель познакомится с новыми персонажами Картера Брауна — Ларри Бейкером, Рэнди Робертсом и Энди Кэйном. Герои попадают в ситуации, когда кровь буквально стынет в жилах, но благодаря смелости и острому уму они одерживают победу не только над преступниками, но и над многочисленными представительницами прекрасного пола.

Другие книги автора Картер Браун

Его зовут Бойд. Дэнни Бойд. Он частный детектив, любит риск, женщин, выпить и подраться. Еще он чертовски умен и брутален. Он хорошо известен в мире богатых и знаменитых, и ему поручают самые опасные и деликатные дела. Вот и сейчас он берется расследовать пропажу драгоценностей вдовы выпавшего из окна миллионера.

Любимые герои Картера Брауна — беспардонный лейтенант Уиллер и детектив Дэнни Бойд с неизбежностью попадают в сложные ситуации и с присущим им талантом раскручивают лабиринты версий и загадок. Молниеносный динамизм событий, неординарность развития сюжетане оставят равнодушными любителей крутого детектива.

Это был один из тех редких для Санта-Байи дней, когда дождь лил с утра не переставая. К десяти вечера он даже усилился. Я приготовил себе бурбон со льдом и решил было, что это последний глоток перед сном, как вдруг зазвонил телефон. Может, меня добивается прелестная и сексуальная девушка, теряющая разум при одном воспоминании о совершенном профиле Бойда, с надеждой подумал я. Она ждет не дождется, когда я наконец приду и прыгну к ней в постель под черную шелковую простыню. Я схватил трубку и с большим воодушевлением произнес:

Харизматичный частный детектив Дэнни Бойд на самом деле гораздо лучше, чем его репутация. Однажды некая дама просит сыщика найти ее мифическую сестру – и Бойд оказывается в самом сердце «разборок» наркомафии.

- "Клуб одиноких сердец Уилера", - возвестил я. - Позвоните нам, и мы найдем для вас родственную душу!

- Лейтенант Уилер! - Шериф Лейверс, видимо, совершенно обалдел. - Вы не вполне соображаете, а сейчас половина десятого утра! Не сидит ли у вас какая-нибудь блондинка? Головокружение после ночи или еще что-нибудь в этом роде?

- Нет, шеф, - ответил я. - Здесь никаких следов блондинок.

Я послал воздушный поцелуй вслед уходящей от меня рыженькой. Похоже, она была не на шутку раздосадована. Ну, в конце концов, сама виновата. Я ей предлагал позавтракать, а она уверяла, что не голодна.

Я открыл глаза и тут же закрыл их: беспощадно яркий солнечный свет струился в окно спальни. Огромная свинцовая глыба намертво придавила меня к кровати, не давая возможности приподняться хотя бы на пару дюймов. Каждая попытка хоть немного изменить положение отзывалась нестерпимой резкой болью во всем теле. Каким-то образом я ухитрился принять сидячее положение и стиснул руками голову, которую кто-то незримый пытался снести с моих плеч огромной кувалдой. Я смутно припомнил, что вечеринка чертовски удалась.

– Вас ждут, мистер Бойд.

Горничная спелого возраста, неодобрительно хмыкнув, отступила назад.

Я стряхнул со своих волос снег и вошел в Дом Колдовства. Несколько месяцев назад я видел отличные фотоснимки в одном из иллюстрированных журналов, и поэтому его вид меня не слишком удивил. Легкий аромат, который, казалось, распространялся по всем помещениям, заставил мои ноздри затрепетать. Едва я вошел, то почувствовал странное ощущение в ногах, и лишь через мгновение понял, что они утонули в плотной шерсти ковра. Стены вестибюля были задрапированы черным бархатом, а переливчато-зеленый потолок освещен умело скрытыми лампами.

Блондинка за секретарским столом была женственной и элегантной.

Она подняла глаза и подарила мне ослепительную улыбку, которая, согласно секретарской шкале, означала следующее: я не знаю этого типа, но нужно соблюдать некоторую осторожность, чем черт не шутит, вдруг он окажется важной персоной.

– Я вас слушаю, – сказала она.

– Мое имя – Рик Холман, – представился я.

– Чем могу быть вам полезна, мистер Холман?

– У меня назначена встреча с мистером Монтегю – Акселем Монтегю.

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

Комната была самой простой, ничем не отличающейся от тысяч других в квартале Альфама. И только кровать, широкая и удобная, выделялась на фоне убогой обстановки. Приветливое солнышко, проникавшее в комнату сквозь тонкие хлопчатобумажные занавески, украшало потолок и стены световыми кружками.

Если комната сама по себе была довольно обычной, то этого нельзя было сказать о занимавшей ее паре. Они лежали на кровати со смятой простыней, откинув одеяло. Молодой человек заложил руки за голову, и казалось, что он дремлет, однако взгляд его глаз, смотрящих из-под полузакрытых век, был жестким и даже жестоким. Совсем юная девушка, еще подросток, лежала рядом с ним, обнажив свои еще несозревшие формы. Ее рука потянулась к стоящему на ночном столике транзистору. Она нажала на кнопку, и комната наполнилась музыкой. Она убавила звук, когда диктор объявил следующую песню.

Весь последний год, жизнь над Аркадием Лавренцовым откровенно издевалась. Любимчик капризной судьбы и сам не заметил, как та, долгое время баловавшая не дюжими авансами, стала воротить нос и бессовестно ухмыляться. Некогда полученное без особых усилий место среди преуспевающего среднего класса постепенно сменилось на тоскливую безысходность маргинальной среды…

Сначала стал давать сбои отлаженный механизм его детища — риэлторской фирмы. И все, вроде бы, оставалось как прежде — клиенты, интересные, перспективные объекты, но… Компании, занимающиеся схожей деятельностью, плодились в офисах Санкт-Петербурга, словно кролики в ижорском подсобном хозяйстве ресторана «Метрополь». Конкуренция росла день ото дня, и ни одной, сколько-нибудь приличной сделки, позволявшей подсчитав доход — с облегчением перевести дух, за прошедшие полгода не состоялось. Тому, что с натугой и по инерции обстряпывалось в его агентстве, только и напрашивалось определение — мелкие делишки…

Nina Thomas

The grand jury didn’t return a murder indictment against me. I was so relieved I cried. Now that that was behind me, I had something else on my mind-the women who robbed me. They didn’t follow me from Jimmy’s; they were there at my apartment waiting for me. They had to know that I would be at Jimmy’s, and where I lived. I looked at Teena and wondered how they knew that.

I went home with Shay and Teena. They had a surprise party waiting there for me. “Surprise!” Even though I wasn’t in the mood for a party, I acted like I was having a good time, but my mind was focused on how them women knew where I lived. Sometime during the party, I sat down and watched Teena. She was all over the place, like she always was, being the life of the party. After awhile, Shay came and sat with me. “Something bothering you?”

Руководство одной из российских областей поражено страшным пороком – растлением детей. Губернатор Ладутько и его окружение чувствуют себя безнаказанными – ведь их надежно прикрывает начальник областного УВД полковник Евсеев. Агенту «Антикора» Андрею Ларину никогда прежде не приходилось сталкиваться со столь мерзкими типами. Его новое задание – изобличить подонков, предать их преступления широкой огласке и, разумеется, жестоко наказать их. Выполнить это задание даже такому опытному бойцу, как Ларин, крайне непросто: все структуры области повязаны между собой, образуя порочный круг. Чтобы сохранить свою грязную тайну, оборотни во власти готовы пойти на все…

Прибалтика… Конец 90-х годов прошлого века. На берегу моря убили семью фермера… Почему? За что? Какие мотивы? В событиях разбирается бывший "кагебешник", ныне подполковник милиции Караваев, а наблюдает и комментирует — его сосед — опытный проектировщик и хозяин милой собаки по имени Жанетка.

«Черные тридцатые» — время Великой депрессии, легендарных гангстерских группировок и почти тотальной коррупции.

В большом городе снова и снова пропадают без следа женщины и дети — и никому нет дела до того, что с ними сталось.

Кто же распутает это загадочное дело?

Весьма необычная команда: тихий архивариус Паскис, частный сыщик с сомнительной репутацией Пул и блестящий журналист Фрингс. У них — только две зацепки.

Первая: отцы и мужья всех пропавших детей и женщин стали случайными жертвами гангстерских разборок. И вторая: все они подпали под действие некоего «плана „Навахо“».

Возможно, разгадка кроется именно в этом?

Но как и кому задавать вопросы? И чем это может обернуться для самих детективов?

Это случилось давно — осенью 1949 года. Но эта история осталась в памяти людей, ее и годы спустя вспоминала пресса, ее до сих пор рассказывают на занятиях слушателям школ милиции… Потому что в этой истории криминалисты сработали на «отлично».

Понедельник 3 октября.

Сутки подходили к концу, когда доктор Юлиус Фридман, живший на проспекте Короля Иржи VI, услышал крик о помощи. Это был мужской голос. Он прозвучал приблизительно три раза.

Социально-критическая остросюжетная повесть «Счастливая мельница» является первым произведением румынской литературы, переведенным и изданным в другой стране. Это одно из наиболее значительных произведений Й. Славича, классика румынской литературы XIX в. и теоретика «народного реализма»,— литературы, основанной на фольклорных традициях и сюжетах из крестьянской жизни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга представляет собой собрание эссе на тему насущных проблем истории искусства как практики возобновления смысла применительно к визуальной реальности прошлого. Ориентиром в этом начинании служит предельно монументальная фигура Эрнста Гомбриха – историка, но прежде всего теоретика истории искусства, достигшего в своей научной дискурсивности уровня подлинного творчества и обнажившего перформативные корни научного знания как такового. В лице Гомбриха и в сюжетах его взаимоотношений с иными личностями – Поппером, Варбургом, Панофским, Митчеллом, Прециози, Виндом и многими другими – обнаруживаются и сущностные аспекты науки как межличностной коммуникации внутри и по краям разнообразных концептуальных контекстов, что дает специфические иллюзорные эффекты, родственные эффектам достоверности, на которые, как обычно считается, способны лишь изобразительные искусства.

Книга будет полезна специалистам в области эстетики, психологии и философии, а равно и всем, интересующимся искусством и его интерпретацией.

Впервые в науке об искусстве предпринимается попытка систематического анализа проблем интерпретации сакрального зодчества. В рамках общей герменевтики архитектуры выделяется иконографический подход и выявляются его основные варианты, представленные именами Й. Зауэра (символика Дома Божия), Э. Маля (архитектура как иероглиф священного), Р. Краутхаймера (собственно – иконография архитектурных архетипов), А. Грабара (архитектура как система семантических полей), Ф.-В. Дайхманна (символизм архитектуры как археологической предметности) и Ст. Синдинг-Ларсена (семантика литургического пространства). Признаются несомненные ограничения иконографии, заставляющие продолжать поиски иных приемов описания и толкования архитектурно-литургического целого – храмового тела, понимаемого и как «тело символа», как форма и средство теофании. В обширных Приложениях представлен в том числе и обзор отечественного опыта архитектурной иконографии.

Книга предназначена широкому кругу читателей, должна быть полезна историкам искусства и может представлять интерес для богословов, философов, культурологов – как ученых-специалистов, так и студентов-гуманитариев.

Федор Достоевский в «Дневнике писателя» отметил: «Нет, не многомиллионные массы творят историю. И не материальные силы, и не интересы, которые кажутся незыблемыми, так и не деньги, не меч и не власть, а поначалу вовсе незамечаемые мысли иногда совершенно незаметных людей». Мы плохо знаем свою историю, а многого не знаем вообще. Десятки лет она состояла из мифов, имена настоящих героев замалчивали, а злодеев и проходимцев поднимали на пьедестал. Много из написанного в учебниках на самом деле или не было вообще, или происходило совсем не так, как нас учили. Не было «героического штурма» Зимнего, а тайные пружины февраля 1917 года и имена тех, кто на самом деле стоял за кулисами крушения России, в точности не известны до сих пор. Революционеры, фамилии которых и сейчас носят многие улицы наших городов, не были на самом деле героями. Ими был истреблен генофонд русской нации, а многие ее гении вышвырнуты за границу. Мы все еще продолжаем с ожесточением спорить, как началась война, почему ее первые месяцы обернулись такой ужасной катастрофой, ведь у СССР было подавляющее преимущество в танках и самолетах. Ложь, которой нас питали, отравила души не одного поколения, а планетарная трагедия распада СССР потрясла нас так сильно, что до сих пор некоторые с благоговением произносят имя Сталина – величайшего тирана всех времен и народов. Наша история, как никакая другая, до сих пор полна поразительных загадок, невероятных тайн и белых пятен. О них надо писать снова и снова, чтобы избавиться от фальшивых мифов.

Белорусское Полесье, середина 19 века… Глухой ночью на незнакомой дороге с главным героем Прохором Чигирём происходит ужасное событие: злой рок сводит его со старой ведьмой, держащей в страхе всю округу. Подавив волю ничего не подозревавшего путника, ведьма заставляет его видеть то, чего на самом деле не было: она предстаёт перед молодым парнем в обличье девушки-красавицы. Но на этот раз матёрая ведьма просчитывается, недооценивает незнакомца, ещё с детства усвоившего наставления своего деда, знахаря из рода Чигирей. Ведьма терпит главное поражение в жизни, получив в противостоянии уродливый ожог лица. Теперь только страшной местью живёт старуха, обманом вовлекши в свои замыслы дочку-красавицу, на свою беду, влюбившуюся в нового панского лесника (Прохора). В жизни персонажей бьют ключи любви и ненависти, ужаса и народного юмора, мистики и реальности, но никто из главных героев даже и не подозревает, что над всеми ими нависла одна общая беда…